Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Геогрий Чернявский.   Лев Троцкий. Революционер. 1879–1917

1. Газета Троцкого

   Постепенно Троцкий склонялся к мысли, что случайные публикации статей в большевистской и меньшевистской прессе, органы которой крайне осторожно относились к нему в качестве автора, статьи в германских, австрийских и польских изданиях не могут удовлетворить его притязаний на широкую социал-демократическую аудиторию и более обширный круг читателей. Он предпринял издание собственной газеты, в которой мог формулировать свои стратегические планы, общественно-политические установки, собственную оценку текущих событий и общих явлений в мировой экономике, международной политике, внутренней политике отдельных стран, не оглядываясь на мнение других издателей, не приспосабливаясь к вкусам читательской публики.

   В октябре 1908 г. на занятые средства Троцкий приступил к изданию в Вене своей газеты «Правда», которая была предназначена, как он пишет, «для широких рабочих кругов»[602], но все же скорее для социал-демократической и другой оппозиционной интеллигенции, а также наиболее продвинутой части промышленных и ремесленных рабочих. Первый номер газеты появился на свет 3(16 октября).

   Через нелегально действовавший союз черноморских моряков и другие конспиративные и полулегальные организации, а также нелегальные связи социал-демократов часть тиража отправлялась в Россию контрабандным путем по Черному морю и через границу между Россией и Австро-Венгрией в Галиции. Троцкому удалось установить настолько эффективные контрабандные связи, что он смог оказывать помощь в нелегальных перебросках через границу партийных работников, отправлявшихся, например, в организованную социал-демократическими деятелями школу в Болонье (Италия).

   В течение некоторого времени газету получала в сравнительно большом количестве влиятельная нелегальная киевская социал-демократическая организация. Ее секретарь Н.Ю. Капелинский с Троцким регулярно переписывался, правда только до провала этой организации в 1911 г., после чего новое руководство, созданное группой, оказалось в руках большевиков.

   А.А. Богданов, в то время один из ведущих руководителей течения так называемых большевиков-примиренцев (вскоре их стали называть большевиками-партийцами, а затем и в их среде произошел раскол и выделилась группа «Вперед»), писал М. Горькому 12 (25) мая 1909 г. о своей встрече с Троцким, который сказал ему, что «Правда» «охотно дает для переправки учеников свои пограничные связи. А они очень хороши». Учитывая это, летом 1909 г. Горький послал Троцкому 650 итальянских лир «для рабочих, которые поедут сюда», то есть в партийную школу[603].

   К текущей работе в редакции были привлечены несколько человек, которые позже сыграли ту или иную роль в российской и советской истории. Главным помощником Троцкого был Иоффе. Помощь Иоффе была важной не только потому, что он отдавал газете все свои силы, но и потому, что, получив значительное наследство, он бо?льшую его часть предоставил на издание «Правды», что, собственно, позволило выпускать ее, пусть с перерывами, в течение трех с половиной лет. «Он отдавал «Правде» и свои силы, и свои средства», – вспоминал Троцкий[604].

   Некоторое время секретарем редакции «Правды» работал нефракционный социалист Виктор Леонтьевич Копп[605]. Постоянным сотрудником газеты был студент-меньшевик Матвей Иванович Скобелев[606], проявивший яркие журналистские способности и организаторскую хватку. Между прочим, именно в крохотной комнатушке Скобелева Троцкий в 1913 г. впервые близко увидел того человека, который на протяжении более чем двух десятилетий после Октябрьского переворота 1917 г. станет его главным личным и политическим врагом: к Скобелеву зашел находившийся в это время в Вене и снимавший угол у проживавшего по соседству меньшевика А.А. Трояновского Иосиф Джугашвили, который по поручению Ленина пытался собрать материал с целью написания популярной марксистской брошюры по национальному вопросу. Собственно говоря, знакомство тогда так и не произошло, ибо Сталин, лишь слегка кивнув, налил себе стакан чаю и молча удалился. В памяти Троцкого сохранился лишь смутный, но весьма неприятный образ (или, возможно, это было наслоение позднейших впечатлений на мимолетное воспоминание)[607]. Сталин же не оставил никаких свидетельств о своей первой встрече с Троцким[608].

