Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Карл Расселл.   Ружья, мушкеты и пистолеты Нового Света. Огнестрельное оружие XVII-XIX веков

Американские ружья

   Всегда высоко ценившие оружие создатели армии Соединенных Штатов заложили традиции, которые гарантировали принятие на вооружение того или иного вида оружия. Жители пограничья, вооруженные кентуккийскими ружьями, покрыли себя славой в годы Войны за независимость, и в 1792 году в составе совсем молодой армии Соединенных Штатов появился батальон стрелков. Ружья для этого батальона были закуплены правительством у некоторых из хорошо известных оружейников Пенсильвании. Эти длинноствольные, относительно небольшого калибра кремневые ружья и их предтечи «изменили весь ход мировой истории, сделали возможным заселение континента и в конце концов освободили нашу страну от иноземного владычества».

   Это огульное суждение Джона Диллина не осталось не замеченным военными историками, имевшими другое мнение. Гарольд Л. Питерсон в своей рукописи «Американское оружие времен колониального периода» высказывает честное и убедительное мнение о статусе – или отсутствии статуса – ружей в американской армии времен Войны за независимость. Не может быть оспорен тот факт, что в составе вооружения собственно ружей было весьма мало в сравнении с числом мушкетов, которыми, по архивным данным, и было вооружено подавляющее большинство из 300 тысяч человек, сражавшихся против британцев. Тактика сражений той эпохи требовала, чтобы противостоявшие друг другу силы сходились массовыми формированиями и вступали в перестрелку на незначительном расстоянии. Главными свойствами стрелкового оружия в подобной ситуации становились легкость заряжания и наличие штыка для рукопашной схватки. Ружье, доступное для солдата, сражавшегося за независимость, не отвечало этим требованиям. Однако в результате последовательности особых обстоятельств, созданных в ходе войны, американские стрелки смогли измотать своих противников и одержать несколько феноменальных побед, используя позаимствованную у воинов-индейцев тактику и точность стрельбы своего оружия на дальние дистанции. Психологический эффект от этих успехов ощутили вскоре как противники, так и вооруженные мушкетами американские солдаты. То, что американские ружья превосходили все остальные виды стрелкового оружия, стало убеждением многих людей во всех частях мира вскоре после окончания Войны за независимость. Несколько демонстраций, произведенных американскими обитателями «медвежьих углов» в ходе этого конфликта и войны 1812 года, сыграли заметную роль в приближении тех дней, когда в армиях всего мира стало все шире использоваться нарезное оружие.

   Американская винтовка образца 1803 года. Первая стандартизированная американская винтовка была выпущена арсеналом Харперс-Ферри в начале 1803 года. Хотя документы Управления вооружений указывают на то, что прототип этой винтовки появился только в 1804 году, существуют достаточно веские свидетельства того, что в действительности ее производство началось раньше. Генри Дирборн из военного министерства писал в 1803 году: «У меня имеются столь убедительные доказательства преимущества короткой винтовки над длинным ружьем (повсеместно используемым) в реальной боевой обстановке, что я в душе нисколько не сомневаюсь в превосходстве короткой винтовки большего калибра над длинным ружьем, состоящим сейчас на вооружении, как и в превосходстве жесткого стального шомпола над обычным деревянным. Легкость, которую такие винтовки имеют при заряжании, вкупе со сниженной способностью к загрязнению, предоставляют несомненное преимущество людям, обладающим равным опытом и сноровкой, над теми, кто вооружен обычным длинным ружьем».

   Тот же Дирборн указывает, что ствол предлагаемой новой винтовки не должен превышать в длину 33 дюйма, а также должен иметь калибр под круглую пулю в 1/13 части фунта весом, то есть примерно 0,54 дюйма.

   Стволы должны быть круглыми от дульного среза и на протяжении 10 британских футов, и отнюдь не излишней толщины, особенно в его круглой части. Детали антабок должны быть сделаны из меди. Необходимо изготовить по крайней мере 2 тысячи таких винтовок…



   Известно, что в 1803 году экспедиция Льюиса и Кларка располагала несколькими единицами винтовок этого образца.

   Первая партия винтовок образца 1803 года выпускалась арсеналом Харперс-Ферри с 1803 по 1807 год. Количество единиц оружия, полученных военным министерством в 1804 году, составило 4 тысячи штук. Полковник Бомфорд из Управления вооружений в своем докладе от 30 ноября 1822 года сообщает, что за пять лет этого первого периода производства было выпущено 4023 единицы оружия. Когда в марте 1810 года полковник Джон Вайтинг посетил Харперс-Ферри в ходе инспекционной поездки, он обнаружил на складе готовой продукции 188 длинных ружей и 3113 винтовок образца 1803 года, изготовленных в арсенале. Саттерли определил объем производства винтовок в 4965 единиц до 1808 года.

   Заряд для снаряжения оружия состоял из навески мелкозернистого ружейного пороха от 90 до 100 гран, находившейся в бумажном патроне вместе с круглой пулей весом в половину унции (калибра 0,54 дюйма). Пуля была обернута в патч (лоскут) парусины или тонкой кожи, обильно смазанный жиром. При увеличении порохового заряда отдача, как повествует сохранившийся архивный документ, становилась «просто жуткой».

   Тенч Кокс, глава Комиссии по общественным поставкам, резко критиковал многие характеристики винтовки. Он выступал за то, чтобы ребро под стволом было убрано, а укороченный приклад заменен полноразмерным. Он также считал, что стальной шомпол будет повреждать нарезы и что его необходимо заменить на такой же с медной насадкой на конце. В будущем, по его мнению, винтовка должна была иметь ствол длиной 38 дюймов. Для замка винтовки, считал он, отведено слишком мало пространства, а зарядная рукоять настолько сужена к концу, что существует опасность ее срыва при взводе и самопроизвольного выстрела, особенно в сухую морозную погоду… Пластина, сквозь которую проходит спусковой крючок, сделана из меди, которая вскоре изотрется… Полость в прикладе для приспособления для чистки ствола, запасного кремня и ветоши сделана таким образом, что открывается штифтом, находящимся у затыльника приклада, так что один случайный удар приклада о камень или пень приведет к его открытию… Курок плоский, тонкий и непрочный… Винт курка слишком слабый… Прорезь в головке винта слишком узка для жала отвертки.



   Несмотря на все возражения Кокса, винтовка образца 1803 года продолжала выпускаться без всяких изменений в конструкции еще семь или восемь лет.

   Война 1812 года много сделала для повышения доброй репутации винтовки, и в ходе ее родился план создания трех новых стрелковых полков. В 1813 году были разработаны четыре образца винтовки, которые стали для всех возможных практических целей тем, чем ранее было оружие, выпускавшееся с 1803 по 1807 год; и в 1814 году арсенал Харперс-Ферри приступил к выпуску второй серии винтовок образца 1803 года. Спрингфилдский арсенал также производил детали этого оружия начиная с 1814 года. Генри Деринджер и Роберт Джонсон в 1814 году подрядились выпускать модернизированный вариант этого оружия, и пятьдесят одна винтовка была сделана у Деринджера, но позднее как Джонсон, так и Деринджер переключились на выпуск винтовки образца 1817 года в соответствии с указаниями военного министерства.

