Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Геогрий Чернявский.   Лев Троцкий. Революционер. 1879–1917

2. Германия и Австрия

   Из Лондона Лев отправился в Берлин. Там была назначена встреча с женой, которая вместе с младшим Левой должна была приехать из Петербурга[535]. Об этой договоренности, да и о самой встрече Троцкий пишет в воспоминаниях как о совершенно ординарном событии. Однако можно поражаться тому, что Наталья совершенно свободно получила возможность выехать за границу к своему супругу, который бежал с этапа по дороге на вечное поселение.

   Троцкий был не единственным, кому удался побег. Вслед за ним из ссылки бежал Парвус, с которым был возобновлен контакт, правда теперь на иных началах. Парвус уже не был учителем, а Троцкий не был внимательным учеником. Оба они воспринимались известными социал-демократами. Парвус к тому же осуществил свою мечту: стал предприимчивым коммерсантом и разбогател. Как бизнесмен, он занялся изданием на немецком языке брошюры Троцкого «Туда и обратно». Троцкий решил написать к этому изданию предисловие. Но работа несколько затянулась, предисловие разрослось и в конце концов превратилось в большую книгу, в которую были инкорпорированы не только воспоминания о побеге, но и ряд статей о революции. В полном согласии с Парвусом Троцкий еще более четко проводил в этой работе свои идеи перманентной революции[536].

   Материально Троцкие жили весьма скромно. Сам он и Наталья в воспоминаниях никогда не конкретизировали вопрос о своем достатке. Все же встречаются упоминания, что иногда поступали сносные гонорары, главным образом из немецких изданий, а позже из газеты «Киевская мысль», но время от времени приходилось даже вещи в залог закладывать[537].

   В начале эмиграции, когда поддерживались близкие отношения с Парвусом, тот, безусловно, оказывал Троцкому материальную помощь. Характерно, что иногда супруги позволяли себе путешествия и отдых. В конце лета 1907 г. вместе с Парвусом они отправились в пешеходное путешествие по горной Швейцарии. «Дни были прекрасны, по утрам тянул холодок, мы пили молоко и воздух гор. Попытка наша с женой спуститься в долину без дороги едва не стоила нам обоим головы… Когда деньги оказывались на исходе – а это было периодически – Парвус или я писали спешно статью в социал-демократическую печать»[538]. Так было и в небольшом живописном городке Гиршберг в Богемии, где после швейцарского похода путешественники остановились на несколько недель и где Троцкий написал небольшую книгу о германской социал-демократии, которая была вскоре издана в России большевистским издательством[539].

   Троцкий высказывал мысль, которая могла показаться крамолой всем фракциям российского социалистического движения, ибо оно ориентировалось на германскую социал-демократию как на незыблемый образец для подражания. Он полагал, что в случае серьезных социальных потрясений германская партия со всей ее огромной бюрократической машиной центральных и местных организаций, прессы, клубов, женских и молодежных союзов, профессиональных объединений может оказаться не в авангарде революционного процесса и прогрессивных сил, а опорой консервативного порядка. Подобное критическое отношение Троцкого усилилось во время Штутгартского конгресса 2-го Интернационала, который состоялся 18 – 24 августа 1907 г. Здесь Троцкий входил в компактную группу левых социалистов. Он поддержал поправки, которые внесли совместно Мартов, Ленин и Р. Люксембург к проекту резолюции о войне. Уточненный текст звучал весьма революционно, в нем содержался призыв использовать возможный военный конфликт для того, чтобы попытаться осуществить завоевание власти пролетариатом.

   Но громкие слова сочетались с весьма осторожным политическим поведением. Когда британский делегат Гарри Квелч назвал в своем выступлении западную дипломатию собранием разбойников, правительство земли Вюртемберг по требованию Берлина выслало Квелча из Германии. Это был единственный факт, связанный с конгрессом, который Троцкий счел достойным упоминания в своих мемуарах. «Партия не решилась что бы то ни было предпринимать против высылки. Не было даже демонстрации протеста. Международный конгресс стал похож на школьную комнату: дерзкого ученика высылают из класса, остальные молчат. За мощными цифрами германской социал-демократии явственно почуялась тень бессилия»[540].

   На Штутгартском конгрессе Троцкий вновь встретился с болгаро-румынским социалистическим деятелем Крыстю Раковским[541], с которым познакомился в 1903 г. в Париже, а затем продолжал встречаться в Швейцарии[542]. Раковский приближался к своему 30-летию. Троцкий был моложе его на три года. К этому времени Раковский получил медицинское образование во Франции и утвердился в качестве активного и влиятельного оратора и публициста, стяжавшего, несмотря на молодость, международную известность. После того как болгарская социал-демократия в 1903 г. раскололась на «тесняков» во главе с Димитром Благоевым (они стояли на левом крыле социалистического движения и были близки по существу, хотя не по личным симпатиям к большевикам) и «широких» во главе с Янко Сакызовым (занимавших умеренную позицию), Раковский на короткое время примкнул к «теснякам». В том же 1903 г., унаследовав сельскохозяйственное имение в районе города Мангалия в Румынии, он переехал в эту страну и стал одним из руководителей румынского социалистического движения[543].

