Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Николай Скрицкий.   Флагманы Победы. Командующие флотами и флотилиями в годы Великой Отечественной войны 1941–1945

ЧЕРОКОВ ВИКТОР СЕРГЕЕВИЧ. Командующий Ладожской флотилией

   B.C. Чероков прошел путь моряка от помощника вахтенного начальника до командующего флотилией. Большую часть войны он обеспечивал перевозки по Ладожскому озеру, от которых зависела жизнь Ленинграда.



   Родился Виктор Чероков 10 (23) ноября 1907 года в городе Ордубат, ныне Нахичеванская Республика, Азербайджан. В мае 1930 года Чероков окончил Военно-морское училище имени М.В. Фрунзе. После училища с мая по ноябрь 1930 года моряк был помощником вахтенного начальника, а затем до марта 1932 года командовал торпедным катером. В 1933 году Чероков окончил курсы телемеханики при Учебном отряде подводного плавания.

   С марта 1932 по август 1933 года моряк был командиром-водителем дивизиона, затем до августа 1936 года – командиром 2-го дивизиона, а в августе-ноябре 1936 года – командиром учебно-испытательного дивизиона торпедных катеров. С ноября 1936 по февраль 1939 года Чероков досрочно окончил командный факультет Военно-морской академии имени К.Е. Ворошилова. С февраля 1939 года его назначили командиром бригады торпедных катеров Краснознаменного Балтийского флота. В советско-финляндской войне 1939–1940 годов Чероков командовал операцией по захвату острова Большой Тютерс в Финском заливе, прикрывал боевыми действиями катеров высадку десанта на остров Гогланд, командовал отдельным отрядом кораблей. В начале Великой Отечественной войны он находился в прежней должности. С августа 1941 года Чероков вновь командовал бригадой торпедных катеров. Под его руководством катера провели десятки самостоятельных дерзких операций, наносили удары по кораблям и транспортам противника в Финском и Рижском заливах[1207]. С дивизионом торпедных катеров моряк участвовал в Таллинском прорыве. После прибытия в Кронштадт Черокова назначили комадиром Отряда кораблей реки Невы, который он сформировал на базе бригады торпедных катеров. В составе отряда состояли недостроенные эсминцы «Стройный», «Строгий», 4 канонерские лодки, 3 сторожевых корабля, 4 тральщика, 4 бронекатера, торпедные катера, малые охотники и плавучая батарея. Штаб отряда располагался на плавучей базе «Банга». Уже 30 августа эсминцы по заявкам войск открыли огонь. Кроме поддержки защитников Ленинграда, морякам приходилось бороться с плавучими минами, которые противник посылал по течению Невы. 9 октября Черокова назначили командующим Ладожской военной флотилией. Он получил приказ обеспечить перевозку людей и грузов в Ленинград по Ладожскому озеру и помочь прокладке телефонного кабеля через Ладогу[1208].

   Чероков командовал флотилией с октября 1941 по ноябрь 1944 года[1209]. 13 октября он принял командование у Б.В. Хорошхина[1210].

   Флотилию организовали в начале войны на базе немногих кораблей, оказавшихся на Ладоге, и судов Балттехфлота и Северо-Западного речного пароходства. К середине октября в составе флотилии было 6 канонерских лодок, 2 сторожевых судна, 5 транспортов, 2 шхуны; в охране водного района состояло 6 малых охотников, 2 бронекатера, 16 тральщиков, два десятка малых катеров. На суше флотилия располагала 6 батареями, стрелково-пулеметной ротой, имела немного морской пехоты и строительный батальон. Для перевозок Северо-Западное пароходство имело 5 озерных, 72 речных буксира, 29 озерных и около 100 речных деревянных барж по 300–400 тонн грузоподъемности; в большинстве они мало годились для осенних перевозок на Ладоге[1211].

   К этому времени и у Осиновецкого маяка, и на другом конце озерного пути не существовало оборудованных для разгрузки причалов. У пристаней, роль которых играли баржи, глубины были малы для причаливания крупных судов. Наличная зенитная артиллерия не могла спасти флотилию от ударов с воздуха. Самолетов почти не было. Осенняя погода задерживала передвижения озерных судов и барж, которые временами гибли в шторм. Не существовало ни ремонтных, ни топливных баз[1212]. Однако флотилия действовала.

