Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

  • Шинопровод
  • В продаже - шинопровод, цены ниже! Неликвидные остатки
  • balkankran.ru

Генрих Шлиман.   Илион. Город и страна троянцев. Том 1

§ II. Различные владения Троады

1. Владение Пандара. Это владение ликийцев простиралось вдоль Эсопа до Зелеи; его обитатели именовались «богатыми» . Их предводителем был Пандар, сын Ликаона, превосходный лучник[531].
Города. Единственный город, упомянутый у поэта по имени, – это Зелея, расположенная на берегу Эсепа у последнего отрога Иды. Согласно Страбону[532], он находился на расстоянии 80 стадиев от ближайшего моря (Пропонтиды), в которое впадает Эсеп, и в 190 стадиях от (послегомеровского) Кизика.
2. Владение Адреста и Амфия, сыновей Меропа. Это владение граничило с предыдущим, как показано у Гомера[533], а также и у Страбона: «Под Зелией лежат у моря, на этой стороне Эсепа, долина Адрастеи…»[534] Предводителями адрастейцев были Адрест и Амфий, сыновья Меропа, хотя в другом месте Амфий именуется сыном Селага.
Города. Поэт упоминает три из них:
a. Адрастея , расположенная между Приапом и Парием[535].
b. Апес [536], также именовавшийся Песом [537], был расположен между Лампсаком и Парием на реке Пес. Страбон говорит, что этот город был разрушен и что его обитателей поселили в Лампсаке[538], поскольку они были милетцами, как и лампсакцы, что подтверждает и Анаксимен[539].
c. Питиея [540] была расположена в Питисе, области на территории Пария, у подножия горы, заросшей соснами[541*] между Приапом и Парием, вблизи города Лин на побережье, где ловились линусские улитки[542], которые считались лучшими из ракушек. Однако другие утверждали, что Питиея – это всего лишь древнее название Лампсака[543].
3. Владение Асия. Это владение простиралось вдоль побережья Троады, от Перкота до Абидоса. Асий, сын Гиртака[544], был владетелем этой области; под его командованием было войско фракийского города Сеста на Геллеспонте[545].
Городов в этом владении Гомер упоминает три:
a. Перкота [546], современное название которой, Боргас или Бергас, может быть ее испорченным старым названием. Другим древним именем этого города было Перкопа[547].
b. Абидос[548] у самой узкой части Геллеспонта, где он, согласно Геродоту[549], имел ширину всего 7 стадиев; однако в действительности ширина пролива здесь составляет 10 стадиев. Абидос был расположен напротив Сеста, но слегка к юго-востоку от него. Немного севернее от этого города Ксеркс в 480 году до н. э. перешел через Геллеспонт по понтонному мосту. Никаких руин Абидоса не сохранилось; место, где он находился, отмечают только обломки керамики и мрамора. Он находился на расстоянии 3 миль от современного города Дарданеллы. На месте Абидоса находятся два почти конических естественных холма, оба из которых могли быть некогда укреплены, однако мнение некоторых путешественников[550], по которому оба они состоят из руин, совершенно ошибочно: они состоят из чистой естественной почвы.
c. Арисба неподалеку от Селлеинта[551] была резиденцией Асия и в поэмах имеет эпитет «священная» [552] и «хорошо построенная» [553].
4. Владение Энея (Дардания). Страбон определяет Дарданию следующим образом: «За Абидосом расположены Илионская область, побережья моря до Лекта, местности на Троянской долине и подвластные Энею земли по склонам горы Иды»[554]. И далее: «Подгорная часть долины узкая и простирается с одной стороны к югу до области Скепсиса, а с другой – на север вплоть до зелийских ликийцев. Эту долину поэт изображает подвластной Энею и сыновьям Антенора и называет ее Дарданией»[555]. Таким образом, это владение было длинным и узким; оно простиралось между владением Приама и областью Меропидов, будучи ограниченным с одной стороны Геллеспонтом, с другой – лелегами и киликийцами. Его обитатели назывались дарданцами ([556] )[557], были племенем, родственным троянцам, и их иногда с ними путали: так, например, Эвфорб, сын Панфоя, троянец, также именуется дарданцем[558].
