Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Игорь Панарин.   Первая мировая информационная война. Развал СССР

VII. Просчеты ЦК КПСС

Советский Союз обладал большим потенциалом в сфере идеологического противоборства. Советская система внешнеполитической пропаганды была огромным механизмом, не всегда эффективно использовавшимся по причине отсутствия в СССР режиссеров-идеологов информационной войны, часто работавшим вхолостую.


Советские органы пропаганды

Основным органом внешнеполитической пропаганды СССР являлось Телеграфное агентство Советского Союза (ТАСС) – единая государственная информационная система, основанная в 1925 году. Ежедневно ТАСС готовил и передавал 300-320 внутрисоюзных и международных сообщений. Главная редакция информации для заграницы (ГРИДЗ) готовила на 6 языках (русском, английском, французском, немецком, португальском и арабском) специальные материалы для 115 стран мира (то есть для 73% стран).

ТАСС являлся мощным средством ведения идеологической работы на внешнеполитическом направлении, обеспечивалмировых потребителей информации оперативными и точными сведениями о СССР. Однако характер его деятельности как официального органа правительственной информации существенно снижал информационные возможности пропаганды, не давал выйти за рамки идеологии. То есть ТАСС действовал в рамках идеологического противоборства.

Агентство печати «Новости» (АПН), созданное в качестве общественной информационной службы в феврале 1961 года на основе сталинского Совинформбюро Союзом журналистов СССР, Союзом писателей СССР, Союзом советских обществ дружбы и культурной связи с зарубежными странами и Всесоюзным обществом «Знание», имело иной статус, нежели прочие информационные агентства, государственные либо частные.

АПН готовило и распространяло материалы аналитического характера, отвечающие целям долговременного информационного воздействия на зарубежного потребителя информации (переводы на иностранные языки текстов официальных документов и выступлений руководства СССР, интервью, обзоры, комментарии, брошюры, книги и т. д.), долгое время оставаясь для него sui gener [1] «витриной социализма». Как нельзя лучше отражал внешнюю направленность информационного потока, суть активного информационного влияния на зарубежную аудиторию девиз агентства: «Информация на благо мира, на благо дружбы между народами». Он указывал на основную цель, поставленную государством: формировать положительный образ СССР. В странах со слабо- и среднеразвитой информационной, пропагандистской инфраструктурой, технологиями массовой информации и коммуникации, СССР небезуспешно реализовывал данную установку.

Центральный аппарат АПН, строившийся по принципу территориальных главных редакций (страны Западной Европы, Северной Америки, Ближнего и Среднего Востока и Африки, Латинской Америки, социалистические страны), ставил своей целью довести материалы агентства до аудитории определенной страны (принцип направленности). Оптимальной была и сама форма существования АПН как общественной организации. Это предполагало, что советские государственные органы и АПН взаимно не несут юридической ответственности за деятельность, финансовые обязательства и иные действия, а также по претензиям, обращенным друг к другу. Общественный статус позволял использовать в отношениях с другими зарубежными органами СМИ разные формы обмена материалами и распространения информации, как безвозмездно, так и на коммерческой основе.

Непосредственно целям создания благоприятной среды для информационного воздействия на иностранную аудиторию служила и работа АПН по «оказанию содействия посещающим СССР иностранным журналистам». Ежегодно подобное содействие (в организации поездок по стране, получении интервью, подготовке материалов и т. п.) получали сотни иностранных журналистов. Для них же, а также для своих бюро за рубежом АПН пять раз в неделю выпускало пресс-бюллетень Daily Review.

Как показывает мировой опыт, данный метод работы был весьма успешен.

Структура центрального радиовещания на зарубежные страны (в системе Гостелерадио СССР) включала в себя главную дирекцию программ, главные редакции информации и пропаганды и редакции по вещанию на отдельные страны и регионы. Охват вещания советского радио на заграницу был весьма впечатляющ: оно вело передачи на 75 языках народов мира в общей сложности более чем по 1800 часов в неделю из Москвы и столиц нескольких союзных республик. Вещание советского радио на зарубежные страны имело широкое международное признание. Некоторые специальные передачи готовились в записи для ретрансляции их местными радиостанциями в ряде стран мира, причем подчас время таких передач было фиксировано.