   Некоторые из винтовок, сделанных в 1814 году, имели стволы длиной 36 дюймов, но другие выпускались в соответствии с исходным образцом 1803 года. Кстати сказать, некоторые из экземпляров, выпущенных в 1807 году и ранее, также имели 36-дюймовые стволы. Как ни удивительно, имеется значительное число разновидностей этой винтовки из числа коллекционных экземпляров, доступных для изучения. Ствол варьируется в длину от 32 до 36 дюймов, его восьмигранная часть составляет от 11 до 13 дюймов, причем отдельные экземпляры оснащены шнеллером. Укороченный приклад, стальной гребень под стволом, шейка ложи в виде полупистолетной рукояти, спусковая скоба, уплощенный курок, изогнутая накладка затыльника приклада и медные аксессуары, похоже, являются непременными атрибутами этой модели, как и калибр 0,54 дюйма. Попыток оснастить эту модель штыком никогда не делалось.

   Саттерли приводит статистику относительно производства винтовки этого образца в течение с 1803 по 1818 год. В существующих коллекциях есть винтовки с выбитым на них годом производства «1819», к тому же нам известен доклад Бомфорда от 30 ноября 1822 года, что позволяет заключить, что винтовка этого образца выпускалась и в 1819 году. По данным архивов Управления вооружений можно подсчитать, что американская винтовка образца 1803 года была выпущена в количестве 19 726 единиц.

   Образец, изображенный на рис. 36, а, типичен для этой винтовки. Ствол длиной 35 дюймов имеет семь нарезов и калибр 0,54 дюйма. На стволе восьмигранной у казенной части формы выбита маркировка – буквы «US» и орел поверх буквы «Р». Маркировка имеется и на полированной накладке замка, перед курком с плоским ударником – орел и щит с буквами «US» на нем; позади курка надпись «Harpers Ferry 1818». Затыльник приклада несколько вогнут внутрь, чтобы обеспечить лучший упор в плечо, в нем имеется полость для принадлежностей для чистки ствола, закрытая медной накладкой. Все детали фурнитуры сделаны из меди. Стальной шомпол закреплен ниже железного ребра, которое проходит под стволом и выступает на 3 дюйма из передней оконечности цевья. Спусковая скоба доходит до начала полупистолетной шейки ложи.

   Полковник Глюкман считает, что стволы некоторых из этих винтовок не имели нарезов, когда выходили из ворот фабрики, и коллекционные образцы без нарезов это мнение подтверждают. К тому же в некоторых спецификациях раннего периода упоминаются «гладкие» (sic!) винтовки образца 1803 года, которые, несомненно, являются гладкоствольным оружием калибра 0,54 дюйма.

   Поскольку экспедиция Льюиса и Кларка располагала несколькими первыми экземплярами этих винтовок, из их донесений 1804—1806 годов мы получаем самые первые сведения о том, как винтовка образца 1803 года вела себя в реальных условиях.





   Рис. 36. Американские винтовки: а – американская винтовка образца 1803 г. (кремневый штуцер), два вида; б – американская винтовка образца 1817 г., кремневый штуцер («обычная винтовка»); в – американская винтовка системы Холла образца 1819 г., кремневый казнозарядный штуцер; г – американская винтовка образца 1841 г., капсюльной системы



   Зимой 1803/04 года, когда экспедиция расположилась на зимовку лагерем напротив устья реки Миссури, некоторые из двадцати шести солдат, рядовых, сопровождавших экспедицию, ежедневно практиковались в стрельбе «с руки» на дистанции в 50 ярдов. Дневник, который вели Меривезер Льюис и Уильям Кларк, пестрит повествованиями об охотничьих вылазках, совершенных членами экспедиции на ее пути к тихоокеанскому побережью и обратно. В целом винтовка оправдала себя, за исключением случаев охоты на полутонного медведя гризли. После нескольких встреч с шатунами гризли и охоты на них с нарезной винтовкой Льюис записал: «Эти медведи столь живучи, что я предпочел бы скорее помериться силами с парочкой индейцев, чем с одним медведем».

   Весьма похоже на то, что винтовки, которыми были вооружены члены экспедиции Зебулона Пайка (один сержант, два капрала и шестнадцать рядовых) во время своего похода на Юго-Восток в 1806—1807 годах, были именно винтовками образца 1803 года. В городке Саус-Парк, штат Колорадо, Пайк записал: «Разорвался ствол одной из наших винтовок, что стало изрядной неприятностью для нас, так как ранее у трех ружей тоже разорвало стволы, а еще пять были повреждены во время наших переходов. Один из моих людей вооружен теперь моей собственной саблей и пистолетами». У экспедиции Льюиса и Кларка тоже были проблемы с вышедшими из строя винтовками, но они взяли с собой запасные части, и оружие удалось отремонтировать.

   Экспедицию майора С.Г. Лонга в его походе через Скалистые горы в 1819 году сопровождало несколько стрелков. В своем дневнике Лонг записал, что его солдаты были вооружены «нарезными ружьями». На территории штата Арканзас в ночь на 30 августа трое из его людей «рванули за холмы» и прихватили с собой несколько первых экземпляров винтовки образца 1803 года, пущенной в гражданский обиход.

   Полки регулярной пехоты часто имели в своем составе «легкие» роты, вооруженные винтовками. Филип Джордж Кук, тогда лейтенант 6-го пехотного полка, оставил воспоминания о переходе в 1829 году от Джефферсоновских казарм до Арканзаса с четырьмя ротами 6-го полка в качестве эскорта, сопровождающего караван торговцев в Санта-Фе. Кроме одной «легкой» роты, вооруженной «коротышками» (винтовками с укороченным прикладом образца 1803 года), под его командой были солдаты с мушкетами. С точки зрения Кука, его стрелков весьма остерегались враждебные индейцы, с которыми они несколько раз вступали в схватки. Во время перехода от форта Ливенворт к Каунсил-Блафс в 1831 году Кук из своей винтовки подстрелил оленя на расстоянии 100 метров. Он также «сбил навскидку кроншнепа пулей на расстоянии 55 метров. Клюв птицы оказался длиной 4 дюйма, а сама она размером со сноп».

   Кроме тех единиц оружия, которые оказались на Западе, придя туда на плечах пехотинцев, 2429 винтовок были отгружены из Питсбурга в западные штаты и территории за период 1813—1821 годов. К тому времени, когда в производство пошла винтовка образца 1817 года, ее предшественница образца 1803 года уже прочно обосновалась в тех краях, которые позже стали штатами Южная Дакота, Канзас, Небраска, Колорадо, Нью-Мексико, Оклахома, Арканзас и Техас, и в значительной степени вытеснила традиционные на Западе длинные ружья, состоявшие на вооружении регулярной армии. В обращении находилось так много винтовок этого образца как у обитателей пограничных районов, так и колонистов на просторах к востоку от Миссисипи, что можно предположить – жители селений вдоль путей к этим районам тоже стали проявлять интерес к этому оружию.