   Подробно рассказывая в своих мемуарах о сотрудничестве Иоффе и едва упоминая имя Коппа, Троцкий ни слова не говорит о Скобелеве, с которым разошелся политически. Троцкий не упоминает имя еще одного человека, который сыграл важную роль в выпуске «Правды»: Семена Юльевича Семковского[609], считавшегося одним из редакторов газеты и публиковавшего в ней много материалов[610]. И Скобелев и Семковский были очень «неудобны» для рассказа о сотрудничестве с ними, имея в виду попытки Троцкого максимально «приблизить» свои позиции к ленинским в двадцатилетней ретроспективе.

   Но, опираясь именно на этих людей, Троцкий смог наладить более или менее регулярный выпуск газеты, хотя периодичность ее лишь изредка составляла две недели, а иногда газета выходила значительно реже, подчас с перерывами в несколько месяцев.

   Ранее «Правда» издавалась в качестве органа украинской социал-демократической организации «Спiлка» («Союз»), примыкавшей к меньшевикам[611], но после ослабления, а затем фактического распада этой организации в результате арестов в 1907 г. перестала выходить. Затем публикации продолжились под руководством Мариана Меленевского[612], выступавшего под псевдонимом Басок, но подписывавшегося также Иван Гылька, который как раз и выпускал «Правду» до передачи ее Троцкому. «Спiлка» была объявлена восстановленной, но активной деятельности не возобновила. Троцкий договорился с бывшими деятелями «Спiлки», которые передали ему права на выпуск газеты, однако издание было начато как бы заново. Вслед за этим Троцкому удалось добиться официального признания «Правды» общепартийным предприятием, хотя это признание осталось только формальным. Фактически газета оставалась его личным печатным органом.

   Ленин отнесся к предприятию Троцкого весьма подозрительно, хотя не исключал все еще возможности прибрать к рукам и «Правду», и ее редактора. Эти расчеты были в значительной степени связаны с тем, что «Правда» крайне нуждалась в денежных средствах. Троцкий совершил несколько поездок по русским социал-демократическим колониям в Западной Европе, пытаясь заручиться их поддержкой. В конце мая – начале июня 1909 г. он поехал в Париж в связи с тем, что 16 мая ЦК в какой-то степени легализовал газету, объявив редакцию «Правды» партийной группой, издающей рабочую газету «Правда»[613]. Немедленно после этого Троцкий обратился в ЦК с просьбой о материальной и организационной поддержке. Большевики-примиренцы склонны были к соглашению. Ленин занял значительно более осторожную позицию.

   На переговоры с Троцким был послан Каменев. О том, какой позиции придерживался Ленин в это время, видно из его письма от 18 августа 1909 г. члену Заграничного бюро ЦК А.И. Любимову (Марку), тогда умеренному большевику, но колебавшемуся между большевизмом и меньшевизмом: «Насчет Троцкого должен сказать, что я буду самым решительным образом против помощи ему, если он отвергнет (а он уже отверг!) равенство в редакции, предложенное ему членом ЦК [Каменевым]. Без решения этого вопроса Исполнительной комиссией БЦ[614] никакие шаги помощи Троцкому не допустимы. Поэтому на печатание «Правды» в типографии «Пролетария» Хозяйственная комиссия имеет право согласиться только в том случае, если это не будет помощью новой фракции (ибо Троцкий основывает новую фракцию, а член ЦК б[ольш]е[ви]к предлагал ему вместо этого идти в партию… как всякому иному)… Самым решительным образом настаиваю на том, что вопрос об отношении к «Правде» еще будет решаться Исполнительной комиссией БЦ и что ни одного шага помощи до этого решения делать нельзя, ничем себя связывать нельзя»[615].

