Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Геогрий Чернявский.   Лев Троцкий. Революционер. 1879–1917

3. Ленин и Троцкий: взлет враждебности

   В 1911 – 1914 гг. против венской «Правды» и ее редактора развернулась бурная враждебная кампания со стороны большевиков-ленинцев, связанная с тем, что окончилась неудачей их попытка взять газету в свои руки. Собственно говоря, Ленин отрицательно относился к Троцкому еще с 1903 г., с того времени, как они вначале разошлись, а затем и крупно поссорились и открыто разругались по вопросу о партийном организационном уставе. Правда, в 1905 – 1907 гг. его отношение несколько смягчилось в связи с ролью Троцкого в революции и его смелым поведением в Петербургском Совете рабочих депутатов. Ленин позволял себе отдельные сдержанно положительные оценки Троцкого и даже цитировал его[698]. Ленин, однако, затаил против Троцкого глухое раздражение, которое могло прорваться наружу в любой благоприятный для этого момент и вылиться в неприкрытую ненависть. Н. Валентинов (Вольский)[699], которому довелось побывать и в рядах большевиков, и в меньшевистской организации, вспоминал, что Ленин сравнивал Троцкого с крайне отрицательными литературными персонажами – с щедринским Балалайкиным (из сатирической повести «Современная идиллия» – это сравнение проскальзывало и в печати), с тургеневским Ворошиловым (из повести «Дым»). На слова Валентинова, что Троцкий – хороший оратор, Ленин ответил, что, мол, все Ворошиловы и Балалайкины ораторы. «В эту категорию входят недоучившиеся краснобаи-семинаристы, болтающие о марксизме приват-доценты и паскудничающие адвокаты. У Троцкого есть частица от всех этих категорий»[700]. Оценка эта относила Троцкого к тем интеллигентам, к которым Ленин испытывал чувство крайней недоброжелательности. Позже в ряде писем Ленина со всевозможными злобными и презрительными эпитетами вспоминалась «драка» с Троцким 1904 г.

   Теперь, однако, положение было качественно иным. Ленин готовил, а затем организовал в январе 1912 г. в Праге «партийную» конференцию, конференцию большевистской фракции, которая на самом деле явилась важным шагом на пути будущего превращения большевиков в совершенно самостоятельную политическую партию.

   Неудивительно, что он увидел в это время в деятельности Троцкого, направленной на восстановление единства, главного своего врага. Это было время, когда недоброжелательность, раздраженность Ленина по отношению к Троцкому приобрела характер открытой, неприкрытой ненависти, что подтверждается многочисленными документами. Из них видно, что обычно любивший употреблять в своих публикациях и выступлениях вульгаризмы, ругательства, явные непристойности, ставившие целью втоптать в грязь своих оппонентов[701], Ленин в полемике с Троцким в этом смысле просто превзошел себя.

   С весны 1909 г. атаки Ленина на Троцкого возобновились и в следующие месяцы и годы становились все более исполненными подлинной, нескрываемой ненависти. Атаки начались с теории, если догматические рассуждения можно причислить к таковой. В статье «Цель борьбы пролетариата в нашей революции» (март – апрель 1909 г., газета «Социал-демократ») Ленин нападал на концепцию перманентной революции. Он утверждал, что основная ошибка Троцкого состоит в игнорировании буржуазного характера революции, «отсутствии ясной мысли по вопросу о переходе от этой революции к революции социалистической». Далее Ленин упрекал Троцкого в том, чего тот и в помине не имел в виду. Троцкий будто бы предполагал, что одна из существующих буржуазных партий овладевает крестьянством либо крестьянство создает собственную «могучую» партию. Из этой нелепой предпосылки, ибо никак иначе фиктивное утверждение Ленина назвать невозможно, большевистский лидер делал вывод, что у Троцкого имеет место смешение вопроса о классах с вопросом о партиях. Неверным считалось и заявление Троцкого о том, кто даст содержание правительственной политике, кто сплотит революционное правительственное большинство. Не замечая, что у Троцкого таковым был назван пролетариат (для Ленина это было очень невыгодно), в статье поучительно проповедовалась тривиальная истина, что вопрос о диктатуре революционных классов не сводится к борьбе в революционном правительстве[702].

   Несколько позже в том же году конфликт распространился на отношение к партийной школе, которую в Болонье организовали большевики-примиренцы, а также меньшевики, причисляемые Лениным к «ликвидаторам». Ленин называл эту школу «мнимопартийной» и ехидничал: «Кстати, пусть Троцкий теперь… решит – не пора ли ему вспомнить свое обещание поехать преподавать в NN-скую «школу»… Пожалуй, сейчас самая пора явиться на «поле брани» с пальмовой ветвью мира и сосудом «нефракционного» елея в руках»[703].

