Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Кайрат Бегалин.   Мамлюки

Глава V. Начало

Братья чистоты
   Еще в 827 году халиф аль-Мамун основал в Багдаде «Дом мудрости», где велись светские беседы и теософские споры. В них принимали участие не только проповедники ислама, но и христиане, иудеи, манихеи, зороастрийцы, а также степные мудрецы. Именно степные мудрецы стали отцами так называемого «обновленного ислама».

   До прихода тюрков на мусульманский Восток в исламе существовало лишь три классические основы: адат – обычное право, шариат – религиозное право, тарикат – философия религии. К ним тюрки добавили четвертую основу – ма,арафат, означающее единение с богом-истиной. Культ святых в исламе тоже нисходит своими корнями к религиозно-философским представлениям мира степных номадов. Именно в таком качестве ислам стал проникать в кыпчакские степи, а его первыми проповедниками были суфии.

   Происхождение суфизма доподлинно не установлено, историкам неизвестна даже дата зарождения этого уникального духовного течения. Интересно, что слово «суфий» в арабском языке напоминает слово «чистота». Поэтому сами себя они называли «Братством чистоты».

   На протяжении многих веков суфии шли в Степь по одному и целыми группами. Что же привлекало их в этом краю? Может, они были бывшими гулямами мусульманских правителей, которые к старости возвращались на родину? Впрочем, эта только догадка, а сама тема заслуживает отдельного разговора, но не в этой книге.

   Скажем лишь, что уже в IX веке на Устюрте появились зачатки первых суфийских орденов – накшбенди, ясаувия и кубрави. Они оставили следы своего пребывания в виде храмов, выдолбленных в меловой породе. Сегодня эти памятники средневековья служат зримыми свидетельствами мирного проникновения ислама на территорию Великой степи.

Ислам в Степи
   В X веке в мире степных номадов произошли важные события. В 920 году ислам стал официальной религией Волжской Булгарии. Два года спустя там побывало посольство халифа аль-Муктадира. Секретарь этой дипломатической миссии Ахмед ибн Фадлан составил докладную записку о посещении северной страны.

   Другой арабский автор ибн Хаукаль сообщает, что в X веке ислам приняла тысяча тюркских семей, кочевавших между Исфиджабом и Чачам (Ташкентом).

   Однако самое крупное событие такого рода произошло в 955 году, когда во внутренних областях Караханидского ханства мусульманство приняли «двести тысяч шатров». Эту акцию историки связывают с именем Сатур Богра-хана, сына кагана Базыра. Он принял новую веру и новое имя, став известен как Абд ал-Керим. И уже его сын Муса, унаследовав престол, объявил ислам государственной религией Караханидского ханства.

   Арабские купцы получили возможность водить караваны по территории единоверцев, что позволило бродячему поэту Абу Дулафу беспрепятственно посетить Китай. Результатом его странствий стали записи, составленные для саманидского правителя Насра II ибн Ахмада.

   Правда, сведения Абу Дулафа грешат неточностями, факты описаны им крайне запутанно. Это обстоятельство заставило современных ученых усомниться в вероятности его путешествия. Однако едва ли можно осуждать бродячего поэта. В своих записях он, кажется, не старался придерживаться исторической достоверности и ставил перед собой совсем иную цель. Абу Дулаф пробился в окружение саманидского правителя, был обласкан им, и все последующие годы уже не зарабатывал поэзией на улицах и базарах. Словом, повезло простому человеку, можно только порадоваться за него.

   Гораздо большего внимания заслуживают труды других авторов средневековья, которые сообщают о том, что новообращенных в ислам тюрков на мусульманском Востоке стали называть туркменами.

Изгнанники
   Итак, после принятия ислама тюрки получили мотивацию для своих завоевательных походов, и это дало повод для образования новых союзов родов и племен. В начале X века в южных землях междуморья Каспия и Арала появилось мощное объединение огузских племен. Первым делом они вытеснили печенегов из Приаралья. Беглецы устремились на запад. «Повесть временных лет» сообщает об их появлении под стенами Киева в 915 году.

   Киевляне заключили с печенегами мир, но пять лет спустя князь Игорь нарушил договор и совершил на соседей грабительский набег. Это побудило кочевников совершить ответный поход. Очевидно, права народная мудрость, утверждающая, будто не бывает крепкой мужской дружбы без хорошей потасовки. Впоследствии печенеги стали выступать союзниками Киева. В 944 году они вместе с князем Игорем отправились на Константинополь. Печенежская конница также участвовала в Балканских походах Святослава. Арабский историк ибн Хаукаль писал о печенегах: «Они – шип в руках киевских владык».

   Тем временем часть огузских племен, не пожелавших принять мусульманство, двинулась вслед за печенегами на запад. В 985 году они появились на границах Киевской Руси. Эту новую волну кочевников византийцы назвали узами, русские летописцы, дали им другое имя – торки. Позже в союзе с князем Владимиром они совершили поход на камских булгар, исповедовавших мусульманство.

   Эти волны кочевых тюрков, набегавших на русские княжества, были предвестниками тех тревожных событий, которые происходили в азиатской части Великой степи.