   В середине октября флотилия получила приказ перебросить для усиления войск Волховского фронта 4-ю, 191-ю стрелковые дивизии и 6-ю отдельную бригаду морской пехоты. Задача была выполнена 4 ноября. Несмотря на бурную осеннюю погоду, было перевезено 20 334 человека, 129 орудий, больше сотни танков, автомашин, тракторов, около 1000 лошадей. Войска с ходу вступали в бой[1213].

   Наряду с боевой деятельностью по поддержке войск и боями с неприятельскими кораблями и самолетами Чероков организовал бесперебойную доставку грузов для блокированного Ленинграда и эвакуацию мирного населения. Осенью 1941 года последние суда с грузами проводили через замерзавшее озеро, после чего корабли и суда флотилии поставили на зимовку. За военные месяцы моряки перевезли 34 900 человек и 61 700 тонн грузов (продовольствие, оружие, боеприпасы)[1214]. 29 октября была завершена прокладка кабеля для связи с Большой землей[1215].

   Трассу ледовой Дороги жизни прокладывали по указаниям флотских гидрографов. Перевозки начали с 22 ноября. Благодаря регулярной доставке продовольствия с 25 декабря удалось увеличить нормы выдачи хлеба[1216].

   В зимнее время моряки флотилии ремонтировали корабли и обеспечивали охрану Дороги жизни по льду Ладожского озера от ударов с воздуха. Строили железные и деревянные баржи, самоходные тендеры для перевозки грузов, порты и причалы на двух концах трассы. 24 апреля было прекращено движение по Дороге жизни[1217]. Теперь задача перевозок ложилась на флотилию.

   9 апреля 1942 года Государственный Комитет Обороны (ГКО) поставил перед наркомом ВМФ задачу обеспечения доставки через Ладожское озеро ежедневно 4200 тонн грузов (2500 тонн продовольствия, 300 тонн боеприпасов, 300 тонн горюче-смазочных материалов, 1000 тонн горючего). Следовало вывозить 3 тысячи человек гражданских лиц и раненых. Кроме того, флотилии предстояло проводить оперативные перевозки грузов и войск для нужд флота и фронта. Чтобы обеспечить выполнение этих нелегких требований, ГКО тем же постановлением подчинил командующему Ладожской флотилией озерный и речной флот Северо-Западного речного пароходства с портами, пристанями, береговым устройством и вспомогательными предприятиями. Кроме перевозок, флотилии следовало прикрывать движение судов, содействовать 7-й и 23-й армиям и войскам Волховского фронта в прибережных зонах[1218].

   К началу навигации были созданы порты с причалами и оборудованием. К портам была подведена сеть дорог, организованы оперативная группа и диспетчерская по перевозкам.

   Весна запоздала, и пришлось спасать корабли, оказавшиеся в опасном положении из-за подвижки ледового покрова. Только 21 мая первое судно пробилось сквозь тающие льды. К концу месяца перевозки стали регулярными, несмотря на льды и массированные атаки неприятельской авиации. Советские истребители вели ожесточенные бои с противником. Несмотря на авиационные налеты и навигационные потери, в начале навигации суда перевозили в сутки 3200 тонн, а в июле-августе 6–7 тысяч тонн[1219].

   За лето по дну Ладожского озера была проложена труба для подачи жидкого топлива и силовые кабели для снабжения Ленинграда электричеством[1220].

   В 1942 году на Ладожском озере были сосредоточены германские, итальянские и финские корабли и катера, которым следовало прервать грузопоток. Однако эффективность их действий оказалась невелика, тогда как корабли флотилии 27 июля обстреляли бухту, в которой базировался противник. Сам Чероков не раз выходил в боевой поход. Не удалось неприятелю помешать перевозкам и минными постановками. Чтобы обеспечить суда от нападения кораблей противника, было установлено несколько береговых батарей.