   «Пальмовую ветвь мира» стремился держать в своих руках не только Троцкий. Сходную миссию пытался взять на себя М. Горький, мечтавший организовать на своей вилле на острове Капри «примирительную» встречу Ленина, Богданова и Троцкого, которого он также собирался вместе с Лениным, Луначарским и Богдановым привлечь к участию в планируемых им сборниках по литературной критике, социальной философии и т. п. «Троцкий может дать ряд памфлетов», – писал Горький директору-распорядителю издательства «Знание» К.П. Пятницкому в январе 1908 г. Горький полагал, в частности, что Троцкий может написать памфлет о Милюкове по тому типу, как он в свое время написал памфлет о Струве. Мысль о созыве «маленького литературного съезда», в котором участвовали бы Богданов, Базаров и Луначарский, Горького не оставляла в течение сравнительно длительного времени. «Думаем о Троцком», – писал он вскоре издателю И.П. Ладыжникову. И еще через несколько дней тому же Ладыжникову ставился вопрос: «Не известен ли Вам адрес Троцкого?»[704] На «примирительный съезд» на Капри Троцкий, однако, так и не приехал, считая эту затею непродуктивной. В результате горьковская попытка примирения успеха не имела.

   Тем не менее Троцкий всячески пытался наладить добрые отношения с Горьким. Он посылал ему вышедшие номера своей «Правды». Он поддержал инициативу Богданова о подготовке статьи о партийной школе для «Правды» самим Горьким и в письме от 9 июня 1909 г. в не очень свойственном ему уважительном тоне спрашивал писателя: «Можно ли на это надеяться?» Впрочем, автор письма тут же сбивался на несколько поучительный тон: «Такая статья была бы столько же в интересах «Правды», сколько и в интересах школы, – ибо «Правда» весьма читается рабочими, несравненно более, чем все другие партийные газеты… Партийная жизнь наша вообще передвигается из интеллигентского бельэтажа в пролетарский подвал. Это теперь все констатируют, а выводов отсюда не делают, не хотят или не умеют. Сейчас рабочая газета, как и рабочая школа, выдвигаются на первый план… Между тем официальные партийные сферы под гримасой официального сочувствия прячут добрую долю своего недоброжелательства или, в лучшем случае, безучастия по отношению к «Правде».

   Открывая свои мысли Горькому, Троцкий как бы отделял весьма авторитетного писателя от официальной партийности и пытался приблизить его к себе: «Думается, что «Правда» – сейчас дело необходимое и что поэтому она вправе требовать к себе внимания и сочувствия. Поручаю ее и Вашей благосклонности, Алексей Максимович!»[705]

   Что же касается школы в Болонье, то на приглашение поехать туда Троцкий откликнулся положительно. Правда, в первой партшколе, организованной Горьким на острове Капри, где тот проживал, Троцкий не участвовал. Школа была создана писателем в 1909 г. совместно с Богдановым и Луначарским. Деятельность ее резко и грубо критиковал Ленин. Серьезной ошибкой не только Горького, но и всей «каприйской школы», по мнению большевистского лидера, стали идеи «богостроительства», в котором социализм превращался в новую религию. Народ в такой концепции становился и новым божеством, и богостроителем. В июне 1909 г. совещание расширенной редакции газеты «Пролетарий» по настоянию Ленина приняло решение о партийной школе на Капри, подчеркивая, что она отражает «групповые идейно-политические цели», и исключило Богданова из партии. В этом конфликте проявились скорее не идейные, а личностные противоречия между Лениным и Богдановым. Если бы Троцкий поехал на Капри, ленинский гнев умножился бы в еще большей мере.

   К этому времени ситуация в социал-демократических верхах была такова, что требовалась изрядная дипломатичность даже в характере и тексте приглашения. Связано это было, в частности, с тем, что Троцкий серьезно отнесся к слухам, распространявшимся в эмигрантской среде, что социал-демократические школы организуются на средства, полученные от грабительских «эксов», по поводу чего Богданов писал позже, в октябре 1910 г.: «Мы полагаем, что Троцкий говорит глупости. Ну, какое нам дело до событий, которые имели место до возникновения нашей группы [«Вперед»], и тогда, когда уже была школа, с публичным, можно сказать, курсом лекций и всем известной программой?»[706] Богданов был в этом вопросе явно менее щепетилен, чем Троцкий[707].

