Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Г. А. Порхунов, Е. Е. Воложанина, К. Ю. Воложанин.   История Сибири: Хрестоматия

Укрощение «Тайфуна»

20 апреля 1942 г., в день рождения Гитлера, Красная Армия преподнесла ему отменный «гостинец»: убедительной победой советского оружия завершилась битва за Москву. Жестокая и длительная борьба с опытным и сильным противником закончилась его сокрушительным поражением. Сработал неумолимый принцип возмездия: агрессор обречен на гибель. Величайшее сражение Второй мировой войны продолжалось более двухсот дней и ночей, втянув в огненное пекло три миллиона непосредственных участников. Ожесточенные кровопролитные бои опустошили и загубили жизнь на землях России, равных крупному европейскому государству. Из пепла, пламени и крови мучительно вызревала грядущая победа.

Инициаторы похода на Москву преследовали заманчивые, далеко идущие цели. Разработанный в недрах вермахта стратегический план наступления под кодовым названием «Тайфун» предусматривал захват Москвы, разгром Красной Армии, капитуляцию Советов. Гитлер не скрывал зловещих намерений раз и навсегда покончить с красной столицей. По его замыслу, на месте Москвы возникнет искусственное озеро, которое навечно скроет ее от цивилизованного мира. Правители рейха двинули в генеральное наступление отборную группу армий «Центр»: свыше полутора миллионов солдат, тысячи танков, орудий, самолетов. Фашистские войска, обладая значительным перевесом живой силы, боевой техники и огневых средств, методично теснили к Москве обескровленные и разобщенные силы ее защитников.

10 октября командование Западным фронтом, где сложилась угрожающая ситуация, принял Георгий Константинович Жуков. 20 октября Москва перешла на осадное положение. В тылу советских войск действовали заградительные отряды по борьбе с дезертирами, паникерами, фашистскими агентами.

Жители Поволжья, Урала, Сибири самоотверженным трудом крепили оборону Москвы. В городах и селениях нашего края состоялись массовые собрания и сходы граждан о мерах помощи защитникам столицы.

Сибиряки провожали в действующую Армию полноценные пополнения бойцов, командиров и политработников. На выручку к Москве спешили кадровые войсковые соединения и части Сибирского военного округа, бригады морской пехоты Тихоокеанского флота, добровольческие формирования Барнаула, Красноярска. Новосибирска, Омска. Из коммунистов, комсомольцев и спортсменов Тюмени, Ишима, Тобольска, Ялуторовска, Салехарда, Ханты-Мансийска были сформированы особые лыжные и штурмовые батальоны, снайперские подразделения, отправленные на Западный фронт. В Первую ударную армию фронта прибыл из Тюмени 712-й линейный батальон связи.

Подхода сибиряков Москва ждала с великим нетерпением – промедление грозило смертью. Писатель П. Павленко, корреспондент газеты «Правда», свидетельствовал: «Они прибыли в разгар великой битвы. И в ту же ночь зазвучал сибирский говор к западу от Москвы. По деревням Подмосковья сразу же пронеслось: – Сибиряки подошли.

Они ударили по немцу с ходу. Пехотинцы, разведчики, артиллеристы, они влили в ряды защитников Москвы свежую сибирскую кровь…»

Советское командование, признавая силу, упорство и выучку сибиряков, доверяло им оборону наиболее уязвимых рубежей. На историческом Бородинском поле держала смертную оборону 32-я Сибирская Краснознаменная стрелковая дивизия полковника В. И. Полосухина. Воины ружейным и артиллерийским огнем, бутылками горючей смеси уничтожали пехоту и танки противника, наносили ему чувствительные контрудары. Коллективное мужество сибиряков достойно оценил Г. К. Жуков: «Дивизии пришлось скрестить оружие с врагом на Бородинском поле, том самом, что является святыней, бессмертным памятником русской военной славы. Ее воины не уронили этой славы, а преумножили ее».

На ближних подступах к Москве остановили захватчиков части 78-й стрелковой дивизии сибиряков и дальневосточников под командованием полковника А. И. Белобородова. «Дивизия железной хватки», – аттестовал ее действия командарм К. К. Рокоссовский. Умение и дерзость сибиряков признавали авторитетные немецкие военачальники, кому довелось встречаться с ними на поле боя. Небезызвестный генерал Г. Гудериан вспоминал, что вверенная ему боеспособная пехотная дивизия натолкнулась под Тулой на сибиряков. «Дело кончилось паникой, охватившей значительный участок фронта». Панику в стане противника учинили воины 413-й сибирской дивизии. За трое суток отчаянной схватки они истребили около 2500 вражеских солдат и офицеров, уничтожили немало танков, автомашин и орудий, ослабили давление на Тулу.