   Подводя итог, можно сказать, что первые стандартизированные американские винтовки, которых было выпущено около 20 тысяч единиц, оказали значительное влияние на более позднее оружие отечественной разработки. Они проложили путь к созданию «обычной винтовки», иначе винтовки образца 1817 года, а их удобство и изящество очертаний подвигли частных производителей оружия скопировать некоторые из их свойств при изготовлении своих равнинных или горных ружей, оружия, которое в течение четверти века было любимым оружием обитателей горных районов.

   Тот факт, что американская армия не отказалась от винтовки образца 1803 года, подтверждают документы, согласно которым 67 комплектов этих винтовок было направлено в регулярные войска в 1836 году. К этому времени в армейских арсеналах хранилось уже не менее 15 тысяч винтовок образца 1817 года.

   Американская винтовка образца 1817 года. В то время, когда винтовка образца 1803 года еще выпускалась арсеналом Харперс-Ферри и мастерскими Генри Деринджера, Управление вооружений уже разрабатывало образец новой винтовки. Арсенал Харперс-Ферри в 1818 году создал в металле девять ее вариантов, еще два были сделаны в 1819 году.

   Деринджер 17 марта 1814 года подписал контракт, в соответствии с которым он должен был поставить 2 тысячи единиц винтовок образца 1803 года с некоторыми улучшениями, предписанными Марином Т. Уикманом, главным оружейником арсенала Харперс-Ферри. Во исполнение этого контракта он уже выпустил 51 комплект винтовок, но тут его производство было приостановлено, а ему было предложено выпустить такое же количество винтовок образца 1817 года. Роберт Джонсон из Мидлтауна, штат Коннектикут, также подрядился в ноябре 1814 года на поставку винтовки улучшенной конструкции образца 1803 года, но он не успел еще начать ее производство, как его контракт был изменен на поставку винтовки образца 1817 года. Оба оружейника, и Деринджер, и Джонсон, осуществили свои поставки (2340 винтовок) в 1822 году. Архивы Управления вооружений свидетельствуют, что между 1821 и 1823 годами у четырех подрядчиков было заказано около 18 тысяч комплектов винтовок.

   Деринджер получил указания отгружать заказанные ему винтовки в армейский арсенал в Филадельфии; трое других должны были поставлять свою продукцию в Мидлтаун. К 1830 году было изготовлено 25 539 комплектов, после этого наступил семилетний перерыв. Между 1837 и 1842 годами, в связи с потребностями ведения Семинольской войны, было изготовлено дополнительно еще 3079 винтовок. Общее же количество винтовок образца 1817 года, заказанных и распределенных Управлением вооружений, составило 28 618 единиц. Цифра эта довольно хорошо согласовывается с тем количеством винтовок этой модели, которые числятся как полученные регулярными частями и ополчением. Ежегодные отчеты Управления вооружений по 1842 год включительно показывают, что из всего количества винтовок 7198 единиц (которые офицеры управления всегда именуют «обычными винтовками») были направлены в регулярные войска, а 21 275 единиц в ополчение – то есть всего 28 473 единицы. Наибольший спрос на винтовки существовал в период 1836—1840 годов. Кстати, в первый раз это оружие поступило в регулярные войска в 1836 году. Ополчение же начало получать его с 1829 года. Р.Г. Норт в своих трудах приводит выдержки из переписки, раскрывающие интересные подробности относительно конструкции, производства и испытаний этой винтовки.

   Оружие это, как и его предшественник, имело калибр 0,54 дюйма. Отличия же от предшествующей винтовки заключались в следующем – эта модель имела ствол круглого сечения длиной 38 дюймов, полной длины приклад, скреплявшийся со стволом тремя кольцами, шейку ложи несколько большую в диаметре, чем у образца 1803 года, овальную полость для принадлежностей для чистки, нижнюю антабку, расположенную под спусковой скобой, и шомпол с медной вставкой на конце. Затыльник приклада не имел выреза для упора в плечо. Как и у винтовки образца 1803 года, пластина затыльника была медной, но большинство других деталей сделаны из стали. Ударник курка имел круглую форму, а сам замок идентичен замку винтовки 1803 года, но несколько меньше. Кольца антабок закреплены на полупистолетной шейке ложи и на втором кольце. Рекомендации Тенча Кокса, высказанные им ранее, были учтены, по крайней мере частично, при конструировании этой винтовки. Рис. 36, б изображает винтовку образца 1817 года, на которой выбито клеймо приемки «М» (Джастин Мерфи?) поверх буквы «Р». На накладке замка имеется клеймо в виде орла и «R. Johnson US Middn. Conn». За курком выбита дата «1821».

   Штуцер образца 1819 года (казнозарядный штуцер Холла). Джон Х. Холл из Ярмута, штат Мэн, в 1811 году изобрел и запатентовал способ заряжания кремневых мушкетов, ружей и пистолетов с казенной части. Несколько лет он выпускал казнозарядное оружие этой системы спортивного назначения на собственной фабрике, построенной им в Портленде, штат Мэн. Нет ничего удивительного в том, что он попытался продать свое изобретение правительству Соединенных Штатов; поразительный сюжет этой истории заключается в том, что ему удалось это сделать. Его мастерство и искренность позволили ему преодолеть глубоко укоренившееся в военных предубеждение к казнозарядному оружию и организовать в 1813 году проведение в армии испытаний своего оружия. Его возможности произвели на Управление вооружений глубокое впечатление.

   В своем письме от 24 января 1815 года на имя полковника Бомфорда из правительственного Управления вооружений Холл утверждал: «Я разработал усовершенствование [метода заряжания] в 1811 году, будучи в то время лишь весьма поверхностно знакомым с огнестрельным оружием и не зная вообще никакого метода заряжания огнестрельного оружия с казенной части». Однако его оружие говорило само за себя, и в 1816 году была проведена новая серия правительственных испытаний. 100 единиц штуцеров Холла было закуплено правительством и передано роте стрелков, которые дали положительное заключение о свойствах нового оружия. В сотрудничестве с Уильямом Торнтоном из Вашингтона Холл разработал улучшенную конструкцию запирания казенной части, и в 1819 году штуцер его системы был официально принят на вооружение правительством Соединенных Штатов.

   Согласно условиям его контракта Холл был назначен помощником главного оружейника арсенала Харперс-Ферри с окладом 60 долларов в месяц. Он руководил изготовлением и монтажом необходимого оборудования, и в 1823 году арсенал приступил к выпуску первой тысячи штуцеров. Холл получал роялти в размере 1 доллара за каждое ружье. По окончании в 1824 году выпуска первой партии в тысячу единиц оружия (стоимость которого составила 20 долларов 59 центов за штуку) последовал новый заказ еще на тысячу штук. Этот заказ был окончен в 1827 году по себестоимости 17 долларов 82 цента за штуку. Конгресс Соединенных Штатов заподозрил завышение Холлом расходов и создал комиссию для расследования. Ее выводы были положительными, и Холл продолжил выпускать штуцеры.

