Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Генрих Шлиман.   Илион. Город и страна троянцев. Том 2

Приложение IV Фимбра – Ханай-Тепе Г-н консул Фрэнк Калверт

Первое упоминание о Фимбре находится у Гомера. Долон, рассказывая Одиссею о том, как была расположена троянская армия вне Трои, располагает карийцев, пеонийцев, лелегов, кавконов и пеласгов у моря; ликийцев, мисийцев, фригийцев и меонийцев – у Фимбры[410]. Хотя эта диспозиция и не говорит ничего определенного о географическом положении Фимбры, тем не менее вместе с более точной информацией, которую дает Деметрий из Скепсиса, она довольно ценна: она свидетельствует о том, что поэт имел в виду направление противоположное морю. Более современные авторы располагают храм Аполлона Фимбрийского в 50 стадиях от Илиона (Нового Илиона), у слияния реки Фимбрий со Скамандром[411]. Хобхауз отождествил Фимбру с Акши-Кеем[412] (современная ферма Фимбра), и Баркер Уэбб узнал реку Фимбрий в Кемар-Су[413]. Мои исследования привели к открытию еще одного древнего поселения в Ханай-Тепе; его отделяет от поселения в Акши-Кее расстояние примерно 500 ярдов (см. карту, рис. 1538). Руины у Акши-Кея моложе, чем в Ханай-Тепе. Гомеровская Фимбра, видимо, не идентична с более поздним городом и храмом Фимбрийского Аполлона, упомянутым у Деметрия; последующие древние авторы, видимо, перенесли его на Акши-Кей с Ханай-Тепе. Доисторическая Фимбра занимала достаточно большую площадь, на которой были найдены камни для ручной мельницы, каменные топоры, фрагменты керамики, пряслица, «лепестки» кремня и другие предметы.

Рис. 1538. Карта, на которой показано местоположение Фимбры и Ханай-Тепе и место слияния рек Фимбрий и Скамандр



Искусственный курган Ханай-Тепе, в честь которого и названо это место, представляет значительный интерес. Итак, он образует ядро старого поселения и отчетливо выступает в долине в конце длинного отрога земли, который сзади доходит до Акши-Кея. Мои первые раскопки этого холма проводились в 1857 году, и результаты и гипотезы, основанные на них, были опубликованы в Journal of Archaeological Institute[414]. Позднее производились и дальнейшие исследования; в последнее время при могущественном содействии доктора Шлимана. Более поздние и более обширные раскопки, как показано на прилагающемся общем плане (рис. 1539), привели меня к тому, что я оставил опубликованную в вышеупомянутом журнале мысль об отождествлении Ханай-Тепе с общей гробницей троянцев. Раскоп шириной 12 футов, который я проделал с запада на восток через холм, дает полный разрез искусственного холмика (рис. 1540). Природная скала поднимается из долины плоским ракушечным известняковым слоем (рис. 1540, 16), образующим плато на отроге. На этой поверхности находится то, что осталось от первоначальных поселенцев, простираясь за пределы самого холма (рис. 1540, В). Руины по большей части состоят из высушенных на солнце кирпичей, древесного пепла и угля – остатков рухнувших жилищ (рис. 1540, В 15; рис. 1541, 3). Следы огня на многих из этих кирпичей и на фундаментах домов, которые неоднократно строились один над другим (рис. 1540, В 14), говорят о неоднократном разрушении и восстановлении зданий: эти жилища, к несчастью, находятся в стадии слишком большого разрушения, чтобы можно было определить их форму или же размер. Три или четыре нижних слоя кирпичей были защищены внешней обкладкой из камня (рис. 1541, 2); такой способ сохранения стен от сырости и дождя все еще применяется в этой стране. Эти высушенные на солнце кирпичи – различных размеров: самые большие и хорошо сохранившиеся из погребений двух младенцев (рис. 1540, В 13), имеют следующие измерения:

Длина в дюймах

16

191/2

191/4



Ширина в дюймах

8

91/2

131/2



Высота в дюймах

4

23/4

31/4



Рис. 1539. Общий план раскопок на Ханай-Тепе



Рис. 1540 (половина). Продолжение того же разреза: А – верхний слой (исторический период): 1 – греческие могилы; 2 – византийские и римские могилы; 3 – скелеты позднего периода. C – средний слой (доисторический): 4 – алтари, вымощенные камнем; 5 – алтари, вымощенные кирпичом; 6 – каменные алтари; 7 – стена ограды; 8 – общий пол из гладкой глины со слоем обугленного дерева. В – нижний слой (доисторический): 9 – амбары, обмазанные глиной; 10 – защитная стена; 11 – внешняя (малая) стена; 12 – скелеты; 13 – погребение младенца; 14 – фундаменты стен; 15 – кирпичи, обожженные на солнце; 16 – природная скала; 17 – красная глина



Рис. 1541. Часть разреза Ханай-Тепе с запада на восток (в увеличении): 1 – амбары, обмазанные глиной; 2 – фундаменты, построенные с помощью № 3; 3 – кирпичи, высушенные на солнце; 4 – погребение младенца; 5 – скелет; 6 – каменные топоры, гири и т. д.; 7 – вазы



При изготовлении кирпичей желтый суглинок с долины смешали с рубленой соломой или сеном; отпечатки этого строительного материала четко видны. Многие из этих кирпичей были обожжены докрасна или дочерна во время случайных пожаров в домах. В качестве цемента использовался ил или известковый раствор, сделанный из того же материала, что и кирпичи; он также служил в качестве штукатурки для внутренних стен, части которой сохранились.