   Из этого письма отчетливо видно, что Ленин соглашался на финансирование «Правды» Троцкого только на условиях его полной капитуляции и присоединения к большевикам, что было нереальным. Таких намерений Троцкий действительно не проявлял. И Ленин сменил весьма условное согласие поддержать «Правду» в материальном отношении негодованием. В конце августа он писал Зиновьеву, что «Троцкий повел себя как подлейший карьерист и фракционер… Болтает о партии, а ведет себя хуже всех прочих фракционеров». Примерно в тех же словах он описывал ситуацию в письме М.П. Томскому[616] через месяц[617].

   2 – 23 января (15 января – 5 февраля) 1910 г. в Париже состоялся пленум ЦК РСДРП, который прозвали «долгим пленумом». Он был еще одной оказавшейся безуспешной попыткой урегулировать внутрипартийные разногласия. На пленуме доминировали умеренные большевики А.И. Рыков[618], Г.Я. Сокольников[619], Каменев. Их позиции были близки к позиции Троцкого, который «получил признание как удачливый миротворец»[620]. Участвуя в пленуме, он ловко маневрировал, используя противоречия между большевиками и меньшевиками, явно сблизился через своего шурина Каменева с большевиками-примиренцами. Оставшись в меньшинстве, меньшевики согласились изгнать из своих организаций «ликвидаторов», но большевики, в среде которых все больше усиливались разногласия, пошли по требованию как Ленина, так и меньшевиков на разрыв с бойкотистами, призывавшими к игнорированию Государственной думы. Пленум постановил создать Коллегию членов ЦК в России с правами ЦК (позже этот орган стали называть Русское бюро ЦК), установив равное представительство большевиков и меньшевиков. Было решено приостановить фракционные публикации и вложить средства в единый партийный печатный орган. Пленум решил передать крупные денежные средства, которые были получены большевиками путем мошеннической операции с наследством фабриканта Н.П. Шмита, в распоряжение тройки доверенных лиц из числа германских социал-демократов: Карла Каутского, Франца Меринга и Клары Цеткин. Передачу предполагалось провести в два этапа: половину немедленно, а вторую часть – через год. Сдав часть суммы, Ленин перед наступлением срока сдачи второй части подал заявление в ЦК о расторжении соглашения. Оставшиеся деньги (как минимум 33 тысячи франков) были положены в банк на личный счет Ленина, и контроль со стороны других лиц над их использованием был невозможен[621].

   Изначально от роли «держателя» денежного фонда по болезни отказался Меринг. Затем точно так же поступил Каутский – не желая пачкать свое имя грязными делами. В декабре 1911 г. Троцкий направил К. Цеткин письмо от имени редакции своей газеты с резким осуждением действий Ленина[622]. Пленум принял специальную резолюцию о газете «Правда». В ее первоначальном варианте был пункт о праве вето, которое предоставлялось ЦК в редакции газеты. Однако по настоянию умеренных этот пункт был заменен другим, предусматривавшим, что изменения в составе редколлегии газеты производятся путем «соглашения между редакцией и ЦК». Решив предоставить Троцкому небольшую дотацию в сумме 150 рублей (400 франков), ЦК фактически признал его газету «Правда» в качестве своего органа[623], хотя официально этот статус зафиксирован не был.

   Ленин голосовал на «долгом пленуме» против содействия «Правде». Он все четче видел в Троцком серьезного конкурента в борьбе за лидерство. Троцкий же приветствовал решения этого пленума, полагая, что он может стать поворотным пунктом в его судьбе и развитии партии[624]. Он активно участвовал в решении всех стоявших на пленуме вопросов, внеся, в частности, компромиссное предложение об изъятии термина «ликвидаторство» из основной резолюции «О положении дел в партии». Поддержанный польскими и латышскими социал-демократами и бундовцами, он добился исключения из резолюции этого одиозного термина.