   Новая серия испытаний эффективности штуцеров Холла была проведена в 1825 году. Из одной винтовки произвели 7186 выстрелов, хотя стандартное испытание для американского мушкета состояло в 7061 выстреле. Винтовка Холла продемонстрировала наилучшие показатели во всех отношениях, от надежности до скорости огня и точности попадания. В том же 1825 году две роты регулярных войск, расквартированных в форт Монро, получили на вооружение винтовки Холла с тем, чтобы провести более тщательные испытания. После двух лет их использования комиссия преподавателей из школы форта Монро доложила о своей «совершенной убежденности в превосходстве этой системы оружия над всеми другими образцами легкого стрелкового оружия, имеющегося на вооружении в настоящее время». Производство в Харперс-Ферри продолжалось вплоть до 1828 года, кроме того, были приняты меры для запуска в производство оружия этого образца на фабрике Симеона Норта в Мидлтауне, штат Коннектикут. Контракт с Нортом на производство 5 тысяч винтовок системы Холла по цене 17 долларов 50 центов за единицу был подписан 15 декабря 1828 года.

   Взаимозаменяемость деталей оружия всегда была отличительной особенностью в работе Холла в бытность его в арсенале Харперс-Ферри, и требование «точного единообразия соответствующих деталей» стало одним из пунктов контракта Норта. Взаимозаменяемость деталей не была чем-то новым для предприятия Норта, но для государственного арсенала это стало нововведением. Второй контракт на выпуск 4 тысяч винтовок системы Холла был подписан с Нортом в 1835 году. После выполнения этого заказа и вплоть до своей кончины в 1852 году Норт выпускал только карабины Холла, оружие, которое уже было подробно описано в этой главе. Общий выпуск винтовок Холла на его фабрике составил 9 тысяч единиц. Винтовки Холла продолжали выпускаться на Харперс-Ферри вплоть до 1844 года, их выпуск составил 22 870 единиц. Холл умер в 1841 году. За двадцать два года своей работы в арсенале он получил, помимо жалованья и премиальных, еще и роялти в сумме 20 220 долларов.

   Винтовка, изображенная на рис. 36, в, представляет собой хорошо сбалансированное оружие общей длиной 53,12 дюйма, со стволом длиной 32,62 дюйма. Казенная часть имеет калибр 0,54 дюйма, ствол калибра 0,52 дюйма с шестнадцатью нарезами имеет слегка воронкообразную форму с расширением там, где к нему примыкает патронник. Вес оружия составляет 10 фунтов и 4 унции без штыка. Приклад сделан из черного ореха. На замке казенника выбито клеймо «J.H. Hall, H. Ferry U.S. 1832». Казенная часть с патронником открывается для заряжания посредством отведения рычага, расположенного перед спусковой скобой. Холл лично составил следующее описание: «Винтовка состоит из патронника, в который помещается заряд и к которому примыкает затвор. Патронник имеет два уступа, расположенных ближе к дульному концу, посредством которых он сцепляется со стволом и которые не позволяют ему открыться при выстреле; эти уступы заходят за клинья из закаленной стали, расположенные позади уступов. Однако патронник не упирается непосредственно в тыльную оконечность ствола, как не упирается он и в ось, на которой вращается; совсем наоборот, патронник даже не соприкасается с тыльной оконечностью ствола; между ней и патронником оставлен зазор для свободного расширения от нагревания при интенсивной стрельбе, а именно от расширения тыльной части за упорами до тыльного конца патронника. Такое же расширение, но направленное вперед, компенсирует зазор в том месте, где патронник соприкасается со стволом. Отверстия в патроннике, сквозь которые проходит ось, сделаны длинными с той же целью, а именно: обеспечить свободное расширение тыльного конца патронника. Канал ствола постепенно расширяется по направлению к казенной части, начиная примерно с расстояния около 1 фута от дульного среза, причем особенно быстро он расширяется на последней 1/2 дюйма ствола, примыкающего к патроннику. Расширение это имеет форму воронки, и диаметр его больше, чем канал патронника».

   К этому можно добавить, что нарезка винтовок Холла отличалась от обычной нарезки тем, что в канале ствола имелось шестнадцать нарезов. Их шаг равнялся 8 футам. Диаметр канала ствола без учета нарезов составлял 0,51 дюйма. Уже упоминавшаяся «взаимозаменяемость деталей оружия» отнюдь не была фигурой речи. Инструкция приемщикам требовала от них разобрать готовые винтовки Холла «скажем, 10 единиц из каждой сотни первых 400 винтовок; после чего 10 из 400, а затем заменить детали каждой из этих 10 винтовок на детали другого десятка».

   В опубликованном документе армейских офицеров-современников относительно оружия системы Холла имеется заметная несообразность. Представляется, что некоторые из этих офицеров выражают свое неодобрение, не изучив толком этого оружия. Часть этих офицеров выступает за применение только мушкетов и отвергает всякое нарезное оружие – равным образом как казнозарядное, так и дульнозарядное. Другие же ограничивают свои протесты только казнозарядным механизмом или новомодными капсюльными замками. Профессор Мейхан из Вест-Пойнта предпринял интеллигентную попытку просветить будущих офицеров армии. В своем обзоре, написанном в 1836 году для курсантов военного училища, он утверждал: «Нарезная винтовка. Когда расстояние до цели менее 170 ярдов, а цель довольно крупна, эффективность двух видов оружия [гладкоствольного мушкета и нарезной винтовки] примерно одинакова. Но для дистанций 230 ярдов и более соотношение значительно меняется в пользу винтовки. Это превосходство нарезного оружия становится особенно заметным у новейших усовершенствованных систем этого оружия, в частности у винтовки Холла, заряжающейся с казенной части».

   О Холле как человеке и об его программе работы в арсенале Харперс-Ферри его современники отзывались в высшей степени лестно, если не сказать больше. Полковник Бомфорд, отвечая 31 января 1827 года на запрос палаты представителей относительно расходов на производство и практичности винтовки Холла, заключил свой доклад лестными словами в адрес его изобретателя: «Будет только справедливо в отношении мистера Холла, изобретателя этого оружия, сообщить вам, что в течение всего этого периода [1813—1826 годы] он целиком посвятил себя, со всем старанием и рвением, усовершенствованию этого оружия и средств для его производства, в чем достиг значительных успехов. Он вполне достоин награды за столь значительное усовершенствование огнестрельного оружия». Подполковник Дж. Толкотт, сменивший полковника Бомфорда на посту начальника Управления вооружений, равным образом высоко ценил деятельность Холла и его самого. Исчерпывающий обзор программы Холла, сопровождающийся приложением рапорта комиссии, состоящей из армейских офицеров, приведен у Фуллера, который оценивает Холла и его оружие следующим образом: «Винтовка Холла представляет собой выдающееся достижение в области развития и совершенствования огнестрельного оружия не только потому, что она стала первой казнозарядной винтовкой, принятой на вооружение, но и потому, что ее конструкция была разработана с применением системы взаимозаменяемых деталей, которая, по мнению многих, имела слишком много противоречий, чтобы быть успешно внедренной. Холл преуспел в развитии этой системы до степени непревзойденной, и, принимая во внимание препятствия в виде работы с достаточно грубыми механизмами того времени, приводимыми в движение мускульной силой или, в лучшем случае, водной энергией, работа его заслуживает высочайшей степени признания».

