Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Луис Мигель, Мартинес Отеро.   Иллюминаты. Ловушка и заговор

Иезуиты

Владеющая огромными территориями Испания все еще имела вес на политической арене. А иезуиты имели вес в Испании, хотя вскоре появляется и противовес: в лице Карла III государство впервые получило по-настоящему просвещенного короля. Иезуиты были обвинены в подстрекательстве к бунту против Эскилаче; в Португалии — обвинены маркизом Помбалем в подготовке покушения на короля Жузе I и т. д. 27 марта 1767 года издается Прагматическая санкция, которая послужила преамбулой к роспуску ордена Папой, породившему бурю восторгов в просвещенных кругах, после чего Испания решается на изгнание иезуитов со всех территорий, начиная с заокеанских. Одной из причин подобного решения является, несомненно, то, что иезуиты владели огромными богатствами, которые можно было конфисковать после запрета ордена. Граф де Аранда изгнал из Испании 2617 иезуитов. Гонения на иезуитов нарастали как снежный ком, постепенно захватывая всю Европу. Вскоре инициативу поддержали министры Помбаль в Португалии, Шуазель в Париже и Тануччи в Неаполе. Так Бурбоны объединились друг с другом, чтобы покончить с могущественным Обществом Иисуса.



Печать Общества Иисуса

Среди их непростительных грехов значилось расселение индейцев Парагвая, то есть организация самодостаточных или фаланстерских республик индейцев гуарани, которые, хотя и платили налоги в казну, жили свободными от европейских захватчиков. До своего изгнания иезуитам удалось создать около 30 поселков, или автономных фаланстериев, на берегах реки Параны. Эти поселения действительно были «потерянными городами Парагвая», существуют их руины — подлинные поля одиночества и меланхоличные пригорки.



Иезуитские фаланстерии Святой Троицы на берегах Параны

Парагвай был иезуитской провинцией размером с Европу, населенной индейцами гуарани, а «резервации» были настоящими поселками, с большими площадями. Церковь была самым главным зданием в каждом из них, а затем шла школа, в которой давали гуманистическое религиозное образование. В этих изолированных от суетного мира свободных сообществах, которым не угрожала общеевропейская аморальность, каждый индеец владел частной собственностью и личной неприкосновенностью. Этот единственный в своем роде опыт продолжался в течение многих лет. Около 50 иезуитов управляли более 140 000 гуарани, обращенных в христианство.

Под управлением иезуитов индейцы жили вполне мирно и счастливо, если не считать набегов португальских бандитов, которые захватывали в плен тысячи индейцев, чтобы продать их в рабство, если не считать деятельности испанских уполномоченных, которые обращались с ними не лучше… После изгнания иезуитов безутешные гуарани вернулись в сельву или отправились в Буэнос-Айрес, где продолжали заниматься ремеслом, которому их обучили иезуиты.

Уже этого опыта было достаточно, чтобы спасти Общество от любых нападок иллюминатов, масонов и даже от гражданского общества, поскольку никто из них не был способен на подобные действия.

Королевская Прагматическая санкция, на основании которой были изгнаны иезуиты, основывает свое решение на следующих положениях:

— независимый и, по версии властей, деспотичный режим в Парагвае,

— постоянное вмешательство в политику,

— выступления на собраниях против правительства и королевской власти,

— участие в восстаниях туземцев,

— манильский антиправительственный заговор.

Также в деле фигурировали и многие другие «Fpexn», в том числе столь непростительные, как влияние и власть иезуитов в качестве исповедников и наставников знати. Большинство школ в Европе принадлежало Обществу, что также не могли простить гражданские организации. Кроме того, иезуиты были, прежде всего, личной «прелатурой», подчинявшейся напрямую Папе.

Когда была избрана жертва, требовалось совершить жертвоприношение, которым явился роспуск ордена папой Климентом XIV. Предварительно, в январе 1769 года, послы дворов королевского дома Бурбонов в Риме формально уже просили подобного роспуска у его предшественника на троне Святого Петра, Климента XIII, что привело к апоплексическому удару у последнего, который свел его в могилу 2.II.1769.