Замечательное соответствие доисторическим городам Гиссарлыка обнаруживается в отсутствии дверей и окон в жилищах. По многочисленным следам огня в обоих этих древних поселениях представляется, что в качестве строительного материала использовался преимущественно лес. Это обстоятельство предполагает существование деревянного верхнего этажа, доступ к которому был по ступенькам или лестнице: для пущей безопасности в нижний этаж хода не было, и туда попадали сверху, из деревянной надстройки. Необтесанные хижины из сосновых бревен, которые теперь в употреблении у племен юрук в этой стране, могут стать ключом к тому, какого вида настройки были в употреблении у доисторических обитателей Гиссарлыка и Ханай-Тепе. У таких хижин крыша сделана из соленой глины, уложенной на ветви деревьев, покрытые камышом или водорослями. Массы глины с отпечатками длинных камышей были найдены в Ханай-Тепе – совпадение, достойное упоминания. В самом нижнем слое не было обнаружено никаких оборонительных стен (рис. 1540, В).

Фрагментов керамики очень много, но целые сосуды редки. Они сделаны как от руки (рис. 1541, 7; рис. 1542), так и на гончарном круге. Большинство экземпляров отполированы вручную; вазу натирали твердым веществом до обжига. Лулехи, или сосуды с трубками, которые сейчас делают в Константинополе, отполированы именно таким образом, и в то же самое время от трения глина приобретает более темный оттенок. Преобладающий цвет керамики – черный или темно-коричневый из-за присутствия углеродистых веществ; красный сравнительно редок. Многие вазы снабжены горизонтальными отверстиями для подвешивания (рис. 1543–1545), особенность, ограничивавшаяся первоначальным поселением, поскольку они не были еще найдены ни выше фута или двух от скалы, ни в верхней части слоя В. Некоторые из этих ручек с отверстиями имеют блестящий, бросающийся в глаза красный цвет, напоминающий клешню омара (рис. 1546 и 1547). Ребристые сосуды обычны в верхней части слоя В, но, видимо, в более ранних поселениях их не делали. Наиболее часто встречающаяся форма – большой, но мелкий круглый сосуд. Сосуды-треножники нередки; поскольку над материком было найдено множество фрагментов ножек (рис. 1548) различной формы. Фрагменты ваз со следами копоти на поверхности показывают, что жителям города было известно использование керамических сосудов для кипячения или тушения. Кроме того, что давала охота, у них должен был быть в изобилии какой-то вид зерна, судя по количеству каменных ручных жерновов из базальта и сиенита.

Рис. 1542. Массивная ваза, сделанная вручную. (Примерно 1:3 натуральной величины)



Рис. 1543. Чаша с горизонтальными отверстиями для подвешивания. (Примерно 1:3 натуральной величины)



Рис. 1544. Фрагменты темно-коричневой, вылощенной вручную чаши с горизонтальным отверстием для подвешивания. (Примерно 1:3 натуральной величины)



Рис. 1545. Фрагмент лощеного черного сосуда с большим горизонтальным трубчатым отверстием для подвешивания. (Примерно 1:3 натуральной величины)



Рис. 1546. Ручка вазы с горизонтальным отверстием, блестящая, красная, вылощенная вручную. (1:2 натуральной величины)



Рис. 1547. Ручка вазы, блестящая, красная, с горизонтальным отверстием (1:2 натуральной величины)



Рис. 1548. Ручка или ножка сосуда-треножника, черная, вылощенная вручную. (1:2 натуральной величины)



Начиная с самого нижнего слоя (В на плане рис. 1540) мы находим в самом верху или рядом с ним небольшие амбары, иногда круглой, иногда квадратной формы, которые были выкопаны в земле и покрыты глиняной штукатуркой (рис. 1541, 1). В одном из них был обнаружен каменный топор.