Из городов можно упомянуть только саму Дарданию, построенную Дарданом у подножия Иды еще до того, как на долине был основан священный Илион[559]. Во времена Страбона она полностью исчезла[560]. Конечно, она не имела ничего общего с позднейшим Дарданом, который – как показали недавно произведенные там по моей просьбе военным губернатором Дарданелл раскопки – оставил после себя слой руин толщиной от силы 21/2 фута, в котором не было найдено ничего, кроме фрагментов эллинской керамики. Таким образом, представляется доказанным, что он был построен эолийскими греками. Дардан находился на берегу Геллеспонта, как справедливо замечает Страбон[561], на расстоянии 70 стадиев от Абидоса и, согласно Плинию[562], в 70 стадиях от Ретия.
5. Владение Альта[563]. Мы также находим у Гомера, что в Троаде поселился отряд лелегов – на реке Сатниоенте близ мыса Лект, и, видимо, они обитали между областями киликийцев и дарданцев[564]. Их царем был Альт, тесть Приама и отец Лаофои, которая родила Ликаона[565].
Из городов я могу упомянуть только Педас на Сатниоенте, с эпитетами «высокий» [566], «с высокими башнями» или «с высокими стенами»[567]. Он был разрушен Ахиллом[568], и предполагается, как я уже отмечал, что он упоминается на египетских памятниках под именем Пидасы.
6. Владение киликийцев.
a. Владение Ээтиона (фиванская Киликия)[569] простирается между областью Лирнесс, которая была занята киликийцами, и лелегами. Описание Фив[570], которое дает Гомер, заставило всех полагать, что здесь была гора под названием Плак, у подножия которой был расположен город. Однако Страбон не знает такой горы; вот что он говорит: «Внутри страны, дальше на пятьдесят стадиев, находится опустевшая Фива, которая, по словам поэта, лежит «при подошвах лесистого Плака»; однако место с именем «Плак» или «Плакс» там вообще не встречается, как нет и леса, лежащего над ним, несмотря на близость Иды»[571].
Города. (?) Фивы были расположены в 60 стадиях к северо-западу от Адрамиттия[572], между последним и Кареной[573]. Это была столица Ээтиона; отсюда и эпитеты – «священные Фивы», «град Этионов»[574]. Они именуются «цветущими» и «высоковоротными» и были разрушены Ахиллом[575]. Это было укрепленное место, так как Гомер говорит о его стенах[576].
М-р Гладстон[577] пытался доказать, что при Тутмосе III, чье царствование, как полагают, датируется первой половиной XVI века до н. э. (или 1600–1550), когда власть великой египетской империи достигла своего апогея, она распространялась и на большую часть населения Греции, куда Тутмос отправил своих собственных сыновей в качестве наместников – в те места, которые он завоевал. Автор привлекает внимание к тому факту, что Фивы Ээтиона в Илиаде ассоциируются с особенно превосходными лошадьми; что это священный город Ээтиона; и что, наконец, он имеет высокие ворота [578]. Весьма замечательно, добавляет он, что все эти три характеристики присутствуют и в Кадмейских Фивах в Беотии. Этот город – священный [579]. Он самым непосредственным образом ассоциируется с лошадьми; ибо помимо троянцев одним лишь кадмейцам Гомер дает эпитет «укротители коней» [580]. Он также славился своими воротами – вспомним «семивратные Фивы»[581]. Кроме того, оба города были богаты. Фивы Ээтиона называют «град… прекрасный устройством» , в то время как Фивы Кадма – это «Фивы высоковоротные» [582] и «широкоравнинные» [583]. Все эти три яркие характеристики, а также четвертую можно было отнести к могущественному городу Фивы в Египте. В нем была сотня ворот; 20 тысяч запряженных колесниц, и они были прежде всего священным городом, ибо это был центр почитания Амона[584].
