Список книг по данной тематике

Реклама

Гвин Джонс.   Норманны. Покорители Северной Атлантики

III. Унгорток – глава Какортока

   [Эта великолепная и одновременно кровавая история взята нами (вместе с иллюстрациями гренландца Арона из Кангека) из книги Генри Ринка «Истории и традиции эскимосов», Лондон, 1875.]

   Как-то раз один из жителей Арпатсивика приплыл на своем каяке во фьорд, чтобы испытать новое копье. Когда он приблизился к Какортоку, где поселились первые кавдлунайт [мн. ч. от кавдлунак – чужеземец, норманн], он увидел там одного из них – этот человек собирал на пляже раковины. Вскоре он обратился к приплывшему со словами: «Давай-ка посмотрим, сможешь ли ты поразить меня своим копьем». Владелец каяка отказался выполнить эту просьбу, хотя тот человек продолжал настаивать на своем. Наконец на берегу появился хозяин этого места по имени Унгорток [Унгор = Ингвар?] и сказал: «Раз уж ему так хочется, выполни его просьбу». И тогда владелец каяка метнул свое копье и убил того человека на месте. Но Унгорток не стал ругать его за это, сказав: «Это не твоя вина, поскольку ты сделал лишь то, о чем тебя просили». Затем наступила зима, и все были уверены в том, что кавдлунайт вскоре придут мстить за гибель своего человека. Однако прошло лето, а вслед за ним промелькнуло еще два, но кавдлунайт так и не пришли. В начале третьей зимы тот же самый владелец каяка вновь поплыл на своей лодке к Какортоку со своим обычным охотничьим оружием. На этот раз он снова увидел, как кавдлунак собирает на берегу раковины, и ему пришла в голову мысль убить его. Он подплыл к нему с той стороны, где на воду падал яркий солнечный свет, метнул в него копье и сразу же убил его, после чего – незамеченным – вернулся домой и рассказал всем, как он расправился с одним из кавдлунайт. Спустя какое-то время одну девочку отправили вечером за водой. Но когда она стала наполнять ведро, то обнаружила, что в воде отражается что-то красное. Поначалу она решила, что это отражение ее собственного лица, но когда обернулась, то в ужасе увидела большую толпу кавдлунайт. Она была так испугана, что забыла даже про ведро, и тут же бросилась домой, чтобы рассказать всем об увиденном. В то же самое время враги окружили их дом и встали напротив двери и окон. Один из обитателей дома выбежал наружу и тут же был убит ударом топора. И все остальные тоже были убиты, в живых остались только два брата. Им удалось убежать и спрятаться на льду. Но вскоре кавдлунайт заметили их и сказали: «Вот последние из этого племени. Давайте-ка поймаем их». И они тут же бросились в погоню. Их предводитель сказал: «Я бегаю быстрее вас, так что я и побегу за ними». И он бросился за ними по льду, где братья просто не могли бежать быстро, поскольку у младшего на ботинках были новые подошвы, которые все время скользили. Наконец они достигли противоположного берега, и Кайсапе, старший, успел вскарабкаться на обледеневший склон. Но младший упал и тут же был схвачен. Унгорток отсек его левую руку и, указывая на нее старшему брату, произнес: «Кайсапе, как бы долго ты еще ни прожил, тебе не удастся забыть твоего бедного брата!» Кайсапе не был вооружен и не мог оказать ему никакого сопротивления, а потому бросился бежать прочь. Так он добрался в конце концов до Кангермиутсьяка, где жил его тесть. Здесь он провел всю зиму и получил в подарок каяк. Летом он отправился на своем каяке на юг, чтобы выучить магические заклинания, при помощи которых он мог бы заколдовать своих врагов. Следующую зиму он вновь провел в Кангермиутсьяке, но с наступлением лета отправился на север, чтобы найти себе товарища. Куда бы он ни приходил, он прежде всего интересовался, нет ли в поселении двоих братьев. И если он находил их, то для начала проверял мех внутри их сапог, чтобы узнать, есть ли у них вши.