В боевых действиях на Калужском направлении отличилась 42-я особая сибирская бригада под командованием Героя Советского Союза М. С. Батракова. К началу боев, вспоминал тоболяк Николай Низовских, пятая часть личного состава не имела оружия и боеприпасов. Подбирали винтовки погибших товарищей, добывали трофейные автоматы. Ценой больших потерь удалось замедлить продвижение противника южнее Москвы. За стойкость и упорство в обороне соединение Батракова было преобразовано в 5-ю гвардейскую стрелковую дивизию.

7 ноября 1941 г., когда фашисты предвкушали близкую, казалось, победу, их ошеломил парад советских войск в Москве. Мир убедился в непреклонной воле и решимости защитников столицы продолжать беспощадную борьбу с врагом. Участники легендарного парада уходили на огневые рубежи обороны. Отдельный инженерноштурмовой батальон, в котором служил будущий тобольский учитель Александр Соловьев, совершил марш-бросок от Кремля к Волоколамскому шоссе, где сражались насмерть с танками врага воины-панфиловцы.

В ночь на 8 ноября танки двинулись на позиции батальона. «Трудно представить картину столь огромного напряжения, – вспоминал Соловьев. – Танки лезли вперед, ведя прицельный огонь, пытались прорвать укрепление, перемолоть людей с землей и снегом. Мы приняли неравный бой, понимая, что отступать некуда – позади Москва».

По мере приближения гитлеровцев к Москве возрастала сила отчаянного сопротивления ее защитников. Заботой о спасении столицы жил весь народ. Держава в критической ситуации напоминала гигантскую, сжатую до предела пружину, способную внезапно распрямиться и нанести врагу уничтожающий удар. К началу зимы, когда наступление фашистов выдохлось, пробил час возмездия. Защитники Москвы ценой большой крови измотали, ослабили, остановили и повернули вспять ранее непобедимую фашистскую махину. С 5 декабря 1941 г. развернулось успешное контрнаступление Красной Армии на фронте протяженностью в тысячу километров. Боевой опыт, накопленный сибиряками в обороне, был преумножен в наступательных боях. Гибкость тактики и смелость маневра отличали действия 119-й Краснознаменной стрелковой дивизии из Красноярска под командованием генерала А. П. Березина. На ее счету – десятки освобожденных населенных пунктов, тысячи жителей Подмосковья, вызволенных из фашистской неволи. «Замечательно дрались сибиряки», – с похвалой отзывался командарм Д. Д. Лелюшенко. На острие наступления Первой ударной армии Западного фронта двигалась 71-я бригада морской пехоты, в составе которой служили многие посланцы с Иртыша и Оби. «Черные дьяволы», как именовали моряков гитлеровцы, внушали им панический страх. Ветеран бригады С. Кувшинов, автор документальной повести «У стен столицы», привел рассказ старшины второй статьи, уроженца Тобольска Михаила Расторгуева:

«В канун штурма села Языкова нашему взводу поручили прощупать оборону противника, выявить огневые точки, заполучить „языка“. Утопая в снегу, достигли околицы и столкнулись лицом к лицу с немецким дозором. В ночной тьме сошлись стенка на стенку. С обеих сторон появились раненые и убитые. Довелось и мне „успокоить“ трех „оппонентов“. Мы отошли и укрылись на лесном пригорке, откуда село просматривалось, как на экране. Ценные наблюдения облегчили взятие села. Батальон стремительным броском на рассвете вытеснил фашистов, избежав возможных потерь. Начали вылавливать тех, кто укрылся в тайниках. Я приметил следы, ведущие к отдаленному сеновалу. Взрывом гранаты распахнул дверные створки, заскочил во внутрь, скомандовал „Хенде хох!“ Из-под сена вылез тощий верзила, вздернув руки, заученно бормотал: „Гитлер капут“. От пленника разило вонючей сивухой. Выяснилось, что фашисты, готовясь к схватке, хлебнули для пущей храбрости по изрядной доле шнапса. Не помогло».

