Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Рустан Рахманалиев.   Империя тюрков. Великая цивилизация

Тюрки и Крестовые походы

>О крестоносном движении в целом следует сказать особо, ибо тюрки имели к этому непосредственное отношение.

В XI–XII вв. стихийное передвижение людей в разных концах Европы охватило весь христианский мир: начались Крестовые походы. Европа бурлила: немцы и датчане нападали на западных славян, испанцы давили на арабов и отняли у них Сицилию, французские нормандцы захватили Англию, покончив с реликтом Великого переселения народов.

Число неуправляемых и свирепствующих на территории Франции и Германии росло. Чтобы спасти свои государства и генофонд, нужна была психологическая доминанта, иными словами, цель, которая локализовала бы избыточную энергию и сбросила ее на сторону.

Тогда-то Отцы Церкви выработали идею священной войны, в которой христианский мир представал как родина, которую надо защищать от «сарацин». Палестина и в особенности Иерусалим, где принял мученическую смерть Христос, занимали первостепенное место в умах верующих. Считалось, что паломничество на Святую землю принесет отпущение грехов.

Военные походы западноевропейских рыцарей в 1096–1270 гг. на Ближний Восток (в Сирию, Палестину, Северную Африку) проходили под лозунгом освобождения христианских святынь (Святой земли) от власти неверных.

По сути, Крестовые походы – это не что иное, как массовое манипулирование сознанием верующих.

Началу походов способствовало обращение византийского императора Алексея I Комнина к папе Римскому Урбану II. «Святейшая империя христиан, – писал император, – сильно утесняется печенегами и тюрками (т. е. со стороны Европы и со стороны Азии). Мы предпочитаем быть под властью ваших латинян, чем под игом язычников».

Зов о помощи свидетельствовал о том, что христианство на Востоке находится в большой опасности. С другой стороны, для папы не было более надежного способа объединить под своим руководством неспокойный мир западного христианства, чем вовлечь его в большое и смелое дело, каким могло стать завоевание Святой земли. Одним словом, папа следовал соображениям не только религиозного, но и политического характера.

Первый крестовый поход был провозглашен в 1095 г. Урбаном II в Клермоне. Аббат Гвиберт Ножанский писал: «По закрытии Клермонского собора – а он был созван в ноябре месяце (1095 г.) – в восьмой день после праздника святого Мартина, по всем провинциям Франции разнеслась о нем большая слава, и каждый, кому быстрая молва доставляла папское предписание, шел к своим соседям и сородичам, увещевая их вступить на стезю господню, как называли тогда ожидаемый поход». Тому, кто откликнется на призыв присоединиться к крестовому походу, папа обещал приостановить дела, возбужденные против него правосудием, и обеспечить охрану его имущества при помощи духовенства. По завершении похода крестоносцы, названные так из-за креста, вышитого на их одежде, получат отпущение грехов.

«Весь Запад, все племена варваров, сколько их есть по ту сторону Адриатики вплоть до Геркулесовых столпов, – писала в „Алексиаде“ Анна Комнина, дочь императора и талантливый историк, – все вместе стали переселяться в Азию. Они двинулись в путь целыми семьями и прошли всю Европу».

Папа был даже удивлен тем откликом, который получило его предложение пойти к Святой земле и освободить ее. Он знал, что можно рассчитывать на рыцарей с юга Франции, но к ним присоединились и другие рыцари: фламандцы и рейнцы из Нижней Лотарингии, сеньоры из Иль-де-Франс и Шампани и, наконец, норманны Южной Италии и Сицилии. Эти четыре рыцарские армии не подчинялись ни одному из королевств, и, помимо желания получить отпущение своих грехов, наиболее могущественные из рыцарей мечтали завоевать земли, во главе которых они бы потом и встали.

К крестовому походу присоединилось много простых людей, которых побудило встать под знамена церкви огромное воодушевление. Возглавил народные массы проповедник Петр Амьенский, который в конце концов затмил роль папы в 1-м крестовом походе.