   Рис. 10. Иллюстрация к истории об Унгортоке – главе Какортока. Рисунок сделан Ароном из Кангека к «Историям и традициям эскимосов» Ринка



   И так он путешествовал до тех пор, пока не нашел двоих братьев, у младшего из которых совсем не было вшей. Он уговорил этого юношу помочь ему и вместе с ним вернулся в Кангермиутсьяк. Здесь он начал охотиться на тюленей, из шкур которых он удалял всю шерсть, а затем делал из них белые кожи. После этого он отправился на поиски большого куска плавучего дерева и в конце концов нашел то, что ему было нужно. Он выдолбил этот кусок своим ножом, так что тот стал похож на полую трубку, а затем плотно заткнул его с одного конца. С обеих сторон он продолбил маленькие отверстия, для которых тоже изготовил деревянные затычки. Приготовив все это, он поместил все белые кожи внутрь бревна, а затем заткнул его с одного конца и точно так же заткнул все маленькие отверстия. Затем он спустил его на воду, и все владельцы каяков помогли ему отбуксировать это бревно по заливу до Пингивьярника, где они пристали к берегу. Здесь они вынули кожи, прикрепили к ним веревки, а затем подняли их и расправили подобно парусам, так что лодка приобрела вид грязноватого айсберга (поскольку кожи оказались не совсем белыми). И вот люди сели в лодку, после чего ее оттолкнули от берега, и Кайсапе приказал: «Расправьте кожи!» Они так и сделали, и люди на берегу были поражены тем, насколько это похоже на плывущий по воде айсберг. Кайсапе, который тоже хотел посмотреть на все это с берега, приказал своей команде: «Теперь вы сами будете править лодкой, а я сойду на берег, чтобы посмотреть на нее со стороны». И когда он взглянул на творение своих рук, оно ему очень понравилось, и он приказал своей команде вести лодку к берегу. Кожи расстелили на берегу, чтобы высушить их на солнце. Когда же это было сделано, Кайсапе заметил, что он все еще не забыл своего брата. Теперь они были готовы отправиться для мщения в Какорток, однако на какое-то время им пришлось задержаться в Арпатсивике, где они дожидались попутного ветра. И вот, когда такой ветер наконец подул, весь фьорд постепенно заполнился плавучими льдинами самых разных форм и размеров. Пришло время Кайсапе расправить все паруса и плыть за льдинами в глубь фьорда. Кайсапе сопровождало большое количество лодок, но все они пристали к берегу к северу от Какортока, чтобы люди могли собрать там сухой можжевельник. В то же самое время Кайсапе и его товарищи, надежно укрытые внутри полого бревна, продолжали двигаться прямо к дому, наблюдая за тем, что происходит вокруг, сквозь выдолбленные отверстия. Они видели кавдлунайт, которые ходили туда-сюда по берегу, вновь и вновь поглядывая на залив. Однажды они отчетливо услышали крик: «Каладлит [мн. ч. от калалек гренландский эскимос] плывут!» На этот крик все выбежали из дома, но когда предводитель сказал: «Там нет ничего, кроме льда», – они снова вернулись домой. Тогда Кайсапе произнес: «А теперь живее! Я думаю, какое-то время они еще не покажутся на берегу». Они высадились на берег и, держа в руках сухой можжевельник, окружили дом. Кайсапе заложил топливом дверной проем, а затем поджег его, так что все люди внутри сгорели заживо. И те, кто пытался выбежать через дверь, также погибли в огне. Но Кайсапе мало беспокоила судьба этих людей: все его помыслы были сосредоточены на одном Унгортоке. И вот он услышал возглас одного из своих товарищей: «Кайсапе! Вот человек, которого ты ищешь!» Вождь к этому времени покинул горящий дом через окно и бросился бежать с маленьким сыном на руках. Кайсапе бросился за ним в погоню и вскоре почти догнал его. Приблизившись к озеру, Унгорток бросил своего сына в воду, полагая, что лучше ему утонуть, чем умереть от ран. Но Кайсапе, будучи не в силах одолеть своего противника, вынужден был вернуться к своим людям. А Унгорток бежал, пока не достиг Игалико, где в то время был вождем человек по имени Олав. Но поняв, что Кайсапе и здесь не оставит его в покое, Унгорток перебрался на мыс залива Аглюитсок и поселился в Сьоралике, тогда как Кайсапе обосновался у самого входа в этот фьорд.