   В сентябре германское командование предприняло попытку захватить Ленинград. Однако советские войска при поддержке КБФ обескровили наступающих и сорвали попытку взять город. Свою роль сыграла и Ладожская флотилия. Корабли, несмотря на удары с воздуха и потери, обстреливали позиции противника. Успешно действовали летчики и катерники, отражали попытки неприятеля помешать перевозкам.

   Чероков осуществлял руководство разгромом неприятельского отряда, пытавшегося 22 октября 1942 года высадить десант на остров Сухо. На острове в 1942 году были установлены 3 100-мм орудия. Батарея прикрывала вход в Волховскую губу. Мимо нее проходила основная судоходная трасса. Потому Сухо противник избрал как цель для своего десанта. Утром 22 октября с патрульного тральщика ТЩ-100 и МО-171 сообщили, что появились неприятельские суда. Позднее стало известно, что атаковали 14 десантных катеров и 24 самоходные баржи. Более сотни стволов орудий обрушили огонь на небольшой искуственный островок. Затем Сухо атаковали с воздуха. Гитлеровцам удалось высадить десятки автоматчиков на берег, но защитники острова отбросили десантников. Единственное уцелевшее орудие повредило десантную баржу. Тральщик и МО поддерживали защитников огнем. Тем временем Чероков узнал о нападении и послал к Сухо все боеготовые корабли. К месту боя стягивали 4 канонерские лодки, тральщики, малые охотники, бронекатера и торпедные катера. Из Новой Ладоги выслали озерный буксир «Морской лев» с ротой морской пехоты и медиками. Контр-адмирал направлял информацию в Главный штаб ВМФ, в штаб КБФ, в штабы ближайших фронтов и армий. Были приняты широкие контрмеры. По берегу развернули сухопутные войска. По десантным судам противника нанесла удар авиация. Неприятель, потеряв 2 десантные баржи, удалился. ТЩ-100, приняв на борт раненых, по приказу Черокова вывез их в Новую Ладогу[1221].

   Так как командующий считал, что следует добить противника, с флангов неприятеля атаковали малые охотники, высланные на перехват. Они связали боем неприятеля, позволив подойти тихоходным канонеркам. Те завязали бой на предельной дистанции и подбили одну десантную баржу. Эту баржу и десантный катер моряки взяли как трофеи. Они послужили образцами для изучения техники противника. Советское информбюро сообщало, что действиями кораблей и авиации уничтожено до 16 десантных судов и 15 самолетов противника[1222].

   В октябре Военный совет КБФ обратился к ладожцам с призывом вдвое увеличить перевозку грузов по сравнению с летом. Несмотря на тяжелую штормовую погоду, которая составила 72 дня за лето, несмотря на потерю 21 судна от ударов авиации и 34 судов от непогоды, моряки наращивали перевозки. Потери составили всего 0,4 процента от перевезенных грузов. Грузов доставляли так много, что возникли трудности с разгрузкой. Перевозки продолжали и после ледостава. Командование шло на потерю судов, чтобы до последнего момента доставлять грузы. В ноябре суда шли во льду. В декабре, когда установилась ледовая трасса, продолжали перевозки на канонерских лодках и металлических баржах. Последний конвой провели 7 января 1943 года, но еще неделю шли отдельные суда. Только 20 января поступил приказ судам и кораблям приступить к зимнему ремонту. За 194 дня навигации озеро пересекли 21 700 судов, которые перевезли 1 009 700 тонн грузов. Было доставлено 300 тысяч человек пополнения и вывезено более 500 тысяч эвакуированных и раненых[1223].

   12 января наконец началась операция «Искра», для которой флотилия и везла срочно грузы и людей. Ленинградский и Волховский фронты перешли в наступление и 18 января соединились юго-восточнее Шлиссельбурга. Участвовала и артиллерия Ладожской военной флотилии. Чероков руководил действиями флотилии при прорыве блокады Ленинграда в январе 1943 года. Прорыв блокады позволил соединить Ленинград с Большой землей железной дорогой. Однако потребности города и фронта были столь велики, что и в 1943 году Ладожской флотилии предстояло продолжить перевозки. За зиму боевые корабли, в первую очередь канонерские лодки, получили более мощное вооружение, современную технику, уделили время тактической подготовке командного состава.