   Проект письма Троцкому составил Горький, но предварительно послал его на консультацию Богданову. В своем ответе в апреле 1909 г. Богданов писал: «Опасен был бы приезд Троцкого раньше других лекторов, а в Вашем письме есть место, к[оторо]е может дать ему повод для этого; и он может нарочно им воспользоваться, чтобы приехать, разведать… Поэтому возвращаю пока и Ваше письмо к Тр[оцкому], чтобы немного изменить соответствующее место в конце; в остальном письмо подходит, ибо полемическую переписку с Тр[оцким] заводить незачем».

   Умеренные большевики явно опасались и напора Троцкого, и реакции на него Ленина. От Ленина за «приезд» Троцкого могло очень даже влететь. В конце концов решили, что Троцкого пригласит в школу на Капри Богданов. Но ответ Троцкого Богданова не удовлетворил, ибо Троцкий смотрел на школу как на «кружок высшего типа», а не как на творческую лабораторию. В то же время Троцкий считал целесообразным объединить усилия своей газеты и Каприйской школы[708].

   В обширном письме Алексинскому, который был одним из инициаторов создания партшколы, Троцкий 20 июня 1909 г. более подробно высказывал свои сомнения. Касаясь педагогических задач, он полагал, что краеугольным вопросом является следующее: «Что хочет она дать ученикам-рабочим: известную сумму фактических и теоретических познаний или метод?» Следуя своей непререкаемо резкой и в то же время аргументированной манере полемики, он утверждал: «Фатальной ошибкой было бы задаться целью напитать учеников как можно большей суммой социалистических знаний. За три – за четыре месяца какие-то особенные познания можно преподать или усвоить? Самое же опасное в таких случаях – содействовать образованию самодовольных полузнаек. Отвратительная фигура – все равно: интеллигент или рабочий!.. Дайте рабочему метод – знание он найдет на полке».

   Троцкий настаивал на том, чтобы школа содействовала преодолению раскола социал-демократического движения в России. В письмах Инициативной группе, а затем Исполнительной комиссии Каприйской школы Троцкий вновь и вновь подчеркивал необходимость «сбросить с себя раз и навсегда ветхого Адама «истинно-большевистского» и всякого иного интеллигентского сектантства». Он не возражал против приезда на Капри для выступлений в школе, но лишь в том случае, если будет учтена его критика[709].

   Ко времени создания второй партшколы в Болонье взаимоотношения между Горьким и Богдановым испортились (это было одной из причин образования Болонской школы без участия Горького). В документации Алексинского сохранилась следующая выписка из письма Горького Богданову: «Я очень ценю Ваши теоретические работы и считаю себя сторонником Ваших взглядов, но не могу хорошо относиться к Вам, как к человеку, ибо Вы сначала к своей сестре относились отрицательно, а потом, когда произошел инцидент между Вашей сестрою и моей женою, Вы встали на сторону своей сестры, изменив на нее свой первоначальный взгляд»[710].

   Так что на писателя, который вроде должен был стоять выше примитивных земных дел, решительным образом повлияла дамская склока – ссора между сестрой Богданова, являвшейся женой Луначарского, Анной Александровной Луначарской, и гражданской женой Горького Марией Федоровной Андреевой.

   Невзирая на ленинские выпады и весьма осторожное поведение организаторов Болонской школы, Троцкий действительно поехал летом 1911 г. в Болонью, где при благосклонном содействии Горького, подыгрывавшего и нашим и вашим, прочитал несколько лекций[711]. Правда, скорее это была прогулочная поездка, позволившая Троцкому в какой-то степени отвлечься от текущих дел, развеяться, познакомиться с прекрасным итальянским средневековым городом, художественными памятниками этого центра провинции Эмилия-Романья, где он провел около месяца.

   Вторая, переведенная с Капри социал-демократическая рабочая школа открылась в Болонье 8 (21) ноября 1910 г. К этому времени из России приехали 17 слушателей, которым начали преподавать 4 лектора (А.А. Богданов, А.В. Луначарский, М.Н. Лядов и М.А. Савельев), затем к ним присоединились Г.А. Алексинский и М.Н. Покровский. Позже других появился Троцкий. Несколько его лекций были посвящены истории рабочего движения и социализма на Западе[712]. Луначарский вспоминал, что Троцкий блестяще читал лекции и оставил самое лучшее впечатление у слушателей, которые тепло к нему отнеслись[713]. Луначарский рассказывал, что Троцкий внес большое оживление в работу школы, что он был «необыкновенно весел, блестящ, чрезвычайно лоялен по отношению к нам и оставил по себе самые лучшие впечатления», что он был одним из самых «сильных работников этой нашей второй школы»[714].

