Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Г. А. Порхунов, Е. Е. Воложанина, К. Ю. Воложанин.   История Сибири: Хрестоматия

Состав руководящих органов Западно-Сибирского восстания 1921 года

Значительным событием в истории гражданской войны в России явилось восстание, получившее в отечественной историографии название Западно-Сибирского. Оно вспыхнуло зимой 1921 г. на обширнейшей территории, охватившей Тюменскую губернию, ряд соседних уездов Омской, Челябинской и Екатеринбургской губерний.

В основе военной организации западносибирских повстанцев лежала территориально-милицейская система. Каждое селение, участвовавшее в восстании, выделяло для повстанческой армии определенное количество людей, обеспечивало их оружием, лошадьми, снабжало продовольствием, одеждой, фуражом и т. д. В отряды чаще всего объединялись жители одного села, станции, волости. Они формировали и командный состав. Происходило это обычно на собрании отряда или всего сельского общества. При избрании командиров восставшие крестьяне руководствовались исключительно соображениями практической целесообразности и персональными качествами кандидатов. Крестьяне полагали, что возглавлять их должен «свой» человек (которого они знали, на кого могли положиться, что он не подведет в трудное время) и одновременно «бывалый» (обладавший определенными военными знаниями, опытом и способностями организатора). Поэтому руководителем восстания в самом его эпицентре, в Челноковской и Чуртанской волостях Ишимского уезда, был избран А. С. Коротков – уроженец данной местности, служивший урядником в колчаковской армии, а в январе 1921 г. являвшийся уполномоченным уездного военкомата по закупке лошадей.

Изучение персонального состава руководящих органов ЗападноСибирского восстания, действительно, позволяет обнаружить в нем немало представителей имущих слоев населения, членов различных политических партий, офицеров. Данное обстоятельство во многом объясняется тем, что эти люди обладали для занятия руководящих постов необходимыми качествами и знаниями. Вполне естественно, что во главе отрядов, штабов, военных советов становились люди военные: офицеры, унтер-офицеры или рядовые, прошедшие службу в царской, колчаковской или красной армиях. Также объяснимо, почему образованные повстанцами органы военной и гражданской власти возглавлялись бывшими чиновниками, сельскими учителями, просто грамотными людьми. Последних, кстати, среди имущих слоев населения было намного больше, чем среди почти поголовно неграмотных бедняков. Кроме того, многие зажиточные крестьяне пользовались среди односельчан уважением за трудолюбие, умение организовать свое хозяйство, зажиточные крестьяне нередко занимали ведущее положение и в Советах, избранных еще при власти коммунистов.

Для избрания в руководящие повстанческие органы не являлось препятствием и то обстоятельство, что претенденты занимали какие-либо посты при прежних властях: царской, Временного правительства, Колчака или коммунистов. Определяющими являлись личные качества выдвигаемых в лидеры восстания, прежде всего, скомпрометировали ли они себя активным участием в непопулярных среди населения акциях. Весьма показательна в этом плане биография одного из лидеров Тобольского главного штаба Г. В. Гутникова, занимавшего в нем пост начальника особого отдела. Он родился в крестьянской семье в деревне Медянке Карачинской волости Тобольского уезда, окончил сельскую школу, участвовал в империалистической войне, был ранен, вернулся на родину. При частой смене властей в гражданскую войну неизменно занимал выборные посты (председателя волостной земской управы, секретаря волисполкома и другие). В октябре 1920 г. Г. В. Гутников был избран членом уездного исполкома Советов, откуда его направили на продовольственную работу, назначив на должность заведующего Демьянской продконторой. Когда началось восстание, крестьяне Карачинской волости, как обычно случалось при смене властей, выдвинули Г. В. Гутникова в главный штаб Тобольской Народной Армии, так как ничего против своего земляка не имели. Подобным же образом на руководящих постах в повстанческих органах власти – как гражданских, так и военных – оказалось много местных советских работников. Среди командиров повстанческих отрядов насчитывались десятки членов сельсоветов и волисполкомов. Достаточно назвать, например, командира дивизии в составе Ишимской Народной Армии Бардакова, работавшего до восстания председателем Казанского волисполкома.

Как командование местными отрядами, так и руководство районными повстанческими центрами формировались по мере появления среди восставших подходящих для этой роли лиц. Милиционер села Караульноярского Тюменского уезда крестьянин-бедняк И. В. Аксарин, попав в плен к повстанцам, перешел на их сторону, в марте 1921 г. участвовал в боях на Ярковском направлении, когда и был избран командиром повстанческой роты в 70 человек. Командиром он стал потому, что как участник империалистической войны имел военную подготовку, тогда как восемь других претендентов никогда даже не служили в армии.

