Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Алексей Гудзь-Марков.   Индоевропейцы Евразии и славяне

Обзор событий, происходивших в Европе в начале I тыс. до н. э

Великая засуха, с особой силой поразившая евразийскую степь на рубеже XIV–XIII вв. до н. э. и продлившаяся едва ли не до VIII в. до н. э., не только уничтожила многие древнейшие культурные центры Передней Азии и севера Копетдага (юг Туркмении) и привела в движение громадные этнические волны кочевого индоевропейского мира степи (авестийские иранцы), устремившегося в поисках воды и орошаемых пастбищ и нив на юг Средней Азии, но и отразилась на судьбах народов Европы в не меньшей степени, чем на судьбах населения Передней и Средней Азии.

Центр Европы около XIII в. до н. э. подвергся едва ли не столь же жестокой засухе, как и центр Евразии. Изменение климата тут, как и на востоке, сопровождалось наступлением степи и полупустыни и повсеместным падением уровня грунтовых вод. При этом территории центра Европы, расположенные не менее чем на 500 м над уровнем моря, от засухи практически не страдали. Земли Греции, Малой Азии, острова Средиземноморья в последней четверти II тыс. до н. э. также подверглись засухе.

Одним из важнейших следствий ухудшения климата центра Европы следует считать вторжение исторических дорийцев в Грецию, положившее конец эпохе поздней Эллады и одновременно явившееся прологом сложения классической греческой цивилизации Древнего мира. Дорийское вторжение относят к XIII–XII вв. до н. э., и хронологически оно следует за падением Трои (около 1250 г. до н. э.), проигравшей долгую, изнурительную войну Микенам и населявшим их историческим ахейцам.

Этнически дорийцы принадлежат классической подвижной индоевропейской общности Евразии, развившей и отчасти привнесшей в Элладу геометрический орнамент, имеющий прямые аналогии в центрах юга Туркмении, Ирана, Месопотамии V–III тыс. до н. э., а в IV–I тыс. до н. э. распространившийся в степях Евразии, в Малой Азии (Троя), в долине Инда и в Европе.

Мотивы этого геометрического орнамента изобилуют крестами, меандрами, изломанными линиями. Яркой отличительной чертой представителей древнего индоевропейского мира Евразии, в том числе дорийцев, являются фибулы — медные, бронзовые, а позже и железные, своеобразно украшенные булавки, скреплявшие плащ — верхнюю одежду кочевников, такую же неотъемлемую часть их внешнего убранства, как и войлочный колпак, укрывавший голову индоевропейцев всюду от Инда и Ирана до Скандинавии и Британского архипелага.

Помимо чудовищного динамического напора ощетиненной множеством клинков бешено скачущей лавы, важнейшим фактором боевого превосходства дорийцев в Элладе, равно как и ведических ариев II тыс. до н. э., оказались боевые колесницы, ставшие едва ли не главным украшением сосудов Греции, Италии, Иллирии и Фракии I тыс. до н. э.


Бронзовая фигурка конного воина в шлеме, со щитом и дротиком с культовой повозки из Штреттвега


Несмотря на запустение, постигшее мир поздней Эллады в последней четверти II тыс. до н. э. и ставшее прямым следствием разрушительного натиска буйной степной стихии, общая преемственность индоевропейской цивилизации Евразии связала, как и после прежних вторжений и смен эпох в Элладе, ушедшую и вновь родившуюся цивилизации. Дорийские завоеватели во многом восприняли достижения микенской эпохи, и именно из сплава культурного, исторического и этнического наследия ранней, средней и поздней Эллады и культуры дорийских кочевников-завоевателей, принадлежащих к кругу классического арийского ряда Евразии II тыс. до н. э., родилась Греция Гомера, в IX–VIII вв. до н. э. создавшего великий эпос, воспевший подвиги древних полулегендарных героев микенской и современной поэту эпох.

Созданию гомеровского эпоса предшествовало сложение не менее великого и впоследствии особо значимого для Восточной Европы классического греческого письма.

Начало эпохи железа в Греции относят к 1000 г. до н. э. Впервые черная металлургия была развернута хеттами (heti (Веды) — hasta (лат.) — пика) около XV в. до н. э. в Малой Азии. Восприняв и развив опыт хеттской цивилизации в металлургии, Греция уже около 800 г. до н. э. распространила искусство выплавки и обработки железа на Апеннинском полуострове. А в VII в. до н. э. эпоха железа шагнула в центр Европы — в долину Дуная и на склоны окружающих его Альп и Карпат.