Поскольку ни один вид зерновых не является местным для этой страны, очевидно, что первые поселенцы должны были привезти зерновые, которые они выращивали, с собой. Долина Трои с ее богатой и плодородной почвой, естественно, побуждала их к сельскохозяйственной жизни, и с самого начала мы можем предполагать, что сельское хозяйство было важным занятием для Троады. Близкое соседство с морем давало жителям этой области другие продукты: рыбу, устрицы, мидий и сердцевидок, которые занимали большое место в их диете, однако в разные эпохи в отдаленнных друг от друга местностях эти продукты могли отличаться своеобразием. Профессор Вирхов обратил внимание, что в Ханай-Тепе встречается только Ostrea lamellosa, в то время как Ostrea cristata ограничивается Гиссарлыком. Кости, которые были найдены и исследованы в самом нижнем слое Ханай-Тепе, доказывают, что самым обычным из домашних животных была коза, а самым редким – вол; в то же время, как заметил профессор Вирхов, очень заметно отсутствие лошади. Из этих негативных данных можно сделать вывод, что это последнее животное было неизвестно в доисторической Троаде – поразительный контраст эпохе Гомера, который так часто упоминает о лошадях. С другой стороны, собака, этот верный друг человека, оставила свидетельства своего присутствия в виде отпечатков лап на множестве высушенных на солнце кирпичей, сделанных, когда они все еще были мягкими. Бронза – единственный встречающийся здесь металл, и то изредка. Фактически единственный ее образец, найденный в слое В, состоит из булавки для волос с двойной спиральной головкой и двух изъеденных коррозией бесформенных фрагментов.

С другой стороны, часто встречаются инструменты из кости и камня. Так, у нас есть костяные долота; несколько полированных топоров, сделанных из диорита, серпентина, талька и других камней (рис. 1541, 6), а также лепестки, скребки, ножи и пилы (рис. 1549) из обсидиана, кварца, яшмы и других твердых камней. Был также найден один или два образца хрусталя. Все камни, из которых сделаны эти инструменты, пришли из местной округи: диорит – из долины Родия; серпентин и тальк – из Фула-Дага, Кара-Дага и Думбрека; обсидиан – из района Сарагика в долине Родий и из Айваджика; в то время как ядра кремня часто встречаются в песке Белых скал на Геллеспонте; яшмы много во многих местах, особенно на Фула-Даге и между Лампсаком и городом Дарданеллы. Кварц, приближающийся к халцедону, также встречается в ложе конгломерата, преобразованного наслоениями базальта, у подножия Фула-Дага.

Рис. 1549. Кремневая пила



Помимо этих орудий, было найдено два предмета из перламутра: один – небольшая пуговица с отверстием в центре, другой – украшение длиной 2 дюйма, грушевидной формы. Пряслица из темной глины, обожженной на огне, встречаются часто: но ни на одном пряслице из обнаруженных в слое B нет орнамента. Пряслица из мрамора и твердого камня редки, в то время как встречается много черепков круглой формы с отверстием в центре, которые использовались как замена пряслицам. Пара бобин для наматывания нити, сделанных из темной обожженной глины и похожих на те, что до сих пор используются для той же цели, также встретились в этих раскопках, как и многочисленные четырехсторонние пирамидки из обожженной на солнце глины, которые должны были служить в качестве грузиков для ткацкого станка. Эти предметы говорят о знании текстильного производства со стороны тех, кто их использовал.

Древние люди на Ханай-Тепе также были и музыкантами, поскольку был найден фрагмент верхней части костяной флейты (рис. 1550).

Рис. 1550. Фрагмент костяной флейты



Об их религии может говорить небольшая мраморная нога с миниатюрным отверстием у колена для подвешивания; судя по всему, это вотивное приношение. Это не единственный предмет из мрамора, который свидетельствует о художественных способностях этих людей: был найден и другой, который, возможно, должен был изображать цветок (рис. 1551), помимо уплощенных шаров из мрамора, которые могли служить гирями.

Рис. 1551. Цветок (?) из мрамора



Замечательной чертой слоя B (рис. 1540, 12; рис. 1541, 5) является количество скелетов, обнаруженных на самых разных глубинах. Некоторые находились на самом материке, другие – под фундаментами более поздних домов и в местах, которые, судя по всему, представляли собой полы обитаемых жилищ. Эти захоронения являются характерной чертой слоя, о котором мы теперь говорим, поскольку, как будет показано дальше, ни одно из них не было сделано в течение последующего периода, представленного лежащими выше руинами. Захоронения на восточной стороне холма (рис. 1541, 12) были открыты в ходе раскопок 1857 года; остальные – прошлой зимой (1879). Тела были погребены лицом вниз, головы повернуты к западу, колени подогнуты. Голова одного из умерших была найдена лежащей на жернове от ручной мельницы (рис. 1552). В основном они, видимо, просто были закопаны в рыхлый грунт; во всех случаях там для них не было приготовлено ни специальных могил, ни гробниц. Исключением, однако, являлись случаи с двумя детьми, чьи кости были найдены в небольших могилах, сделанных из высушенных на солнце кирпичей. Скелет одного из них принадлежал новорожденному младенцу; он лежал на спине, и могила, в которую он был положен, оказалась свободной от земли (рис. 1541, 4; рис. 1553 и 1554). Любопытно, что, хотя на костях нет следов огня, к ним, как оказалось, было примешано небольшое количество негашеной извести. К несчастью, это вещество оказалось слишком хрупким, чтобы его можно было извлечь, однако внешний вид ясно показывал, что первоначально оно было нанесено на какой-то тканый материал. Внутренние размеры могилы были 18 дюймов на 9 дюймов шириной и 8 высотой. Другое тело принадлежало маленькому ребенку (рис. 1555), который лежал на правом боку с согнутыми коленями, вытянутой правой рукой; левая была перекинута через тело, голова лежала на груди. Очевидно, тело сместилось из своего первоначального положения. Правая сторона могилы, в которой оно лежало, была сделана из камня вместо кирпича, и голова была повернута к востоку. Размеры внутренней стороны могилы составляли 16 дюймов в высоту, 9 в ширину и 9 дюймов в высоту. Негашеной извести вместе с этим скелетом найдено не было, как и на других скелетах, за исключением лишь одного новорожденного младенца. Как можно видеть на плане, погребения расположены скорее на западной, а не на восточной стороне кургана.