   Самюэль Кольт встретил в казнозарядной винтовке Холла препятствие своей собственной программе продажи револьверов правительству. Частично в результате давления, оказанного Кольтом с целью получить признание своего оружия с барабанным механизмом, 20 февраля 1837 года в Вашингтонском арсенале собралась комиссия офицеров армии с целью одобрения той или иной системы. При тестировании сравнительной скорострельности ружей комиссия снабдила системы Хакетта, Холла и стандартный мушкет неунитарными (бумажными) патронами, а Кольту и Кокрану предоставила неснаряженные компоненты с тем, чтобы оружие «испытывалось на условиях паритета». Вторая серия испытаний была проведена в июне того же года, на полигоне военного училища Вест-Пойнт, штат Нью-Йорк, той же самой комиссией.

   Винтовка Холла была признана достойной принятия на вооружение как имеющая лучший по сравнению с существующим способ заряжания, когда стрелок находится «в стесненном положении или верхом на лошади».

   «Винтовка, усложненная своим устройством и обращением с ней, ставит солдата в тупик… Винтовки Холла и, несомненно, Хакетта гораздо проще в обращении, не столь чувствительны к уходу и отказывают реже… Испытания, проведенные с винтовкой Холла в 1825 году, дали положительные результаты в отношении характера сопротивления эффектам, действующим при длительной стрельбе… Преимущества ее [при использовании в кавалерии] аналогичны таковым всего оружия, заряжающегося с казенной части, и с патронником, вмещающим только один заряд. Такое оружие, находящееся в руках умеющего с ним обращаться солдата и заряжаемое конным воином, в особенности приспособлено для действий кавалерии. Пуля, будучи в диаметре несколько больше, чем канал ствола, не изменяет своего положения в патроннике при движении лошади. Многозарядное оружие барабанного типа, вследствие трудностей при заряжании конным воином, представляется неприменимым для вооружения кавалерии… Комиссия единодушна во мнении, что оружие системы Холла отвечает всем соображениям, приведенным выше… Комиссия также пришла к единогласному заключению, что стандартное оружие, ныне состоящее на вооружении, – американские мушкет и винтовка, мушкет, винтовка и карабин системы Холла, со всеми усовершенствованиями в конструкции, отвечают в высочайшей степени всем требованиям в отношении применимости, надежности, простоты и эффективности, которые только могут быть предъявлены к вооружению».

   Получая на вооружение винтовку Холла, армия занимала и превосходящее положение по отношению к ополчению. До 1843 года было выпущено около 30 тысяч единиц этого оружия, и примерно одна треть этого количества была направлена в регулярные войска. Самое большое число единиц этого оружия, равно как и «обыкновенных винтовок», было направлено в войска в период 1836—1840 годов. Американо-мексиканская война 1846—1848 годов вызвала новый приток этого оружия, в определенной степени использовалось оно и в ходе Гражданской войны, как со стороны Конфедерации, так и в армии северян. Поврежденные ружья и излишние запасные части были оставлены в развалинах арсенала Харперс-Ферри, когда в апреле 1861 года лейтенант Роджер Джонс с солдатами-северянами подожгли фабрику и отступили перед надвигающимися на город силами конфедератов. Но южанам удалось спасти часть брошенного оружия всех систем и из частей винтовок Холла собрать импровизированные винтовки с капсюльными замками. Робертс демонстрирует одну из этих реликвий, которую взял в качестве трофея и привез к себе домой Уильям Бейли из 118-го Нью-Йоркского полка. Оружейник южан удалил первоначальный кремневый замок и заменил его наковаленкой и курком капсюльного замка, создав в результате дульнозарядное оружие капсюльной системы, стреляющее круглой пулей.

   Винтовка образца 1841 года (капсюльная). В самом начале 1841 года в арсенале Харперс-Ферри была закончена разработка капсюльной винтовки с полноразмерным прикладом, которая в том же самом году была одобрена Управлением вооружений. Официальные архивы сохранили документы, из которых следует, что арсеналы в Харперс-Ферри и Спрингфилде были оснащены оборудованием, необходимым для выпуска этой первой капсюльной винтовки, принятой на вооружение армией Соединенных Штатов. Полковник, однако, в своих мемуарах утверждает, что ему неизвестен никакой образец, изготовленный в Спрингфилде. На некоторых замках винтовок, изготовленных в Харперс-Ферри, имеется дата «1841», однако архивные данные по выпуску продукции свидетельствуют, что окончательно доработанные винтовки начали выпускаться не ранее 1846 года.

   Архивы семейства Трайон позволяют заключить, что фирма «Эдвард К. Трайон и Ко» из Филадельфии 3 апреля 1840 года заключила контракт с Республикой Техас на поставку 1500 армейских винтовок образца 1841 года. Компания Трайона, однако, выпустила 5 тысяч таких винтовок для правительства Соединенных Штатов по цене 12 долларов 87 центов за каждую, в соответствии с контрактом от 22 апреля 1848 года.

   Эли Уитни-младший из Уитнивиля, штат Коннектикут, получил правительственный контракт 22 октября 1842 года на производство 7500 винтовок образца 1841 года по цене 13 долларов за каждую, которые должны были быть поставлены до 1 января 1847 года. Томас Уорнер, бывший мастер-оружейник Спрингфилдского арсенала, осуществлял оснащение фирмы Уитни необходимым оборудованием, а затем курировал производство винтовок. Поставки винтовок производства фирмы Уитни осуществлялись в Новый Орлеан, для вооружения полка добровольцев «Стрелки Миссисипи», организованного в 1846 году. Этим полком командовал полковник Джефферсон Дэвис, прославившийся своими подвигами в ходе американо-мексиканской войны. Он смог настоять на том, чтобы солдаты его полка получили на вооружение новые винтовки, а не те кремневые мушкеты, которые имелись на вооружении в тот момент. Благодаря воинским свершениям этого полка и заслуженной им славе винтовка образца 1841 года с тех пор стала известна как «винтовка Миссисипи».

   27 марта 1848 года Уитни получил заказ еще на 7500 винтовок, а 6 февраля 1849 года – третий заказ на 2500 винтовок по той же самой цене. Четвертый его контракт был подписан 24 мая 1855 года и предусматривал поставку дополнительных 100 единиц винтовок образца 1841 года по цене 11 долларов 62 цента за каждую. Некоторые современные ему авторы именуют винтовку образца 1841 года «винтовкой Уитни», другое ее популярное прозвище – «Егерь».

   Джон Гриффит из Цинциннати подписал 6 декабря 1842 года контракт на поставку 5 тысяч винтовок. Однако он оказался не в состоянии выполнить свои обязательства, и контракт этот был передан фирме «Ремингтон армз компани» из города Илион, штат Нью-Йорк. Несколько позднее «Ремингтон» также получил еще контракт на дополнительные 7500 винтовок. А 11 августа 1862 года он получил заказ на 10 тысяч «модернизированных» винтовок образца 1841 года по цене 17 долларов за каждую и несколько позже, 13 декабря 1863 года, еще заказ на 2500 таких же винтовок по той же самой цене.