Наступление на Тобольск повстанческие отряды вели под руководством местных крестьян, иногда бывших унтер-офицеров (например, фельдфебелей царской армии В. М. Желтовского и Данилова). Однако при образовании главного штаба, восставшие крестьяне выбрали в его состав много офицеров, представителей местной администрации, городской интеллигенции. Так, начальником главного штаба стал отставной подпоручик гвардии 2-го фанагарийского полка дворянин Н. Н. Силин, являвшийся до 1917 г. членом эсеровской партии, служивший в Тобольске в колчаковских учреждениях, а накануне восстания – бухгалтером в кооперативной организации «Райрыба». Комендантом города оказался сельский учитель Н. А. Замятин, помощником начальника гарнизона – служащий Народного банка С. М. Ульянов. Секретно-оперативный и политический отдел главного штаба по воле восставших возглавил служащий «Райрыбы» Б. Ф. Сватош, объявивший себя полковником, бывшим адъютантом чехословацкого генерала Р. Гайды. Сотрудниками особого отдела Тобольского главного штаба стали городские учителя Д. Т. Черников и И. М. Лысенко, служащие райпродкома И. Е. Волков и Н. П. Красулин, служащий уездного земельного отдела П. Л. Лебедев. Военно-пропагандистский отдел главного штаба возглавил член коллегии другой кооперативной организации – «Центросоюз» – Азаркевич. Редактором газеты «Голос Народой Армии», издававшейся в период пребывания повстанцев в городе, стал заведующий инструкторским отделом «Центросоюза» Горюнов, секретарем газеты – выпускник Петербургского университета, бывший помощник присяжного поверенного и член партии народных социалистов Н. П. Панов, работавший сотрудником Наркомвнешторга по обслуживанию Обь-Печерского края, которого восстание застало во время поездки по Тобольскому уезду. Воссозданный повстанцами окружной суд возглавил кадет П. Е. Маковецкий – выпускник юридического факультета Киевского университета, занимавший тот же пост при царской и колчаковской властях. Секретарем следственной комиссии с 26 февраля 1921 г. стал бывший капитан деникинской армии И. Г. Никольский – выпускник юридического факультета Петербургского университета и военно-юридической академии, успевший в 1920 г. послужить и в органах Донецкой чека.

На сторону повстанцев перешло немало бывших офицеров из 33-го батальона полевого строительства Красной Армии, размещавшегося в Ишимском и Ялуторовском уездах. Второй отдел полевого строительства был захвачен в селе Афонькинском, причем часть его командного состава примкнула к восставшим, в том числе колчаковский штабс-капитан Шаньгин, офицеры Сергеев и Харламов. Третий отдел, находившийся в селе Голышмановском, перешел на сторону повстанцев почти полностью, дав им одновременно самое большое количество военных руководителей – не менее 15 человек. Многие из них были офицерами: подпоручик Б. Волынский (завхоз 3-го отделения), ставший начальником штаба Голышмановской Народной Армии, поручик Зубков, офицер колчаковской Пермской стрелковой дивизии Размахин, прапорщик (из дворян) Дмитриев, подпоручик Лазаревский, поручик Петров, прапорщик Шмидт и другие. В Ялуторовском уезде отряды повстанцев возглавляли штабс-капитан Тоболкин, подпоручик В. Першиков (учитель села Красногорского), поручик Войтович, командовавший так называемой «Мужицкой армией».

В Ишимско-Петропавловском районе среди лидеров восстания находилось также немало офицеров. Наиболее видное положение среди них занимал учитель села Белое Соколовской волости Ишимского уезда поручик В. А. Родин, фигурировавший в повстанческих документах сначала как «начальник боевого участка», а с 10 февраля 1921 г. и в качестве «главкома Сибирского фронта». За полковника Генерального штаба выдавал себя заведующий отделом Петропавловского уездного военкомата по учету конного состава А. Ф. Кудрявцев, выступавший с 18 февраля 1921 г. в качестве «начальника главного штаба объединенного казачьего войска». «Первой Сибирской кавдивизией» командовал подхорунжий царской и колчаковской армий С. Г. Токарев (уроженец поселка Екатеринского Кабановской станицы Петропавловского уезда), накануне восстания работавший в уезде по регистрации конного состава. Во главе подчиненных С. Г. Токареву полков стояли подхорунжий И. Винников и вахмистр О. П. Зубков (житель станицы Боголюбовской). Во главе казачьих повстанческих формирований Кокчетавского уезда находились подъесаул И. З. Сизухин (уроженец уездного центра), подхорунжий Федотов из станицы Якши-Янгиставской, войсковой старшина, житель станицы Нижне-Бурлукской Пелымский и другие.

