Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

  • Аппарат узи
  • Узи Аппараты По доступным ценам! Оформляем беспроцентную рассрочку. Купить
  • ultrasound.in.ua

  • Фен parlux
  • Remington. Заказать Фен Щетки с Доставкой. Красота и Здоровье Мощность
  • salonsdirect.ru


Николай Скрицкий.   Флагманы Победы. Командующие флотами и флотилиями в годы Великой Отечественной войны 1941–1945

КУЧЕРОВ СТЕПАН ГРИГОРЬЕВИЧ. Командующий Беломорской флотилией

   Войну С.Г. Кучеров начал начальником штаба Северного флота, а завершил начальником Главного штаба ВМФ. Между этими постами он командовал Беломорской флотилией, а после войны – флотилией Каспийской.



   Родился Степан Кучеров в селе Олыпаки, ныне Аркадакского района Саратовской области 19 июля (1 августа) 1902 года[954]. Биограф моряка М. Филимошин приводит другую дату – 13 (26) августа 1902 года. После окончания школы Степанов поступил в один из институтов Саратова. Но осенью 1922 года в город прибыл моряк с Балтики. Он зажигательно выступал перед молодежью и призывал идти на флот, чтобы восстанавливать его после разрухи Гражданской войны[955].

   Выступление это последовало за Y Всероссийским съездом РКСМ, делегаты которого 16 октября 1922 года приняли решение о шефстве комсомола над «Красным Военным Флотом Республики». Комсомольцы организовали среди населения пропаганду необходимости восстановления флота и призывали активистов. Тысячи комсомольцев, влившихся в состав флота, позволили решительно изменить его лицо. Благодаря энтузиазму молодежи удалось восстановить первые боевые корабли и начать боевую подготовку. М.В. Фрунзе писал: «Этот момент, безусловно, в жизни флота сыграл колоссальную роль. Только с этого времени стала возможной живая созидательная работа. Тысячи комсомольского пополнения, образовавшие ядро нового флота, заложили тот фундамент, на основании которого стала возможна вся дальнейшая творческая деятельность»[956].

   Добровольцев оказалось немало и в Саратове. Комсомольская организация отбирала из них лучших. Среди избранных был и Кучеров. Отправили его на Балтийский флот. Будущий адмирал прошел ту же школу, что и его сверстники, будущие известные флотоводцы[957].

   В 1922–1923 годах Кучеров служил матросом 2-го Балтийского флотского экипажа, в апреле-ноябре был учеником-электриком Электромашинной школы. В ноябре 1923 года его послали в Военно-морское училище, которое он окончил в октябре 1926 года и был направлен в распоряжение командующего Морскими силами Черного моря. С декабря 1926 года Кучеров командовал бронекатером, с августа 1927 по октябрь 1928 года – дивизионом бронекатеров на Днепре. Окончив химический класс Специальных курсов командного состава ВМС РККА (1929), он с октября 1929 года состоял флагманским химиком штаба Морских сил Каспийского моря. С марта по август 1931 года Кучеров исполнял обязанности командира канонерской лодки «Азербайджан». С августа 1931 по октябрь 1933 года моряк был командиром химического сектора Спецкурсов комсостава ВМС РККА. С августа 1931 по октябрь 1933 года он – командир сектора Специальных курсов комсостава. В 1933–1936 годах моряк являлся флагманским химиком штаба Морских сил Черного моря, затем штаба Черноморского флота. В ноябре 1936 года Кучеров поступил на командный факультет Военно-морской академии имени К.Е. Ворошилова, окончил ее в феврале 1939 года и работал в академии ассистентом кафедры оперативного искусства командного факультета. В феврале-марте 1940 года он состоял начальником штаба Балтийской военно-морской базы, в марте-августе 1940 года командовал военно-морской базой в Палдиски, участвовал в советско-финляндской войне 1939–1940 годов. 4 июля 1940 года моряка произвели в контр-адмиралы. С августа 1940 года он был начальником штаба Северного флота[958].

   Во время Великой Отечественной войны Кучеров участвовал в разработке операций по высадке десантов, нарушению вражеских коммуникаций, обеспечению проводки союзных конвоев и эффективной организации действий флота. Под его руководством штаб флота разработал эффективную систему руководства действиями разнородных сил (надводные корабли, подводные лодки, береговая артиллерия и авиация) на коммуникациях противника. Совместно со штабом английской военно-морской миссии в Полярном Кучеров выработал порядок формирования и проводки конвоев в советских водах[959].