Рис. 1552. Скелет с черепом, лежащим на жернове для ручной мельницы



Рис. 1553, 1554. Могила младенца, сделанная из высушенных на солнце кирпичей



Рис. 1555. Могила ребенка, выстроенная из высушенных на солнце кирпичей



Согласно профессору Вирхову, раса, к которой принадлежали эти скелеты, была брахицефальной, и большеберцовые кости имеют замечательную особенность: они являются заостренными; сейчас эта особенность ограничивается малайской расой. На данный момент профессор занят составлением их описания.

В нижней части слоя В не было обнаружено никаких защитных стен (рис. 1540).

С другой стороны, поверхность слоя была на западной стороне выровнена на глубину около 3 футов ради массивной защитной стены, которая, должно быть, была построена после того, как там накопилась земля; ее восточные фундаменты были поставлены на самом материке. Стену поддерживало несколько контрфорсов. Ее средняя ширина составляет от 8 до 10 футов (В, рис. 1540, 10); на данный момент ее наибольшая высота – 5 футов. Южная сторона стены исчезла. Самый крупный камень, найденный в этой стене, длиной 7 футов на 2 в ширину и 21/2 в высоту. Все камни, составляющие эту стену, грубые и неотесанные и соединены глиняным цементом. Они отчасти состоят из ракушечного миоценового известняка, найденного на том же месте, а отчасти из кристаллического известняка и базальта из ложа Фимбрия.

Кроме этой внутренней защитной стены (рис. 1540, 10) была также и внешняя стена (рис. 1540, 11), которая иногда стоит отдельно на ширину 2 с половиной фута, в то время как в других местах это просто внешняя обкладка грубой кучи необработанных камней. С восточной стороны эта стена состоит из кирпичей, сделанных из лежащего на поверхности суглинка, и часть, которую мы раскрыли в результате раскопок, хорошо сохранилась, по меньшей мере ее форма, хотя составлявшие ее кирпичи развалились. Вне стены, а также между стеной и внутренней стеной находилось некоторое количество красной мергелистой глины (рис. 1540, 17); однако следует заметить, что никаких ее следов не было найдено на внутренней стороне внутренней стены. Происхождение этой красной миоценовой глины первоначально было неясно; однако ключ к нему в конечном счете дало открытие сделанных из нее кирпичей, встроенных в одну из стен жилища рядом с воротами. Форма кирпичей была весьма специфической, хотя из-за отсутствия соломы или какого-либо другого связующего материала глина растворилась. Из этого очевидно, что мергелистая глина, некоторое количество которой было обнаружено, происходит из распавшихся кирпичей. Они должны были некогда образовывать верхнюю часть массивной защитной стены, основанием которой служили камни, теперь только они и отмечают ее местонахождение. Когда кирпичная кладка развалилась, она упала к подножию стены и здесь образовала кучу, видную на рис. 1540, 17. Кое-где был найден перемешанный с ней древесный пепел, но никаких других следов огня видно не было.

Вход в крепость, которой принадлежали эти стены, лежал на восточной стороне и был образован узким проходом шириной 3 фута между двумя длинными выступающими контрфорсами. Она, по всей видимости, была построена на кургане уже после того, как скопилась почва, образующая слой B. Небольшой дополнительный слой почвы возник внутри самой крепости, и непрерывная линия последнего бесспорно доказывает, что вышеупомянутые захоронения должны были быть сделаны до ее сооружения. Действительно, один скелет (рис. 1540, 12) был найден под самой массивной внутренней стеной (рис. 1540, 10). Можно добавить, что на внутренней стене в некоторых местах есть обкладка из желтых кирпичей из суглинка высотой от 2 до 3 футов, и остатки этих кирпичей составляют в значительной степени щебень внутри крепости, который образует то, что мы назвали слоем C.

