Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

О. Р. Гарни.   Хетты. Разрушители Вавилона

4. Форма правления

Традиционный гражданский уклад в стране был, по существу, патриархальным. Населенные пункты не были связаны в единую иерархическую систему, и в каждом городе и селении имелся свой совет «старейшин». Эти советы занимались местными административными делами, главным образом разрешением тяжб. По-иному были организованы только культовые центры. Страбон описал, как был устроен священный город Комана в период правления римского императора Тиберия. От него мы узнаем, что с незапамятных времен подобные города находились в полной зависимости от храма и что верховный жрец был одновременно и правителем города. В хеттских текстах об устройстве священных городов говорится только косвенно, но не приходится сомневаться, что описанная Страбоном форма правления возникла еще в глубокой древности.

Непосредственный контроль над новыми территориями, приобретенными в ходе военной экспансии, цари Хаттусы поначалу сохраняли за собой, сажая своих сыновей наместниками в этих землях. Вспомним, что по возвращении из ежегодных военных походов сыновья Лабарны отправлялись в области, выделенные им в управление. Позднее наместниками стали назначать военачальников, которые, как правило, тоже состояли с царем в родстве. На правителя области возлагались такие обязанности, как ремонт дорог, общественных зданий и храмов, назначение жрецов, проведение религиозных церемоний и отправление правосудия. По-видимому, должность наместника была неофициальной и временной и особый титул за ее носителем закреплялся не всегда.

Но после того как империя расширилась за пределы Каппадокийского плоскогорья, такая система управления стала неэффективной. Новая система зародилась даже раньше — зачатками ее можно считать практику распределения уделов между царскими сыновьями, которые в одном из ранних текстов уже именуются «государями» таких городов, как Цалпа, Хуписна, Усса, Сугзия и Ненасса. Впоследствии же, так как путь к зависимым сирийским землям вел через горы и быстрое сообщение было невозможным, возникла необходимость и в назначении постоянных наместников, облеченных достаточно большой полнотой власти и связанных с царем Хатти торжественной клятвой верности. Более того, к расширяющейся Хеттской империи охотно присоединялись мелкие и более слабые соседние государства. В особенно опасном положении — между двумя великими державами, Хатти и Египтом, — оказались сирийские царства. Стараясь удержаться на троне, правители их проводили гибкую политику, заключая союзы с той державой, которая на данный момент казалась сильнее. Кроме того, в орбиту влияния Хеттской империи были втянуты Амурру (ливанское царство амореев) и киликийская Киццуватна, считавшиеся зависимыми царствами наряду с теми землями, которые хеттским царям удалось покорить силой оружия.

Статус завоеванных областей зависел от целого ряда факторов. Такие стратегически важные города, как Алеппо, Каркемиш и Даттасса, включались в состав империи. Наместниками их становились царские сыновья, связанные между собой и с царем Хатти особо тесными отношениями, основной тон которых ясно выражен в следующей фразе из договора с правителем Алеппо: «Мы, сыновья Суппилулиумы, и весь наш дом, да будем едины». По-видимому, такие ручательства во взаимопомощи представляли собой обязательный пункт подобных договоров; оговаривать их условия во всех подробностях даже не считали нужным.

Противоположную крайность представляли собой, условно говоря, «протектораты» — главным образом те царства, которые в недавнем прошлом обладали известным престижем. Дабы не испортить с ними отношения, хеттский царь обычно оставлял им некое подобие независимости. Типичным примером такого формально независимого государства служит Киццуватна, некогда господствовавшая на Киликийской равнине: отделение этого царства от Митанни, с которым его прежде связывали союзнические отношения, было представлено как акт освобождения от зависимости, и почти на каждое обязательство, принятое на себя царем Киццуватны, хеттский царь скрупулезно отвечал аналогичным обязательством со своей стороны. Тем не менее царь Киццуватны находился под опекой царя Хатти: он обязан был ежегодно представать перед ним в Хаттусе и воздерживаться от всяких дипломатических контактов с царем Хурри.

