Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Игорь Мусский.   100 великих актеров

О'Тул Питер(р. 1932)

Английский актер театра и кино. Сценические роли: Владимир («В ожидании Годо»), Гамлет («Гамлет»), Шейлок («Венецианский купец»). Снимался в фильмах: «Лоренс Аравийский», «Бекет», «Лев зимой», «Правящий класс», «Последний император» и др.


Питер О'Тул родился 2 августа 1932 года в Ирландии, в местечке Коннемара. По отцу он ирландец, по матери шотландец. Семья переехала в Англию, в Лидс, когда Питеру был всего год.

В театр О'Тул был влюблен с детства, а первую роль сыграл шестилетним мальчиком в домашнем спектакле. Школу Питер не посещал до одиннадцати лет, из-за войны и эвакуации. Только в 1945 году, когда семья О'Тулов вернулась в родные места, его отдали в закрытый католический пансион. Вскоре он вступил в конфликт с воспитательницами-монахинями, которые любой мелкий проступок называли «грехом» и нещадно били за него. Упрямый и гордый Питер не смог этого выдержать и в 1947 году сбежал из школы. Ему было всего тринадцать лет, но он сам зарабатывал на хлеб: нанимался грузчиком, конторщиком, служил ретушером у фотографа, курьером в газете. Питер занимался в различных любительских драматических коллективах.

Отслужив два года во флоте, Питер О'Тул отправился в Стратфорд-на-Эйвоне, чтобы посмотреть хотя бы один спектакль в Шекспировском Мемориальном театре. Он истратил на билет последние двадцать шиллингов. В этот вечер шел «Король Лир» со знаменитым Майклом Редгрейвом в главной роли. Спектакль произвел на О'Тула столь сильное впечатление, что уже на другое утро он отправился пешком в Лондон, где ему удается поступить в Королевскую Академию драматического искусства.

Окончив ее, он попадает в бристольский театр «Олд Вик». За три года (1955—1958) О'Тул сыграет 73 (!) роли, среди них – Джимми Портер в тогда еще неизвестной пьесе Джона Осборна «Оглянись во гневе». Двумя годами позже он здесь же сыграет Гамлета – и его назовут «рассерженным Гамлетом». Этот бородатый, энергичный Гамлет станет кумиром целого поколения, его духовным лидером.

К ролям, сыгранным в Бристоле, актер будет возвращаться не раз, и одной из любимейших станет роль Владимира в пьесе Беккета «В ожидании Годо». Одним из первых ощутил О'Тул смысл пьесы, ее пронзительную высоту, ее человечность.

Вехи последующих лет: переезд в Лондон; выступление на сцене «Ройял Корта» – ведущего театра той поры; получение первой в жизни награды; признание не только зрителей, но и режиссеров, продюсеров; несколько блистательных ролей, сыгранных в Стратфорде в Шекспировском Мемориальном театре.

Критика отмечала его Шейлока в «Венецианском купце». Своему ростовщику, неожиданно молодому, актер придал красивую внешность, благородную осанку. Трактуя роль по-новому, О'Тул подчеркивал в ней трагедийные моменты.

Но несмотря на успех, он прерывает контракт со Стратфордом ради роли Лоренса Аравийского в фильме, посвященном памяти британского разведчика, который во время Первой мировой войны поднял в турецкой части Аравии восстание арабов против Турции.

Получив первую крупную роль в кино (до того были три незначительные, почти эпизодические), О'Тул начал к ней готовиться. Прежде всего он досконально изучил мемуары самого Лоренса Аравийского и сорок книг, написанных о нем в Англии. Затем актер поехал на место рождения Лоренса (как и О'Тул, он был ирландцем по происхождению) и беседовал с людьми, которые его помнили. Но этого Питеру показалось мало. В январе 1961 года он прибыл в Иорданию, где через несколько месяцев должен был сниматься фильм. Там актер учился арабскому языку и искусству верховой езды на верблюде. Когда в мае вся группа фильма приехала в Иорданию, она застала О'Тула вполне освоившимся с обстановкой. Он ходил в костюме бедуина, и арабы называли его тем именем, которым некогда их отцы звали настоящего Лоренса: Эль-Оренс.