   Уже 26 марта 1943 года канлодка «Шексна» прошла к Кабоне, взрывая ледовые перемычки, а в конце марта – начале апреля перевозки были налажены, несмотря на атаки с воздуха. 26 марта флотилия получила увеличенный по сравнению с прошлым годом план перевозок. Но ранняя весна не исключала подвижек льда. Под давлением льдов погиб транспорт «Вилсанди». Погиб на мине тральщик ТЩ-126. Оба были подняты и восстановлены.

   Несмотря на авиационные налеты, перевозки резко возросли. Однако летом требования к перевозкам были уменьшены, так как центр боевых действий сместился к Курской дуге. Часть тендеров была отправлена в Ленинград и на Черное море. Ладожская флотилия получила указание главным образом наносить удары по противнику.

   Оперативные перевозки не прекращались. Флотилия обеспечивала войска 2-й ударной армии всем необходимым, затем за 5 дней перебросила на западный берег 86-ю стрелковую дивизию и 76-ю отдельную морскую стрелковую бригаду (8 тысяч человек с вооружением и техникой). Перевозки продолжали до ноября[1224].

   Силы Ладожской военной флотилии в 1943 году пополнили доставленные по суше подводные лодки М-77 и М-79, новые тральщики. Подводники высаживали разведывательные группы, которые позволяли осветить положение неприятельских сил. В течение кампании 1943 года корабли и части флотилии успешно справились с разведывательными операциями и выполнили план перевозок для фронта. Озерные корабли систематически поддерживали сухопутные войска, совершали набеги на неприятельские коммуникации.

   Навигацию продолжали до 3 января 1944 года. За время кампании было более 20 активных боевых столкновений на воде, более сотни выходов кораблей для поддержки сухопутных войск, доставлено на западный берег более 160 тысяч пополнения для флота и фронта. По озеру перевезли 556 816 тонн грузов, 20 процентов от всего числа грузов, доставленного в Ленинград всеми видами транспорта. Моряки перевезли 162 076 человек, возвращавшихся в город[1225].

   Флотилия поддерживала перевозки по Ладоге все время, пока блокада не была полностью снята в январе 1944 года. После этого Черокову пришлось организовать траление мин на озере и Неве. 22 января 1944 года его произвели в контр-адмиралы[1226].

   За все время блокады через Ладогу на судах и по льду перевезли 1 848 645 человек и 2 335 051 тонну грузов. 29 марта 1944 года Чероков доложил Военному совету КБФ о суточной готовности кораблей флотилии. Навигация началась уже в марте, хотя лед и мешал временами перевозкам. Но план перевозок был значительно сокращен, и флотилии в 1944 году предстояло главным образом содействовать флангам сухопутных войск. В состав флотилии прибыло еще 3 подводные лодки типа «М»[1227].

   Чероков организовал в 1944 году усиленную боевую подготовку кораблей и частей флотилии для предстоящих операций на суше и на море. Часть мобилизованных судов флотилия вернула гражданским пароходствам. Но оставшихся сил было достаточно для выполнения боевых задач. Весной корабли флотилии неоднократно обстреливали берега, занятые противником, определяя расположение неприятельских батарей[1228].

   Контр-адмирал руководил демонстрацией высадки десанта 12 июня 1944 года у мыса Илланиниеми, что способствовало прорыву линии Маннергейма и взятию Выборга.

   11 июля Чероков получил приказ командующего Ленинградским фронтом генерала армии Л.А. Говорова провести демонстративную высадку в районе мыса Илланиниеми. Корабли флотилии поддержали артподготовку, начатую артиллерией фронта. Для десанта спешно сформировали отряды высадки и поддержки. Из-за тумана вместо утра 12 июня высадку провели после 17.00. Противник сосредоточил огонь по десантникам; в свою очередь, канлодки обрушились на обнаружившие себя огневые точки противника. Командующий 23-й армией генерал-лейтенант А.И. Черепанов высоко оценил действия десанта: «Демонстративный десант сковал значительные силы противника и не дал ему перебросить свои войска на правый фланг, где наносился главный удар»[1229].