   По настоянию Ленина и с согласия Троцкого пленум решил ввести в редакцию газеты «Правда» своего представителя в расчете на полное овладение газетой. По тактическим соображениям, имея в виду и родственные связи, и сравнительную умеренность позиции, в качестве такового был определен Каменев[625]. Последний приехал в Вену с предложением сосредоточить газету целиком на партийных делах (как это трактовали большевики и лично Ленин). Взамен Ленин предлагал на очередной партийной конференции объявить газету органом ЦК РСДРП с выделением на ее издание соответствующих более крупных сумм из партийной кассы[626]. М.Ф. Назарьев – сотрудник эмигрантского меньшевистского «Голоса социал-демократа», несколько идеализируя ситуацию, сообщал по окончании пленума, что «Правда» из частного издания кружка литераторов становится изданием при ЦК, субсидируемым последним. Б[ольшеви]ки хотели взять ее под свое руководство, м[еньшеви]кам удалось отстоять ее независимость». Именно «независимость» «Правды» не устраивала Ленина.

   Троцкий вначале колебался. Перспектива выпуска общепартийной газеты под его редакцией казалась весьма заманчивой. «Правда» заняла явно примирительную позицию в отношении большевиков, что, между прочим, позже не укрылось от внимательного взгляда бывшего жандармского генерала А.И. Спиридовича, изучавшего в эмиграции историю большевизма[627]. Однако вскоре стало ясно, что Ленин не собирался предоставлять редакции ни малейшей степени автономии. Хотя Каменев в какой-то мере пытался сгладить углы, в редакции начались трения.

   Вслед за этим оказалось, что меньшевики не намерены исключать из своих организаций тех, кого Ленин именовал ликвидаторами, имея в виду крайнюю расплывчатость этого термина и возможность приклеить соответствующий ярлык почти любому члену меньшевистской организации. Троцкий решил не торопиться с осуждением линии меньшевиков и лишь осторожно сообщил в «Правде», что не одобряет их поведения. Ленин настаивал на значительно более жесткой линии. Троцкий же отказался следовать императивным директивам Ленина. Последовали пререкания и интриги. В какой-то момент Каменев оказался даже круче Ленина, сочтя необходимым разрыв с Троцким. Ильич был вынужден его остановить: «Необходим ли нам выход из «Правды»? – писал он 6 апреля. – Вы решаете почти что да – опять же «поторопившись» написать после первого конфликта с Троцким»[628].

   Тем временем в газете появилось «Письмо к мыслящим рабочим», которое Ленин счел защитой ликвидаторства[629]. Ленин все еще добивался превращения «Правды» из нефракционной газеты в фактически большевистский печатный орган. Троцкий решительно возражал. В результате по требованию Ленина Каменев покинул редакцию, а финансирование газеты из партийной кассы было прекращено[630]. «Между Каменевым и Троцким произошел такой бурный разрыв, что Каменев очень скоро вернулся назад в Париж», – писал Луначарский[631].

   Троцкий настаивал перед ЦК на присылке в редакцию другого представителя, «способного проводить интересы партии и ЦК в целом, а не только одного небольшого кружка, даже не фракции», но этот вопрос вообще не был рассмотрен хотя бы по той причине, что ЦК попросту перестал собираться. Оказавшись фактическим хозяином финансовых средств партии, Ленин своей волей, вопреки решению «долгого пленума», прекратил финансирование «Правды», или, как говорилось в резолюции цюрихской группы русских социал-демократов, его группа «открыла поход» против газеты, «полезность которой признана была единодушно всеми фракциями на пленуме ЦК, и самовольно наложила руку на назначенную ей субсидию потому лишь, что «Правда» отказалась стать орудием партийной склоки»[632]. Сам же Троцкий вскоре заявит, что большевики пытались «задушить «Правду» петлей финансового террора»[633].

   В своих письмах Горькому, польскому левому социал-демократу Юлиану Мархлевскому и Г.Л. Шкловскому[634] Ленин теперь всячески поносил Троцкого за защиту ликвидаторства и отзовизма. В письме Горькому от 11 апреля 1910 г. говорилось: «Только пустозвон Троцкий воображает, что можно это отрицание [существования ликвидаторов и отзовистов] обойти, что это лишнее, что рабочих это не касается, что вопросы ликвидаторства и отзовизма ставятся не жизнью, а печатью злых полемистов»[635].