Это одно из немногих советских (теперь российских) средств информационного воздействия на аудиторию в зарубежных странах относительно устойчиво сохранило свои позиции в мировой информационной сфере. Радиостанция «Голос России» (Иновещание) ведет свои передачи в записи и в режиме реального времени на 38 языках на 160 стран мира. В настоящий момент по этим показателям станция «Голос России» занимает третье место в мире – после «Би-Би-Си» и «Голоса Америки».

Советская печать распространялась в 140 государствах мира. Журнал «Советский Союз» выходил на 20 языках.

Союз советских обществ дружбы и культурной связи с зарубежными странами (ССОД) поддерживал контакты с более чем 9 тыс. организаций в 140 странах мира (90% стран мира) и 8 международными организациями. Его основными партнерами являлись зарубежные общества, лиги и ассоциации дружбы с СССР (130 организаций в большинстве государств мира). Уникален был и размах деятельности ССОД в самом СССР: в нем принимали участие свыше 50 миллионов человек.

В 47 странах мира (29% стран) существовали культурные центры и дома советской науки и культуры. ССОД имел свои представительства почти в 70 странах (45% стран мира). Им были организованы широкая информационная работа с зарубежной общественностью, регулярные кинопросмотры и лекции, вечера встреч с работниками культуры и искусства, велась работа с выпускниками советских учебных заведений.


Причины проигрыша СССР в информационной войне

Считать советскую систему внешнеполитической пропаганды неэффективной было бы неправильно. Но необходимо указать на то, что руководство КПСС во главе с М. Сусловым ставило неверные задачи пропагандистским подразделениям.

Почему же СССР проиграл информационную войну? Во многом потому, что после смерти И. Сталина у ЦК КПСС не оказалось ни режиссера-организатора, ни режиссеров-идеологов информационной войны. Этап «идеологического застоя» наступил в начале 1970-х годов. Важно подчеркнуть, что генеральный штаб информационной войны против СССР, возглавляемый А. Даллесом и Д. Рокфеллером, вел работу по развалу СССР и ликвидации его как государства. И в конце концов, действуя целеустремленно, противник добился результата. ЦК КПСС же, во главе со своим главным идеологом М. Сусловым, который являлся лидером советских «догматиков», только поддерживал коммунистическое движение, но никогда не ставил задачу развала США или Великобритании. Это резко ограничивало возможности СССР. Можно сравнить это с отсутствием патронов и снарядов (соответствующих комментариев и целевых установок) у высококлассного информационного советского оружия. Одновременно следует отметить и недооценку такого политического инструмента, как информация, а также неспособность или нежелание использовать очевидную слабость главного противника – США.

В конце 1960-х годов Соединенные Штаты находились в очень затруднительном положении. Резко ухудшились финансово-экономические отношения с Францией, которая вышла из военной организации НАТО, в стране ширилось антивоенное движение, происходили студенческие волнения, разворачивалась борьба за права негритянского населения. Убийства президента США Джона Кеннеди, затем его брата Роберта (кандидата в президенты), лидера движения за права негритянского населения США М. Л. Кинга буквально потрясли основы американского общества. Все это складывалось в картину системного кризиса США как государства, который к 1973 году достиг дна, соединившись с экономическим спадом. Страна оказалась перед лицом дефолта, отказа от золотого обеспечения доллара. В тот момент СССР достаточно было провести несколько успешных информационно-идеологических операций, которые поставили бы США в очень тяжелое положение.

Естественно, проведение таких операций требовало нового концептуального подхода, некой модификации устаревших догм марксизма-ленинизма, творческого использования опыта информационного противоборства генералиссимуса Сталина в годы Второй мировой войны. Однако «догматик» М. Суслов не смог, а может, и не захотел организовать модернизацию информационно-идеологической сферы. А ведь именно в эти годы лидер советских «технократов» А. Н. Косыгин начал экономические реформы и смог модернизировать советскую экономику.