Режиссер Дэвид Лин стремился к абсолютному совершенству. Для начала ему не понравился нос О'Тула – и была сделана пластическая операция. Затем изменили цвет волос. Питер внес в сценарий целый ряд собственных эпизодов – и Лин не протестовал: они были продиктованы точной интуицией и полной «жизнью в образе». Он научился часами не слезать с верблюда, он не играл Лоренса – а воистину был им.

Съемки происходили в раскаленной пустыне, в 150 милях от ближайшего оазиса. Галлон воды стоил здесь три доллара. Вокруг кишели змеи и скорпионы. Условия жизни в пустыне были невыносимо трудными, а съемки оказались весьма опасными.

Больше года шли съемки. Наконец участники этого трудного фильма, исхудавшие, изъеденные насекомыми, ослабевшие от дизентерии, прибыли в Англию. Больше всех пострадал Питер О'Тул.

Фильм «Лоренс Аравийский» пользовался большим зрительским успехом. О'Тул получил первую высокую награду (премию Британской киноакадемии). Он был неотразим как в строгом английском мундире, так и в экзотических одеждах арабского шейха. Бурный восторг вызывали грандиозные батальные сцены во главе с героем, бесстрашно мчавшимся в бой на белом верблюде…

Питер О'Тул поселился в старом лондонском районе Хэмпстед. Ему нравилось возвращаться с гастролей, со съемок в свой старинный дом, полный красивых и изысканных вещей, в которых он знал толк. Изыск сказывался и в излюбленных им костюмах, всегда причудливых, необычных, и в принадлежности к аристократическому клубу «Гаррик», объединяющему многих знаменитых людей.

По фильмам О'Тула невозможно составить себе представление о его личности. На самом деле Питер – веселый ирландец, обожающий розыгрыши, он любит петь под гитару, он – чудак и гордится своими причудами. Его в жизни не узнают и английские кинозрители. Однажды в газете появилось сообщение: «В одном районе Лондона появился бородатый парень с гитарой. Он напевал модные песенки возле кабаков. Близ одного из них его избили. Но никто не догадался, что этот „парень“ – известный киноактер Питер О'Тул».

Весной 1963 года состоялась премьера пьесы Брехта «Ваал» в театре «Феникс» с Питером О'Тулом в главной роли. Брехтовский Ваал – талантливый поэт, но одновременно это страшный человек, циник, развратник, насильник, убийца. О'Тул акцентировал в брехтовском герое мотив саморазрушения, духовного самоубийства человека, для которого нет ничего святого.

В 1963 году в Лондоне торжественно открылся английский Национальный театр (в помещении «Олд Вика»). Его художественный руководитель Лоренс Оливье в качестве премьеры поставил «Гамлета». На главную роль он пригласил О'Тула.

Участие О'Тула обеспечило Национальному театру аншлаги уже при рождении; кроме того, его веселый характер отчасти помогал разряжать обстановку. Он был джокером в чинной колоде. Он подкладывал лед в душевые артистических уборных, а на одном утреннике этот близорукий Гамлет заставил публику прыснуть со смеху, не удосужившись перед выходом на сцену снять очки в роговой оправе. Однако в целом спектакль не получился. Актер сыграл что-то из своего «бристольского прошлого», чего оказалось явно недостаточно. Времена изменились. Прежнего отзвука его Гамлет не находил…

О'Тул пытается изменить стереотип, снимается в комедиях, где можно было дать волю фантазии в поисках характерности. Он снимается в фильме «Что нового, киска?» по сценарию Вуди Аллена, где его партнер – известный комик Питер Селлерс.

Виртуозно владея техникой как внешнего представления, так и внутреннего перевоплощения, он постоянно стремился «уйти» в другого человека, а еще лучше – в другую эпоху. Дон Кихот в «Человеке из Ламанчи», Робинзон Крузо в экранизации романа Дефо «Человек по имени Пятница».

Питеру О'Тулу прекрасно удаются исторические роли. В картине «Бекет» – экранизации пьесы Жана Ануя (1964) его герой, король Генрих II, поначалу человечен, у него нежная, ранимая душа, он любит, делает ошибки, страдает. Затем человечность постепенно уходит, испаряется. О'Тул продолжил в этом образе тему, начатую в спектакле «Ваал», – тему саморазрушения личности.

