Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Наталья Юдина.   100 великих заповедников и парков

Багорский ботанический сад

Багорский ботанический сад — своего рода „биологическая столица“ Индонезии Он расположен в городе Багор, что находится в предгорной западной части Явы, у подножия потухшего вулкана Салак (2211 м), в 60 км от Джакарты. Река Чиседани делит Багор на две части: на левой стороне расположены Ботанический сад, дворец президента, деловая часть, магазины, гостиница, на правой — виллы и особняки. Сад разбит на склоне вулкана Салак, на высоте 260 м над уровнем моря (18 мая 1817 года он был открыт). Багорский ботанический сад, без учета земель Дворцового парка, занимает площадь около 100 га, имеет отделения в Чибодасе, Пуровадади, Лаванге, Сиболангите на Суматре и Эка Карья на острове Бали.

Ботанический сад — любимое место отдыха горожан, сюда приходят целыми семьями с циновками и корзинками, полными еды.

Растения сада представлены 222 семействами, более чем двумя тысячами родов и почти 12 тысячами видов, собранными из разных тропических стран мира. Только на Яве, самом населенном острове Индонезии, произрастает около девяти тысяч цветочных растений. И почти все можно увидеть в этом саду.

Гордость сада — коллекция орхидей. Здесь собрано более 150 родов этих цветов. Наиболее ценные орхидеи выращиваются в специальной оранжерее.

В большом количестве представлены суккуленты из семейства кактусовых, которые достигают гигантских размеров. Особенно большим ростом отличаются цереус, опунции и африканские молочаи.

Весьма разнообразны пальмы: их более 200 видов, собранных со всего земного шара. Королевская, американская саболе с широкими мощными листьями. Пальма саговая, которая кормит индонезийцев. Гигантская Corypha с громадными веерными листьями. Нежная, травянистая Raphia. Изящная, невысокая Licuala grandis, с будто подстриженными листьями. Красавица Oreodoxa с прозрачным пучком рассеченных листьев, выходящих из зеленого „бутылочного“ ствола. Высокая кустистая пальма Oncosperma с острыми колючками. Колючая Zaiacca edulis (ее плоды, одетые „рыбьей чешуей“, — любимое лакомство индонезийцев).

Множество бамбуков, сапрофитов и лиан (одних из самых характерных растений тропических лесов).

Войдя в парк, попадаешь в тенистую аллею столетних деревьев, их кроны сомкнуты, а стволы увиты зеленью сапрофитов.

Некоторые лианы — истинное украшение сада. Например, Alsomitra tacrocarpa имеет плоды величиной с арбуз, которые при созревании лопаются и выбрасывают сотни семян-летучек, которые долгое время парят в воздухе. У входа в парк обращает на себя внимание древесная фасолевидная лиана, 40 см в диаметре, которая перекинулась с одной аллеи на другую, образовав над дорогой гигантские плети. Лиана под названием Пламя Ириана цветет крупными соцветиями с красно-коралловыми цветками, которые свисают гроздьями.

В саду есть участок, где произрастают пальмовые лианы, у которых узкий кожистый лист кончается острым крючком. Не дай бог войти в заросли этой ротанговой пальмы: острый шип разрывает рубашку и глубоко вонзается в тело. Эти пальмы-лианы можно узнать по нераскрытому перистому листу, который торчит над кроной, как антенна.

Вся территория сада разбита на участки, на которых представлены деревья по семействам.

В ботаническом саду можно видеть разнообразные деревья с досковидными корнями, или контрфорсами, которые достигают высоты 5 м и присущи только тропическим растениям. Иногда расширение ствола у основания бывает таким большим, что приобретает форму подставки и как бы распластывается по поверхности почвы. Например, мощные эвкалипты имеют булавовидное вздутие у основания ствола.

Некоторые ученые объясняют происхождение досковидных корней тем, что они характерны для деревьев самого высокого яруса — выше 30 м, поэтому высота деревьев и образование таких корней как-то взаимосвязаны. Однако досковидные корни часто встречаются не только у крупных деревьев, но и у представителей флоры с хорошо развитой поверхностной корневой системой. Кроме того, досковидные корни преобладают у растений, произрастающих там, где больше выпадает осадков (условия Багорского ботанического сада весьма благоприятны для успешного образования досковидных корней).

В Багорском саду на сухих высоких местах, хорошо дренированных почвах растут растения с ходульными корнями, относящиеся к роду Pandanus. Например, при входе в парк со стороны лаборатории имени Трейба можно видеть два пандануса высотой около 15 м, которые приподняты над землей метра на три на своих многочисленных ходульных корнях. Ходульные корни образуют и некоторые пальмы.

Многие деревья цветут и плодоносят непрерывно. Но цветки и плоды могут появляться последовательно, как бы волнами, причем цветение идет одно за другим с перерывами от нескольких дней до нескольких недель (например, у фикусов). Порой растения цветут лишь тогда, когда будут сброшены листья на цветущих ветках.