Восьмая пятилетка была самой успешной за послевоенные годы. Но вместо того чтобы активизировать информационную политику, ЦК КПСС занял оборонительную позицию. От пропаганды перешли к контрпропаганде.

С моей точки зрения, решение советского руководства поддержать политику разрядки ценой уступок в информационно-идеологической сфере было, скорее всего, неверным шагом, частью проигрышной внешнеполитической стратегии. Спустя 35 лет после подписания Хельсинкского договора Россия и постсоветские государства полностью соблюдают его, а страны Запада практически полностью его игнорируют. Нерушимость границ не соблюдается: развал СССР, Югославии, Чехословакии свершился, несмотря на гарантии Договора о безопасности и сотрудничеству в Европе.

По сути, Советский Союз перестал быть субъектом в сфере идеологии. Благодаря навязанной СССР проблеме прав человека появился повод для постоянного информационного вмешательства во внутренние дела нашей страны путем внедрения в информационное пространство СССР системы негативных комментариев, разработанных в рамках «Гарвардского проекта». Постепенно, благодаря умелой координации действий со стороны «Совета по международным отношениям» во главе с Д. Рокфеллером, внешнее информационно-идеологическое давление на СССР наращивалось. При этом те кадры, которые тогда руководили идеологией в СССР, не смогли увидеть внешних информационных угроз и, соответственно, адекватно на них отреагировать. Главной стратегической ошибкой ЦК КПСС был отход от национально-ориентированного курса И. Сталина, направленного на строительство альтернативной и более справедливой модели развития.

В СССР отсутствовали мощные структуры стратегического анализа, аналогичные КИМО и «Совету по международным отношениям». Нельзя сказать, что в СССР не было крупных научно-исследовательских центров и институтов. Были. Это Институт США и Канады и Всесоюзный институт системных исследований Государственного комитета по науке и технике Академии наук СССР (ВНИИСИ) – научное учреждение СССР, созданное в 1967 году по инициативе советского премьер-министра А. Н. Косыгина его зятем, заместителем председателя Государственного комитета по науке и технике Д. Гвишиани.

Д. М. Гвишиани – действительный член Академии наук СССР, заместитель председателя Государственного комитета по науке и технике СССР. Его отец- генерал НКВД, выдвиженец Л. П. Берии. Само имя, которое он дал сыну, Джермен, означает ДЗЕРжинский – МЕнжинский. Жена – Людмила Алексеевна Косыгина-Гвишиани, единственная дочь А. Н. Косыгина, директор Библиотеки иностранной литературы. До основания института Д. М. Гвишиани, естественно, работал в другом месте – начальником международного отдела Государственного комитета по науке и технике. Одним из его подчиненных был полковник ГРУ О. Пеньковский, работавший на английскую и американскую разведки. После разоблачения шпиона пострадали все, кто его пожертвовал, но только не Д. М. Гвишиани. Место Джермена Гвишиани, зятя Косыгина – лидера советских технократов, в формальной и неформальной иерархии советского общества того времени обеспечивало институту хорошие связи, а следовательно, и относительную идеологическую автономию. В целом институт активно занимался проработкой концептуальных идей экономической реформы, успешно реализуемой А. Н. Косыгиным.

Кроме того, существовал ИМЭМО – Институт мировой экономики и международных отношений. Первый его директор А. А. Арзуманян был женат на сестре жены члена Политбюро ЦК КПСС, первого заместителя председателя Совета министров СССР А. И. Микояна. Но после того, как в 1983 году ИМЭМО возглавил ярый глобалист-троцкист А. Н. Яковлев, вернувшийся из Канады, институт стал самым прозападным в системе советских интеллектуальных центров.

В условиях информационно-идеологического разоружения эти и другие информационно-аналитические и научные учреждения в конечном счете подпали под внешнее концептуальное управление Новой Британской империи и во многом стали проводниками идей и концепций «Совета по международным отношениям».