Благодаря порожденной завистью дурной славе, которой пользовались иезуиты, волнение, возникшее в Европе в их отношении, вскоре приобретает масштабы цунами. Как заставить себя простить успех совершенной организации, примеру для всеобщего подражания?..

В своем Уставе и на практике они проявили себя как новое явление в социологии и антропологии. Иногда возникает впечатление, что они открыли новые техники воздействия на психику.

В нравственном отношении можно говорить (и будут говорить) об иезуитском цинизме, смешанном с крайнем оппортунизмом. Цель оправдывает средства.

Все это нелепые вымыслы, подменяющие собой объективные факты и породившие их причины. По Европе распространяется черная легенда. Зачинщики ужасных злодеяний, независимая церковь внутри Церкви, все тайные общества планеты ориентируются на иезуитов… Но прошел дождь. Сегодня иезуиты — это сегодняшние иезуиты. Они принимают величие своей собственной истории. Они имеют право на то, чтобы их судили по их личной правде, по правде их святых. Но сейчас объектом нашего внимания являются баварские иллюминаты, основатель которых был одержим Обществом Иисуса, тайные замыслы которого он стремился воплотить в своем ордене. Кроме того, не исключено, что он принял в свою организацию нескольких священников-иезуитов, которых некоторые исследователи отождествляют с клиром (что неверно), а некоторые — с предполагаемым третьим орденом иезуитов (о нем нам ничего неизвестно).

Гастон Байи уже в предисловии к своему исследованию[43] утверждает следующее:

Уже более трех веков актуален «иезуитский вопрос», а начиная с 1650 года он не перестает быть вопросом животрепещущим. И сегодня, пожалуй, более чем когда-либо. Определенно, массы знают о конце Общества Иисуса. Пусть же они узнают и о зле, которое они сотворили, и о преступлениях, которые они совершили. Необходимо осознавать, что они представляют собой реальную и постоянную опасность для светского общества, к развалу которого они стремятся с нескрываемым упорством. Необходимо, чтобы сохранившие в своем сердце любовь к Иисусу, увидели, что сделали из религии Распятого на Голгофе, и на край какой пропасти ее привели…

Иезуитов упрекают в использовании военной терминологии, в том, что их глава именуется генералом. Его члены не изображают из себя агнцев божьих, мирных монахов[44], но являются солдатами, завоевывающими мир, беспрекословно подчиняющимися командиру и его приказам. Альфонсо Родригес сообщает, что Лойола хотел воспитать солдат, предназначенных для борьбы с ересью и пороком, отказываясь во имя этого от пения хоралов, от служб и прочих религиозных послушаний. По образу легкой кавалерии, Общество должно было быть всегда готово выступить против врагов и защитить своих братьев.

Рота/общество — подразумевает «солдат» — объявляет Суарес, и во главе ее находится генерал, который требует беспрекословного, но сознательного повиновения. Это пожалуй, наиболее известная деталь. Орден вмешивался в политику, назначал и снимал правителей государств, манипулировал сознанием… Все это оттеняется «Тайной деятельностью Общества Иисуса», памфлетом, существование которого постоянно отрицалось. Очевидным образом, клевета весьма нечувствительна к критике.

Цель оправдывает средства во славу Господа. По мнению Виктора Шарбонеля[45] и некоторых других авторов, этот известный девиз, по всей видимости, взят напрямую из Корана, как и смешение власти светской и власти церковной, причем первая часто обслуживает вторую, подчиняя ей сознание и волю граждан. Кроме того, Шарбонель приписывает иезуитам мусульманское происхождение. Игнатий Лойола, по-видимому, проходил послушание в одном из братств наподобие Кадирийя или Шадилийя. Первое было основано в XII веке в Малой Азии Абд ал-Квадиром, по имени которого братство и получило свое название. Его наследники принесли данную традицию в Андалузию, где она просуществовала до XVI века. Что касается секты Шадилийя, она была создана испанцем Хасаном Шадили. Членами обоих братств были суфии, подчинявшиеся общему уставу, практиковавшие зикр, специальный напев, в котором беспрерывно повторяются священные имена. Они полностью вверяют себя шейху, который руководит всеми членами братства, и главам монастырей. Игнатий де Лойола — утверждает В. Шарбонель — состоял в прямом контакте с этими мусульманскими братствами, правила и ритуалы которых он использовал при создании Societas Jesu.