   Троцкий тем временем продолжал добиваться, чтобы его газета стала единственным официальным органом ЦК социал-демократов. Поддерживавший его и фактически оказавшийся под его руководством социал-демократический клуб в Вене (в клуб входили и умеренные большевики, но и они находились под обаянием Троцкого) нервно реагировал на появление в Париже в ноябре 1910 г. «Рабочей газеты», выходившей под редакцией Ленина, Зиновьева и Каменева. Собрание клуба 26 ноября 1910 г. сочло «совершенно недопустимым» возникновение новой «рабочей газеты», имея в виду решение ЦК оказывать «Правде» всестороннее содействие.

   Эта венская резолюция, настаивавшая на созыве представительной партконференции и, скорее всего, написанная самим Троцким, констатировала, что «новый орган является частным предприятием группы ленинцев, опирающихся на сотрудничество т. Плеханова» и что «в лице «Рабочей газеты» мы имеем фракционный орган, само возникновение которого продиктовано фракционными целями»[636]. Как «Рабочая газета», так и официальный «Социал-демократ» обрушились с нападками на Венский клуб, именуя его «Троцким и его кружком». В открытом письме в редакцию «Социал-демократа» от 13 февраля 1911 г. Троцкий от имени клуба сравнительно спокойно и в примирительном духе аргументированно опровергал ленинские инсинуации по поводу того, что эта группа пытается разрушить центральные партийные учреждения, «а с ними заодно и партию, как организацию»[637]. Однако добиться превращения «Правды» в подлинно общепартийный орган не удалось. По существу, газета от начала до конца – она прекратила выход 23 апреля (6 мая) 1912 г. – оставалась персональным печатным органом Троцкого.

   Не увенчались успехом многократные обращения Троцкого к «товарищам на местах» с просьбой об оказании газете материального содействия. Он писал 26 февраля 1911 г.: «Организуйте сборы в пользу «Правды»! Главное, чтобы эти сборы были правильными, лучше всего – ежемесячными. Самая скромная сумма, но регулярно получаемая, имеет для нас, при наших скромных расходах, серьезное значение»[638].

   Весьма редко и в ограниченных размерах деньги на выпуск «Правды» все же поступали. Так, летом 1911 г. небольшую материальную помощь оказал Центральный комитет социал-демократии Латышского края (300 франков), одновременно осудив отказ большевиков выдавать газете субсидию, назначенную пленумом ЦК, и подчеркнув, что эта газета «всегда старалась стоять в стороне от фракционных раздоров»[639].

   Троцкий был обеспокоен не только прекращением сотрудничества с большевиками и утратой стабильного канала финансирования, но и все более острыми нападками на него со стороны Ленина и временно объединившегося с ним Плеханова, а также планами создания в России большевистской газеты, долженствующей стать серьезным конкурентом «Правды». Об этом, в частности, Троцкий писал Мартову[640]. Такая газета под названием «Звезда» действительно была создана в декабре 1910 г. и была предшественницей еще более амбициозного предприятия Ленина – ежедневной «Правды», название которой совершенно цинично было украдено у венской газеты. На полосах обеих газет Ленин и его сторонники развернули массированную кампанию против Троцкого и его печатного органа, обвиняя его в покровительстве ликвидаторам.

   Ленин между тем продолжал негодовать. В июне 1911 г., обращаясь к К. Каутскому с требованием отдать большевикам те деньги, которые были переданы на хранение ему и другим германским социал-демократам в качестве общепартийного фонда, Ленин особенно энергично и желчно жаловался на поведение Троцкого, который якобы издает свою газету «как фракционный орган»[641]. Троцкий не оставался в долгу. Он энергично включился в борьбу за награбленные деньги и встречал определенное сочувствие со стороны как руководящих немецких социал-демократов, так и соперничавших с большевиками российских левых политиков. 19 августа 1911 г. Аксельрод писал Дану и Мартову: «Вероятно, Тр[оцкий] пришлет вам или в З[аграничное] Б[юро] ЦК обстоятельный доклад». Какому вопросу должен был быть посвящен этот доклад, видно из следующей за этим ремарки о том, что идут переговоры с держателями партийной кассы – Каутским, Мерингом и Цеткин, причем Каутский предложил Аксельроду и Троцкому «собраться с ними для предварительной, частной беседы»[642].