   Ленин на приглашение ответил отказом[715], вполне естественным, имея в виду его отношение к пропагандистским начинаниям, на которые он не оказывал решающего воздействия.

   Может быть, именно из-за этого успешного выступления Троцкого в школе, в которую в результате не приехал Ленин, в январе 1911 г. он в предельно возбужденном состоянии начал писать, но так и не завершил статью, которую собирался назвать «О краске стыда у Иудушки Троцкого». Этот текст был настолько грубым, беспочвенным, написанным в состоянии аффекта, почти явной истерии, часто свойственной психически неустойчивым политическим деятелям, что, слегка поостыв, Ильич забросил свой черновик, который в то время так и не был опубликован. Он сохранился, однако, в архиве и был в 1932 г. предан гласности услужливыми холопами Сталина как раз в годовщину смерти Ленина[716], хотя текст этот скорее компрометировал Ленина, а не Троцкого[717]. Приведем его полностью: «Иудушка Троцкий распинался на пленуме против ликвидаторства и отзовизма. Клялся и божился, что он партиен. Получал субсидию. После пленума ослабел ЦК, усилились впередовцы – обзавелись деньгами. Укрепились ликвидаторы, плевавшие в «Нашей заре» перед Столыпиным в лицо нелегальной партии. Иудушка удалил из «Правды» представителя ЦК и стал писать в «Vorw?rts» ликвидаторские статьи. Вопреки комиссии, которая постановила, что ни один партийный лектор не должен ехать во фракционную школу впередовцев[718], Иудушка Троцкий туда поехал и обсуждал план конференции с впередовцами. План этот определен теперь группой «Вперед» в листке. И сей Иудушка бьет себя в грудь и кричит о своей партийности, уверяя, что он отнюдь перед впередовцами и ликвидаторами не пресмыкался. Такова краска стыда у Иудушки Троцкого»[719].

   Казалось, что после такого текста, хотя тогда и не опубликованного, Ленин никогда уже не сможет взглянуть в глаза Троцкому, тем более пожать ему руку. В доброе старое время после такого заявления должен был бы последовать вызов на дуэль. Но большевистская мораль была относительна и вне подобных «буржуазных предрассудков». Такой же постепенно становилась и этика Троцкого как политического деятеля. Пройдет немногим более шести лет, и Ленин встретится с Троцким в высшем руководстве одной партии, в одном правительстве в качестве единомышленников и практически ближайших сотрудников в деле установления тоталитарной системы в России. Прошлое им не будет мешать сотрудничать в настоящем.

   Пока же Ленин продолжал свои нападки на Троцкого, чуть менее накаленные, нежели в тексте об «Иудушке», но не менее враждебные. На протяжении всего 1911 г. он буквально бомбардировал партийные органы и прессу, социал-демократических деятелей, причем не только большевиков, но и меньшевиков своими письмами, статьями, заявлениями, в которых стремился убедить их в опасности Троцкого и троцкизма.

   Ленину крайне не нравились манеры Троцкого, его, как он полагал, вождистские замашки, его «надутые фразы» о РСДРП. Ленин пытался убедить не только большевистские группы, но и некоторые меньшевистские организации, которые не пошли за ликвидаторами, а сплачивались вокруг Плеханова, что Троцкий стремится «сделать карьеру на дешевенькой проповеди «соглашения» – со всеми, с кем угодно, вплоть до г. Потресова и отзовистов». При этом, как утверждал Ленин, Троцкий хранит полное молчание о политических условиях этого соглашения. Эта линия определялась как проповедь предстоявшей безусловной капитуляции перед «строителями столыпинской рабочей партии»[720].

   Выражение «столыпинская рабочая партия» настолько понравилось большевистскому лидеру, что он перенес его в заголовок статьи, опубликованной в сентябре 1911 г., вскоре после смерти Столыпина, в газете «Социал-демократ». В статье говорилось, что «Троцкий и подобные ему «троцкисты и соглашатели» вреднее всякого ликвидатора, ибо убежденные ликвидаторы прямо излагают свои взгляды, и рабочим легко разобрать их ошибочность, а гг. Троцкие обманывают рабочих, прикрывают зло, делают невозможным разоблачение его и излечение от него»[721].

   Оказывалось, таким образом, что Ленин весьма опасался, как бы «троцкистские» идеи восстановления единства РСДРП не получили, чего доброго, популярности в рабочей среде. Именно левизна позиций Троцкого, кажущаяся схожесть многих его установок с большевистскими и в то же время отказ от свойственной большевикам фракционной замкнутости представлялись Ленину особенно опасными. Это была как раз та самая сектантская псевдологика предельной замкнутости, которую почти через два десятка лет заимствует ленинский наследник Сталин в своих заявлениях о том, что наибольшую опасность для революционного рабочего движения представляют не правые, а именно левые социал-демократические круги.

