Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Карл Расселл.   Ружья, мушкеты и пистолеты Нового Света. Огнестрельное оружие XVII-XIX веков

Вертлюжные орудия мушкетного типа

   Сделанные в виде мушкетов вертлюжные орудия всегда были дульнозарядными вплоть до тех времен, когда американцы в период Войны за независимость приняли на вооружение нарезные крепостные орудия для использования их на судоходных реках Вирджинии. Такое оружие весило около 50 фунтов, а отдельные образцы его стреляли ядрами весом 4 унции. Имеются свидетельства того, что оно производилось во Фредериксбурге, штат Вирджиния, в 1776 году, и несколько образцов его дошли до нашего времени. Совершенно точно известно, что они вышли из мастерской Раппаханнок-Фордж, располагавшейся на другом берегу реки напротив Фредериксбурга. Не существует, однако, никаких свидетельств того, что нарезные вертлюжные орудия бывали в ходу во внутренних водах в эпоху меховой торговли. Хикс упоминает опытные «крепостные ружья», которые выпускались в 1847 году арсеналами в Спрингфилде и Харперс-Ферри, но они, по всей видимости, никогда не применялись в боевых действиях. Эти орудия выпускали ядра весом 3 унции и весили около 30 фунтов. Они относились к оружию капсюльного типа, «устанавливаемому на специальной треноге, приспособленной для перевозки на лошадях». Два дошедших до наших времен образца этого оружия хранятся в музее Спринг-филдского арсенала.

   7 ноября 1807 года Генри Дирборн из военного министерства писал Джеймсу Стабблфилду в арсенал Харперс-Ферри, прилагая к письму чертеж вертлюжного орудия: «Его следует выполнить очень прочным, полировать ствол отнюдь не надо. Вполне подойдет обычный мушкетный замок. Ствол должен быть толще обычного, поскольку ему придется выносить большие нагрузки. Вообще орудие должно быть достаточно прочным, чтобы его можно было снаряжать очень сильным зарядом пороха. Казенная часть в районе приклада тоже должна быть очень прочной и обычной длины, как у мушкета. Вы должны как следует испытать его, прежде чем отправить по назначению. Штырь вертлюга сделайте длиной 41/2, дюйма, когда же вы будете испытывать орудие, то поместите штырь в отверстие в бревне, чтобы проверить его прочность, как и прочность самого орудия». 23 декабря 1807 года Дирборн подтвердил получение «крепостного орудия» и просил изготовить еще шесть. «Установите еще прицел ближе к середине ствола, а крепление приклада к стволу шпильками замените на еще одно кольцо. Закончив работы, переправьте их к нам». 1 августа 1808 года Дирборн подтвердил получение еще шести вертлюжных орудий.

   Архивы Управления вооружений открывают нам новые подробности из истории вертлюжных орудий, применявшихся армией и военно-морским флотом, но записи об установке подобного вооружения на правительственных судах, действовавших на Огайо, Миссисипи и Миссури, однозначно свидетельствуют о том, что таких орудий было изготовлено больше, чем это следует из счетов, оплаченных Управлением вооружений.

   На рис. 48, а изображено вертлюжное орудие мушкетного типа, конструкция которого описана Дирборном в 1848 году и которое, как следует из его переписки, было изготовлено Питсбургским арсеналом, где появилось на свет также и все более мощное оружие, отправленное на Запад в 1813—1823 годах. Круглый в сечении стальной ствол без нарезов имеет в длину 33 дюйма и калибр 1,25 дюйма; первоначально снабженный кремневым замком, он был впоследствии переделан в капсюльную систему. На замке имеется маркировка «U. S. Pittsburgh».

   В архивах управления зарегистрированы также и контракты 1814 года между правительством и компанией «Трайон и Дж.Дж. Генри» на изготовление двадцати магазинных вертлюжных орудий, оснащенных системой, изобретенной Джозефом Г. Чемберсом. Предположительно, еще несколько контрактов на такую «утерянную» оружейную систему было заключено федеральным правительством и некоторыми штатами. Сохранилось в архивах и официальное одобрение этих сделок, как и указание военно-морского министра о поставке пятидесяти магазинных орудий. Восемь из этих орудий были установлены в 1814 году на корабле «Воитель» в Филадельфии, и Джордж Харрисон, представитель военно-морского флота в Филадельфии, получил указание отправить пятнадцать магазинных орудий коммодору Шанси на Великие озера для того, чтобы он смог испытать их там в реальной боевой обстановке, установив их на легких канонерках, действовавших тогда в этом регионе. Ни одного экземпляра этих орудий по сию пору не найдено.