   С наступлением лета он возобновил преследование Унгортока, который к тому времени успел добраться до побережья, расположенного напротив острова Алук. Кайсапе проследил его до северной стороны этого острова, где он устроил себе жилище. И вот Кайсапе решил посоветоваться с жителями восточных земель, каким образом он может одолеть Унгортока. В конце концов один из них выступил вперед и сказал: «Я дам тебе кусок дерева из дома бесплодной женщины, и из него ты сделаешь себе стрелу». Он произнес над этим куском какие-то заклинания, а затем вручил его Кайсапе. Тот принял этот дар со словами: «Если он действительно сможет помочь мне, я обещаю тебе свою помощь во время охоты». И вот Кайсапе изготовил столько стрел, сколько могло уместиться в его колчан из тюленьей кожи. Под конец же он добавил к ним заговоренную стрелу, а затем отправился со своими товарищами на большое озеро, неподалеку от которого стоял дом Унгортока. Здесь Кайсапе разложил свои стрелы на некотором расстоянии одна от другой, последней же он положил заговоренную стрелу. Он приказал своим товарищам остаться возле озера, а сам осторожно забрался на высокий холм, откуда ему хорошо был виден Унгорток, разгуливавший туда-сюда возле своего дома. Он о чем-то говорил сам с собой, и Кайсапе услышал, как он несколько раз произнес его имя. Кайсапе решил дождаться ночи, чтобы выполнить свой замысел.



   Рис. 11. Иллюстрация к истории об Унгортоке – главе Какортока.

   Рисунок сделан Ароном из Кангека к «Историям и традициям эскимосов» Ринка



   С наступлением сумерек он прокрался к дому и заглянул в окно, держа наготове свой лук. Унгорток быстро ходил туда и сюда, и потому в него нельзя было как следует прицелиться. Поэтому Кайсапе направил свой лук на жену Унгортока, которая спала тут же в комнате, а у ее груди лежал ребенок. Унгорток, услышав шум, взглянул на жену и увидел, как стрела пронзила ей горло. В то же время Кайсапе бросился на берег озера за другой стрелой, а Унгорток бросился за ним, держа в руке топор, которым он некогда убил брата Кайсапе, а теперь намеревался убить и его самого. Кайсапе выпустил в него вторую стрелу, но Унгорток увернулся и сделал себя таким тонким, что виден остался лишь его подбородок. И все стрелы, которые выпустил в него Кайсапе, так и не попали в цель. Унгорток переламывал их пополам, а затем бросал в озеро. Наконец Кайсапе схватил заговоренную стрелу, и она прошла через подбородок Унгортока прямо в его глотку. Но поскольку тот не умер сразу, Кайсапе бросился бежать, а раненый Унгорток еще какое-то время преследовал его. Но вот внезапно Кайсапе почувствовал, что ему нечем дышать, и в полном изнеможении упал на землю. Однако, вспомнив про Унгортока, он снова вскочил на ноги, и отправился назад, чтобы посмотреть, что с ним случилось, и обнаружил неподалеку его мертвое тело. Тогда он отрубил руку Унгортока и произнес, глядя на мертвого человека: «Посмотри на эту руку – уж ее-то ты никогда не забудешь!» Затем Кайсапе убил ребенка Унгортока, после чего отправился назад в Кангермиутсьяк. С собой же он взял того самого старика из восточных земель, который помог ему. Кайсапе заботился о нем, пока тот не умер. Сообщают также, что похоронен он был в Кангермиутсьяке.

загрузка...
Другие книги по данной тематике

Т.Д. Златковская.
Возникновение государства у фракийцев VII—V вв. до н.э.

Ю. Б. Циркин.
История Древней Испании

Анна Мурадова.
Кельты анфас и в профиль

Малькольм Тодд.
Варвары. Древние германцы. Быт, религия, культура
e-mail: historylib@yandex.ru