Скандинавия оставалась второстепенной металлургической провинцией Европы, придерживавшейся приёмов прежней бронзолитейной металлургии вплоть до рубежа эр.

Господствовавшая в X–IX вв. до н. э. в Греции кремация в VIII в. до н. э. сменилась обрядом трупоположения.

Народы, принадлежавшие к кругу культур полей погребений Европы последней трети II тыс. до н. э., центром которых являлась лужицкая культура, на рубеже II и I тыс. до н. э. если и не подвергли широкому заселению значительные территории Европейского континента (сюда следует включить и вторжение дорийцев XIII–XII вв. до н. э. в Элладу), то во всяком случае сумели почти всюду на западе и в центре Европы распространить свое господствующее культурное влияние.

Одним из видимых свидетельств культурной и этнической экспансии народов — носителей культуры полей погребений Европы XIII–VIII вв. до н. э. — стала тесная интеграция Британского архипелага в общеевропейский культурный круг данной эпохи. Сюда следует отнести и гибель культуры Эль-Аргар на Пиренеях вследствие внешнего вторжения.

На Апеннинах значимым следствием экспансии носителей культуры полей погребений центра Европы стало рождение около IX в. до н. э. культуры Вилланова в исторических провинциях Эмилия, Тоскана, Лацио. Данная культура родилась из смешения более древних местных индоевропейских культур, возникших вследствие вторжений III–II тыс. до н. э. отдельных групп индоевропейцев из района Среднего Дуная в долину реки По (культура Террамар II тыс. до н. э.) и нового культурного и этнического вторжения носителей культуры полей погребений, также шедшего на Апеннины из долины Дуная. Как и в центре Европы, на Апеннинах пришельцы принялись за строительство укрепленных поселков, расположенных на возвышенных, защищенных самой природой местах. Нередко по периметру поселки укреплялись каменными стенами. Скотоводство и земледелие на полуострове, как и всюду в центре Европы, составляли главные отрасли материальной сферы.

Из центра Европы на рубеже II–I тыс. до н. э. на Апеннины были привнесены погребальные биконические урны и господство обряда трупосожжения. Как и в Элладе, на Апеннинах пришельцев всюду сопровождали бронзовые и медные фибулы. Одновременно с шедшим из района Среднего Дуная и Восточных Альп вторжением нового потока населения на самом полуострове шел процесс смешения его с местными земледельцами и скотоводами.

Наряду с культурой Вилланова, непосредственные корни которой находятся в центре Европы, еще одним видимым результатом экспансии народов — носителей культуры полей погребений на северо-запад Апеннин явилась культура Голасекка. Эта культура в большей степени, ввиду отдаленности от центра Европы, сохранила ряд черт и традиций предшествующих местных культур медного и бронзового веков (III–II тыс. до н. э.). Всюду в Лигурии (район Генуи, Левобережная Рона) проступают классические мотивы индоевропейского мира Евразии, представленные изображениями колесниц, людей, птиц. Продолжалось следование и древней степной традиции возведения курганной насыпи из земли и камня над погребениями.

Северо-восточные районы и восточное побережье Италии в первой четверти I тыс. до н. э. находились в прямом этническом и культурном родстве с иллирийской общностью индоевропейского мира центра и северо-запада Балкан.

На крайнем северо-востоке Италии местное индоевропейское население именовалось венетами (давшими около V в. до н. э. имя городу своей области Венеции) и центр имели в городе Эсте (Атесте). Мир венетов северо-востока Италии также полнился колесницами, неизменными спутницами индоевропейцев II–I тыс. до н. э., как и иные, громадные по площади территории Европы и Азии.

В провинциях Марка и Абруци население рубежа II–I тыс. до н. э. в меньшей степени, чем на севере Италии, подверглось влиянию центра Европы, зато в большей степени сохранило приверженность местным традициям III–II тыс. до н. э. и состояло в непосредственном родстве с иллирийской общностью Европы.

Юг Апеннинского полуострова начиная с рубежа II–I тыс. до н. э. находился под непосредственным греческим влиянием и около VIII в. до н. э. фактически был колонизован ею.

загрузка...
Другие книги по данной тематике

В. М. Духопельников.
Княгиня Ольга

Е.В. Балановская, О.П. Балановский.
Русский генофонд на Русской равнине

Валентин Седов.
Славяне. Историко-археологическое исследование

Игорь Коломийцев.
Народ-невидимка

Галина Данилова.
Проблемы генезиса феодализма у славян и германцев
e-mail: historylib@yandex.ru
X