Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

О. Р. Гарни.   Хетты. Разрушители Вавилона

1. Свод законов

В развалинах Богазкёя было обнаружено множество фрагментов глиняных табличек с текстами законов. Две таблички сохранились почти целыми, и содержание их в основном удалось реконструировать по параллельным фрагментам. На каждой из этих табличек записано по 100 параграфов. Указаний на то, что их следует считать частями единого свода, у нас нет, однако современные ученые в большинстве своем рассматривают эти 200 статей как связную последовательность и для удобства ссылок придают им сквозную нумерацию. Обломки других табличек, первоначальное количество которых неизвестно, содержат фрагменты других подобных текстов — от почти точных копий основной серии до подборок, в которых законы сформулированы существенно иначе. В некоторых таких подборках появляются дополнительные законы. Однако ни малейших свидетельств того, что кроме основного свода существовали еще и другие, независимые от него, у нас нет.

Таким образом, в нашем распоряжении оказалось несколько тесно связанных, но не идентичных друг другу сборников законов. В основном своде часто встречается утверждение, что за то или иное преступление «прежде» полагалось такое-то наказание, но «теперь» царь назначил другое (как правило, менее суровое). Очевидно, хетты боролись с тенденцией к застою, заложенной в самой природе процесса кодификации, и без колебаний реформировали свои законы в соответствии с меняющимися обстоятельствами. Хеттское право можно уподобить живому развивающемуся организму, а различные версии свода законов, по-видимому, отражают последовательные этапы его развития. Но поскольку таблички не датированы, не исключено и другое объяснение: что в различных областях страны применялись разные законы. В пользу этого предположения говорит следующий отрывок из инструкций, адресованных начальнику одного хеттского гарнизона:

«Как в разных странах в прошлом поступали с людьми, совершившими преступление, караемое смертью, [так пусть и поступают впредь: ] в том городе, где казнили его, да и казнят впредь, но в том городе, где изгоняли его, пусть и впредь изгоняют».

Но как бы то ни было, о постепенном развитии хеттского свода законов свидетельствует сама его внутренняя организация. Структуру его можно представить следующим образом.

Табличка I («Если мужчина…»)

1–6. Убийство.

7–18. Разбойное нападение и нанесение побоев.

19–24. Нормы рабовладения, в том числе обращения с беглыми рабами.

25. Санитарные нормы.

26–36. Процедура заключения брака (особые случаи).

37–38. Оправданное убийство.

39–41. Повинности, связанные с землевладением.

42. Наем в армию (ответственность и оплата).

43. Несчастные случаи при переправе через реку.

44а. Убийство (если преступник толкнул жертву в огонь).

44б. Наведение порчи.

45. Находка имущества.

46–56. Условия землевладения.

57–92. Угон скота и прочие преступления, связанные со скотом.

93–97. Воровство.

98–100. Поджог.

Табличка II («Если лоза…»)

101–118. Преступления, связанные с виноградниками и садами.

119–145. Воровство и нанесение ущерба различным формам имущества.

146–149. Торговые правонарушения.

150–161. Оплата различных видов работ.

162. Преступления, связанные с оросительными каналами.

163. Преступления, связанные со скотом.

164–169. Религиозные предписания, связанные с сельским хозяйством.

170. Колдовство.

171. Лишение наследства матерью.

172. Компенсация за содержание в голодное время.

173. Отказ от исполнения приговора (неповиновение власти).

174. Убийство.

175. Иррегулярный брак (случай, аналогичный 35). 176а. Преступление, связанное с быком (неясно).

1766–186. Перечень цен.

187–200а. Половые преступления.

200б. Стандартная плата за обучение подмастерья.

Из этой схемы явствует, что некоторые предметы, в особенности те, что перечислены в начале первой таблички, рассматривались относительно систематически, но частные случаи тех же правонарушений трактуются отдельно в других статьях, которые, по-видимому, были добавлены к своду позднее. Тема землевладения разделена на две группы статей, между которыми размещено пять параграфов, посвященных совершенно посторонним вопросам. Далее, в одной из статей второй таблички рассматривается случай, уже описанный в первой табличке, но предписания даются различные (35 и 175), и это, разумеется, наводит на мысль о том, что считать две эти таблички частями единого целого все же неправомерно.

Высказывалось и такое предположение, что две сохранившиеся таблички не могут представлять собой полный свод законов Хеттского царства, поскольку, например, предмет брака здесь рассматривается лишь на примере исключительных случаев, а такие важные темы, как усыновление, наследование или заключение договоров, не рассматриваются вовсе. Но как могли исчезнуть без следа остальные статьи законодательства, если до нас дошло так много вариантов основной серии? Кроме того, никакими свидетельствами, способными поддержать гипотезу о том, что хетты когда-либо руководствовались некой иной системой законов, к которой эти две таблички служили бы только поправками, мы не располагаем. Поэтому, видимо, следует принять как данность, что хетты не сочли нужным издать законы, относящиеся к указанным предметам. Быть может, по этим вопросам просто не возникало судебных тяжб и все разногласия улаживались в рамках обычного права.

Вправе ли мы утверждать, что эти 200 законов воссоздают подлинную картину юридической практики хеттов? Схожие вопросы возникали и в отношении месопотамских законов. Но в Вавилонии и Ассирии сохранилось множество частных договоров и протоколов судебных разбирательств, позволяющих оценить, в какой мере законы соблюдались на практике. От хеттов же до нас не дошло ни единого частного документа. Из текстов мы знаем, что подобные документы существовали, и не исключено, что рано или поздно мы их найдем. Но до тех пор, пока этого не случилось, нам остается полагаться лишь на сами тексты законов.

По образцу законов Хаммурапи и других древних законодательств, хеттские законы, за редкими исключениями, облечены в форму гипотетических казусов, за изложением которых следует судебное предписание. Многие из них необычны и изобилуют несущественными деталями, а следовательно, по всей видимости, восходят к реальным прецедентам. Не вызывает сомнений, что именно так сложилась большая часть свода. В одной статье даже содержится краткое описание реальной тяжбы, разбиравшейся при царском дворе. Таким образом, можно смело полагать, что значительных расхождений между теорией и практикой не наблюдалось, хотя в различных областях страны, как мы уже видели, законы могли слегка варьироваться.

Особую проблему представляют собой статьи, в которых перечисляются цены на различные товары и нормы оплаты тех или иных видов работ. Трудно поверить, что эти предписания соблюдались повсеместно. Ведь цены неизбежно колеблются в зависимости от спроса и предложения, и для контроля за ними потребовался бы такой огромный и разветвленный бюрократический аппарат, какого в те времена существовать просто не могло. Аналогичные нормы, закрепленные законами Хаммурапи, не соответствуют реальным фактам, отраженным в частных договорах. Можно предположить, что приведенные в хеттском законодательстве цифры — это не обязательные цены, а лишь максимально допустимые. Впрочем, даже эта приблизительная структура цен позволяет воссоздать довольно точную картину экономической ситуации в государстве.

Итак, мы вправе сделать вывод, что большая часть хеттских законов восходит к реальным судебным решениям. Но что нам известно о хеттском судопроизводстве?

загрузка...
Другие книги по данной тематике

Гасым Керимов.
Шариат: Закон жизни мусульман. Ответы Шариата на проблемы современности

Самюэль Крамер.
Шумеры. Первая цивилизация на Земле

Джеймс Веллард.
Вавилон. Расцвет и гибель города Чудес

Владимир Миронов.
Древние цивилизации

Пьер Монте.
Эпоха Рамсесов. Быт, религия, культура
e-mail: historylib@yandex.ru
X