   Благодаря совместным действиям 20 июня был освобожден Выборг. В июне-августе Ладожская военная флотилия участвовала в Свирско-Петрозаводской наступательной операции. Корабли флотилии прикрывали фланги 7-й армии, обеспечивали форсирование рек, высаживали десанты в тыл противника. В этот период флотилия провела самостоятельно 9 операций на побережье, занятом противником[1230].

   Еще до взятия Выборга, 14 июня, командующий Карельским фронтом генерал армии К.А. Мерецков ознакомил Черокова с замыслом Свирско-Петрозаводской операции, в ходе которой следовало очистить от противника Карелию. Флотилии следовало высадить 70-ю морскую стрелковую бригаду в районе Гумбарицы или бухты Андрусово. Однако Чероков со штабом избрал более удобное место, в районе междуречья Видлицы и Тулоксы. Его предложение было принято Мерецковым. Флотилия 18 июня получила задачу способствовать действиям 7-й армии и готовиться к высадке десанта в районе устьев рек Видлица, Олонка. Операция была подготовлена в срок, к 20 июня. Командование операцией Чероков оставил за собой. Для проведения операции было выделено более 70 кораблей (подводные лодки, канонерские лодки, катера, тральщики, транспорты и другие суда). Суда, которым предстояло доставить десант на берег, были оборудованы трапами, а десантники на них – прикрыты броневыми листами и мешками с песком. Для прикрытия и поддержки с воздуха были выделены значительные силы авиации; для управления воздушными силами – оборудован командный пункт на канонерской лодке «Бира». Чтобы обеспечить взаимодействие, создали «план артиллерийско-авиационного наступления». К вечеру 19 июня корабли и суда были собраны вдоль левого берега Волхова в ожидании приказа[1231].

   До начала Тулоксинской десантной операции по просьбе командования 7-й армии моряки обеспечили переправу войск через Свирь. Сначала авиация разрушила плотину, чтобы противник не мог открыть заслонки и смыть десантников. Затем началось форсирование реки при поддержке артиллерии катеров. С 21 по 25 июня тендеры флотилии перевезли тысячи людей, сотни автомашин, орудий, 1770 лошадей, 1407 повозок и 3220 тонн грузов. Остальную часть перевозок осуществили суда Северо-Западного речного пароходства[1232].

   22 июня Ладожская флотилия получила приказ приступить к Тулоксинской десантной операции. В 15.25 передовые корабли выступили от Волхова на север. Чероков поднял флаг на канонерской лодке «Бира». Пока суда двигались к цели 5-узловой скоростью, авиация и сухопутные войска перешли в наступление и заняли район Гумбарицы, где первоначально был намечен десант. В 5.00 корабли поддержки подошли к цели и открыли огонь, через 45 минут берег атаковали самолеты. Первая волна десанта почти не понесла потерь. Вместе с десантниками высадились корректировочные посты и коменданты пунктов высадки, направлявшие высаженные войска. Благодаря радиосвязи Чероков имел надежную связь с берегом[1233].

   Германские «Юнкерсы» атаковали корабли флотилии, воспользовавшись моментом, когда советские истребители ушли на заправку, но были отбиты зенитным огнем. Эффект их бомбежки оказался невелик. К 6.20 десантники закрепились на берегу и отражали неприятельские атаки при поддержке кораблей флотилии. Моряки катеров под обстрелом доставляли на плацдарм грузы и подкрепления. Для выгрузки были построены причалы и поставлены две баржи[1234].

   В первый день Тулоксинской десантной операции был захвачен плацдарм в тылу противника, перерезаны железная и шоссейная дороги. Однако к вечеру 23 июня противник усилил контрдействия. На следующий день плохая погода и отсутствие поддержки авиации заставили десант перейти к обороне. В критический момент Черокову пришлось приказать командиру канлодки «Бурея» стрелять прямой наводкой по наступавшему врагу. С кораблей на берег передали боеприпасы, которые из-за шторма не могли доставить катера. Флотилия обеспечила дополнительную высадку на плацдарм 3-й отдельной бригады морской пехоты.