Растут здесь и деревья, цветущие один раз в году, но постоянно образующие новые листья или к моменту цветения полностью их сбрасывающие. Есть деревья, цветущие два и больше раз в году. Это вечнозеленые, дающие непрерывно молодые листья (например, кофе, некоторые фикусы) или сбрасывающие листья дважды в год.

Такие вечнозеленые деревья, как индийский лебурнум, изумительная лагерстремия, цветут поодиночке и в любое время года. Все они сбрасывают листья и цветут с перерывом в 7–9 месяцев.

Типичное явление для тропиков — каулифлория, при которой образование цветков происходит прямо на толстых деревянистых ветвях или на самом стволе. Наконец, можно встретить деревья, у которых цветки и плоды образуются как на ветках, так и на самом стволе. Так, у хлебного дерева крупные плоды весом до 16 кг висят на плодоножках прямо на стволе, такая же картина характерна и для фикусов.

Растет здесь удивительно красивое высокое дерево с раскидистой кроной Moquiha tomentosa (Rosaceae), со слегка удлиненными листьями, с сероватым восковым налетом; его молодые листья свисают вниз, как платки. Плоды дерева тоже слегка вытянутые, овальной формы, с легким восковым налетом.

Багорский ботанический сад прекрасен в любое время года. В сухой период под ногами шуршит листва, словно поздней осенью в нашем лесу. Постепенно сбрасывают листья канарии — типичные жители тропиков. Однако даже в сухой период далеко не все деревья расстаются с кроной, а поля и в это время бывают покрыты зеленью всходов риса.

А вот ливень, который случается здесь, совсем не похож на наш, неслучайно его называют тропическим. Вот как описали этот ливень Яковлевы: „Иногда дождь льет как из ведра Небо полыхает, и разряды грома почти без перерыва следуют друг за другом. Асфальтированная дорога быстро превращается в реку, и лишь стаи маленьких птиц не боятся дождя и летают. Но вот дождь кончается, и через час снова все сухо и можно идти в парк собирать материал. У нижней канариевой аллеи проходим висячий мостик. Нам хорошо видно, как вспучилась речка. Большие валуны ушли под воду, и все бурлит и пенится, на перекатах стремительно несутся кусты и целые стволы деревьев Висячий мостик словно уходит из-под ног. Такая мощь и сила водяной стихии! По-видимому, в предгорьях Салака прошел тропический ливень и вода дошла до нас. В саду тихо, величественно стоит роща масличных пальм, и чуть заметно колышутся ее большие листья, совсем неподвижны блестящие пластинки мощного фикуса. Воздух насыщен влагой, между деревьями повис туман“.

Вместе с дождями в парке увеличивается количество змей и летучих собак — врагов столетних деревьев. Размножаются летучие собаки быстро, давая три-четыре потомства в год; питаются плодами и часто опустошают фруктовые сады.

Бабочки здесь самых разных размеров — почти не видимые глазом и с летучую мышь. Множество птиц.

О. Брыкин рассказал об одном своем редком индонезийском приобретении — птице бэу: „Это черное-черное, как вороненый пистолет, создание с белым хвостом и желтой шейкой могло в буквальном смысле слова говорить на любом языке без акцента. Так она научилась индонезийскому у моей служанки, русскому — у меня, английскому — у моих гостей. Почти как попугай, но без акцента. У нее был мощнейший клюв, которым она могла разгрызть проволочную клетку. Когда она повзрослела (а я взял ее практически птенцом), пришлось купить стальную клетку“.

Багорский ботанический сад был создан группой ученых-инициаторов. Большая заслуга в развитии сада принадлежит ботанику Тейсману, который более 30 лет (1831 — 1869) собирал и пополнял ботанические коллекции. В память о Тейсмане на одной поляне в саду был сооружен небольшой обелиск.

В ботаническом саду ведется большая научная работа. На основе лаборатории имени Мельхиора Трейба был создан Институт ботанических исследований. Национальный биологический институт также связан с историей ботанического сада (сотрудники этого учреждения организовали сотни экспедиций в разные районы тропиков и собрали громадное число растений, образцы которых представлены в гербарии).

В 1894 году Мельхиор Трейб пригласил в ботанический сад одного ученого для сбора зоологических материалов. Позже здесь организовали выставку фауны Малайского архипелага, она и положила основу для создания Зоологического музея.

загрузка...
Другие книги по данной тематике

Владимир Мелентьев.
Фельдмаршалы Победы. Кутузов и Барклай де Толли

Надежда Ионина.
100 великих замков

Адольф фон Эрнстхаузен.
Война на Кавказе. Перелом. Мемуары командира артиллерийского дивизиона горных егерей. 1942–1943

Елена Жадько.
100 великих династий

В. А. Зубачевский.
Исторические и теоретические основы геополитики
e-mail: historylib@yandex.ru