   18 февраля 1845 года компания «Роббинс, Кендалл и Лоуренс» из города Виндзор, штат Вермонт, подрядилась изготовить 10 тысяч винтовок по цене 11 долларов 96 центов за штуку. За этим контрактом последовал другой – на 15 тысяч винтовок по цене 12 долларов 87 центов от 5 января 1848 года. Но поскольку в тот момент между партнерами возникли разногласия, второй контракт был заключен только с Роббинсом и Лоуренсом.

   В 1855 году полковник Г. К. Крейг из Управления вооружений выступил с рекомендацией военному министру Джефферсону Дэвису «рассверлить это оружие [винтовку образца 1841 года] до калибра 0,58 дюйма и перенарезать его, а также установить прицельную рамку, подобную установленной на винтовке образца 1855 года, и оснастить винтовку приспособлением для крепления штыка». Дэвис 5 июля 1855 года начертал на докладной свое «о'кей», и с тех пор винтовка стала способна стрелять пулей Минье и получила штык.

   Первоначальная конструкция винтовки изображена на рис. 36, в. Оружие имеет ствол длиной 33 дюйма калибра 0,54 дюйма, в канале ствола – шесть нарезов с шагом

   6 футов. Вся фурнитура изготовлена из меди. На пятидюймовой накладке замка перед курком имеется клеймо в виде распростершего крылья орла с повернутой назад головой и букв «U. S.». Позади курка выбита надпись «Harpers-Ferry 1841». Общая длина оружия равна 48 дюймам; длина шомпола составляет 33 дюйма. Ложе из черного ореха имеет 43,5 дюйма в длину. Общий вес оружия составляет 9,68 фунта. При заряде в 70 гран пороха и с круглой пулей 32-го калибра ее начальная скорость при выстреле достигает 1750 футов в секунду. Кремневый мушкет, будучи заряжен 110 гранами пороха и пулей 17-го калибра, выпускает ее со скоростью 1500 футов в секунду.

   Клуб «Гарольд» в городе Рино располагает винтовкой этого образца, причем у нее сохранился даже кожаный ремень. Мемориальный музей М.Х. де Янга в Сан-Франциско экспонирует такую винтовку (инв. № 53461), датированную 1850 годом и выпущенную арсеналом Харперс-Ферри. Винтовка – экспонат Музея Милуоки (инв. № N3467) – имеет клеймо «Remington's Herkimer, N.Y. U.S. 1849» и была изготовлена по контракту 1842 года.

   Интересно отметить, что Каллендер Ирвин, главный интендант, в 1813 году имел образец клинкового штыка, предполагавшегося для оснащения новой винтовки, который он пытался «продать» военному министру генералу Джону Армстронгу. Ирвин писал: «Сабля, будучи рубящим или колющим оружием, может применяться в качестве такового либо же в виде примкнутого к винтовке штыка. Примененная в виде штыка, она дает солдату преимущество перед врагом с обычным мушкетом, имея 3 фута в длину, и в таком качестве представляется более надежным и – для врага – опасным оружием. Она спокойно пробивает сосновую доску толщиной в 1 дюйм. Чтобы пробить такую же доску обычным примкнутым [к мушкету] штыком, надо приложить гораздо большее усилие… Зная, сколь часто стрелкам приходится действовать в качестве флангового прикрытия, когда они открыты обстрелу со стороны кавалерии, и полагая, что конный стрелок должен быть вооружен таким образом, чтобы иметь возможность действовать, смотря по обстоятельствам, как кавалерист и как стрелок… я убежден, что карабины, оснащенные таким образом [с клинковым штыком], стали бы наилучшим оружием».

   Военный министр предложил Ирвину направить предлагаемый им штык губернатору Вирджинии для заключения, и это было сделано 24 февраля 1814 года. Однако не сохранилось никаких сведений о принятии клинкового штыка Вирджинией или каким-либо другим штатом либо федеральным правительством до модернизации в 1855 году американской винтовки образца 1841 года.

   Винтовка образца 1841 года, разумеется, не добралась до Запада в расцвет эпохи торговли мехами ни в качестве армейского оружия, ни как оружие гражданское. Имеются, однако, свидетельства того, что ею пользовались маунтинмены и эмигранты на охотничьих тропах Орегона и Калифорнии в эпоху наплыва на землю обетованную. Роббинс и Лоуренс обнаружили, что часть выпущенной ими продукции в соответствии с контрактом 1848 года не может быть «принята» правительством. Отвергнутое военными оружие, по слухам, расползлось по торговым каналам, а часть его всплыла «на дороге в Орегон» и в лагерях золотоискателей Калифорнии. Неоспоримым фактом является то, что законом от 2 марта 1849 года Управление вооружений получило право передавать армейское оружие эмигрантам, намеревающимся направиться в Нью-Мексико, Калифорнию или Орегон. Определенная часть винтовок образца 1841 года, использовавшаяся гражданскими на охотничьих тропах Дальнего Запада, вполне могла быть получена из правительственных арсеналов в соответствии с этим законом.

   Винтовки и карабины Кольта. Мы уже знаем, что в дни расцвета меховой торговли некоторые торговцы и охотники уже использовали оружие с вращающимся барабаном, хотя дульнозарядные кремневые мушкеты все еще были в ходу. Точно так же, как отдельные жители приграничья демонстрировали преимущества револьверов армии, так и военные побуждали обзавестись многозарядным оружием не одного маунтинмена. Процесс этот шел во Флориде, Техасе и вдоль всей дороги на Санта-Фе. Число единиц многозарядного оружия, использовавшегося жителями приграничья, было не таким уж большим, но оно знаменовало собой наступление новой эры в вооружении; оно занимает значительное место в истории огнестрельного оружия на Западе. И самым выдающимся является, безусловно, изобретение Кольта.

   К 1837 году патент Самюэля Кольта продолжал действовать (см. раздел «Пистолеты» в главе 2) и компания «Патент армз» заканчивала монтаж производственной линии на заводе в городе Паттерсоне. Более всего Кольт нуждался в покупателях всех типов своего оружия: винтовок, карабинов и револьверов. С самого начала программы продвижения своего товара он знал, что для реализации значительных объемов продаж необходимы прежде всего правительственные закупки. Он сосредоточил свои усилия на том, чтобы привлечь интерес к своей продукции прежде всего правительственных чиновников, и в феврале 1837 года часть образцов его мушкетов и ружей была включена в список казнозарядного и многозарядного оружия, которому предстояло пройти рассмотрение комиссией армейских офицеров, выносившей свое мнение относительно винтовки Холла. Первые испытания были проведены в Вашингтонском арсенале, причем при сравнительном сопоставлении предпочтение отдавалось скорострельности оружия. Оружие Кольта с вращающимся барабаном явно выделялось на фоне казнозарядного мушкета Хакетта, казнозарядных мушкета и винтовки Холла, барабанного мушкета и винтовки Ко крана, винтовки Ливитта и стандартного американского кремневого мушкета.

   В результате испытаний было твердо установлено: пробивная способность оружия Кольта выше, но система Холла была сочтена лучшей, если стрелок находился на коне или в «стесненном положении».

