Список книг по данной тематике

Реклама

Мурад Аджи.   Европа, тюрки, Великая Степь

Наши духовные сокровища

О гуннах, то есть о кипчаках, написано много, они, мол, диким валом прокатились по Европе и исчезли… А как возникли эти дикие орды? Кто их растил, одел, обул, кормил? Обучил военному искусству, вооружил, наконец. Требовались огромные материальные затраты.

На ровном месте самое сильное в мире войско не появится! «Кто не вырастит жеребенка, тот не сядет на коня» — учит тюркская пословица. Семьсот лет растили кипчаки «своего жеребенка», тогда они стали всадниками, всколыхнувшими мир… Много вопросов пришлось задать, чтобы открыть картины двухтысячелетней давности.

Заинтересовавшись геологией Алтая, я понял, почему именно там зародилась новая металлургическая технология: здешняя руда очень богата железом и полезными примесями… Потом внимание привлекли слова «Багатур-Тенгри», их сохранили китайские летописи. Так тюрки две с половиной тысячи лет назад назвали нового Бога Небесного, который открыл им тайны железа.

И возник вопрос: а что мы вообще знаем о духовной культуре древних тюрков? По крупицам собирались сведения о Тенгри-хане.

Культ нового Бога был связан с железом. Но почему? Видимо, не случайно в древности железо называли «небесным металлом»… А не метеориты ли и помогли «создать» этот культ? Небесные камни познакомили древних людей с железом — с «металлом неба»! Возник культ Бога-кузнеца, переросший в веру у людей, познавших силу небесного металла. Только с конкретного могла начаться религия! Вера в силу Бога Небесного, в его карающий и защищающий стальной меч.

Тюрки были язычниками. Но новый Бог изменил их. Тенгри стал сердцем новой тюркской духовной культуры. Всевышний сделал народ непобедимым.

Алтай, даровавший тюркам дух и Бога Небесного, — святыня тюркского народа! Предки обожествляли Родину, называли ее раем земным. Это острое чувство осталось в крови кипчаков. Ностальгия — болезнь тюркская. Она была, даже когда не было тюркского языка и только зарождалась речь. Люди с восторгом смотрели на вершины Алтая и не могли жить без них.

Древние тюрки почитали гору трех вершин Уч-Сумер. О ней сложены легенды. Центр мира! Здесь устраивали моления и праздники… Около этой горы и поныне не охотятся местные жители, громко не разговаривают — священное место. Показательно, в буддийской мифологии гора Сумеру — универсальный космогонический символ.

Позже на Алтае поклонялись и другим вершинам — Хан-Тенгри, Борусу… Им, святым горам, доверяли ритуальные рисунки, а потом и священные тексты. Слово и образ на камне слились воедино, став на века духовной традицией. Отсюда торжественность молитв и убранство храмов… Отсюда иллюстрации книг и летописей…

Но особо почиталась гора Кайласа на Тибете. Она была местом паломничества для тысяч людей. Сюда, к Кайласе, по преданию, спускался Тенгри-хан.

Контуры священных Кайласы и Уч-Сумер приводили в трепетный восторг людей, поверивших в Бога Небесного. Эти горы, видимо, подсказали тюркам идею храмовой архитектуры… Ее простота и изящество поражают. Все это звенья одной цепи, которая начиналась на Алтае.

В Степи традиции почитания гор, конечно же, не забылись: на равнине люди создавали «копии» священных гор! Сперва отсыпали курганы — рукотворные килисы, около них собирались на молитву. Потом храм стал символом священной горы. Молились рядом, на специальной площадке… В Степи все было, как прежде на Алтае: традиции берегли и дополняли.

Кипчаки, храня в душе Бога Небесного, запечатлевали Его образ на камнях. То было напоминание о Боге. Оно очищало душу, настраивало на общение с Создателем. Отсюда — «икона» или «айконе»… Поразительны глубина и простор мысли наших предков, по сути для них храмом оставался весь окружающий мир, накрытый куполом Вечного Синего Неба — Тенгри.

И чем глубже постигали тюрки образ Тенгри-хана, тем больше обращений было к нему: «Бог», «Алла», «Ходай», «Господи» — взывали они к Всевышнему… Каждое имело свой смысл. Позже эти тюркские слова, слегка переиначенные, вошли в лексикон других религий и народов.

Медленно открывалась мне Родина — забытая, поруганная. Но моя!.. И тем любимее становилась она. Помню, как обожгли однажды строки Ивана Алексеевича Бунина. В его стихах я узнал себя и всех нас.

Они глумятся над тобою,
Они, о Родина, корят
Тебя твоею простотою,
Убогим видом черных хат…
Так сын, спокойный и нахальный,
Стыдится матери своей —
Усталой, робкой и печальной —
Средь городских его друзей,
Глядит с улыбкой состраданья
На ту, кто сотни верст брела
И для него, ко дню свиданья,
Последний грошик берегла.

К сожалению, мы веками «глядели с улыбкой состраданья» на Степь, не понимая, что она и есть наша Великая Родина. Мало зная о ней, поверили лжи и отвернулись от ее «последнего грошика»… Я хочу перемен, я желаю их, ради них пишу свои книги: пусть мой народ из пресного молока вновь превратится в бодрящий кумыс. Пусть проснется в нем Гордость.

Из глубины тысячелетий тянутся корни тюрков. Дошли отрывки древнетюркских литературных произведений. Их язык вызывает восхищение своей глубиной и образностью. А где сами книги? Таинственно исчезли. Но возвращение их неизбежно. Немало ценного хранят, например, архивы Армении и Грузии. Там есть древние фолианты, написанные армянской графикой, но на тюркском языке.

Должно что-то сохраниться в Индии, на Тибете, в Иране — эти страны имели долгие контакты с Великой Степью. Науке известны древнейшие тюркские тексты, написанные еще на брахми. Буддисты хранят их как священные реликвии.

И в Европе есть архивы, которые приведут в восторг любого тюрколога: например, на Балканах до XIX века помнили тюркские руны. Они служили монахам для тайнописи.

Еще совсем не исследованы кипчакские традиции в российской культуре. А они сильны. Вспомним хотя бы державинское: «татарски песни из-под спуду, как луч, потомству сообщу» (выделено мною. — М. А.).

Пушкин перевел именно тюркские сказки: царство царя Салтана и остров Буян имеют четкую географию — Казанское ханство. Как и Лукоморье — Крым… Его творчество имеет глубокие корни. Две тысячи лет им. Тогда уже была у тюрков поэзия, которая и ныне приводит в восторг.

Тюркские традиции отличали творчество Державина, Аксакова, Гоголя, Тургенева, Толстого, Тютчева, Бунина, Набокова, Булгакова, других великих классиков, предки которых вышли из Великой Степи.

загрузка...
Другие книги по данной тематике

Мурад Аджи.
Европа, тюрки, Великая Степь
e-mail: historylib@yandex.ru
X