Впереди наступающих войск, обеспечивая их продвижение, следовали разведчики и десантники, саперы и связисты. Дерзкие рейды в тыл противника неоднократно совершали бойцы особого штурмового батальона под командованием тюменца Анатолия Бабушкина, 131-го и 229-го отдельных лыжных батальонов, направленных на Западный фронт из Тюмени. «Белые призраки», как называли их гитлеровцы, уничтожали коммуникации и линии связи, взрывали воинские базы и склады, устраивали завалы и засады на пути отступающих фашистов. Десантников сопровождал командир санитарного взвода тоболяк Александр Скосырев. Он писал на родину: «Мы прошли по вражеским тылам сотни километров. Действовали заодно с кавалеристами генерала Доватора, били фашистов в хвост и гриву, но и сами несли тяжелые потери. Когда ранило комбата, я вынес его из-под огня, но и сам получил тяжелое ранение. За спасение жизни командира был награжден орденом Красной Звезды».

В горниле тягчайших испытаний окрепло боевое содружество воинов ста национальностей. Следуя примеру русских братьев, воины коренных национальностей Севера, привлеченные к обороне Москвы, проявили стойкость и мужество, находчивость и смелость. Одним из первых отличился командир артиллерийского расчета манси Аристарх Киприянов, удостоенный ордена Красного Знамени. Набирались боевого опыта его земляки Иван Безносков и Федор Пуртов, будущие Герои Советского Союза. За успешные боевые действия, массовый героизм личного состава восемь сибирских дивизий были удостоены почетного наименования гвардейских.

За победу бились не только фронтовики – ее буквально выстрадал весь народ от велика до мала. Действия защитников Родины подкрепляли неустанным, самоотверженным трудом работники тыла. Тюменцы передали Западному фронту тысячи голов строевых лошадей, автомашины, тракторы и мотоциклы, снабжали фронтовиков вооружением, снаряжением, боеприпасами, медикаментами, теплой одеждой и обувью, хлебом, мясом и рыбой. Заряд душевной бодрости содержали бесхитростные трогательные послания родных и близких, адресованные защитникам столицы.

Немецко-фашистские войска потеряли убитыми, ранеными, обмороженными и пленными 800 тыс. человек. Не меньшие потери понесли советские воины. В кровопролитных боях на подступах к Москве сложили головы ее защитники из Югры: Бешкильцев Александр Никифорович, Борисов Гавриил Петрович, Ганихин Ефим Семенович, Дакунин Василий Андреевич, Деменьшин Иван Павлович, Зареев Иван Федорович, Иванов Петр Николаевич, Коробейников Егор Иванович, Лазарев Федор Федорович, Мерюкин Анатолий Григорьевич, Пенкин Василий Прокопьевич, Петрушин Александр Трофимович, Сапоркин Прокопий Матвеевич, Спасенников Максим Олистафович, Трофимов Иван Захарович…

Многие северяне отдали жизнь в ходе массового изгнания немецко-фашистских оккупантов за пределы Подмосковья. Так, при освобождении Нелидовского района Калининской области пали, по неполным данным, 85 бойцов и командиров из числа мобилизованных и призванных в Ханты-Мансийском округе. Продолжается розыск доныне безвестных участников великой битвы. Людская скорбь и память о тех, кто бесследно сгинул на войне, освящают Могилу Неизвестного Солдата возле Московского Кремля. Вечный огонь озаряет надгробье, где начертаны заветные письмена: «Имя твое неизвестно. Подвиг твой бессмертен».

Битва за Москву развеяла миф о непобедимости фашистского рейха, предопределила дальнейший ход и конечный итог Великой Отечественной и Второй мировой войн.

(Прибыльский Ю. П. Сибиряки. Тюмень, 2000. С. 109–115)

загрузка...
Другие книги по данной тематике

Е. А. Глущенко.
Россия в Средней Азии. Завоевания и преобразования

Николо Макиавелли.
Искусство побеждать противника. Изречения и афоризмы Н. Макиавелли

Адольф фон Эрнстхаузен.
Война на Кавказе. Перелом. Мемуары командира артиллерийского дивизиона горных егерей. 1942–1943

У. М.Уотт, П.Какиа.
Мусульманская Испания

Наталья Юдина.
100 великих заповедников и парков
e-mail: historylib@yandex.ru
X