* * *
   В период активизации огузов арабские географы называли северо-восточные земли «Мафазат ал-гузз», что означает «Степь огузов». Основную массу огузских племен возглавило семейство Сельджука, которое организовало проникновение тюрков в области Хорезма и Мавараннахра. Другое объединение кочевых племен, возглавляемое тюркской династией Караханидов, воспользовалось упадком государства Саманидов и в 992 году захватило Бухару, а также прилегающие районы Средней Азии.

   Почти одновременно с этими событиями при дворе Саманидов видную роль стал играть тюркский военачальник хорасанского войска Алп-тегин, который возглавлял придворную гвардию гулямов. Попытки вмешаться в придворные интриги стали причиной его опалы. Он вынужден был со своими воинами уйти в Газну, где основал независимое княжество. На этом посту его сменил наместник Саманидов гулямский лидер Себюк-тегин.

Газневиды
   Султан Махмуд Газневи, сын кыпчакского эмира Себук-тегина, опираясь на опытных и закаленных в сражениях гулямов своего отца, овладел землями Саманидов к югу и западу от Амударьи, а в 1017 году он захватил власть в Хорасане. В течение последующих двенадцати лет Махмуд покорил иранские владения Бувейхидов – Рей, Казвин, Хамадан и Исфахан.

   Став самостоятельным правителем, Махмуд Газневи прославился в мусульманском мире, как «сокрушитель неверных». Подчинив Газну, Хорезм, Хорасан, он создал Великий султанат и совершил 15 походов в Индию.

   Необходимо сказать, что именно появление на территории Афганистана, Восточного Ирана и Северной Индии султаната Газневидов – самой могущественной империи на Востоке со времен распада Аббасидского халифата, стало кульминацией проникновения тюрков в мусульманский мир. По этому поводу К. Босворт пишет: «тюрки создали образец правления для всех режимов, установленных тюрками в центральных и восточных частях мусульманского мира».

   Махмуд Газневи располагал одной из самых боеспособных армий своего времени. Однако он пытался отрезать Газневидов от языческой тюркской среды, из которой вышла его династия. Это стало главной причиной ослабления, а затем и развала его государства, поскольку сила мусульманской армии в средневековые времена зависела от пополнения ее тюркскими наемниками.

   Правда, после смерти Махмуда Газневи его сын Масуд в 1035 году пошел на уступки и разрешил поселиться четырем тысячам тюркским семьям в Северном Хорасане. Тем самым он попытался обезопасить свою империю от набегов кочевников, но эта преграда не удержала степных воинов.

Сельджукиды
   Сокрушительный удар по империи Газневидов нанесли тюрки-сельджуки. Во главе их армии стояли два внука Сельджука – Чагры-бек и Тогрыл-бек. В 1038 году они овладели Северным Хорасаном. Чагры-бек был провозглашен султаном в Мерве, а Тогрыл-бек в Нишапуре.

   Газневидский султан Масуд попытался оказать им сопротивление, но в 1040 году его войско было разгромлено под Мервом. В течение следующих пятнадцати лет сельджукиды овладели территорией Ирана и Ирака, подступив к Багдаду. В 1055 году Тогрыл-бек изгнал из «Столицы полумира» бувейхидский гарнизон и вынудил халифа аль-Каима (1031–1075 гг.) объявить его «султаном и царем Востока и Запада».

   Халиф возложил на голову победителя двурогую корону и перепоясал его двумя мечами. Так зародилась империя Великих Сельджуков.

* * *
   В XI веке началось продвижение тюркских племен на Ближний Восток: карлуки, сельджуки, туркмены, чигили, ягма. Летописцы отмечают, что их предводители приходили к власти с удивительной легкостью. Удивительной – потому, что армии кочевых тюрков были малочисленными. Как бы там ни было, но в итоге произошло глубокое проникновение тюрков в военные и государственные институты почти всех мусульманских стран к востоку от Египта.

   В 1063 году власть в империи Великих Сельджуков перешла к сыну Чагры-бека – султану Алп-Арслану. Он владел Ираном, Ираком и Закавказьем (Армения, Азербайджан, Восточная Грузия), а также значительной частью Малой Азии.

   С 1064 года первые тюркские отряды начали проникать в Сирию. Разгромив византийского императора Романа Диогена, Алп-Арслан открыл огузским племенам дорогу в Малую Азию. Однако лидерство среди вторгнувшихся в Анатолию тюрков захватил один из эмиров – Сулайман (1077–1086 гг.). Он предпринял решительные меры по усилению своей власти, в результате чего на территории областей, некогда входивших в состав Византийской империи, образовалось независимое государство Сельджукидов Рума. Сулайман присвоил себе титул султана и стал править созданной им державой.

загрузка...
Другие книги по данной тематике

Джеффри Бибб.
Две тысячи лет до нашей эры. Эпоха Троянской войны и Исхода, Хаммурапи и Авраама, Тутанхамона и Рамзеса

Андрей Низовский.
100 великих археологических открытий

Дмитрий Самин.
100 великих архитекторов

В. А. Зубачевский.
Исторические и теоретические основы геополитики

Николай Скрицкий.
100 великих адмиралов
e-mail: historylib@yandex.ru
X