   Рис. 48. Вертлюжные орудия для стрельбы с упором в плечо: а – тяжелое вертлюжное орудие мушкетного типа, первоначально кремневое, позднее переделанное в капсюльную систему. Данный экземпляр был найден на дне морского залива неподалеку от Нового Орлеана; б – кремневое вертлюжное орудие-мушкетон. Орудия такого типа часто использовались на речных судах в конце XVIII и начале XIX в. Стволы делались из меди или железа



   В перечне вооружения, заказанного и полученного правительством Соединенных Штатов за пятилетний период 1817—1821 годов, имеется позиция «25 1-фунтовых железных вертлюжных орудий», а также упоминание о 1120 фунтах картечи для вертлюжных орудий. Эти орудия значатся в разделе «Пушки», и нет сомнений в том, что они были того типа, который изображен на рис. 46. Как признак относительной редкости вертлюжных орудий в номенклатуре военного министерства можно указать на тот же самый перечень, в котором среди прочего вооружения страны значатся 306 шестифунтовок и около 500 пушек и мортир различных калибров.

   Не может быть и вопроса о самом раннем использовании легких пушек и вертлюжных орудий правительством Соединенных Штатов при создании факторий для торговли с индейцами в форте Осейдж. Эли Б. Климсон в своем письме Джеймсу Уилкинсону от 30 ноября 1808 года из недавно основанного форта Осейдж сообщает: «Когда охране был отдан приказ, они [индейцы племени осейдж] выказали некоторое сопротивление и в одном или двух случаях не покинули суда до тех пор, пока на них не была нацелена трехфунтовка». Многочисленные упоминания в дневнике Джорджа С. Сибли, представителя Управления торговли с индейцами в форте Осейдж, ясно показывают, что вертлюжные орудия были доставлены на новую факторию в 1808 году на правительственных судах и были оставлены для вооружения форта.

   Появление установленных на фортах орудий в необжитых районах Запада сопровождалось и даже предшествовало использованию орудий частными торговцами. Мануэль Лайза использовал вертлюжные орудия на своих килевых лодках в самом начале века. В 1807 году и чуть позже, в 1811 году, он завез орудия для своей фактории в устье реки Йеллоустон. Когда он ликвидировал эту факторию и построил в 1813 году форт Лайза рядом с местом нынешнего города Омаха, он снова применял здесь вертлюжные орудия. 22 февраля 1813 года один из людей Лайзы, некто Л. Аршамбо, тянул сани с сеном через замерзшую реку неподалеку от форта. Уже на подходе к форту он был обстрелян и убит индейцами. «Мы… установили два вертлюжных орудия на берегу реки, но, к сожалению, наша картечь не доставала до них, и они [индейцы] держались подальше от нашего огня… Они сняли с Аршамбо скальп и изрубили его тело на части».

   Образцы вертлюжных орудий, о которых точно известно, что они были установлены и использовались меховыми торговыми факториями на Дальнем Западе, редко можно встретить в современных собраниях оружия. У. Реймонд Вуд сообщает о находке отдельных частей одного из легких орудий в результате раскопок 1954 года на месте фактории Меховой компании реки Колумбии, некогда располагавшейся в устье реки Уайт-Эрт, округ Маунтрейл, штат Северная Дакота. Эти части орудия были разбросаны вокруг того места, где в 1825—1829 годах располагалась торговая фактория. «Количество и форма этих частей позволяют предположить, что орудие разорвалось во время стрельбы. Оно имело около 21/2 фута в длину, диаметр канала ствола равнялся примерно 2 дюймам, и орудие было оснащено круглым штырем для установки».

   Доктор Томас, совершивший в 1809 году переход в составе охотничьей партии Меховой компании Миссури, будучи около поселения индейцев мандан, оставил в своем дневнике следующую запись: «28 июня все лодки, спускавшиеся по реке [Осейдж], собрались вместе, и мы выступили одной группой. Уже 8 июля мы подошли к форт Осейдж и, приближаясь, салютовали им залпами из нескольких орудий с наших судов, оснащенных оружием. С форта нам любезно ответили салютом, дав равное число залпов». Но даже и во время салютов происходили несчастные случаи. Празднование 4 июля «завершилось балом. Я с прискорбием должен поведать об инциденте, который изрядно испортил нам все веселье. Во время салюта из пушки ее ствол разорвался как раз тогда, когда канонир поднес фитиль к затравочному отверстию… Весьма сомнительно, чтобы он выжил».