Следовало бы ожидать, что Ациру, правитель страны Амурру, также добровольно вверивший свою страну попечительству хеттского царя, должен был получить аналогичные привилегии. Но Амурру, в отличие от Киццуватны, не была в прошлом влиятельной державой, а потому Ациру принял договор с Хатти на точно таких же условиях, что и правитель Нухасси — зависимого сирийского царства, которое выказало неповиновение Суппилулиуме и соответственно подвергалось в дальнейшем более жесткому обращению. Схожим образом и «земля реки Сеха», подчинившаяся хеттам добровольно, приняла те же условия, что и завоеванные царства Арцавы.

Большинством зависимых царств управляли местные уроженцы, но полномочия свои они получали непосредственно от хеттского царя, представая перед ним либо как беженцы, либо как вожди местных сторонников хеттской власти. Зависимый царь правил своими землями самостоятельно, но вступать в дипломатические отношения с другими государствами ему запрещалось; прием у себя при дворе иноземных послов считался тяжким преступлением. Как правило, такой царь должен был поставлять воинов в хеттскую армию, если та выступала в поход против страны, находившейся по соседству с его владениями, или против одной из крупных держав. Кроме того, он обязан был выдавать всех беженцев из страны Хатти, но на ответную любезность такого рода рассчитывать не мог (хетты прекрасно сознавали, что такие беженцы могут оказаться весьма полезными, если зависимый царь не оправдает оказанного ему доверия). Он приносил клятву верности царю Хатти и всем его преемникам на веки веков. Со своей стороны царь Хатти обычно гарантировал ему защиту от врагов и обеспечение законного престолонаследия.

В знак верности своей присяге зависимый царь должен был ежегодно представать перед царем Хатти и выплачивать ему дань. Позднее дань стали привозить посланники.

Договоры такого рода были выгодны главным образом правителю империи и отражали реальное соотношение сил между царем Хатти и его данником. На момент введения в должность бывший беженец обычно оставался вполне доволен своей участью. Но хетты, вслед за шумерами и аккадцами, знали, как быстро разгорается аппетит к власти, и при первом удобном случае провоцировали в зависимых царствах мятежи. Так сложилась известная в Месопотамии с древнейших времен традиция заручаться помощью богов как свидетелей и хранителей договора, скрепленного клятвой. В Месопотамии ради соблюдения клятвы иногда также брали заложников, но хетты не переняли этот обычай, так как находили его отвратительным. Они ограничивались торжественной клятвой именем богов, нарушение которой считалось ужасным проступком. Обычно в свидетели призывались боги обеих сторон, так как у каждого народа в те времена были свои религиозные воззрения.

И все же хетты не могли не понимать, что страх перед небесной карой — недостаточно прочный фундамент для долгосрочного союза. Самым излюбленным средством склонить зависимого царя на сторону имперской династии был дипломатический брак. Кроме того, цари Хатти постоянно взывали к чувству благодарности данников, предваряя договоры пространным описанием услуг, которые оказал им в прошлом хеттский властитель, и тем самым представляя невыгодный для данника договор как справедливое и честное возвращение долгов. Подобные обращения к лучшим чувствам зависимых государей — весьма типичное проявление гуманности, отличавшей хеттов и во многих других отношениях.

Текст договора обычно выбивался на пластине драгоценного металла (серебра, золота или железа) и скреплялся оттиском царской печати. К сожалению, ни один из таких договоров до нас не дошел. Сохранились только сделанные для дворцовых архивов копии на глиняных табличках, и ни на одной из них царской печати нет. Оригинал договора удостоверял полномочия зависимого царя, и потеря его влекла за собой серьезные последствия. Когда договор с царем Алеппо украли из храма, где он хранился, царю пришлось приложить немало усилий, чтобы получить дубликат в имперской канцелярии.

Однако столь продуманная система отношений между центром и провинциями не успела принести богатые плоды. Наступление Ассирии с востока, мятежи в Арцаве на западе и авантюры таких проходимцев, как Маддуватта и Мита, повлекли за собой утрату зависимых земель, не вошедших в состав империи, а удерживать границы удавалось лишь ценой бесконечных войн.

загрузка...
Другие книги по данной тематике

Пьер Монтэ.
Египет Рамсесов: повседневная жизнь египтян во времена великих фараонов

Виолен Вануайек.
Великие загадки Древнего Египта

О. Р. Гарни.
Хетты. Разрушители Вавилона

А. Кравчук.
Закат Птолемеев
e-mail: historylib@yandex.ru