Однако упоминаний об этом нет нигде в сочинениях Лойолы: ни в «Духовных упражнениях», ни в «Конституциях», ни в «Автобиографии», ни в его обширной переписке. Все эти источники тщательно исследованы.

Шарбонель стремится доказать справедливость данного положения. Он основывается на относительных аналогиях: во-первых, на способе инициации[46], во-вторых, на внутренней структуре организации, в-третьих, на понятии власти, в-четвертых, на духе общества и его целях.

Мусульманский текст: «Пребудешь в руках шейха, как тело в руках мойщика трупов». Источником его называются труды одного шейха, увидевшие свет ранее, чем «Духовные упражнения» и «Конституции» Лойолы. Текст Лойолы: «Каждый из вступивших в орден должен предоставить провидению, в лице своих начальников, так управлять собою, как если бы он был трупом, которому можно придать любое положение…»[47]. В последних наставлениях Лойолы, продиктованных незадолго до его смерти, он говорит: «Я должен вверить себя в руки Господа и того, кто управляет мной от Его имени, подобно трупу, не имеющему разума и воли». Это знаменитый девиз perinde ас cadaver «будто труп», характеризующий послушание «совершенное уже в момент единения своего разума и своей воли с Высшем разумом и Высшей волей, в которых мы видим Иисуса, подчиняясь, а не по собственной воле»[48]. Сегодня, когда мы выбираем собственное решение «сознательно», такой девиз уже нетерпим. Однако нет сомнений: слепое подчинение было двигателем, необходимым для функционирования Общества, как оно необходимо для функционирования армии.

Это именно то, чего хотел для своего ордена Вейсгаупт, взявший за образец для подражания общество своих старых учителей, иезуитов, но таким образом, чтобы то, что шло во вред иезуитам, шло на пользу — говорил он — его детищу. Если иезуиты вводили что-то как норму, он должен был сделать то же самое. Естественно, что положения его устава требовали неукоснительного подчинения и в определенных случаях устной исповеди. Он введет систему доносов, усмотрев эвфемизм в выражении иезуитов «братская помощь» (что нередко практикуется в различных религиозных орденах). Требовалось использовать все ресурсы, чтобы привлечь в общество могущественных людей и заручиться таким образом реальным влиянием в общественных вопросах. Это стремление вскоре поставило под удар всю организацию. Именно тогда Вейсгаупт, чтобы спасти то, что можно было спасти, решил объединиться с франкмасонами. По этому вопросу велись длительные переговоры, но в тот момент, когда слияние должно было фактически состояться, между союзниками возникли серьезные разногласия.

Дается только богатым. Общество ввязалось в создание некоторых масонских послушаний, предположительно созданных по их образцу. В мартовском номере «Symbolisme» Альбер Лантуан публикует достаточно любопытную «Апологию иезуитов», показывая, что некоторые обвинения против них в точности повторяют обвинения, выдвигаемые другими авторами против масонов[49].

Стертые с лица земли папским декретом иезуиты продолжали открыто существовать на Святой Руси. Они были приняты Екатериной Великой (1762–1796), не пожелавшей подтвердить получение декрета.