Фрагментов керамики в слое B было обнаружено немного. В нижней части была найдена ручка вазы в виде коровы или быка (рис. 1556–1559); рядом со стеной была обнаружена небольшая ваза ручной работы, с выступами и с горизонтальными отверстиями (рис. 1560); также были найдены фрагменты лощеных черных ребристых ваз, похожие на те, что были обнаружены в слое C (рис. 1561 и 1562).

Рис. 1556–1558. Ручка вазы из темной глины. (Примерно 1:2 натуральной величины)



Рис. 1559. Ручка вазы из блестящей черной терракоты. (Примерно 1:3 натуральной величины)



Рис. 1560. Небольшая ваза ручной работы с выступами с отверстиями. (Примерно 1:2 натуральной величины)



Рис. 1561. Ручка ребристой вазы. (Примерно 1:3 натуральной величины)



Рис. 1562. Фрагмент блестящей черной ребристой вазы. (Примерно 1:3 натуральной величины)



Теперь к этому слою мы и обратимся. Здесь мы наблюдаем присутствие священной ограды, внутри которой некогда стояли алтари, скорее всего посвященные тому Фимбрийскому Аполлону, храм которого, согласно указаниям Страбона, должен был стоять на этом самом месте. На западной стороне находятся остатки стены диаметром 2 с половиной фута, построенной на руинах старой крепости и, возможно, некогда облицованной кирпичами (рис. 1540, 7). На восточной стороне массивная внутренняя стена старой крепости была использована для нового здания. На юго-востоке находилось длинное строение, и здесь также был вход, состоящий из узкого коридора. На массивной стене на восточной стороне также видны следы огня, из которых мы можем сделать вывод, что эта крепость подверглась успешному штурму и была захвачена войсками нападающих. Земля внутри того, что мы можем назвать священной оградой, была вся искусственно выровнена, и был образован пол, покрытый штукатуркой из желтого суглинка толщиной от половины дюйма до дюйма (рис. 1540, 8). Над этим полом лежит тонкий непрерывный слой угля, свидетельствующий о священных огнях, которые некогда горели внутри этой ограды, которая вся, таким образом, была посвящена религиозным целям. Многочисленные алтарные полы из кирпича встречаются на различных уровнях (рис. 1540, 5); в северном углу камень занимает место кирпича (рис. 1540, 4). Их последовательность обозначена на разрезе (рис. 1563), где линия, проведенная от B до A, показывает границы, в пределах которых они были найдены. Тот факт, что они были расположены один над другим, достаточно ясно указывает на длительный период времени, в течение которого ограда употреблялась для целей жертвоприношения и пол постепенно покрывался следовавшими друг за другом отложениями пепла. Кирпичные алтарные полы круглые по форме, диаметром от 15 до 20 футов, каждый состоит из одного слоя высушенных на солнце кирпичей, вложенных в глиняный цемент (рис. 1564). Цемент и кирпичи в результате воздействия огня превратились в массу с единой консистенцией и цветом. Алтарные полы из камня сделаны из обожженной докрасна базальтовой гальки из речного русла. Кроме этих алтарных полов, были обнаружены два каменных алтаря (рис. 1540, 6); камни, из которых они построены, – это кристаллический известняк, прокаленный в результате воздействия сильного и постоянного жара. Алтари и алтарные полы находятся в толстом слое древесного пепла, происходящего от жертвенных огней, которые раньше горели на них. Этот слой, образованный скоплением пепла, помечен на плане (рис. 1540) как слой С, глубина которого составляет от 5 до 8 футов. Пепел отчасти остеклился, и среди него нет никаких следов угля. Влажность с поверхности не смогла проникнуть сквозь него, так что вся масса оказалась легкой, и поэтому работать на ней было очень тяжело из-за пыли.

Рис. 1563. Разрез алтарей с кирпичным полом



Рис. 1564. Увеличенная часть разреза алтарей с кирпичным полом



В этом слое было найдено несколько обугленных фрагментов костей и раковин, формы которых сохранились, хотя кости превратились в вивианит. Однако этих фрагментов немного, и они рассеяны. Как я показал в Journal of the Archaeological Institute за 1858 год, мнение, что этот слой состоит из обломков костей, совершенно противоречит фактам. Близкое рассмотрение выявило, что он носит растительный характер и что кости и раковины действительно попадали в него случайно. Следовательно, предположение, что перед нами – общая могила троянцев, следует отвергнуть.

В этом слое были найдены фрагменты ребристой керамики; они похожи, как уже говорилось, на те, что были обнаружены в верхней части слоя B, однако все они обожжены до красного или желтого цвета и остеклились.