Однако даже обнаружив среди лидеров Западно-Сибирского восстания столь внушительное количество офицеров, чиновников и прочих «бывших», нельзя говорить об их исключительном преобладании в руководящих органах восстания. Дело в том, что не менее половины командиров повстанческих отрядов, начальников штабов, комендатур и военных советов (особенно местных) являлись крестьянами. Так, долгое время – с февраля по август 1921 г. – признанным вождем повстанцев на севере Ишимского уезда являлся житель села Большой Кусеряк Кротовской волости, бедняк-переселенец Шевченко. Один из руководителей повстанческого движения в Ялуторовском уезде Вараксин, действовавший до поздней осени 1921 г. и одно время называвший себя командиром «2-го освободительного полка», являлся крестьянином Мостовской волости. Лидером восстания в Голышмановском районе Ишимского уезда был солдат-фронтовик, середняк села Голыш – мановского С. Богомолов, называвший себя «командующим Голышмановской Народной Армией», а одним из его заместителей (комендантом) являлся середняк того же села унтер-офицер колчаковской армии Л. Малышкин. Крестьянами были председатель Красногорского центрального штаба Ялуторовского уезда А. И. Кондаков, его помощник М. Г. Кобелев, командир повстанцев Шороховской волости того же уезда Е. Осколков и многие другие. Крестьянином Кугаевской волости Тобольского уезда был В. М. Желтовский – одна из наиболее ярких фигур среди вождей Западно-Сибирского восстания, выступавший то в качестве «уполномоченного Тобольской Народной Армии», то «начальника гарнизона г. Тобольска». По социальному положению В. М. Желтовский был, видимо, середняком, так как составленная 9 мая 1921 г. при конфискации его имущества опись явно свидетельствует о средней (по сибирским меркам) зажиточности его хозяйства: на 5 членов семьи (жена и трое малолетних детей) имелось 3 лошади, 4 коровы, 8 овец, 3 пуда муки и 5 пудов пшеницы.

Едва ли были кулаками, «спекулянтами и прочими сельскими мироедами» начальник Емуртлинского главного штаба Ф. Боровков, командиры отрядов в Ялуторовском уезде Булыгин, Романовский и Шуклин, в Ишимском уезде – Зломанов и Сикаченко. Во всяком случае в воспоминаниях П. Е. Россомахина, занимавшего с августа 1921 г. по март 1922 г. должность командующего коммунистическими частями Тюменской губернии, все они фигурировали как обыкновенные крестьяне различных волостей Ялуторовского и Ишимского уездов.

Воинские формирования восставших продолжали оставаться преимущественно крестьянскими по своему составу и партизанскими по типу организации. Офицеры внесли в них лишь некоторую стройность, элементы организованности, но так и не сумели обуздать стихию крестьянского бунта. Все наиболее важные вопросы руководства восстанием на всем его протяжении решали общие собрания повстанческих отрядов, т. е. сами крестьяне. В воинских формированиях повстанцев не соблюдалась субординация: часто старшие по чину офицеры находились в подчинении младших офицеров, унтер-офицеров, бывших рядовых и даже гражданских лиц. Во главе отрядов, штабов, комендатур, военных советов офицеры находились часто только до тех пор, пока восставшие не начинали отступать или терпеть поражения. В последних случаях крестьянский характер восстания проявлялся в полной мере: офицеров отстраняли от руководства, а нередко и жестоко расправлялись с ними физически, обвиняя в неудачах за потери и поражения. Фактически отстраненными от командования в середине апреля 1921 г. оказались все лидеры главного штаба Тобольской Народной Армии после ее отступления из уездного центра. В селе Самаровском повстанцы выразили недоверие В. М. Желтовскому, Н. Н. Силину, Б. Ф. Сватошу и другим. Был создан контрольный орган для наблюдения за хозяйственной и иной деятельностью прежнего комсостава. В результате остатки Тобольской Народной Армии, и ранее не являвшейся единым и прочным воинским формированием, с середины апреля 1921 г. потеряли своих военных руководителей, превратились в сборище мелких отрядов и групп. Наконец, от рук самих же повстанцев погибли командиры отрядов из Голышмановской группы офицеры Размахин, Зубков, Б. Волынский и даже главком Сибирского фронта В. А. Родин и начальник главного штаба объединенного казачьего войска А. Ф. Кудрявцев.

Таким образом, результаты исследования состава руководящих органов Западно-Сибирского восстания, практики их формирования, удельного веса и степени влияния белогвардейских офицеров, чиновников, представителей зажиточных слоев населения и других «бывших», не дают оснований безоговорочно считать восстание «белогвардейским» и «кулацко-эсеровским», а свидетельствуют о преимущественно крестьянском его характере.

(Третьяков Н. Г. Состав руководящих органов Западно-Сибирского восстания 1921 г. // Гуманитарные науки в Сибири. 1994. № 2. С. 21–25)

загрузка...
Другие книги по данной тематике

Алексей Шишов.
100 великих военачальников

Олег Соколов.
Битва двух империй. 1805-1812

Михаил Козырев.
Реактивная авиация Второй мировой войны

Владимир Мелентьев.
Фельдмаршалы Победы. Кутузов и Барклай де Толли

Роман Светлов.
Великие сражения Востока
e-mail: historylib@yandex.ru
X