Крестовый повод, представляемый как порыв религиозного энтузиазма с целью освобождения Святой земли от тюркской оккупации, – это, в сущности, продуманное и подготовленное контрнаступление христианства против ислама, Европы против Азии.

Запад, обуреваемый перед 1-м крестовым походом религиозным пылом, охотно откликнулся на стоны отчаяния, несшиеся из Византии; втайне он мечтал обратить схизматиков в лоно Римской церкви. Вскоре, однако, пыл паломничества остыл, у крестоносцев взяли верх грабительские инстинкты: основным ядром крестоносцев были или бедные рыцари, обездоленные на родине, или безземельные крестьяне, обреченные у себя на нищету; их уже гнала на Восток не столько мысль о гробе Господнем, плененном безбожными «сарацинами», сколько надежда на земное благополучие, утерянное в Европе. И толпы крестоносцев двигались на восток через Европу – это были мародеры, грабившие и разорявшие селения. А попав на Восток, рыцари оседали там, в Сирии и в Палестине, разрушая суверенитет государства.

По просьбе крестоносцев император Алексей I Комнин пропустил их на азиатский берег Босфора. Там крестоносцы попытались проникнуть на тюркскую территорию, но потерпели два серьезных поражения. И хотя император неоднократно предупреждал их об осторожности и помогал им, ход событий повернулся против него. Поскольку христианский Бог не мог быть побежден, то поражение, естественно, приписывалось предательству императора. Так росло недоверие франков к Византии: греки – еретики и коварные существа.

Вскоре после этих событий к Византии подошли войска рыцарей (о предоставлении которых в качестве наемников Алексей Комнин настойчиво просил папу).

Императору удалось получить от рыцарей клятву верности (о которой те вскоре забыли) и обещание вернуть все земли империи, захваченные сельджуками, а также признать его сюзеренитет над землями, которые крестоносцы завоюют на Востоке.

Что касается тюрков, то после смерти Малик-шаха, сын Сулаймана ибн Кутулмуша, тюркского правителя Румского султаната (Малая Азия), Кылыч Арслан, которого Великие Сельджуки взяли в плен у Алеппо, был освобожден и без труда восстановил свою власть в Никее. Он занялся реставрацией отцовского могущества на момент прихода крестоносцев.

Впуская крестоносцев на свою территорию, Византия хотела их руками отобрать у сельджуков города Малой Азии, утраченные ею.

Явившись на Восток для защиты христиан от «сарацин», крестоносцы своим поведением – насилиями и грабежами – вызывали такую ненависть населения Малой Азии, что местные князья, забыв о пропасти, которую церковь определила между христианами и мусульманами, обращаются к сельджукам и объединенно выступают против крестоносцев. Таким образом, на Востоке временно образуется единый блок, направленный против крестоносцев: когда необходимо было сделать выбор между крестоносцами и тюрками, предпочтение тюркам зачастую отдавали армяне и византийцы.

Тюрки стремились осесть в Малой Азии, но с запада шли непрошеные гости, и, разумеется, в крестоносцах они видели захватчиков, посему охотно внимали мольбам о помощи против того, кто также ненавистен и им.

Крестоносцы высадились на азиатском побережье в 1096 г. Кылыч Арслан в то время осаждал Малатию, важнейший коммуникационный центр в Анатолии и перевалочный пункт сельджуков; он срочно вернулся и потерпел поражение при Дорилее. Возможно, то был реванш за Маницкерт? Так сказать, отмена того печально известного события? Конечно нет, но все-таки победа христианства, которая спасла Византию, отбросила тюрков в глубь Анатолии, позволила византийцам вернуть Никею.