Через четыре года О'Тул исполнил роль Генриха II в другом английском фильме – «Лев зимой» (1968) по пьесе Джеймса Голдмена. Король предстает в год своего пятидесятилетия, когда его дети борются за английский престол. В давшей заглавие фильму метафоре «Лев зимой» О'Тул делает ударение на втором слове. «Зима» – в каждом взгляде, каждом слове его «льва». Нет, эта зима – не надвигающаяся старость. Генрих О'Тула силен и крепок. Зимнюю пору переживает его душа.

Королеву Элеонору Аквитанскую великолепно сыграла Кэтрин Хепберн. Человеческая близость, установившаяся между О'Тулом и Кэтрин, в фильме «Лев зимой» выглядит почти мистической, неправдоподобной. Было в их героях какое-то величие истинно царственных особ, какой-то немой сговор, пробуждение былой любви. О'Тул казался олицетворением рыцарственности и чести, Хепберн – женственности и нежности. Но оба обладали юмором, спасительной иронией, не дававшей фильму превратиться в сентиментальную мелодраму. Они были красивы, возвышенны, мужественны. Сочетание всех этих свойств делало их дуэт – уникальным.

Два «Золотых глобуса» заслуженно увенчали труд Питера О'Тула в этой своеобразной дилогии о Генрихе II.

В «Ночи генералов» (1967, режиссер Литвак) Питер О'Тул играет качественно иную роль – фашистского генерала. Настоящим исчадием ада предстает на экране генерал Танц, сексуальный психопат, маньяк, запрограммированный на массовое уничтожение людей. Этот гротескный образ вылеплен почти исключительно средствами пластики и мимики.

В «Ночи генералов» у Питера О'Тула – одна маска, в фильме «Правящий класс» (1972, режиссер П. Медак) – две. Герой фильма Джек – лорд, представитель правящего класса, родовой английской знати, – сумасшедший. На протяжении фильма О'Тул демонстрирует две фазы его безумия. В первой, безобидной, фазе душевнобольной Джек мнит себя Иисусом Христом (его считают буйнопомешанным), во второй, после лечения, – Джеком-Потрошителем.

Поразительно раскрылся О'Тул в пьесе Шоу «Человек и сверхчеловек», сыгранной в Дублине. Спектакль был поставлен с удивительным пониманием философских глубин текста Шоу, с глубочайшим проникновением во все перипетии сюжета. И комизм был подлинным комизмом, и драма подлинной драмой.

Вслед за Шоу последовал Беккет: на прославленной сцене Театра Аббатства О'Тул вновь выступил в пьесе «В ожидании Годо». Присутствовавшие на спектакле говорили о каком-то поразительном, небывалом, неслыханном физическом превращении О'Тула в своего Владимира. Куда только девались этот высокий рост, эта атлетическая фигура, этот лик мужчины-победителя, лидера на жизненном пиру, любимца фортуны? Перед зрителем представал маленький, запутавшийся, заблудившийся человечек – некрасивый, нескладный, нелепый, жалкий…

И вновь – неожиданный поворот. Актер играет в кино психически травмированного войной простого парня, одержимого мыслью о возмездии фашистам за свершенные преступления («Война Мерфи», 1970) и благородного Дон Кихота («Человек из Ламанчи», 1972). В фильме-мюзикле «Человек из Ламанчи» актер совершенно слился с образом сервантесовского героя – казалось, именно с него писал Сервантес своего Дон Кихота. И главное, было в нем это поразительное благородство – чудаковатое, конечно, но для него – естественное и единственно возможное для «настоящего мужчины». Его Дон Кихот с болью и страхом глядит на жестокий мир; как отмечала западная критика, актер в этой роли предстает «потусторонним мечтателем».

Вернувшись в «Олд Вик», О'Тул создал еще один запоминающийся образ – чеховского дяди Вани. Питер играл человека, испытывающего постоянную душевную боль. Он казался старше своих лет, но старался скрыть эту преждевременную старость, и эту беспредельную тоску, от которой некуда ему было деться. В течение всех трех месяцев, что шел спектакль, публика стоя аплодировала О'Тулу в финале.