В некоторых точках на северо-восточной стороне слой С покрывает массивную стену и заходит за ее пределы (рис. 1540, 10); из этого мы можем сделать вывод, что ограда продолжала использоваться для жертвоприношений уже после того, как почва внутри ее выросла до таких пределов, что покрыла верхнюю поверхность старой стены крепости; в раскопе, проведенном вдоль восточной стены (как показано на плане в разрезе, рис. 1565), наблюдаются замечательные диагональные трещины в древесном пепле под фундаментом одного из алтарей, которые, возможно, вызваны боковым давлением.

Рис. 1565. Разрез, показывающий диагональные трещины в древесном пепле под каменным полом алтаря



Фрагмент высушенного на солнце кирпича из одного из алтарных полов несет на себе четыре любопытные отметины – очевидно, следы конечностей какого-то животного, возможно козленка, сделанные тогда, когда белая глина была еще мягкой (рис. 1566).

Рис. 1566. Отпечатки ног козленка на фрагменте высушенного на солнце кирпича



Около ворот старая массивная стена была отчасти разрушена, и на ней построена низкая стена изогнутой формы, пересекавшая оба контрфорса, обрамлявшие выход, а также и сам выход. В то же самое время вторая внутренняя стена, построенная отчасти на фундаменте массивной стены, поворачивая внутрь, окружала пространство в форме языка диаметром около 15 футов. Вход в эту священную ограду образовывал узкий проход между концом этого «языка» и массивной стеной. Некоторое количество обожженных кирпичей было найдено здесь, как вне низкой изогнутой стены, так и внутри ее.

Разрез части кургана с севера на юг, приведенный на рис. 1567, иллюстрирует приведенные выше данные и облегчает их понимание. Во-первых, перед нами естественная скала (рис. 1567, 1); затем идет слой высушенных на солнце кирпичей (рис. 1567, 2) толщиной 1 фут. Ровный яркий красный цвет этих кирпичей показывает, что они подверглись воздействию сильного жара. Дальше (рис. 1567, 3) идет слой глины, представляющий собой распавшиеся высушенные на солнце кирпичи, которые упали со стен, от которых сохранилась только нижняя часть. Толщина части слоя слева в этом разрезе составляет от полутора до 2 футов. Некоторые кирпичи, очертания которых можно было проследить в нем, лежали на низком фундаменте из камня. Внутренняя сторона этих стен, а также полов была покрыта штукатуркой из глины и рубленой соломы, поверхность которой была обожжена докрасна. На некоторых из упавших кирпичей также есть следы огня. Фактически очевидно, что строение, к которому они принадлежали, должно было погибнуть в огне. На полу мы видим слой древесного пепла, в котором было найдено несколько грузиков для ткацкого станка пирамидальной формы разных размеров, а также несколько пряслиц без орнамента и миниатюрный сосуд ручной работы, с выступами, снабженными отверстиями по горизонтали, как на рис. 1560. Среди черепков было несколько ребристых фрагментов, как на рис. 1561 и 1562.

Рис. 1567. Разрез части Ханай-Тепе с юга на север: 1 – природная скала; 2 – слой обожженных докрасна кирпичей; 3 – слой высушенных на солнце кирпичей; 4 – слой древесного пепла и угля; 6 – слой древесного пепла; 7 – общий слой древесного пепла, связанный с С; 8 – поверхность слоя А на плане рис. 1540



Рис. 1567, 4 представляет собой слой древесного пепла и угля, в котором мы видим следы третьего пожара. Видимо, когда-то здесь было здание, построенное из кирпичей, похожих на те, что были найдены под ним. На пепле стояли большие кувшины или пифосы, которые выглядели так, как будто бы они стояли рядами вдоль стен вместе с сосудами поменьше. Большинство сосудов ребристые, некоторые – темные, в то время как другие имеют блестящий красный цвет. Все они были сделаны на гончарном круге. Особенность пифосов в том, что они не имеют ручек, как таковых; вместо них ручкой служило треугольное отверстие под ободком. Также были обнаружены и другие большие кувшины с обычными ручками и фрагменты ребристых чаш. Толщина этого слоя составляет от полутора до 2 футов.

Теперь мы переходим к слою древесного пепла (рис. 1567, 5), который полностью сожжен; толщина слоя составляет 1 фут. После него идет слой высушенных на солнце кирпичей и камней (рис. 1567, 6) толщиной 9 дюймов, который содержит несколько фрагментов темной ребристой керамики. Затем следует (рис. 1567, 7) то, что на общем плане (рис. 1540) мы обозначили как слой С, состоящий из древесного пепла, который поднимается над и за пределы священной ограды. Положение этого слоя, наряду с черной линией обугленного дерева (рис. 1540, 8), доказывает, что ограда была первоначально построена еще до огромного скопления пепла, которое формирует этот слой. Над ним находится поверхностный слой (рис. 1567, 8), помеченный А на общем плане (рис. 1540).