   Начальник штаба основал тыловой штабной пост флагманского командного пункта, который организовал учет материальных ресурсов и подачу всего необходимого на корабли и на суда конвоев, как только те прибывали в порт. А.Г. Головко писал о Кучерове: «Энергичный и настойчивый, Кучеров был хорошим начальником штаба. Предпочитал докладывать на усмотрение старшего начальника, но в работе был неутомим. Он мог не спать несколько суток подряд, если того требовала обстановка. Был исключительно дисциплинирован: если даже отвергалось его предложение и принималось решение старшего начальника, он выполнял это решение как свое собственное. В любом положении он не унывал, обладал чувством юмора… К войне он относился со всей серьезностью. Примерно через два месяца он как-то заявил мне, что война будет длительной. Штабные офицеры побаивались Кучерова. Он был высокотребователен, не давал спуска за любое упущение. Думаю, он как начальник штаба флота был на месте…»[960]

   Начальник политотдела Северного флота H.A. Торик вспоминал о Кучерове как о человеке принципиальном, непримиримо относившемся к недостаткам по службе и в быту. Моряк правильно воспринимал критику в свой адрес. Он помогал политорганам по воспитанию политических и командных качеств офицеров[961].

   Видимо, благодаря хорошему мнению о нем Кучеров получил самостоятельное назначение командующим Беломорской военной флотилией. В 1943 году германские подводные лодки появились в Баренцевом и Белом морях, затем проникли в Карское море. Они ставили минные заграждения на пути арктических конвоев, наносили торпедные удары[962]. Требовался человек, способный со сравнительно небольшими силами обеспечить безопасность мореплавания по Северному морскому пути. Кучерова назначили командующим Беломорской военной флотилией в феврале 1943 года; 31 марта 1944 года его произвели в вице-адмиралы[963].

   Важнейшей задачей флотилии являлось обеспечение переходов конвоев по внутренним и внешним коммуникациям. Весной 1943 года оперативная зона Северного флота была распространена на все Карское море и часть моря Лаптевых; последние два моря оказались в сфере деятельности Беломорской флотилии. Сразу же были приняты меры по укреплению береговой обороны, установке батарей и наблюдательных постов, воздушной разведке. Благодаря усилению авиации конвои прикрывали с воздуха, а использование современной техники позволило применить для поиска подводных лодок гидролокаторы. Благодаря принятым мерам Северный флот не имел потерь от мин с лета 1943 года. По мере прибытия пополнения число кораблей охранения росло; от частичного конвоирования конвоев в 1944 году перешли к сквозному конвоированию или по этапам, организовывали круговое конвоирование, иногда даже в две линии. При переходе особо ценных конвоев организовывали целые операции[964].

   Проводкой наиболее важных конвоев руководил сам командующий флотилией. В частности, 23 мая 1943 года он получил приказ обеспечить в июне переход группы ледоколов из Северодвинска в Карское море при поддержке кораблей и авиации Северного флота. Кучеров решил заранее обеспечить траление, поиск мин и подлодок противника на маршруте. Ледоколы были распределены в два конвоя, БА-4 и БА-7, каждый из которых предстояло конвоировать всем составом эскортных сил. Организовав разведку и обеспечение всего маршрута, Кучеров сам возглавил конвой БА-4, расположившись на эсминце «Урицкий» с походным штабом. Конвой прикрывали от нападения подлодок эскортные корабли и самолеты, маршрут перед ним очищали тральщики. 17 июня конвой вышел и 22 июня благополучно достиг Диксона; вслед за ним 29 июня – 5 июля прошел БА-7[965].

   Экспедиция под руководством Кучерова продолжалась более полутора месяцев. Несмотря на то что конвоям угрожали немецкие подводные лодки, развернутые в Карском и Баренцевом морях, суда были доставлены без потерь[966].

   Прибытие ледоколов позволило обеспечить постоянные перевозки по Северному морскому пути. Однако активность подводных лодок и гибель нескольких кораблей и судов от мин и торпед заставили принять решение оставить суда на зимовку в Карском море.

   В начале октября 1943 года решением ГКО на Кучерова была возложена задача провести из бухты Тикси стоявшие там ледокол «Иосиф Сталин» и ледорез «Федор Литке», которые были необходимы в Белом море. Контр-адмирал лично возглавил экспедицию, которая продолжалась более полутора месяцев. Штаб разработал план перехода, была проведена тщательная разведка и приняты меры против нападения германских подводных лодок, находившихся в Карском и Белом морях. Благодаря хорошей организации ледоколы, составившие конвой АБ-55, были доставлены к цели благополучно, несмотря на атаки неприятельских подлодок[967].

   В боевой деятельности важнейшей задачей флотилии являлось конвоирование транспортов. Командующий флотилией несколько раз лично возглавлял конвой. В кампанию 1943 года Беломорская флотилия обеспечила переход 280 конвоев, в зимнее время без потерь провела 8 союзных конвоев из 58 транспортов. К навигации 1944 года флотилия готовилась тщательно на основе опыта предшествующей кампании. Для обеспечения безопасности коммуникаций в морях Карском и Лаптевых была создана Карская военно-морская база, в организации которой принимал непосредственное участие Кучеров[968].