   Троцкий стремился привлечь к участию в газете авторитетные литературные силы. Имея в виду популярность М. Горького в кругах социал-демократов, входивших в различные группы, а также в леволиберальной среде, Троцкий обратился к писателю с предложением о регулярном сотрудничестве. В ответ Горький 31 мая (13 июня) 1909 г. просил «подождать немного», ибо он был очень занят и не мог пока ничего сделать для газеты. В то же время Горький счел нужным включить в свое письмо несколько весьма лестных строк: «Правда» Ваша страшно нравится мне: такая она простая, ясная, без особенных громозвучных слов, а – задушевно». Позже Горький опять извинялся перед Троцким, что не ответил на его письмо по поводу сотрудничества в «Правде» – «страшно занят»[643]. Ни одна горьковская публикация в «Правде» Троцкого так и не появилась. Писатель был хитер. Он не хотел портить отношений с социал-демократическими фракциями, и с ленинской фракцией и самим Лениным в первую очередь, особенно имея в виду, что Ленин целенаправленно настраивал его против Троцкого, повторяя в разной словесной упаковке то, что четко сформулировал в письме от 14 ноября 1910 г.: «С Троцким, который интригует в пользу ликвидаторов и отзовистов-впередовцев[644], каши сварить нельзя»[645]. В то же время германские и австрийские социал-демократы охотно откликались на приглашения Троцкого выступить в его газете. Среди ее авторов были К. Каутский, Ф. Меринг, В. Адлер, О. Бауэр. Поступали и материалы из России, посылку которых организовали, в частности, М.В. Журавлева и Ф.И. Калинин – эмигранты-впередовцы, ездившие в Россию для набора слушателей в партийную школу в Болонье.

   Всего в 1908 – 1912 гг. вышло 25 номеров «Правды». Было издано также четыре тематических приложения к газете в форме «Библиотеки «Правды». Наиболее значительным из них была язвительная сатирическая брошюра, посвященная 300-летию дома Романовых, написанная Троцким[646]. В материалах этой газеты и прежде всего в своих собственных статьях Троцкий стремился откликаться на все актуальные современные проблемы, причем делал это с присущим ему журналистским и полемическим блеском. Но сквозь почти все крупные публикации неизменно проходила главная идея непрерывности революции, той «перманентной цепи», которая теперь проводилась с максимальной последовательностью. Троцкий «по-прежнему настойчиво и упорно проводил мысль о «перманентности» русской революции», то есть доказывал, что, «раз начавшись, она не может закончиться до тех пор, пока не приведет к ниспровержению капитализма и водворению социалистического строя во всем мире»[647].

   Когда в Петербурге развернулась первая после нескольких лет почти полного молчания открытая кампания по сбору подписей под петицией в Государственную думу с протестом против гонений на рабочие союзы, клубы и просветительные общества, «Правда», в отличие от выходившей в столице России большевистско-плехановской легальной газеты «Звезда» (с осени 1911 г. эта газета полностью оказалась в руках сторонников Ленина)[648], не осталась в стороне. Она не только рассказала об этой кампании, но и организовала проведение среди западноевропейских социалистов (главным образом немцев и австрийцев) своеобразной анкеты, результаты которой были опубликованы в двух номерах «Правды», а затем и в статье Троцкого «Принципы и предрассудки. (К вопросу о борьбе за свободу коалиций)», направленной в журнал «Наша заря»[649]. Эту работу Троцкого весьма положительно оценил в письме Мартову[650] Потресов. Опубликованы были также мнения К. Каутского, Ф. Меринга, К. Либкнехта и других, высказывавшихся, в противовес Ленину, в пользу петиционной кампании.