Этот слой переносит нас в исторический период. Сначала мы находим высушенные на солнце кирпичи, рассеянные по всей поверхности слоя древесного пепла (С), на рис. 1540: это доказывает, что настало время, когда алтарные огни погасли, и храм, в котором они горели, был осквернен, и на его месте были воздвигнуты жилые дома. В этих домах, судя по всему, не было ни окон, ни дверей, или же, скорее, эти необходимые отверстия находились на такой высоте от земли, что все следы их исчезли. Кирпичная стена на западной стороне между массивной стеной старой крепости и внутренней стеной (рис. 1540, 7) показывает, что они были построены тем же образом, что и древние кирпичные строения под ними. Кирпичи, как можно видеть из следующей таблицы, были различных размеров:



10 дюймов x 81/2 x 3

111/4 дюйма x 51/2 x 23/4

10 дюймов x 8 x 21/3

11 дюймов x 10 x 23/4

191/4 дюйма x 12 x 21/4

181/3 дюйма x 121/2 x 23/4



Можно отметить, что на одном из кирпичей есть отпечаток пальцев детской ноги.

Среди керамики, найденной в этом верхнем слое, можно упомянуть фрагмент образца старой темной ребристой керамики в виде ручки, горлышка и сломанного носика вазы; носик украшен двумя глазками, чтобы отвратить дурной глаз (рис. 1568). Кроме того, были найдены фрагменты как архаической, так и позднейшей греческой расписной керамики, а также погребальные пифосы и цисты эллинского периода. Фактически настало время, когда древний холм Ханай-Тепе стал частью некрополя исторического города Фимбра, на месте которого теперь находится деревня Акши-Кей, и группы могил встречаются на всем пути от него до последней. Близ поверхности кургана встречаются также византийские погребения; в некоторых из них содержится по нескольку тел вместе с вазами, бусами и бронзовыми украшениями. Эти могилы сделаны из камней, покрыты камнем и украшены выгравированными крестами. Также были найдены турецкие и другие, неопределенные могилы.

Рис. 1568. Верхняя часть ребристой вазы с глазками на носике



В поверхностном слое почвы было найдено значительное число греческих амфор. Возможно, они использовались для возлияний, и их наличие может говорить о том, что традиция святости все еще сохранялась на этом месте. Действительно, в эпоху Страбона все еще было известно, что на этом месте находился легендарный храм Аполлона Фимбрийского. Значительное количество круглых терракотовых дисков с выпуклым центром и двумя отверстиями, которые могли использоваться как печати, были найдены вместе с этими амфорами (рис. 1569). На многих из этих дисков мы видим оттиски печатей: одна из них изображает обоюдоострый топор и гроздь винограда, которые были гербом Тенедоса. Несомненно, многие из них служили печатью для амфор, к которым они были привязаны; и печати совершенно такой же формы, хотя и без отверстий, все еще используются и до сего дня на Лемносе. Здесь их употребляют для медицинских целей и полируют трением после того, как нанесут на них печать губернатора Лемноса.

Рис. 1569. Предмет из терракоты с двумя отверстиями. (1:10 натуральной величины)



Черепа, найденные в греческих и византийских могилах, – долихоцефальные, как и те, что обнаружены в слое В (рис. 1540, 12). Мы вскоре можем ожидать публикации отчета доктора Вирхова об их осмотре.

Как уже говорилось, историческая Фимбра находилась на небольшом расстоянии от Ханай-Тепе и занимала место современной фермы Фимбра, предшественником которой была турецкая деревня Акши-Кей, которую много лет назад опустошила чума. Фимбра была городом, обнесенным стенами, и скала, на которой она была построена, несет на себе следы того, что из нее в разных местах брали камень, чтобы, обработав его, получить строительный материал. Никаких доисторических остатков на этом месте найдено не было. Однако ее некрополь, простиравшийся до самого Ханай-Тепе, дал как архаическую, так и позднейшую греческую керамику. Среди картин, изображенных на ней, можно упомянуть возвращение Одиссея, Брисеиду в палатке Ахилла, Клитемнестру, приключения Диониса и т. п. Кроме керамики, были найдены стеклянные вазы с лентами и волнистыми полосками разных цветов, а также надгробные надписи, пифосы и цисты. Несколько мраморных блоков на самой возвышенной части места, где располагалась Фимбра, возможно, обозначают местоположение исторического храма Аполлона Фимбрийского в противоположность храму из легенды и мифа, который стоял на Ханай-Тепе и который, как считается, был местом гибели Ахилла. Здесь была обнаружена поврежденная надпись, опубликованная Ле Ба (Le Bas. Op. cit. V. № 1743 d), которая содержит инвентарь храмовой сокровищницы.