   Примерно через месяц Ленин, без всяких к тому оснований, заявил, что Троцкий создал собственную фракцию. Сам будучи классическим фракционером, Ленин придавал термину, относя его к другим деятелям, самый негативный и даже зловещий смысл. В то же время Ленин невольно выдавал свои усиливавшиеся опасения по отношению к вполне возможному росту популярности Троцкого: «Последовательнее всех выразил свое примиренчество Троцкий, который едва ли не один пытается подвести теоретический фундамент под это направление. Фундамент этот такой: фракции и фракционность были борьбой интеллигенции «за влияние на незрелый пролетариат». Пролетариат зреет, и фракционность сама собой гибнет. Не изменение во взаимоотношениях между классами, не эволюция коренных идей двух главных фракций лежит в основе процесса слияния фракций, а дело зависит от соблюдения или несоблюдения соглашений между всеми «интеллигентскими» фракциями. Троцкий упорно и проповедует – уже давно, колеблясь при этом то больше в сторону большевиков, то больше в сторону меньшевиков – такое соглашение (или компромисс) между всеми и всяческими фракциями»[722].

   По мере подготовки большевиками своей сепаратной конференции в Праге, а Троцким и рядом заграничных партийных группировок и течений – объединительной конференции в Вене страсти вновь стали все более и более накаляться. Ленин был особенно возмущен резолюцией совещания нескольких таких групп, проведенного в Берне 1 августа 1911 г., в которой содержался прямой протест против намечавшейся им сепаратной большевистской конференции. Именно на подготовке, проведении, а затем и на итогах Пражской конференции сосредоточивалась дальнейшая полемика. В номере венской «Правды» от 16 (29) ноября 1911 г., вышедшем после долгого перерыва в связи с финансовыми трудностями, жирным шрифтом было опубликовано заявление о том, что эта газета, вопреки утверждениям Ленина, не является фракционной, что она представляет собой партийный, социал-демократический орган. В своем ответе Ленин пытался убедить читателей, что со стороны Троцкого это – дипломатическая игра: «Революционная фраза служит для того, чтобы прикрывать и оправдывать фальшь ликвидаторства, засоряя тем сознание рабочих». Ленин уверял, что с Троцким невозможно полемизировать по существу, ибо у него «нет никаких взглядов», что он – дипломат «самой низкой пробы». И тем не менее Ленин тут же вступал в полемику с опубликованными в названном номере «Правды» тезисами, в которых пропагандировалось партийное единство[723].

   На Пражской конференции Ленин сосредоточил огонь критики на Троцком, его печатном органе и его планах. Вот что сообщал по этому поводу в Департамент полиции полицейский агент: «Доклад о «Рабочей газете» дал возможность «Ленину» подвести итоги своим прежним счетам с «Троцким», возбудившим его неудовольствие еще со времени начатой последним агитации за созыв общепартийной конференции из представителей всех партийных групп и организаций без предоставления особых преимуществ носителям тех или иных фракционных тенденций».

   Последующие выступления Троцкого за созыв конференции явились, по словам агента, «лишь новым поводом для преследования со стороны большевиков и главным образом «Ленина», стремившегося созданием «Рабочей газеты» подорвать тираж и популярность пользовавшейся значительным распространением «Правды»[724].

   Когда большевистская конференция в Праге завершилась, Троцкий выступил в центральной газете германских социал-демократов Vorw?rts со статьей «Из русской партийной жизни» (статья была опубликована без подписи, но «почерк» автора был выявлен сразу же, и свое авторство Троцкий не отрицал)[725]. Статья была довольно сдержанной, но тем не менее она совершенно недвусмысленно осудила Пражскую конференцию, как дальнейший шаг к углублению раскола РСДРП, как обман и узурпацию имени РСДРП. Ленин направил в Vorw?rts ответ, но редакция отказалась его поместить из-за грубости и безапелляционности материала. Тогда Ленин опубликовал ответ в форме брошюры на немецком языке под заголовком «Аноним из «Vorw?rts'a» и положение дел в РСДРП». Под анонимом Ленин подразумевал Троцкого, не подписавшего свою статью в Vorw?rts.