Однако последние исследования, как кажется, показывают, что отождествления, предложенные для встречающихся в египетских надписях названий с названиями греческих племен, несостоятельны. Таким образом, основной довод в пользу теории м-ра Гладстона повисает в воздухе. Поскольку Кадмейские, или беотийские, Фивы были финикийской колонией, то вполне возможно, что этимологию названия этого города следует искать в семитских языках. С другой стороны, имя египетских Фив происходит от египетского ta-apiu, множественное число от ta-ap, «маленький дом», название, первоначально принадлежавшее только одному из кварталов города. Согласно Варрону (О сельском хозяйстве. III. 1, 16) «эолийские беотийцы» и сабины называли холмы tebae или thebae.
(?) Хриса , которая во времена Страбона уже была заброшена, располагалась неподалеку от Фив и принадлежала владениям Ээтиона, как очевидно из того факта, что Хрисеида была взята в плен Ахиллом тогда, когда он разрушил Фивы[585]. Здесь находился храм Аполлона Сминфейского, жрецом в котором был отец Хрисеиды[586]. Город стоял на море, и в нем был порт, где высадился Одиссей, когда привел Хрисеиду обратно к отцу вместе с жертвоприношением богу. Как замечает Страбон, эту Хрису следует отличать от позднейшей Хрисы близ Гамаксита, где также был храм Сминфейского Аполлона, но не было порта[587]. Храм этого бога, о существовании которого здесь упоминает Плиний[588], следовательно, может относиться только к этому второму городу.
(?) Килла , также расположенная на фиванской долине близ небольшой речушки Киллей у подножия горы Киллей и вблизи Антандра, была основана Пелопсом, сыном Тантала, и в ней находился прославленный храм Аполлона Киллейского, который все еще существовал во времена Страбона[589].
b. Владения Минеса, судя по всему, ограничивались городом Лирнесс , он также именовался у Гомера городом Минеса[590], был разрушен Ахиллом, который здесь взял в плен Брисеиду[591]. Сюда бежал Эней, преследуемый Ахиллом[592]. Лирнесс был расположен на долине Фив в 88 стадиях от Адрамиттия, и Страбон говорит, что он укреплен самой природой, но уже оставлен жителями[593]. Феллоуз полагал, что он нашел его руины в 4 милях от Караварена[594].
с. Владение Еврипила трудно определить. Он был предводителем отряда кетейцев ; м-р Гладстон весьма остроумно доказывал их тождество с хеттами Ветхого Завета, «хета» египетских памятников и «хаттай» ассирийских надписей. Его доказательства приводят к такому выводу: кетейцы «пришли извне и не относились к кругу более ранних союзников Трои и, стало быть, из Ликии и областей мисийцев и киликийцев»[595]. Страбон пишет[596]: «Подобно этому страна киликийцев делилась на 2 части: фиванская Киликия и лирнесская; но в лирнесскую Киликию можно включить область, подвластную Еврипилу, лежащую вблизи лирнесской Киликии». И еще[597]: «Согласно Гомеру, Еврипил, по-видимому, царствовал в области около Каика, так что, быть может, какая-нибудь часть киликийцев и была ему подвластна». И далее[598]: «Если искать у поэта точных указаний на границу, до которой простирались области киликийцев, пеласгов и так называемых кетейцев, подвластных Еврипилу, которые жили между двумя этими племенами, то об этом можно высказаться лишь предположительно. Что касается киликийцев, то я уже сообщил о них все, что мог, между прочим, и то, почему их страна была ограничена областью реки Каика».
Территория кетейцев была включена в наше описание именно из-за первого утверждения Страбона, согласно которому кетейцы, подвластные Еврипилу, граничили с Лирнессом.
7. Владение гомеровских аримов . Аримы, видимо, народ мифический, которых пытались искать в различных областях. Они упоминаются у Гомера только однажды:

Дол застонал, как под яростью бога, метателя грома,
Зевса, когда над Тифеем сечет он перунами землю,
Горы в Аримах, в которых, повествуют, ложе Тифея…[599]

Согласно Страбону, эта земля аримов должна отождествляться с так называемой Катакекавменой (или «выжженной землей»), которой владели мисийцы и лидийцы[600]. В другом пассаже он утверждает, что некоторые считают, что эта выжженная земля находилась в Лидии в окрестностях Сардиса; другие – что она в Киликии или Сирии, третьи – что она на Питекуссах (обезьяньих островах); они же утверждают, что «аримами» тирренцы называли обезьян[601]. Я могу здесь упомянуть, что современный остров Исхия в Неапольском заливе некогда именовался Питекусой, Энарией или Инаримой. Страбон также приводит мнение Посидония, согласно которому «Гомер упоминает также об «аримах», под которыми, по словам Посидония, поэт, нужно думать, подразумевал вовсе не какое-либо место в Сирии, Киликии или в какой-нибудь другой стране, но самое Сирию. Ведь народ, живущий в Сирии, – это и есть арамеи, хотя, быть может, греки называли их аримиями или аримами»[602].
8. Владение пеласгов . Наконец, я упомяну здесь о владении азиатских пеласгов, над которыми командовали Гиппофоой и Пилей, сыновья Лефа[603]; они занимали область эолийского берега от реки Каик вплоть до ионийской границы. Их главным городом была Лариса), которую Страбон помещает в окрестностях Кимы, так как он говорит[604]: «Что же касается пеласгов, то есть основания, исходя из слов Гомера и из истории вообще, поместить их поблизости от киликийцев. Ведь Гомер говорит так:

Гиппофоой предводил племена копьеборных пеласгов,
Тех, что в Ларисе бугристой, по тучным полям обитали;
Гиппофоой предводил их и Пилей, Ареева отрасль,
Оба сыны пеласгийского Лефа, Тевтомидова сына[605*].

В этих словах поэт ясно указывает на значительное число пеласгов (ведь он говорит не о племени, а о племенах) и сообщает, что они обитали «в Ларисе». Правда, существует много Ларис, но все-таки следует думать, что поэт имел в виду одну из соседних; может быть, правильнее всего принять ту, что около Кимы. Ведь из трех Ларис одна, что около Гамаксита, находится непосредственно в виду Илиона и очень близко от него, приблизительно на расстоянии 200 стадиев; так что нельзя утверждать достоверно, что Гиппофоой пал в битве за тело Патрокла «далеко от Ларисы родной», именно от этой Ларисы, но скорее от Ларисы около Кимы, потому что расстояние между ними около 1000 стадиев».
9. Владение Приама, Илион и область, принадлежавшая ему. Относительно обширности этого владения у нас есть свидетельство Страбона: «Ниже ее [Дардании, владения Энея] почти параллельно расположена Кебрения – по большей части долина. Некогда существовал и город Кебрена. Подвластная Гектору Илионская область, по предположению Деметрия, простиралась в глубь страны от якорной стоянки вплоть до Кебрении»[606].
Из городов, принадлежавших этой области, мы знаем из поэм только Илион и Фимбру . Последняя упоминается у Гомера только однажды:

Около Фимбры ликийцы стоят и гордые мизы,
Рать фригиян колесничников, рать конеборцев меонян[607].

Страбон ошибочно предполагал, что Гомер говорит здесь не о городе Фимбра, но о фимбрийской долине, поскольку он пишет: «…долины Фимбры ближе, равно как и протекающая через нее река Фимбрий, которая впадает в Скамандр у святилища Аполлона Фимбрийского; но Фимбра находится в 50 стадиях от современного Илиона»[608]. Стефан Византийский[609] и Плиний[610] правильно поняли поэта, поскольку они говорят, что Фимбра – это город.
Другой город владений Приама, чья слава и судьба породили бессмертные поэмы Гомера, требует особого описания.
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Николай Непомнящий.
100 великих загадок Индии

Игорь Мусский.
100 великих диктаторов

Геогрий Чернявский.
Лев Троцкий. Революционер. 1879–1917

Джаред М. Даймонд.
Ружья, микробы и сталь. Судьбы человеческих обществ

Елена Кочемировская.
10 гениев, изменивших мир
e-mail: historylib@yandex.ru
X