   То в весьма популярной форме, то в обширных аналитических материалах с привлечением многочисленных статистических и фактических данных[651] Троцкий стремился дать общую картину социально-политической ситуации в стране в связи с функционированием 3-й Государственной думы. Особенно интересной в этом смысле выглядит статья «К чему пришли»[652]. Здесь была намечена широкая ретроспективная панорама отступления революции, контрнаступления правых партий и движений, пользовавшихся полной поддержкой царизма, промежуточной, но в целом благоприятной правым позиции октябристов и кадетов по основным политическим вопросам. В статье содержалась попытка доказать, что по всем жизненным проблемам страны ни правые, ни центр не были способны выразить истинные тенденции общественного развития. «Первые две Думы показали всю жалкую беспочвенность либеральной тактики соглашения. Добром ни царизм, ни дворянство не уступят ни нитки. Ласковыми словами их не проймешь. Борьба тут нужна решительная и беспощадная».

   В то же время Троцкий стремился убедить читателей в наличии серьезных противоречий между помещиками и крупными капиталистами, что привело к неустойчивому положению 3-й Государственной думы. Автор не исключал, что эта Дума будет разогнана так же, как и две предыдущие. В любом случае, полагал он, пролетариат должен вести самостоятельную борьбу. В статье в различном контексте повторялось утверждение, наиболее четко сформулированное в самом ее конце, о том, что именно рабочему классу, а не либералам предстоит «занести над головой самодержавной гадины каблук для последнего смертельного удара».

   В нескольких статьях Троцкий касался вопросов внешней политики царизма, посвятив этому комплексу специальный анализ осенью 1909 г.[653] Вновь возвращаясь к сохранявшемуся промышленному застою, статья концентрировала внимание на острой необходимости для правительства получить новые внешние займы и связывала эту проблему с усиливавшейся зависимостью царского правительства от политики Франции и Великобритании в их конкурентной борьбе с Германией. Троцкий, однако, совершенно непомерно преувеличивал степень экономической и политической зависимости царизма от западных держав вплоть до того, что объявлял «самодержца всероссийского» «крепостным мужиком английской биржи».

   Несколько убедительнее рассматривались конкретные вопросы – политика на Балканах и в Персии (Иране). Впрочем, и здесь, после анализа на основе российской и зарубежной прессы позиций правительства и думских партий, звучал вывод о предательстве царизмом интересов Сербии и о том, что российские власти были готовы в удобный для них момент совершить интервенцию в Персии с целью обеспечения преобладающего влияния в этой стране.

   К вопросу о внешних рынках Троцкий возвращался в статье «С Думой или без Думы?»[654]. Он полагал, что крупный внешний конфликт, то ли на Западе, то ли на Востоке, неизбежно приведет к военному поражению России, ослабленной после войны с Японией и революции 1905 – 1907 гг. Правительство крайне боится войны, понимая, что военное поражение приведет к революции. Поэтому оно знает «одно правило: молча проглатывать унижения, с христианской кротостью переносить пощечины». В свою очередь, «военное ничтожество» царизма, по мнению Троцкого, имело пагубные последствия для его международного положения, в частности во взаимоотношениях с державами Европейского Концерта[655], ибо наводило «буржуазную Европу на размышления о непрочности всего третьеиюньского порядка»[656].

   Одним из важных направлений публицистической деятельности Троцкого в этот период в газете «Правда» были попытки анализа аграрного вопроса и крестьянской политики социал-демократии, в связи с чем критике подвергалась партия социалистов-революционеров (ПСР). В «Правде», которую Троцкий считал газетой популярной, он, как правило, избегал публикаций материалов программного характера, а именно таковыми должны были стать принципиальные статьи по аграрному вопросу. Поместив две крупные работы («Крестьянство и социал-демократия» и «Дума и закон 9 ноября»[657]) в журнале польских социал-демократов Przeglad Social-demokratyczny («Социал-демократическое обозрение»), Троцкий предпочитал в своей газете публиковать статьи и обращения, несравненно более доступные для подготовленного к чтению «Правды» крестьянина. К таким статьям относились «размышления» «Вокруг мужицкой земли», где особое внимание обращалось на формирование сельского пролетариата, его перспектив и ведущей роли в решении аграрного вопроса; «Чересполосица и социализм» (она была посвящена противопоставлению чересполосицы и столыпинского хутора, с одной стороны, и общественной обработки земли, которая будет введена при будущем социалистическом порядке, – с другой)[658].