   Ленин возмущался и тем, что другие видные большевики, в частности работавшие внутри России, не включились в кампанию против Троцкого. Он писал Г.К. Орджоникидзе[726], С.С. Спандаряну и Стасовой в конце марта 1912 г.: «В «Vorw?rts'e» от 26 марта появилась бешеная и гнусная статья против конференции, от имени редакции. Ясно, что это Троцкий. Бой великий из-за конференции, а Россия молчит. Нечего бравировать и хвастать: все знают о «Vorw?rts'e» и протестах, а из России ничего»[727]. Примерно то же, но в еще более истерических тонах, не просто с преувеличениями, а с фактической клеветой на печатный орган германской социал-демократии, на ее деятелей, ставших якобы пешками в руках Троцкого, звучало через пару недель и письмо Бюро ЦК РСДРП в России, которое на деле было не Бюро ЦК, а представительством большевистской фракции: «Насчет денег пора перестать наивничать с немцами[728]. Там Троцкий теперь царит и ведет бешеную борьбу. Обязательно пришлите нам мандат вести дело судом, иначе ничего не получить… Вообще в «Vorw?rts'e» Троцкий хозяин. Иностранным отделом заведует Гильфердинг – приятель Троцкого»[729].

   Чтобы досадить Троцкому и имея в виду популярность венской газеты, Ленин решил украсть у Троцкого название газеты «Правда». Он приступил к подготовке издания крупной легальной большевистской газеты в Петербурге под тем же названием.

   Троцкий, разумеется, был взбешен. 23 апреля (6 мая) 1912 г., то есть на следующий день после выхода первого номера петербургской большевистской «Правды», в венской «Правде» появилась редакционная заметка с обвинениями по адресу большевиков в присвоении заголовка. Это было, пожалуй, наиболее острое публичное обвинение против Ленина, которое вышло из-под пера Троцкого, ибо ясно было, что именно он был автором заметки: «Спрашивала ли редакция новой газеты нашего согласия? Нет, не спрашивала. В каком отношении стоит петербургская газета к нашей? Ни в каком. По какому же праву и кто именно пытается ввести свое предприятие в среду читателей-рабочих под флагом нашего издания? Такого права ни у кого нет и не может быть».

   Редакция венской газеты выступила с официальным обращением к своей незваной питерской «однофамилице», в котором выдвигалось требование, чтобы она немедленно изменила свое наименование. Притворно возмущенный Ленин 19 августа 1912 г. писал в редакцию своей «Правды»: «Троцкому советую ответить в почтовом ящике: «Троцкому (Вена). Отвечать на склочные и кляузные письма не будем»… Еще бы лучше так ответить Троцкому в почтовом ящике: «Троцкому» (Вена). Напрасно трудитесь посылать склочные и кляузные письма. Ответа не будет»[730].

   Саму августовскую конференцию, как и можно было предположить, Ленин встретил крайне раздраженно и враждебно. В письме редакции петербургской «Правды» он называл ее «архиглупой затеей»[731]. А Каменеву он агрессивно сообщал 25 августа: «Сегодня получил от Троцкого приглашение на «их» конференцию (на 25. VIII). Значит, собрались-таки! Конечно, мы не едем. Ц[ентральный] О[рган] хочет подготовить на 2/3, чтобы тотчас, по выходе их извещения выпустить ответ»[732].

   Правда, опытный и хитрый Ленин все же послал в Вену своего «разведчика». Им был А.А. Поляков (псевдоним Кацап)[733], секретарь областного бюро РСДРП Центрально-промышленного района, который, как оказалось, был «по совместительству» секретным сотрудником Московского охранного отделения. В письме Полякову по этому поводу Ленин требовал от него защищать в Вене решения Пражской конференции, но, главное, сообщить подробности и «обстоятельства дела детальнее»[734].

   Вновь и вновь, повторяясь, но все более распаляясь, Ленин продолжал комментировать результаты августовской Венской конференции и их пропаганду Троцким в прессе. В ленинской статье «Вопрос о единстве», появившейся в середине февраля 1913 г. в петербургской «Правде», звучало, в частности: «Ни слова по существу вопроса! Ни малейшей попытки привести точные факты и всесторонне разобрать их! Ни намека на реальные условия единства! Голые восклицания, напыщенные слова, надменные выходки по адресу не называемых автором противников, внушительно-важные уверения, – вот весь багаж Троцкого»[735]. Казалось, что Ленин, одурманенный собственным злобным красноречием, просто не замечал, что как бы смотрел в зеркало, приписывая Троцкому собственные манеры поведения и изъяснения, за тем лишь исключением, что Троцкий обычно, будучи более осторожным, не называл противников, а Ленин старался бить прямо в лицо.