   За период 1813—1821 годов армия Соединенных Штатов получила из Питсбурга 108 орудий для вооружения ее опорных пунктов в западных штатах и на необжитых территориях. Вместе с этими орудиями было поставлено и 29 079 пушечных ядер и около 174 тонн картечи. Наряду с ядрами и картечью форты на Западе получили также восемь с половиной тысяч выстрелов картузного заряжания.

   Первым значительным случаем применения этих артиллерийских орудий против индейцев стало «фиаско с арикара» 1823 года, которое подробно описано Читтенденом и в бюллетенях военного министерства, опубликованных в 1823 году. Две шестифунтовки, одна двенадцатифунтовая гаубица и несколько вертлюжных орудий были взяты полковником Генри Ливенвортом, отправившимся со своим отрядом численностью около трехсот белых и восемьсот индейцев племени сиу из города Каунсил-Блафс на штурм укрепленных частоколом поселений индейцев племени арикара в устье Гранд-Ривер. Расстояние от Каунсил-Блафс до поселений индейцев составляло около 1030 километров, и орудия и другое тяжелое снаряжение транспортировались на килевых лодках. Лейтенант Моррис и сержант Перкинс командовали артиллерией, которая обстреливала деревню племени арикара 10 августа 1823 года с восьми утра и до полудня. Но последовавшая было атака пехоты была приостановлена, в связи с началом мирных переговоров, до третьего дня, 12 августа. За это время воины племени арикара вместе со своими женщинами и детьми сумели тайно уйти из осажденного поселения. Читтенден, описывавший эти события восемьдесят лет спустя, считал, что артобстрел не нанес сколько-нибудь значительных поражений живой силе противника [кроме смерти вождя племени, Серые Глаза, который был сражен первым выстрелом], ибо, как стало ясно из слов, брошенных Маленьким Солдатом [заместителем командира, участвовавшим в переговорах], индейцы во время обстрела лежали на земле, и большинство выстрелов прошло у них над головами. При попадании ядра в их глиняные мазанки эффект был незначителен.

   Некоторые охотники-трапперы, бывшие при отряде, вопреки приказаниям полковника Ливенворта подожгли и разрушили селения племени арикара.

   Отдельные ссылки, подтверждающие военное применение крупных армейских орудий на Западе, можно найти в современных им записках армейских офицеров. Филип Кук, дневниковым записям которого всегда можно верить, если речь идет о том, что он видел или делал, повествует о своем пребывании в составе охраны охотничьего отряда, двигавшегося в Санта-Фе в 1829 году, когда индейцы ара-пахо и команчи окружили их лагерь.

   «Тогда я со своими людьми выдвинулся к внешней границе лагеря, который был полностью открыт; шестифунтовка, мимо которой мы прошли, послала ядро поверх наших голов, и я увидел, как оно ударило прямо в центр неприятельского скопления воинов, до которого было около полутора километров, и нанесла им изрядный урон. Затем орудие было нацелено на верховой отряд врага, который несся галопом ярдах в четырехстах или пятистах от нас, вдоль склона холма; картечь ударила по ним, но поразила лишь одного».



   Рис. 49. Шестифунтовое полевое орудие



   Индейцы отступили, но 11 августа этот же отряд снова на полном галопе окружил лагерь ранним утром. «Мы успели увидеть огонь картечного выстрела из шестифунтовки, стоявшей на окраине лагеря, по индейцам, галопом несущимся за пределами выстрела из мушкета; один из них был сбит на землю». В самом конце 1829 года отряд Кука возвратился в форт Ливенворт. «Артиллерийское орудие, которое обычно тянула шестерка мулов, вернулось, влекомое парой волов». На рис. 49 изображено шестифунтовое орудие такого типа.

   Роденбуг, офицер 2-го драгунского полка, оставил запись о применении легкого орудия в чрезвычайно неблагоприятных обстоятельствах – среди поросших кипарисами и пальмами болот Флориды во время войны с семинолами: «У нас были при себе шестифунтовка и гаубица, стрелявшая картечью, снарядами и ракетами Конгрева по плотной массе растительности – ибо там не было ни клочка пространства, куда взор мог проникнуть далее чем на 3 фута – тогда как на левом фланге располагались теннессийцы, драгуны на правом, а артиллерия по центру».

   Капитан Филип Кук, накануне отправления из Миссури с пятью ротами 1-го драгунского полка, в 1844 году писал: «Вы также должны обратить внимание на те две медные гаубицы на левом фланге – мы возьмем их с собой. Эти двенадцатифунтовые орудия, как говорят, весьма эффективны против индейцев. Индейцы, по слухам, могут устоять против лука и стрел и даже против ружейного огня, но «не выносят артиллерийского обстрела». Упомянутые здесь двенадцатифунтовки представляют собой все те же орудия Фремона, изображенные на рис. 53.