Но в данном контексте нас больше интересует иная, темная, часть дальнейшей истории иезуитов, если они в действительности были «Духовным Отделом Внутреннего Ордена Режима Строгого Послушания», то есть если они участвовали непосредственно в учреждении Строгого Послушания. Обвинения заходят еще дальше. Им приписывается создание масонской степени розенкрейцера, и даже учреждение самого ордена Розы и Креста (о чем мы уже говорили выше в контексте «Иезуитской розы»). Многие склонны видеть в инициалах S. I. (Societas Jesu, Общество Иисуса, которыми обозначались Орден и каждый иезуит в отдельности), подлинную ссылку на мистических S. I., Supérieurs Inconnus, Высших Неизвестных, упоминающихся в мартинизме и Строгом Тамплиерском Послушании, были ли они или не были людьми. То есть S. I. предположительно были S. I., «одним и тем же телом, одно из которых легло на дно, чтобы всплыть затем под новым именем», как мы сказали выше.

И это еще не конец. Некоторые современные оккультисты, утверждает Генон, полагают, что истинными наследниками тамплиеров были иезуиты.

Они разработали план мести французской монархии. Именно они были вдохновителями и тайными руководителями баварских иллюминатов.

В статье, опубликованной в R. I.S. S.[50], А. Мартиг сообщает: «При изучении иллюминатов не следует забывать, что Вейсгаупт был учеником, а впоследствии — преподавателем у иезуитов и что у них он получил благословение на служение злу, «учась приемам, которые достопочтенные отцы Ингольштадта использовали с таким успехом на дело добра… за исключением тех случаев, когда они использовали их для обучения Вейсгаупта и его первых учеников».

После смерти Лойолы, семнадцать лет спустя после основания Общества Иисуса (ровно столько просуществовал орден иллюминатов), оно насчитывало 12 провинций, 100 отделений и 1 000 членов Общества. К 1626 году эти показатели увеличились до 39 провинций и 22 589 членов. Во времена Вейсгаупта иезуиты заведовали преподаванием теологии и философии в более чем восьмидесяти университетах.

О таком же распростанении на планете мечтал и Вейсгаупт для своего ордена.

Помимо порочной максимы «цель оправдывает средства», иезуитам приписывается еще два принципа, которыми можно оправдать любую вещь. Первый — результат спора между пробабилистами и пробабилиористами. С начала XVIII века иезуиты являлись непревзойденными пробабилистами. Что это значит?

В теологии пробабилиоризм показывает, что в случае сомнения в каких-то серьезных обстоятельствах следует следовать «более вероятной» доктрине (лат.: probabilior). Однако поскольку человек может сомневаться необоснованно, сама предусмотрительность требует, во избежание греха, обратить исключительное внимание на то, что скорее предоставит подобную возможность. Пробабилистская точка зрения состоит в том, что достаточно одного шанса на удачный исход, чтобы начать действовать. То есть не следует опасаться смертного греха, за исключением тех случаев, когда существует абсолютная уверенность в том, что он неизбежен.

Это открывает путь к известной «казуистике» иезуитов, которая до конца развивает пробабилистские принципы.

Но ко всему этому присоединяется другой принцип: практика «мысленной оговорки», позволяющая действовать в собственных интересах и при этом охранять от угрызений собственную совесть. В результате я могу блокировать собственную совесть, если цель, которую я преследую, того стоит.

Это Адам Вейсгаупт усвоил очень хорошо. Дурное действие допустимо, если совершается с добрыми намерениями. Можно лгать по небрежности, пользоваться мысленными оговорками и т. д.

В 1773 году, под давлением правительств Испании, Франции и Португалии, папа Климент XIV подписал указ о роспуске Общества. Мы уже говорили, что иезуиты сохранили свое влияние в России, где Екатерина II Великая отказалась публиковать папскую буллу. Глас народа в пользу иезуитов, особенно в сфере образования и миссионерства, вынудил папу Пия VII возродить орден в 1814 году. Без сомнения, реабилитировав его…

загрузка...
Другие книги по данной тематике

Виктор Спаров, Глеб Благовещенский.
Тайные общества, правящие миром

Луис Мигель, Мартинес Отеро.
Иллюминаты. Ловушка и заговор

под ред. А. Черинотти.
Розенкрейцеры: из молчания – свет

Д. Антонель, А. Жобер, Л. Ковальсон.
Заговоры ЦРУ
e-mail: historylib@yandex.ru