После того как крестоносцы пересекли Анатолию, они вышли к Киликии – воротам Сирии. Их радушно встретили армяне, живущие там с XI в. С этого момента в рядах крестоносцев произошел раскол: одни желали обзавестись собственными княжествами, другие оставались верны религиозным мотивам похода.

Пути Византии и крестоносцев разошлись; охладев друг к другу, они использовали сельджуков для достижения диаметрально противоположных целей. Сельджуки, постигшие извороты дипломатии во время пребывания при дворе византийских императоров, оправились быстро от удара, который был нанесен им 1-м крестовым походом.

Таким образом, экспансия сельджуков натолкнулась на крестоносцев, которые всюду ставили им барьеры. Город Никея, молодая столица государства сельджуков, ускользнула из-под их власти, а после поражения при Дорилеи они были отброшены на восток. Сопротивление сельджуков было сломлено: крестоносцы прошли беспрепятственно через Малую Азию, занимая города и вырезая тюркские гарнизоны. Вскоре пaлa и Антиохия, манившая к себе крестоносцев как «древнейшая кафедра св. Петра» (измена одного начальника – армянина, смотревшего на крестоносцев как на освободителей малоазиатского христианства, – облегчила крестоносцам взятие города). Потеряв Антиохию, сельджуки Рума навсегда должны были отказаться от Сирии. В тылу образовалось Эдесское княжество (1098 г.) – плотина, которая должна была сдерживать приток туркменских племен из Хорасана, и князь Эдессы, Балдуин, протягивал руку брату, Готфриду Бульонскому, «защитнику гроба Господня» в Иерусалиме, тоже еще недавно (в 1078 г.) завоеванном сыном победителя Романа Диогена, – так сельджуки были вытеснены и из Палестины, отошедшей к Фатимидам. А на Средиземноморском побережье появляются западные рыцари и закрывают сельджукам дорогу к морю.

Зажатые кругом христианами, сельджуки легко могли быть раздавлены – и для Византии, и для крестоносцев они были помехой, которая сковывала их идеалы, жизненно реальные и религиозные; во время 1-го крестового похода рыхлое государство сельджуков было еще слабо.

Но взоры крестоносцев были направлены на побережье Сирии и Палестины. Придя в Малую Азию для того, чтобы прогнать «сарацин», крестоносцы поняли что, защищая Византию, они наносят ущерб себе. Что касается сельджуков, то они не видели в них большой опасности для себя. Перед ними вырастали новые враги, соперники – мусульманские князья из Месопотамии устремлялись также к Северной Сирии. Крестоносцы должны были принять на себя удары и из Египта, тем самым невольно отведя от сельджуков угрозу сначала со стороны Фатимидов, потом Эюбидов. Таким образом, в силу обстоятельств сельджукам был предоставлен покой, и они смогли оправиться от ударов.

Завершился 1-й крестовый поход в 1099 г. захватом крестоносцами Иерусалима и образованием Иерусалимского королевства.

Своими целями и людскими массами, которые были приведены в движение, 1-й крестовый поход поразил Византию и исламский мир. В результате похода были созданы четыре латинских государства на Востоке, которые занимали площадь от Аскалона до Антиохии и от Средиземного моря до Евфрата. Почти до 1130 г. инициатива была на стороне крестоносцев, но тюркам удалось изменить соотношение сил в свою пользу.

Тем временем в самом центре Азии происходили потрясающие события – восточное христианство противостояло исламу.

загрузка...
Другие книги по данной тематике

М. И. Артамонов.
Киммерийцы и скифы (от появления на исторической арене до конца IV в. до н. э.)

Василий Бартольд.
Двенадцать лекций по истории турецких народов Средней Азии

Евгений Черненко.
Скифские лучники

Рустан Рахманалиев.
Империя тюрков. Великая цивилизация

под ред. Е.В.Ярового.
Древнейшие общности земледельцев и скотоводов Северного Причерноморья (V тыс. до н.э. - V век н.э.)
e-mail: historylib@yandex.ru