Срез Троянской долины в долине Фимбрия
Сопровождающий чертеж (рис. 1570) показывает естественный срез левого берега реки Фимбрий (4) (Кемар-Су) примерно в 250 футах от подножия Ханай-Тепе. Фрагменты керамики (2), похожие на те, что можно увидеть на месте доисторической Фимбры (Ханай-Тепе), были найдены на миоценовой скале (3), на которой лежит от 4 до 6 футов наносной почвы (1). Глубина этой почвы пропорциональна неправильной конфигурации скалы, которая в те доисторические времена образовывала настоящую поверхность. Некоторые другие фрагменты керамики были открыты в колодце, вырытом в наносной земле, примерно в 600 ярдах к востоку от этого места и примерно в 20 футах от ложа реки на глубине от 6 до 7 футов от поверхности. Если произвольно приписать этой керамике возраст 3 тысячи лет, то скорость увеличения аллювия на долине будет равна в среднем футу в 500 лет. Однако, как показывают наглядные свидетельства, не следует слишком сильно настаивать на единой скорости отложений. Например, наводнение может покрыть значительную часть долины песком и гравием в фут глубиной, уничтожив землю для земледелия; какое-нибудь последующее наводнение может снова смыть все эти отложения, обнажит предшествующую поверхность и, возможно, добавит тонкий слой плодородного ила, снова сделав землю пригодной для возделывания. В общем и целом наводнения воздействуют на Троянскую долину, поднимая русла и берега рек; чем грубее материал, оказавшийся во взвешенном состоянии, тем ближе к реке он отлагается; таким образом Скамандр в верхней части долины образовал два уровня склонов от своих берегов до холмов по обеим сторонам. Чистые источники из ключей Бунарбаши и Дуден с их однообразным течением и без притоков, которые могли бы увеличить их объем и принести с собой отложения, таким образом, направляют свое течение вдоль подножий холмов на более низкую часть долины.

Рис. 1570. Срез Троянской долины в долине Фимбрия



Примечание
Из вышеуказанного описания своих исследований на Ханай-Тепе, данного моим другом г-ном Фрэнком Калвертом, в которых я помогал ему в 1878 и 1879 годах, можно видеть, что все народы, следовавшие друг за другом на этом холме, хоронили своих умерших и не пользовались кремацией, которая была во всеобщем употреблении во всех пяти доисторических городах Гиссарлыка. Керамика также значительно отличается, поскольку в Ханай-Тепе все вазы (см. рис. 1546, 1547 и 1560) имеют горизонтальные отверстия для подвешивания на шнурке, в то время как в Гиссарлыке все отверстия для подвешивания были вертикальными. Разумеется, есть некоторая аналогия между чашами, найденными в самом нижнем слое в Ханай-Тепе и чашами, найденными в первом и самом нижнем слое Гиссарлыка: у них одинаковые длинные трубчатые отверстия для подвешивания. Но опять-таки, как мы увидим, сравнив фрагменты из Ханай-Тепе, представленные на рис. 1543–1545, с аналогичными фрагментами из Гиссарлыка, представленными на рис. 39–42, трубчатые отверстия здесь совершенно иные по форме и положению. Кроме того, хотя в Ханай-Тепе, как и в Гиссарлыке, встречаются треножники, форма ножек ваз совершенно иная и среди тысяч ножек ваз в Гиссарлыке нет ни одной, которая напоминала бы ножку вазы из Ханай-Тепе, представленную здесь на рис. 1548. То же самое можно сказать и о ручках ваз, которые никогда не встречаются на Гиссарлыке в такой форме, как те, что были найдены на Ханай-Тепе и представлены здесь на рис. 1546, 1547, 1556–1559 и 1561. Среди терракот второго слоя на Ханай-Тепе выделяется тусклая черноватая или серая сделанная вручную керамика, которая – как, например, фрагмент вазы на рис. 1568 – по цвету и материалу очень похожа на древнюю лидийскую керамику, найденную на Гиссарлыке непосредственно под слоем руин Илиона – эолийской колонии. Я также могу подчеркнуть тот факт, что среди этой керамики из второго слоя Ханай-Тепе встречаются ручки ваз с головой коровы или быка, которая также попадается на ручках ваз лидийского города на Гиссарлыке, но никогда ни в одном из пяти доисторических городов Гиссарлыка.

Из всего этого мы можем с величайшей вероятностью сделать вывод, что, хотя Ханай-Тепе находится в расстоянии всего лишь часа ходьбы от Гиссарлыка, тем не менее люди, которые следовали одни за другими в этом своеобразном поселении, совершенно отличались от доисторических обитателей Гиссарлыка, если не считать лидийской колонии, существование которой мы предполагаем на основании керамики.



Генрих Шлиман

загрузка...
Другие книги по данной тематике

Анна Ермановская.
50 знаменитых загадок древнего мира

Игорь Мусский.
100 великих диктаторов

Хильда Кинк.
Восточное средиземноморье в древнейшую эпоху

Сергей Тепляков.
Век Наполеона. Реконструкция эпохи

Елена Кочемировская.
10 гениев, изменивших мир
e-mail: historylib@yandex.ru