   Тенденциозное привязывание имени и деятельности Троцкого к ликвидаторам, изображение его как чуть ли не главного их покровителя и вдохновителя было характерно и для ряда следующих выступлений большевистского руководителя. В новых «Заметках публициста» (июнь 1913 г.) он провозглашал: «Троцкий, служа верную службу ликвидаторам, уверил себя и наивных «европейцев» (из любителей азиатской сплетни), что ликвидаторы «сильнее» в легальном движении. И эту ложь опровергают факты»[736]. Однако никакие факты вслед за этим не приводились.

   Следуя примеру и указаниям Ленина, его сотрудники внутри России, в частности в редакции петербургской «Правды», всячески критиковали и разоблачали Августовский блок. Сталин писал в «Правде» и в «Социал-демократе» о «детском плане» объединения необъединимого, о том, что Троцкий – это чемпион шума с дряблыми мышцами, служащий ликвидаторам[737]. Троцкий, стремясь быть сдержанным в публичных выступлениях, ибо он играл роль примирителя фракций, давал волю своим чувствам в личных письмах. Так, в письме Аксельроду Троцкий называл Ленина паразитом, использующим «катастрофизм»[738]. Но главное антиленинское письмо было написано в Вене 1 апреля 1913 г. руководителю фракции меньшевиков в Государственной думе Н.С. Чхеидзе[739]. Именно оно было перехвачено охранкой и сохранено в ее архиве. После того, как Троцкий в советские годы стал оппозиционером и врагом Сталина, письмо было весьма ловко использовано против Троцкого, хотя тот и пытался пренебрежительно отмахнуться от документа, заявляя, что он извлечен «из мусорной кучи эмигрантских дрязг»[740]. В этом своеобразном ответе на ленинского «Иудушку» Троцкий писал: «Дорогой Николай Семенович! Во-первых, позволяю выразить Вам благодарность за то – не только политическое, но и эстетическое удовольствие, которое получаешь от Ваших речей… Да и вообще, нужно сказать, душа радуется, когда читаешь выступления наших депутатов, письма рабочих в редакцию «Луча» или когда регистрируешь факты рабочего движения. И каким-то бессмысленным наваждением кажется дрянная склока, которую систематически разжигает сих дел мастер Ленин, этот профессиональный эксплуататор всякой отсталости в русском рабочем движении. Ни один умственно не поврежденный европейский социалист не поверит, что возможен раскол из-за тех маргариновых разногласий, которые фабрикуются Лениным в Кракове».

   Все ленинское здание, писал Троцкий, построено на лжи и фальсификации: «Можно не сомневаться, что при разумном поведении другой стороны среди ленинцев начнется в самом недалеком будущем жестокое разложение – именно в линии вопроса: единство или раскол». Троцкий настаивал на укреплении социал-демократической фракции в Государственной думе и жестком контроле за газетой «Луч» (которая считалась органом фракции) с целью сплочения социал-демократических группировок и недопущения «скачка в сторону» со стороны редакции этой газеты. «Такой скачок был бы спасителен для Ленина и убийствен для всех нас»[741], – заверял Троцкий.

   В мемуарах Троцкий всячески снижал накал той кампании травли и ненависти, которая проявилась в реакции Ленина на конференцию в Вене и создание Августовского блока. Он отмечал, что «Ленин воспротивился объединению со всей силой. Весь дальнейший ход событий показал, что Ленин был прав»[742]. Факт написания письма с резкой критикой Ленина Троцкий не отрицал, но и не заострял на этом внимание читателя[743]. С явно обиженной интонацией Троцкий писал, что «эпизод августовского блока вошел во все «антитроцкистские» учебники эпохи эпигонства. Для новичков и невежд прошлое изображается при этом так, будто большевизм сразу вышел из исторической лаборатории во всеоружии. Между тем история борьбы большевиков с меньшевиками есть в то же время история непрерывных объединительных попыток»[744].

   Чувствуя, что лавры объединителя социал-демократов (а вместе с этим и пост руководителя объединенной партии) ему все равно не достанутся, что раскол партии и в России, и в эмиграции сохраняется в полной мере, Троцкий очень быстро охладел к своему детищу. Перед началом мировой войны этот интерес в некоторой степени возобновился, но, во-первых, не с прежней силой, а во-вторых, Троцкий теперь стремился передать пальму первенства в объединительном движении другим. 3 февраля 1914 г. он писал Чхеидзе о необходимости объединения российской социал-демократии именно в связи с инициативами Интернационала в этом вопросе. «Получить конкретное целевое значение объединительная инициатива Интернационала может только при условии энергичного содействия со стороны самой российской социал-демократии… Конечно, при решительном и единодушном несогласии ленинцев идти навстречу инициативе Интернационала никакого единства не получится»[745].