ЦК КПСС вел идеологическую войну, а против СССР велась война информационная. Это означает, что наступление противника шло на гораздо более широком фронте, и органы советской внешнеполитической пропаганды ничего не могли противопоставить этому. Соперником Г. Киссинджера и 3. Бжезинского в информационном противостоянии был второй человек в ЦК КПСС М. Суслов. Результаты деятельности М. Суслова трагичны. Ведь именно он выдвигал на руководящие посты «могильщика» КПСС и СССР М. Горбачева. Следует задать вопрос: а почему он так действовал? Был ли он непрофессионалом? А может, хуже? Напомню читателям о том, что именно М. Суслов активно проводил политику дискредитации генералиссимуса Сталина.

В Военно-политической академии имени В. И. Ленина (1988-1991), которая была идеологическим центром подготовки кадров для Советской армии, КГБ и МВД, мало кто из преподавателей мог ответить на вопросы, поставленные самой жизнью в эпоху перестройки и гласности. Мало кто из них понимал, что происходит в стране. А ведь СССР двигался к распаду. Догмы марксизма-ленинизма трещали по швам…

Система обучения в основном была построена на уже отживших стереотипах марксизма-ленинизма, которые выглядели анахронизмом в конце XX века. На лекциях было обязательным цитирование трудов К. Маркса, Ф. Энгельса (кстати, ненавидевшего Россию за то, что опыт общения с русскими казаками в 1848 году для него был крайне негативным), В. И. Ленина, прожившего большую часть своей жизни за границей (Лондон, Париж и т. д.).

Смешно иногда было слушать своих товарищей, которые начинали обычно выступление так: «Как отметил Ф. Энгельс, выступая перед рабочими в 1849 году… Поэтому мы должны усилить бдительность и принять все меры…» Такие же цитаты были обязательными при написании курсовых и дипломных работ. У меня как-то возник конфликт с кафедрой марксистко-ленинской философии, когда я категорически отказался включать цитаты К. Маркса и Ф. Энгельса в свою научную работу, которая претендовала на лидерство в Академии. Это было в конце 1989 года, и я уже был членом ученого совета Академии как представитель от слушателей, к тому же майором КГБ СССР. От своей принципиальной позиции я не отказался. Призового места я не занял. Но уважения со стороны слушателей, да и преподавателей (тех, кто знал) прибавилось.

А вот трудов генералиссимуса И. Сталина в Академии мы не изучали. Хотя именно он руководил страной в годы Великой Отечественной войны. И мы победили! То есть опыт реальной победы СССР над фашистской Германией в информационной сфере мы практически не изучали. Например, об успешной деятельности Советского информационного бюро, созданного И. Сталиным 26 июня 1941 года, я узнал уже после завершения обучения в академии.

Получался непонятный парадокс. Противник десятилетиями вел против СССР информационную войну, а мы против него – идеологическую борьбу. Причем вели, в основном опираясь на отжившие догмы XIX века, что было в корне неверным. И причина проигрыша, как мне сейчас кажется, заключается в системной ошибке высшей элиты ЦК КПСС, которая оказалась неспособной осуществить применение победных информационно-идеологических технологий Великой Отечественной войны к реалиям конца XX века. Сотрудники советских идеологических структур, например, не знали даже о существовании новейших информационно-психологических технологий, применявшихся против СССР. У КГБ СССР был уникальный спецназ – великолепно подготовленные группы «Альфа» и «Вымпел». Но вот информационно-аналитического спецназа у СССР не было. Не был создан советский спутниковый телеканал в ответ на создание Си-Эн-Эн в 1980 году. Все, как в Военно-политической академии имени В. И. Ленина. Мы хорошо стреляли из танков и БМП. Но информационной войне слушателей никто не учил. Парадокс это или закономерность?

загрузка...
Другие книги по данной тематике

Дэвид Кортен.
Когда корпорации правят миром

Джон Аллен.
Opus Dei

Этьен Кассе.
Ключ Соломона. Код мирового господства

Н. Л. Бутми.
Каббала, ереси и тайные общества
e-mail: historylib@yandex.ru
X