Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

И. М. Кулишер.   История экономического быта Западной Европы. Том 2

Глава XXXIII. Общий характер эпохи

Период XVI—XVIII вв. характеризуется прежде всего объединением городов (с прилежащими селами) в более крупные территориальные единицы, охватывающие более или менее значительные части страны, а затем целые государства. В связи с этим возникает внутренняя торговля не только немногими предметами сырья, как в Средние века, но и различными промышленными изделиями, возникает междугородской обмен на протяжении всей объединенной в хозяйственном отношении территории. Нарождается промышленность, которая производит не только для местного, а для более обширного рынка, постепенно совпадающего с пределами государства. А вместе с тем та политика исключительности, которая составляет отличительную черту средневекового города, переходит теперь на эти более крупные территориальные единицы. Создавая национальную промышленность, содействуя развитию внутренней торговли, государство вместе с тем, подобно городу в Средние века, замыкается в своих границах, не допускает привоза иностранных (как прежде иногородних) продуктов или, по крайней мере, сильно стесняет его.

Государство идет за пределы своей территории и стремится к развитию не только внутренней, но и внешней торговли, к приобретению колоний и исключительного права торговли с другими странами; оно вытесняет оттуда купцов иных наций, тормозит всеми силами развитие торговли и судоходства других народов. И это также не более как продолжение прежней политики городов, перенесение ее лишь на более широкую, национальную почву. Однако разница заключается не только в этом, но еще более в том, что в Средние века такую политику развивали лишь немногие отдельные города, именно торговые центры, — тогда как все остальные города не стремились к развитию своей торговли. Теперь же стремление к торговому преобладанию, борьба из-за торговой монополии является всеобщей; все страны придерживаются не только промышленной, но и торговой политики в тесном смысле этого слова, т.е. в смысле содействия развитию собственной внешней торговли, хотя и не все достигают одинаковых успехов в этом направлении.

Наконец, такой же характер приобретает политика в области сельского хозяйства и землевладения. Мероприятия отдельных феодалов в их поместьях заменяются постепенно все более и более обширными государственными постановлениями в области аграрного строя, поместной организации и крестьянских повинностей, землевладения и землепользования. И в то же время покровительство сельскому хозяйству — в виде содействия распространению новых культур и улучшенных пород скота, расширению площади посевов и введению более рационального хозяйства - становится важным пунктом программы государственной политики.

Термины «национальное хозяйство» и «национальная политика», следовательно, наиболее правильно выражают характерные черты периода XVI—XVIII вв. Экономическая политика этой эпохи имеет в виду интересы страны как целого, в противоположность интересам отдельных городов и местностей; она осуществляется государством; она выражается в создании рынка, охватывающего постепенно всю государственную территорию; она заключается в ряде мероприятий, относящихся к аграрному строю и сельскому хозяйству, промышленности, торговле внутренней и внешней, путям и средствам сообщения - на протяжении всей страны или по крайней мере значительных частей ее.

Название меркантилизма, или меркантильной системы, которым характеризуют нередко хозяйственный строй этого периода, имеет в виду преимущественно именно эти государственные мероприятия или государственную регламентацию в области различных отраслей хозяйства, которая должна создать национальную торговлю и промышленность, развитое сельское хозяйство, улучшенные пути сообщения, единую монету, меры и весы и многое другое. Так мы понимаем в настоящее время слово «меркантилизм»; прежнее представление, согласно которому меркантилизм заключался в стремлении к привлечению возможно большего количества звонкой монеты в страну, в настоящее время уже оставлено. Но и правильно понимаемый термин «меркантилизм» все же выражает лишь одну сторону хозяйственной политики, упуская из виду второй момент - действительность, самый характер хозяйства, замену городского хозяйства национальным.

С иной точки зрения рассматривает экономическое развитие XVI-XVIII вв. Маркс, называя этот период эпохой раннего капитализма, или первоначального накопления, в отличие от последующей эпохи развитого капитализма, или капиталистического накопления. Обозначая этим термином факт развития промышленности, работающей для более обширного рынка, он в особенности подчеркивает социальный момент: отделение средств производства от труда вследствие появления особого класса капиталистов-предпринимателей, с одной стороны, и класса рабочих — с другой, и возникновение, в связи с образованием широкого рынка крупного капитала как фонда, доставляющего прибавочную ценность, или прибыль.

Бюхер называет период XVI—XVIII вв. периодом народного хозяйства, где предметы проходят через целый ряд хозяйств, прежде чем они от производителя доходят до потребителя. Хотя он и имеет в виду национальный характер хозяйственного строя и экономической политики, но объединяет под этим термином не только рассматриваемый период, но и всю эпоху от XVI в. до настоящего времени. Между тем от периода национального или народного хозяйства XVI—XVIII вв. следует отличать следующую эпоху международного или мирового хозяйства, когда экономическая жизнь выходит за пределы отдельных государств или наций.

Зомбарт противопоставляет капиталистическому и ремесленному периоду (средневековому) период (или систему) капитализма, когда выдвигаются две различные группы населения: владельцы средств производства, которые являются в то же время руководителями процесса производства, и лишенные имущества рабочие; когда хозяйственная деятельность характеризуется стремлением к наживе и принципом рационализма (планомерности, целесообразности, расчетливости). Эти последние два момента Зомбарт выдвигает на первый план; период XVI—XVIII вв. он называет периодом раннего капитализма, когда характерные черты последнего лишь постепенно обнаруживаются и капитализм лишь мало-помалу освобождается от свойств предыдущей эпохи, встречая еще много препятствий на своем пути. Однако, с одной стороны, стремление к наживе существует уже в предыдущие эпохи — оно имело место и в Средние века, с той только разницей, что это была нажива главным образом в целях потребления, а не в видах накопления капитала1, как впоследствии, в особенности с XVIII в.; с другой стороны, рационализм в хозяйстве хотя и появляется уже в XVII и в особенности в XVIII в., но лишь в зачатках2 и развивается лишь в XIX в. с наступлением эпохи свободной конкуренции.




1 См. т. I.
2 См. ниже, Отд. IV "Переход к XIX в.".
загрузка...
Другие книги по данной тематике

М. А. Заборов.
Введение в историографию крестовых походов (Латинская историография XI—XIII веков)

В.И. Фрэйдзон.
История Хорватии

Игорь Макаров.
Очерки истории реформации в Финляндии (1520-1620 гг.)

В. В. Самаркин.
Историческая география Западной Европы в средние века

Б. Т. Рубцов.
Гуситские войны (Великая крестьянская война XV века в Чехии)
e-mail: historylib@yandex.ru
X