   Позднейшие торговые партии сделали регулярной практикой установку легких орудий на носу своих килевых судов и на брустверах или в блокгаузах своих фортов. Не так уж много из этих старых орудий дошло до наших дней. В собрании Исторического общества Миссури в городе Сент-Луис имеется бронзовый экземпляр орудия, изображенного на рис. 50, а. Его ствол калибра 2 дюйма имеет в длину 36 дюймов. Он был отлит А. Фултоном из города Питсбурга в Пенсильвании около 1839 года и был доставлен на судах Американской меховой компании Джона Джекоба Астора в верховья Миссисипи для обороны против нападений индейцев и для сигнализации о прибытии судов к торговому посту. Вероятно, здесь он был установлен на лафет, подобный изображенному на рис. 50, б, или аналогичному у орудия из форта Нискуалли, изображенному на рис. 55.

   Еще до того, как его компания приступила к активной деятельности на Миссури, Астор оснастил свои представительства на реке Колумбии вертлюжными орудиями и четырехфунтовками, пригодными для применения с речных судов и для установки на колесные лафеты. Росс повествует, что летом 1813 года люди Астора разделились, чтобы провести последнюю инспекцию периферийных отделений фирмы – «Шевхапс, Спокан, Уоллейметт, Оканагон и Снейк», – прежде чем распустить его компанию. На пути вверх по течению Колумбии они столкнулись с большим отрядом индейцев – около 2 тысяч человек на 174 каноэ – поблизости от места современного города Уолла-Уолла. Старый вождь индейцев Таммеатапам, всегда дружески настроенный к людям Астора, все же убеждал их повернуть назад из-за враждебного отношения своих людей. «Но мы пригласили его подняться на борт одного из наших судов и продемонстрировали ему медное четырехфунтовое орудие, несколько ручных гранат и ракет». После этого белым было позволено подняться в верховья реки без всякого сопротивления. «Мы поняли, что на решение Таммеатапама в значительной степени повлияла наша большая пушка».





   Рис. 50. Судовое орудие Американской меховой компании: а – две проекции бронзового судового орудия Американской меховой компании длиной 36 дюймов, использовавшегося на реке Миссури. Калибр приблизительно 2 дюйма; б – обычный способ установки легкого орудия на колесном лафете при использовании с речных судов. При отсутствии надежных тросов взамен применялись стебли конопли. На реках Огайо и Миссисипи с этой же целью порой применялись волокна из коры азимины



   В декабре 1813 года, после продажи Астории, Росс со своей охотничьей партией спустился по течению Колумбии, следуя в недавно построенный форт Джордж. «У начала Каскадов[36], места, всегда известного своими плохими обитателями, мы встали лагерем на ночь и всю ночь почти не спали из-за улюлюканья и криков дикарей, которые бродили среди деревьев вокруг нас… В конце концов мы дали по зарослям несколько выстрелов из трехфунтовки, что заставило их держаться подальше от нас».

   Вскоре после неприятностей, постигших людей Астора (в январе 1814 года), новые владельцы компании – Британская Северо-Западная компания отправила экспедиционный отряд вверх по течению Колумбии с заданием эвакуировать все запасы для внутренних районов страны. Отряд подвергся нападению и был ограблен как раз в районе Каскадов. В качестве ответной меры Мактейвиш возглавил сильно вооруженный отряд для «зачистки» беспокойного района. «Кроме обычного вооружения и снаряжения мы взяли с собой два тяжелых орудия, шесть вертлюжных орудий, абордажные сабли, ручные гранаты и наручники, – писал впоследствии он, – причем большей частью все это было получено со складов Астора». Обстоятельства не позволили осуществить репрессии в отношении виновных индейцев, несмотря на превосходство в вооружении.

   Отдельные позиции в архивах Компании Гудзонова залива, относящиеся к началу XIX века, ясно свидетельствуют, что ее суда на реке Атабаске и в других канадских водах обычно были оснащены легкими орудиями. Упоминания об этих орудиях как о «мортирах» отнюдь не обязательно соответствуют тому, что ныне технически понимается под мортирами или минометами.

загрузка...
Другие книги по данной тематике

Сабатино Москати.
Древние семитские цивилизации

Анна Ермановская.
50 знаменитых загадок древнего мира

Елена Кочемировская.
10 гениев, изменивших мир

Фируз Казем-Заде.
Борьба за влияние в Персии. Дипломатическое противостояние России и Англии

Николай Непомнящий.
100 великих загадок русской истории
e-mail: historylib@yandex.ru
X