Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Кайрат Бегалин.   Мамлюки

Глава VII. Столкновение

   В конце XI века на берегах Босфора происходили события, которые некоторое время спустя повлияли на политическую ситуацию в странах мусульманского Востока. С юга христианскому государству досаждали тюрки, поселившиеся в приграничных районах. Правда, наибольшая угроза исходила с севера. Империя зашаталась под ударами печенежских орд, обитавших на Балканах и в Венгрии. Они расселились там после того, как венгерский король Золтан женил своего сына Токсона на «знатной печенежке». Став королем, Токсон принял ко двору родственника жены – хана Тонузобу. Ему выделили земли вдоль северной границы страны на реке Тисса, где и расположилась его орда.

   Позже к королю Токсону перешли на службу еще два воинственных печенежских хана – Билу и Баксу. Им был отдан город Пешт. При сыне Токсона в Венгрию пришло еще несколько ханов печенегов со своими отрядами. Молва об этих воинственных кочевниках разнеслась настолько широко в странах Европы, что «Орды диких печенегов» даже были упомянуты в средневековом французском эпосе «Песнь о Роланде».

   Византийская империя страдала от своих беспокойных соседей. Алексей I Комнин неоднократно обращался к Папе Римскому и правителям европейских государств, прося их защитить его страну от «язычников». Душевное состояние византийского императора нашло яркое отражение в его полуапокрифическом послании к Роберту Фландрскому: «Святейшая империя христиан, – писал Алексей I Комнин, – сильно утесняется печенегами и тюрками. Мы предпочитаем быть под властью ваших латинян, чем под игом язычников».

   Однако Византии помогли не единоверцы, а все те же «язычники» – половцы под предводительством Тугор-хана и Боняка. Император Алексей I Комнин принял их с роскошью, осыпал подарками. Печенеги потерпели поражение, а в ночь после боя византийцы устроили жуткую резню, перебив 30 тысяч пленных в основном женщин и детей. По этой причине в стане союзников вспыхнул конфликт. Половцы покинули императорскую армию и с боями отступили к Дунаю. После этих событий византийский летописец Евграфий Салунский еще и обвинял половцев: «Это летучие люди, и поэтому их нельзя поймать. Они не имеют городов, ни сел, оттого за ними следует зверство. Не таковы даже коршуны, плотоядный род и всем ненавистный; таковы разве грифы, которых благодетельная природа удалила в места необитаемые».

Крестоносцы
   Нажив врагов в лице печенегов и половцев, Византия также испытывала напор сельджуков с юга. Не в силах противостоять нависшей опасности, император то и дело обращался к европейским правителям с просьбами о помощи.

   Стоны отчаяния, раздававшиеся с берегов Босфора, подвигли Запад на активные действия. Начало было положено Папой Римским Урбаном II. В августе 1095 года он встретился в городе Пьюи с видным церковным сановником епископом Адемаром Монтейльским и предложил ему принять на себя миссию духовного главы предстоящего похода на Ближний Восток. Три месяца спустя после их встречи состоялся собор духовенства во французском городе Клермоне, куда съехалось около 200 епископов и 400 аббатов.

   25 ноября после церковного собора Папа Урбан II выступил перед огромными толпами верующих, призывая их отправиться в поход для «освобождения Гроба Господня». Участникам было обещано, что с них не будут взимать налоги, а также обеспечат охрану их семей и имущества на время отсутствия.

   Верующие, обуреваемые религиозным пылом, восприняли призыв с энтузиазмом. Во Франции собрались многотысячные ополчения, преимущественно бедняков. В знак участия они пришивали к правому плечу одежды крест из красной материи. Так возник термин – «крестоносцы».

Крестовые походы
   Ядром крестоносцев стали бедные рыцари («sans avoir»), которых сопровождали толпы безземельных крестьян, обреченных на нищету. Весь этот сброд гнала на Восток не столько мысль об «освобождении Гроба Господня», плененном безбожными «сарацинами», сколько надежда на земное благополучие, утерянное ими в Европе.