   Побывав на берегу, Чероков по возвращении на борт канлодки послал донесение командующему фронтом и командующему флотом о положении вещей. Штормовая погода мешала доставке грузов и вывозу раненых. 3-я бригада начала высадку вечером 24 июня, но последние эшелоны оказались на берегу только утром 25 июня. 26 июня десантники продвинулись вперед. К утру 27 сентября они форсировали Видлицу и сблизились с частями 7-й армии, а в полночь и соединились с ними. Соединившиеся войска двигались вдоль берега на север при поддержке кораблей флотилии. 28 июня Тулоксинская десантная операция была завершена. Войска Карельского фронта при поддержке Ладожской и Онежской флотилий вышли на государственную границу СССР[1235].

   Ладожская военная флотилия 2 июля 1944 года была награждена орденом Красного Знамени. Ее корабли продолжали поддерживать наступление войск вдоль побережья озера. 18 июля Совинформбюро сообщило, что корабли флотилии высадили десант на остров Вуарайсунсаари и заняли остров. Это была последняя операция Ладожской флотилии[1236].

   В боевой характеристике Черокова было записано: «В период наступательных операций войск Ленинградского и Карельского фронтов в 1944 году флотилия принимала активное участие при наступлении войск Ленфронта, на правом фланге флотилия выполнила огневую поддержку и демонстративную операцию по высадке десанта. При наступлении войск Карельского фронта огнем канонерских лодок, бронекатерами поддерживала фланг наступающих частей КА и в ходе наступления выполнила задачу по высадке двух стрелковых бригад… За боевые успехи флотилия награждена орденом Красного Знамени»[1237].

   Имя Черокова упоминали в приказах Верховного главнокомандования.

   4 сентября Финляндия прекратила боевые действия на Ладожском озере. Вскоре корабли флотилии перевели в Прибалтику, и они создали ядро Рижского морского оборонительного района[1238]. В ноябре 1944 – январе 1945 года контр-адмирал командовал Рижским морским оборонительным районом, сформированным на основе Ладожской флотилии, а с января 1945 года – Островным морским оборонительным районом. С июня 1947 по март 1948 года Чероков был командиром Рижской военно-морской базы 8-го ВМФ, с марта по декабрь 1948 года – командующим Беломорской военной флотилией. С декабря 1948 по февраль 1950 года Чероков окончил военно-морской факультет Высшей военной академии имени К.Е. Ворошилова. С августа 1850 по май 1953 года моряк являлся старшим советником при командующем польским ВМФ. 3 ноября 1951 года его произвели в вице-адмиралы. После возвращения, с мая 1953 по январь 1956 года, Чероков стал первым заместителем командующего – начальником штаба 4-го ВМФ. Затем до февраля 1957 года он командовал Восточно-Балтийской флотилией КБФ. С февраля 1957 по сентябрь 1960 года Чероков – начальник военно-морского факультета, затем до октября 1970 года – начальник кафедры Военной академии Генштаба Министерства обороны. С октября 1970 года вице-адмирал был в запасе. Моряка наградили 2 орденами Ленина (1943, 1952), 3 орденами Красного Знамени (1940, 1942, 1945), орденами Ушакова II степени (1944), Трудового Красного Знамени (1967), Красной Звезды (1944), Отечественной войны I степени (1944, 1985), медалями, именным оружием (1957), польским орденом (1953)[1239].

   На склоне лет Чероков стал писать воспоминания. Часть из них опубликована:

   Чероков B.C. Годы и люди, которых забыть нельзя // Ладога родная. Воспоминания ветеранов Краснознаменной Ладожской флотилии. Л., 1969; Он же. Гром с Ладоги. Петрозаводск, 1984; Он же. Для тебя, Ленинград! М., 1978.

   Скончался B.C. Чероков 21 февраля 1995 года в Москве. Похоронили его на Троекуровском кладбище[1240].

загрузка...
Другие книги по данной тематике

Елена Жадько.
100 великих династий

Михаил Козырев.
Реактивная авиация Второй мировой войны

Алексей Шишов.
100 великих военачальников

Михаил Шойфет.
100 великих врачей

Вендален Бехайм.
Энциклопедия оружия (Руководство по оружиеведению. Оружейное дело в историческом развитии)
e-mail: historylib@yandex.ru
X