   В 1944 году благодаря увеличению численности эскортных сил потери от атак германских подводников, несмотря на применение акустических торпед, оказались сравнительно невелики. Только конвой БД-5 лишился в августе 1944 года транспорта и 2 тральщиков эскорта[969]. Но к этому времени С.Г. Кучеров уже получил новое назначение.

   С июля 1944 года Кучеров был заместителем начальника Главного штаба ВМФ – начальником оперативного управления, с 21 апреля 1945 по 18 февраля 1946 года – начальником Главного морского штаба ВМФ. Как представитель главного командования ВМФ, моряк принимал участие в проведении морской части Кенигсбергской наступательной операции и был награжден орденом Ушакова I степени. 8 июля 1945 года Кучерова произвели в адмиралы. Моряк руководил разработкой ряда боевых операций флота и мероприятий послевоенного устройства флота. Вместе с наркомом ВМФ Н.Г. Кузнецовым он участвовал в Ялтинской и Потсдамской конференциях, возглавлял рабочую группу офицеров флота (военно-морских советников)[970].

   Во главе Главного морского штаба ВМФ Кучеров пробыл недолго, ибо его заносчивость и высокомерие, нетерпимость к критике и неуважение к младшим по чину были замечены И.В. Сталиным, почему адмирала и заменили А.Г. Головко[971].

   В феврале 1946 – декабре 1948 года С.Г. Кучеров командовал Каспийской флотилией. Под его руководством в июне-июле 1946 года корабли флотилии совершили первое после войны длительное плавание с выполнением сложных учебно-боевых задач и заходами в Красноводск, Шевченко, Гурьев, Астрахань, Махачкалу, Дербент и Ленкорань[972]. Моряки действовали уверенно, несмотря на шторм. В том же году корабли флотилии ходили по Волге в Сталинград, проводили по пути боевую учебу, организовали встречи со сталинградцами и концерты для них[973].

   В декабре 1948 года Кучеров продолжил обучение. Моряк окончил Высшую военную академию имени К.Е. Ворошилова (ныне Военная академия Генштаба) в декабре 1950 года. В 1950–1953 годах он – начальник военно-морского факультета Высшей военной академии. С ноября 1953 по октябрь 1962 года Кучеров состоял начальником Управления военно-морских учебных заведений. Он много сделал для развития материальной базы училищ, развития научно-исследовательской работы и улучшения подготовки кадров для флота[974].

   Это был период, в котором Н.Г. Кузнецов, вернувшийся к руководству ВМФ, добивался создания флота, достойного великой державы, какой стал Советский Союз. Работы было немало, если учесть, что для подготовки кадров растущего флота к концу 1952 года было создано 15 высших военно-морских учебных заведений и несколько средних; кадры для флота готовили в военно-морских отделениях мореходных училищ, в почти 80 средних и высших гражданских учебных заведениях.

   С Кучеровым было нелегко служить, но он высоко ценил и защищал при необходимости грамотных, деловых и добросовестных офицеров[975].

   С октября 1962 по март 1963 года моряк находился в распоряжении главкома ВМФ. В марте 1963 – августе 1964 года адмирал был профессором-консультантом Ученого совета Военно-морской академии. С августа 1964 по июнь 1965 года Кучеров вновь оказался в распоряжении главкома ВМФ, а потом до апреля 1967 года вернулся к должности профессора-консультанта Ученого совета Военно-морской академии. С апреля 1967 года моряк был в запасе[976]. И вне строя он продолжал активно участвовать в общественной жизни, занимался военно-патриотическим воспитанием молодежи[977].

   Наградили Кучерова 2 орденами Ленина (1944, 1947), 3 орденами Красного Знамени (1942, 1944, 1953), орденами Ушакова I степени (1945), Нахимова I степени (1944), Отечественной войны I степени (1945), медалями и орденом США Морской крест (1943). Скончался С.Г. Кучеров 31 марта 1973 года в Москве. Похоронен моряк на Новодевичьем кладбище[978]. Его могила – в 43-м ряду 1-го участка, место 8-е[979].

загрузка...
Другие книги по данной тематике

Кайрат Бегалин.
Мамлюки

Надежда Ионина.
100 великих дворцов мира

Генрих Шлиман.
Троя

Александр Север.
«Моссад» и другие спецслужбы Израиля

Николай Скрицкий.
Флагманы Победы. Командующие флотами и флотилиями в годы Великой Отечественной войны 1941–1945
e-mail: historylib@yandex.ru
X