   В июле 1914 г. он принял участие во встрече представителей 2-го Интернационала с руководителями фракций российской социал-демократии, состоявшейся в Брюсселе. Здесь он встретился с Плехановым, Мартовым, Аксельродом, Алексинским, а также Э. Вандервельде, Р. Люксембург и другими руководителями Интернационала. Ленин не счел нужным поехать в Брюссель, он послал туда свою верную сторонницу и любовницу Инессу Арманд[746], которая попыталась зачитать огромный ленинский документ об условиях объединения, но была прервана председателем. Совещание должно было предшествовать VI партийному съезду, намечаемому на август в Вене. Съезд так и не состоялся тогда из-за начала мировой войны. Ясно было, однако, что даже в том случае, если бы он произошел, единство российской социал-демократии не было бы восстановлено[747]. Понимая это в полной мере, Троцкий в Брюсселе, вопреки своему обыкновению, не был активен.

   Зато Ленин в бичевании Троцкого сохранял прежнюю энергию. Незадолго до брюссельской встречи, в марте 1914 г., он написал статью под заголовком «Распад Августовского блока», в которой презрительно бросал: «У Троцкого никогда никакой «физиономии» не было и нет, а есть только перелеты, переметывания от либералов к меньшевикам и обратно, обрывки словечек и звонких фраз, надерганных отсюда и оттуда». Троцкого Ленин относил к «худшим раскольникам»[748]. Когда при активном участии Троцкого в Петербурге было объявлено о предстоявшем издании журнала «Борьба» и журнал действительно стал выходить, Ленин обратил свой гнев против нового издания, называя его «насквозь интеллигентским журнальчиком», в котором в напыщенных выражениях кричат о «фракционном раскрепощении»[749].

   Критикуя позицию Р. Люксембург по национальному вопросу (ее отрицательное отношение к национальной программе социал-демократов, в частности – отказ в праве наций на отделение и самоопределение), Ленин не преминул указать на медвежью услугу, которую оказывал ей Троцкий, напечатавший в «Борьбе», что «польские марксисты считают «право на национальное самоопределение» совершенно лишенным политического содержания и подлежащим удалению из программы»[750]. «Защищая» поляков от Троцкого, Ленин привычно переходил к ругательствам: «Услужливый Троцкий опаснее врага! Ниоткуда, как из «частных разговоров» (т. е. попросту сплетен, которыми всегда живет Троцкий), он не мог позаимствовать доказательств для зачисления «польских марксистов» вообще в сторонников каждой статьи Розы Люксембург. Троцкий выставил «польских марксистов» людьми без чести и совести, не умеющими даже уважать свои убеждения и программу своей партии. Услужливый Троцкий!»[751]

   В мае 1914 г. в который уже раз Ленин уверял, что Троцкий вводит молодых рабочих в обман, и называл его «худшим представителем остатков фракционности». И, как бы вдалбливая в головы своих читателей все ту же истину, в которой, скорее всего, проявлялась зависть к ораторскому таланту и блеску своего оппонента, Ленин писал, что Троцкий «любит звонкие и пустые фразы», а «под флагом «нефракционности» Троцкий отстаивает одну из заграничных фракций, [фракцию] особенно безыдейных и лишенных почвы в рабочем движении России… Не все то золото, что блестит. Много блеску и шуму в фразах Троцкого, но содержания в них нет»[752]. Только буквально накануне мировой войны Ленин крайне неохотно признал, что Троцкий «наполовину отошел от ликвидаторов», хотя и продолжал всячески на Троцкого нападать[753].

   Положение в российской социал-демократии не улучшилось. Объединительные усилия Троцкого и некоторых других сравнительно умеренных деятелей оставались втуне в значительной степени в результате ничуть не утихавших, а порой разгоравшихся с новой силой раскольнических усилий Ленина и его ближайших сторонников. Троцкому стало скучно. Из-за неудачи с созданием Августовского блока он отодвинул Россию на второй план и переключился на события, назревавшие в «пороховом погребе» Европы – Балканском полуострове, куда Троцкий уехал вскоре после августовской конференции в Вене.

загрузка...
Другие книги по данной тематике

Валерий Гуляев.
Шумер. Вавилон. Ассирия: 5000 лет истории

Михаил Шойфет.
100 великих врачей

Сюмпэй Окамото.
Японская олигархия в Русско-японской войне

Лев Гумилёв.
Конец и вновь начало. Популярные лекции по народоведению

Николай Непомнящий, Андрей Низовский.
100 великих кладов
e-mail: historylib@yandex.ru
X