   Многозарядное оружие, напротив, требует различных дополнительных приспособлений, способствующих заряжанию, и приложения значительной мускульной силы для установки заряда на место, так что оно не может быть перезаряжено в стесненном положении или верхом на лошади без неудобств; таким образом, можно заключить, что винтовка Холла и ружье Хакетта являются оружием, пригодным для вооружения легких стрелков, пеших или конных. Это заключение не может быть применимо к многозарядным ружьям, если предположить, что они и в дальнейшем будут снабжены несколькими снаряжаемыми каморами, но это обстоятельство вряд ли будет сочтено практичным во все времена и во всех ситуациях.

   Необходимо заметить, что четыре снаряженных семизарядных барабана Кольта для мушкета весили 13 фунтов 14 унций. Это, вместе с барабаном в мушкете, обеспечивало 35 выстрелов – но «то же число зарядов, носимых при обычном мушкете, имеет вес 2 фунта 12 унций».

   Механизм системы Кольта был сочтен слишком сложным. Заряжание ружья с барабанным механизмом предусматривало отсоединение ствола и снаряжение каждой каморы определенным количеством пороха и пулей, после чего следовало уплотнение заряда особым зарядным приспособлением. Само оружие и все приспособления для его снаряжения производили в процессе зарядки много шума.

   Ввиду того, что капсюльный карабин Холла на тот момент состоял на вооружении армии только три года, комиссия сочла необходимым заметить: «Применение капсюля для инициации порохового заряда при использовании его в боевой практике далеко не всегда успешно… После доработки этой системы она может быть использована войсками в расширенном порядке. Склонность [капсюля] раздражать или даже наносить ранения людям, которые находятся поблизости, была полностью подтверждена в результате испытаний… В многозарядных ружьях, как известно, применяются именно капсюли». В результате испытаний было полностью исключено применение винтовок системы Кокрана, но признано, с оговорками, что оружие Кольта может иметь успех, «когда операции носят особый характер и требуют сосредоточения плотного огня в определенной точке на ограниченный срок». Однако заключительный вывод комиссии полностью перечеркивал даже это вялое одобрение: «Значительный вес этого [Кольта] оружия полностью исключает его применение на поле сражений… По единодушному мнению нижеподписавшихся, ныне принятое вооружение… в высочайшей степени отвечает всем требованиям к удобству применения, надежности, простоте и эффективности, какие только могут быть предъявлены к такого рода вооружению».

   Неблагоприятный вывод комиссии офицеров армии стал чувствительным ударом для Самюэля Кольта, но он не был сломлен. В том же самом году он отправился в Чарлстон, штат Южная Каролина, где местные чиновники были готовы рассмотреть возможность приобретения оружия его системы для ополчения штата. Заказа на сколько-нибудь значительную партию он не получил, но все же продал семьдесят пять пистолетов частным лицам. В начале 1848 года Кольт побывал во Флориде, где две тысячи солдат регулярных войск и такое же число добровольцев сражались с индейцами племени семинолов. Здесь он смог заинтересовать своей продукцией подполковника 2-го драгунского полка Уильяма С. Харни, который рекомендовал своему вышестоящему начальнику, генералу Т.С. Джисапу, приобрести оружие системы Кольта для снаряжения подчиненных. Пятьдесят восьмизарядных винтовок барабанной системы были закуплены правительством Соединенных Штатов у Кольта и появились на поле боя в руках драгун.

   В 1839 году состоялась сделка, которая знаменовала собой поворотный пункт в судьбе Самюэля Кольта, хотя в тот момент это не было очевидно всем ее участникам. Эдвард Уард Мур, командующий только что созданным военно-морским флотом Республики Техас, приобрел партию оружия системы Кольта для своих подчиненных в Балтиморе. В течение четырех лет это оружие, «бывшее среди первого, сделанного его изобретателем», верно служило флоту, после чего было передано техасским рейнджерам. Один из первых печатных отзывов об успехе оружия Кольта в руках конных воинов, сражавшихся против индейцев, появился в газете «Телеграф и Техас реджистер» в ноябре 1840 года: «В ходе последней схватки с индейцами капитан Эндрюс был вооружен одной из патентованных винтовок Кольта, из которой он сделал десять выстрелов за то время, когда сражавшийся рядом с ним его товарищ смог сделать из своей только два. Он считает, что эти винтовки в руках опытных воинов станут самым эффективным оружием в войне против индейцев». Гораздо более значимый инцидент произошел в 1844 году, когда пятнадцать рейнджеров под командованием полковника Джона Коффи Хейса дали бой конным индейцам племени команчей в количестве до восьмидесяти человек. Рейнджеры были вооружены винтовками Кольта, переданными им с флота. Сорок два из восьмидесяти команчей остались лежать на поле битвы, и это доказало, что белый конный воин, вооруженный соответствующим оружием, может на равных сражаться с дикими всадниками равнин. Это сражение получило широкую известность и заставило поверить многих жителей Техаса в то, что барабанное оружие системы Кольта обеспечивает решение одной из их проблем. Именно после этого сражения Самюэль Х. Уокер впервые стал ассоциироваться с револьвером Кольта. Он был одним из солдат Хейса, дравшихся против индейцев, и его квалификация в качестве эксперта, оценивавшего преимущества и недостатки оружия Паттерсона—Кольта, была заслуженной и подлинной.

   Ближе к концу 1839 года Самюэль Кольт предпринял определенные шаги, чтобы учесть замечания армейской комиссии, касающиеся его оружия. Он разработал и запатентовал зарядную рукоять, которая делала ненужным разбор оружия для заряжания, создал и водонепроницаемый патрон из фольги, сгоравший при выстреле. В 1840 году ему удалось представить свое усовершенствованное оружие на рассмотрение другой правительственной комиссии экспертов; на этот раз перед представителями военно-морского флота, которые съехались в Вашингтон. Флотская комиссия вынесла заключение, что капсюльная система предпочтительнее кремневого замка, но наряду с этим решила, что оружие с вращающимся барабаном чересчур сложно и больше склонно к отказам; вывод комиссии гласил – его не следует принимать на вооружение флота и морской пехоты. Во исполнение резолюции конгресса Соединенных Штатов от 20 июля 1840 года три офицера в невысоких званиях, военнослужащие драгунского училища, расположенного в Карлайлских казармах, исследовали пригодность оружия и достоинства нового патрона, разработанного Кольтом. Их заключение было более благоприятным, чем флотское, так что можно предположить: именно благодаря ему правительство закупило в 1841 году 160 карабинов Кольта для проведения испытаний в частях драгун. На этот раз Кольт истратил гораздо больше денег, времени и энергии, чтобы создать благоприятное мнение о своем оружии в Вашингтоне и расположить к нему офицеров армии и флота в различных районах страны. Экономическая ситуация в Соединенных Штатах была по меньшей мере крайне тяжелая, и Компания по производству патентованного оружия не имела достаточного числа заказов, чтобы держаться на плаву. Джон Элерс, исполнительный директор компании, критиковал Кольта за его расточительную кампанию по связям с общественностью, а Сэм, в свою очередь, обвинял Элерса в завышении своей доли в прибыли. Кольт вменил иск, и в 1842 году Элерс привел компанию к банкротству. Первоначальное решение по этому делу заключалось в том, что патенты Кольта были переоформлены лично на него.