В пьесе Кита Уотерхауса «Джеффри Бернард нездоров» герой О'Тула – реально существующий писатель и журналист – немолодой, проживший долгую и достаточно нелепую и нескладную жизнь, остро, трагически ощущающий одиночество. Актер не покидает сцену ни на минуту. В руке постоянно недопитый стакан и недокуренная сигарета. Герой О'Тула все время что-то говорит – в пустоту или же обращаясь к каким-то людям, которые время от времени возникают вокруг него. Когда актер потрясающе «держит паузу», слова заменяют игра лица, движение, жест…

О'Тул продолжал с успехом сниматься в кино. В середине 1960-х годов он работал каскадером, что помогло ему при съемках одного из лучших фильмов позднего периода «Трюкач» (1980, режиссер Раш).

В 1987 году на экраны вышел фильм Бертолуччи «Последний император», в котором актер играет единственного европейца – немолодого джентльмена, элегантного, невозмутимого. Герой О'Тула отчаянно одинок, как одиноки и нежизненны его принципы среди разгула восточного варварства, жестокости, изуверства.

Питера приглашают в свои фильмы известные кинорежиссеры Нил Джордан («Веселые привидения») и Лина Вертмюллер («В ясную лунную ночь»)… В комедии Джордана он сыграл ведущую роль – бедного, но изобретательного владельца старинного ирландского замка, привлекающего богатых туристов мистическими представлениями с «привидениями».

Свое 60-летие Питер О'Тул отметил сороковым фильмом, снятым, как и большинство последних картин с его участием, на телевидении. В 1992 году человеческий паноптикум, создаваемый Питером О'Тулом на протяжении многих лет, пополнился еще одним патологическим безумцем – «утонченным» садистом-убийцей, поглощенным маниакальной идеей завладеть легендарной монетой Царя Ирода (телефильм «Седьмая монета»).

В 1993 году Британский актерский клуб назвал О'Тула лучшим театральным актером года. В это время в театре «Аполло» он исполняет роль Лотарио, пожилого героя «Нашей песни», пьесы Кита Уотерхауса. «Я нахожу выгоду интересной, а интерес полностью выгодным. Играть в „Нашей песне“ чрезвычайно интересно, хотя она и выжимает из меня все соки. Я стараюсь понять всех ее персонажей, ведь раньше или позже я окажусь среди них. Ведь ревность, неуверенность, сексуальные проблемы свойственны не только молодежи, они охватывают и средний возраст и даже пожилых людей».

Одновременно с работой в театре О'Тул пишет автобиографию. На подходе уже второй том. Первый, названный «Целенаправленное блуждание», – лирическая история о начале его карьеры. Предполагается, что второй том расскажет о некоторых темных сторонах его восхождения к славе – ударах судьбы, вдохновенных взлетах, строптивых женщинах.

Собирается ли О'Тул в ближайшее время работать в кино? Да, если это будет интересно и выгодно.

"Я никогда и ничего не хотел менять в себе и считаю так: «Я – это я. Принимайте меня таким, какой я есть, или оставьте меня в покое», – говорит актер. Большую часть времени он проводит в одиночестве. Иногда его навещают дочери: Кэтрин и Патрисия. Обе они актрисы. (О'Тул был женат двадцать лет, до 1979 года, на актрисе Шен Филлипс из Уэльса.) У него есть еще сын Лоркан, с матерью которого, бывшей моделью Карен Саммерфилд, он не поддерживает никаких отношений.

«Не знаю насчет других, но мне, чтобы творить, нужно ощущать эмоциональный предел, – говорит О'Тул. – Я очень счастлив, что я – актер».

загрузка...
Другие книги по данной тематике

Михаил Курушин.
100 великих военных тайн

Эрик Шредер.
Народ Мухаммеда. Антология духовных сокровищ исламской цивилизации

Игорь Муромов.
100 великих кораблекрушений

Дмитрий Зубов.
Стратегические операции люфтваффе. От Варшавы до Москвы. 1939-1941

Олег Соколов.
Битва двух империй. 1805-1812
e-mail: historylib@yandex.ru