   Видимо, особая острота, с которой Троцкий нападал на эсеров, была связана с тем, что их установки в определенной степени напоминали его собственную концепцию перманентной революции. Эсеровские позиции, разумеется, не только не были с ней тождественны, они имели некоторые прямо противоположные черты. Но в массовой пропаганде, в восприятии рядовых партийцев не могло не быть замеченным, что эсеры отрицали способность буржуазии стать во главе революции, что революция не должна была ограничиваться только лишь сменой власти и частичным перераспределением собственности в рамках капитализма, что она должна была вообще отменить частную собственность на землю путем ее социализации, то есть передачи во владение органам местного самоуправления[659]. Эсеры, правда, предусматривали в своей программе проведение не социалистической, а социальной революции, чьей основной движущей силой они считали крестьянство, к которому примыкали бы пролетариат и «трудовая» интеллигенция. Эсеры не считали Советы 1905 г. способными исполнять какие бы то ни было государственные функции и видели в них лишь самоуправленческие органы на местах. Именно эти черты эсеровской программы и были главной мишенью атак, предпринимаемых Троцким.

   Сообщения о том, что одним из руководителей ПСР, прославившейся индивидуальным террором, являлся многолетний правительственный агент и сотрудник Департамента полиции Евно Азеф, внесли деморализацию в ряды не только эсеров, но и социал-демократов. Эсеры и социал-демократы везде подозревали теперь «провокацию» и «провокаторов», а любые провалы объясняли работой правительственных агентов, причем борьба с «провокацией» становилась манией.

   Троцкий был одним из немногих, кто попытался использовать дело Азефа в интересах социал-демократического движения. В германской и польской социалистической прессе он опубликовал несколько объемных статей о «вырождении терроризма», а в «Правде» многократно упоминал дело Азефа, после чего выступил с крайне острой и едкой статьей «Терроризм, провокация и революция»[660], но вывод сделал тривиальный: «Оживают массы, оживают. Занесут они снова над нами великую метлу. И та пролетарская метла во сто тысяч раз страшнее самой страшной динамитной бомбы».

   Несколько раз внимание публициста привлекала личность главы правительства П.А. Столыпина, вначале в связи с проводимой им аграрной реформой и усилением консервативных тенденций, проявившихся в досрочном роспуске двух Государственных дум и жестком наведении порядка в стране, а затем непосредственно после выстрелов в Киеве 1 сентября 1911 г., когда членом террористической анархистской организации и одновременно тайным жандармским осведомителем Дмитрием Богровым в театре на глазах у императора Столыпин был смертельно ранен и 5 сентября скончался. Две статьи, посвященные гибели Столыпина и опубликованные в одном номере газеты 16 (29) ноября 1911 г., были полны неприкрытой ненависти к убитому премьер-министру, что было несвойственно Троцкому, предпочитавшему остроумную едкость откровенной грубости и злости, более характерной для Ленина.

   Хотя Троцкий и признавал, что не Столыпин создал контрреволюцию, а контрреволюция создала Столыпина, он считал, что «для пролетариата Столыпин был и оставался до последнего издыхания своего не только кровожадным, но и бесчестным врагом. Его трусливо-подлый заговор против нашей фракции во второй Думе рисует нравственный облик убитого временщика во всей его отвратительной наготе». Впрочем, эта кровожадная статья скорее рисовала неприглядный облик ее автора, фактически одобрившего убийство одного из виднейших прогрессивных деятелей России, не относившихся к числу левых либералов.

загрузка...
Другие книги по данной тематике

Г. А. Порхунов, Е. Е. Воложанина, К. Ю. Воложанин.
История Сибири: Хрестоматия

Михаил Курушин.
100 великих военных тайн

Надежда Ионина.
100 великих городов мира

Дмитрий Самин.
100 великих вокалистов

Алла Александровна Тимофеева.
История предпринимательства в России: учебное пособие
e-mail: historylib@yandex.ru
X