   Элерс в 1842 году вернулся на закрытую и практически пустую фабрику Кольта, однако ему удалось спасти некоторое количество комплектов деталей для карабинов Кольта, чтобы тот смог возобновить свое дело в Нью-Йорке. Если, как утверждают некоторые исследователи истории огнестрельного оружия, правительственные чиновники в Нью-Йорке смогли закупить оружие Кольта в 1845 году, то похоже на то, что поставки осуществлял именно Элерс. Некто Кросби, в свое время работавший на фабрике Кольта в Паттерсоне, также смог спасти какое-то количество оружия и частей к нему, когда фабрика закрылась, но он, как утверждается, сохранил не более двадцати пяти полных комплектов, тогда как Элерс, согласно неподтвержденным данным, располагал сотнями. Во всяком случае, эти два человека обеспечили поставки в годы, когда главная фабрика Кольта была официально закрыта, причем тот факт, что некоторое количество оружия системы Кольта было выпущено уже после демонтажа производственных линий, подтверждается наличием в современных коллекциях образцов продукции Паттерсона—Кольта без серийных номеров.

   В этот период (1844—1845) Сэм Кольт не сидел сложа руки, но, с присущей ему склонностью к созданию необходимых товаров, он обратился к одному из своих ранних проектов – производству водонепроницаемых кабелей для электрических систем подводных лодок и телеграфной связи. В этой сфере он создал столь значительное производство, что стал получать правительственные заказы. Неизвестными ему остались все те исполненные драматизма воинские подвиги, которые совершали в то время на просторах Техаса такие отважные рейнджеры, как Джек Хейс, Самюэль Уокер, Бен Маккаллок, Майк Шеваль, Рип Форд, Уоллес Большая Нога, Джордж Ховард и И.С. Саттон. Во всех их сражениях оружие Кольта тесно ассоциировалось с победами.

   В 1846 году вспыхнул и разгорелся давно подспудно тлевший конфликт с Мексикой. 25 апреля было совершено нападение из засады на американский пограничный патруль, который потерял шестнадцать человек убитыми и ранеными. Капитан С.Б. Торнтон из 2-го драгунского полка, вооруженный парой своих собственных револьверов Кольта, пробил себе путь из западни, и известия о его подвиге широко разнеслись по стране. Генерал Тейлор вскоре обнаружил, что многие из его техасских рейнджеров, а также и наиболее опытных офицеров предпочитают оружие системы Кольта. Они всячески выступали за приобретение замечательных револьверов, а также винтовок и карабинов с вращающимся барабаном. Для Сэма Кольта настал момент пожинать урожай со всех своих вложений в разработку конструкции, а также для того, чтобы восторжествовать над своими критиками из Управления вооружений.

   Генерал Тейлор отправил капитана техасских рейнджеров Сэма Уокера в Вашингтон, чтобы организовать там закупку оружия системы Кольта, но, разумеется, это не удалось. Окончание истории представляет значительный интерес, но, увы, выходит за хронологические рамки нашего повествования. Достаточно сказать, что Сэм Уокер и Сэм Кольт достигли взаимопонимания и Кольт восстановил свое производство огнестрельного оружия для удовлетворения острейшей необходимости армии Соединенных Штатов в скорострельных ситемах. О взаимодействии Уокера и Кольта мы еще скажем в разделе «Американские пистолеты».

   Джошуа Грегг говорит о некоторых проблемах применения карабинов Паттерсона—Кольта в ходе войны с Мексикой, однако в официальных архивах сохранились только документы о применении этого оружия в отдельных эпизодах боевых действий во Флориде в 1838 году и о закупке его Управлением вооружений в 1841 году. Вполне возможно, что те 160 карабинов, сделанных для драгунов, и были последним оружием, выпущенным фабрикой Паттерсона. Нет никакого сомнения в том, что более широкое использование винтовок Кольта нашими войсками в Мексике послужило бы причиной их более масштабного производства.

   В заключение обзора истории винтовок Паттерсона необходимо заметить, что новая система винтовок и карабинов с вращающимся барабаном, известная как образец 1855 года, выросла из образцов 1836 и 1837 годов. Они производились на заводе в Хартфорде, созданном в начале 1850-х годов, и отличались нововведениями, разработанными Элишей К. Рутом, приглашенным Кольтом в качестве производственного директора своих предприятий. Винтовка образца 1855 года была закуплена рядом иностранных государств и нашла применение во многих частях света. Верный своей былой методике, Кольт позаботился о том, чтобы это красноречивое свидетельство достоинств его оружия с вращающимся барабаном было освещено в печати. В появившейся книге пера Х.У.А. Кливленда под названием «Советы стрелку» автор превозносил достоинства этого оружия и делал попытку нейтрализовать уничтожающую критику Френка Форестера в отношении винтовок образца 1836 и 1837 годов. Ганс Баск, первый лейтенант стрелкового полка Виктории, опубликовал книгу «Винтовка и как ею пользоваться», которая выдержала несколько изданий в Англии в 1850-х годах. В ней он уделял много внимания револьверу и карабину Кольта и привел свидетельства английских и американских офицеров, восхищавшихся этим оружием. В Англии, однако, далеко не все встречали бурными аплодисментами винтовки с вращающимися барабанами. Джон Скофферн писал: «При стрельбе из револьвера ночью непременно увидишь выброс перпендикулярно стволу пламени из замка, подобного нимбу вокруг головы святого. Но как в этом нимбе будет себя чувствовать ваша рука? Кольт утверждает, что его карабины нет нужды держать обеими руками. Я же заверяю вас, что вы просто не сможете удержать его оружие двумя руками; ваш рукав просто-напросто тут же загорится. Обратите внимание, как все производители винтовок и карабинов с вращающимися барабанами явно стараются уйти от крупных или сравнительно крупных калибров, что свидетельствует в пользу нашего заключения. Явно прослеживается тенденция к толстостенным стволам, небольшим калибрам и слабым зарядам. Уверяю вас, длинноствольное оружие барабанной системы не имеет будущего».

   Между 1 января 1856 года и 30 декабря 1865 года правительство Соединенных Штатов закупило 6693 винтовки и карабина системы Кольта. Фуллер сообщает: «В сражениях Гражданской войны военнослужащие всех родов войск испытывали изрядную неприязнь к ним из-за пламени и грома выстрела у самого лица, а также из-за ужасной отдачи, если срабатывали сразу несколько камор». Несмотря на все восхваления, приведенные Кливлендом и другими авторами, винтовки и карабины Кольта не смогли завоевать в глазах широкой публики той славы, которой удостоились его револьверы; длинноствольное оружие барабанной системы вскоре было снято с вооружения.

загрузка...
Другие книги по данной тематике

Лэмб Гарольд.
Чингисхан. Властелин мира

Елена Кочемировская.
10 гениев, изменивших мир

Андрей Низовский.
100 великих археологических открытий

Г. А. Порхунов, Е. Е. Воложанина, К. Ю. Воложанин.
История Сибири: Хрестоматия

Е. Авадяева, Л. Зданович.
100 великих казней
e-mail: historylib@yandex.ru
X