   Первый крестовый поход начался в 1096. Отряды ополчения из Северной и Центральной Франции, Фландрии, Лотарингии, Германии (с нижнего Рейна) и Англии поднялись на «святое паломничество». В середине июля первый отряд Готье Неимущего достиг Константинополя, где соединился с отрядом Петра Пустынника.

   Император Алексей I Комнин принял во дворце командиров Петра Пустынника и Фолькмара. Через неделю крестоносцы начали переправу на азиатский берег. Однако 21 октября они нарвались на войско сельджуков. В результате двадцать пять тысяч ополченцев были разгромлены, часть уничтожена, другие оказались в плену, кому-то удалось спастись бегством в Константинополь.

   Уже после первой неудачи религиозный пыл крестоносцев быстро остыл, и взяли верх грабительские инстинкты. В декабре 1096 года отряды лотарингско-немецкого рыцарского ополчения Готфрида IV Бульонского подошли к Константинополю и расположились близ входа в бухту Золотой Рог. Тут же вспыхнул конфликт с императором Алексеем I Комниным, который на всякий случай оцепил лагерь крестоносцев тюркской конницей. Спустя пять месяцев произошла вооруженная стычка, после которой Готфрид IV согласился дать вассальную присягу императору.

   Византия, подозрительно встретившая первые волны крестоносцев, вскоре разочаровалась в них вовсе. Но теперь уже никто не мог остановить волны насилия и грабежей, периодически набегавшие на Восток из Европы.

Противостояние
   К началу крестовых походов на Ближнем Востоке существовали три враждующие между собой державы: султанат Великих Сельджуков, султанат Сельджукидов Рума в Анатолии и военный вазират в Египте, который управлял страной от имени фатимидского султана. На вторжение чужеземцев они откликнулись далеко не сразу.

   Мирные жители Сирии и Палестины поначалу даже не понимали для чего в их края явились иноземцы. Одни считали их варварскими союзниками византийцев и называли «франками», другие принимали за вспомогательные части императорской армии, именуя пришельцев «румийцами». Позже они все-таки разобрались в ситуации, но заплатили за это кровью и жизнями сотен тысяч людей.

   Первым крупным городом, захваченным крестоносцами, стал армянский город Эдесса, который 11 лет до этого события подчинялся сельджукам. В феврале 1098 года Бодуэн Булонский въехал в Эдессу и утвердился здесь в качестве правителя графства Эдесского.

   Летом 1099 года герцог Готфрид, прозванный Великим, стал героем, но героем трагедии. Он овладел Иерусалимом, изгнав из него фатимидский гарнизон, после чего последовала жуткая резня мирного населения, в которой погибло множество мусульман и иудеев. Победа подняла воинский дух захватчиков, который выплеснулся на мирных жителей в виде ничем не оправданного насилия. Завоеватели не щадили ни женщин, ни детей. Их зверства потрясли жителей Ближнего Востока, где в то время относительно мирно уживались различные конфессии. Так возникло Иерусалимское королевство, включавшее Палестину и часть Сирии.

   22 июля 1099 года Совет церковных и светских предводителей крестового похода избрал главой Иерусалимского княжества Готфрида IV Бульонского, который отказался от королевской короны, сказав, что не желает носить ее на земле, где Иисус Христос ходил в терновом венце. Формально управление Иерусалимом перешло к патриарху Даимберту Пизанскому.

* * *
   Приход европейцев способствовал сплочению враждующих сил внутри исламского мира, но эта связь не была прочной. Одновременно с появлением крестоносцев на Ближнем Востоке, среди гулямов, состоявших на службе у мусульманских правителей, резко сократилось число христиан. Военизированные отряды невольников правители предпочитали пополнять язычниками, обитавшими на территории Великой степи.

загрузка...
Другие книги по данной тематике

Юлия Белочкина.
Данило Галицкий

Александр Колпакиди.
Спецназ ГРУ: самая полная энциклопедия

Михаил Курушин.
100 великих военных тайн

Ирина Семашко.
100 великих женщин

Кайрат Бегалин.
Мамлюки
e-mail: historylib@yandex.ru