   Троцкий почти с самого начала знакомства стал испытывать к Раковскому чувство глубокой симпатии, подкрепляемое близостью политических оценок[544]. С Раковским установились не только товарищеские, но и деловые отношения. 3 февраля 1904 г. Троцкий обратился к «дорогому Христиану Георгиевичу» (его имя теперь было изменено на русско-румынский манер) с просьбой оказать помощь в изготовлении фальшивых документов для Плеханова, с которыми тот намеревался поехать в Россию[545]. Через четыре месяца, в июне 1904 г., Троцкий сообщал Раковскому о получении его письма по поводу воспоминаний, над которыми Троцкий работал (видимо, речь шла не о воспоминаниях, а о брошюре, которая позже вышла под названием «До Девятого января»). Раковский собирался опубликовать этот материал на болгарском языке. Троцкий сообщал о подготовке русского издания и просил адресата подумать над возможностью выпуска брошюры в Румынии[546].

   После второй эмиграции Троцкого его переписка с Раковским возобновилась. Теперь они обращались друг к другу на «ты», и Троцкий начинал письма словами «дорогой друг», а в письме от 14 декабря 1906 г. писал: «Надеюсь вскоре встретиться с тобой. Крепко обнимаю тебя»[547]. Раковский стал самым близким Троцкому человеком во всем социалистическом движении, и их дружба продолжалась в течение более чем двух десятилетий, претерпевая самые различные перипетии.

   Совместно с Мартовым и Плехановым оба они внесли на рассмотрение конгресса проект резолюции с оценкой значения бунта матросов на российском броненосце «Князь Потемкин Таврический» во время революции 1905 г., которую конгресс утвердил единогласно без обсуждения[548]. Конгресс утвердил также резолюцию, предложенную российской делегацией (она была подписана Плехановым, Мартовым, Мартыновым, Дейчем, Троцким и другими, и это был, кажется, единственный случай, когда Троцкий оставил свою подпись под документом вместе с Плехановым) с протестом против преследований Раковского правительством Румынии, изгнавшим его за пределы страны[549].

   Пребывание в Германии оказалось, однако, недолгим. Правда, Парвус познакомил Льва с рядом виднейших германских социал-демократов, в том числе с Карлом Каутским. Благодаря рекомендации Парвуса Троцкий стал постоянным сотрудником центральной газеты социал-демократической партии Германии (СДПГ) Vorw?rts («Вперед») и партийного журнала Die Neue Zeit («Новое время»). Но отношения с Парвусом постепенно охлаждались. Троцкий становился все более зрелым и независимым политиком, что не очень устраивало Парвуса, человека авторитарного и властного. «Теплоты мюнхенских дней уже не было», – пишут биографы Парвуса[550].

   Что же касается российских социал-демократов, находившихся как в эмиграции, так и на родине, то многие из них к Троцкому испытывали двойственное отношение. Они признавали его публицистический дар, но считали его неглубоким аналитиком, поверхностным журналистом и в то же время побаивались его острого пера. Представление об этом дает письмо Потресова Мартову, написанное осенью 1907 г. в связи с подготовкой выпуска нового социал-демократического журнала[551]: «Не знаю, годится ли Троцкий для роли иностр[анного] корреспондента. Конечно, воспользоваться им не мешало бы, но нам нужны люди прежде всего со знанием фактических сторон европ[ейской] жизни, которые умели бы знакомить нас с этими фактами, не потеряли бы почву под ногами. А Троцкий и Луначарский – это все-таки более или менее занятное hors-d'oeuvre[552], которое можно напечатать время от времени, но которым нельзя поручить роль информаторов…[553] А Троцкого оставим на закуску»[554].

   В то же время Мартов чуть ли не жаловался Потресову: «Троцкий и другие в Neue Zeit безобразно нас задевают». А в связи с тем, что его «обругали» в ряде изданий за статью с критикой Каутского, Мартов скорбно добавлял: «Но мне предстоит, кажется, еще быть обруганным Троцким, если судить по беседе с ним во время его пребывания в Париже»[555].

   Троцкий устанавливал связи не только с социал-демократами, но и с другими российскими эмигрантскими течениями. Он контактировал с русской Тургеневской библиотекой-читальней в Париже, основанной еще в 1875 г. И.С. Тургеневым при содействии певицы Полины Виардо и известного деятеля освободительного движения Г.А. Лопатина, и стал ее постоянным подписчиком[556].

   В октябре 1907 г. Троцкий переселился в столицу Австро-Венгрии Вену, которая своим свободным духом, культурным и научным новаторством, характером социалистического движения была значительно ближе его ментальности, нежели тяжеловесный, холодный и чопорный Берлин, где он не мог надолго остановиться и «по полицейским причинам». Дело в том, что полицейские власти в силу обычной своей бюрократической рутины несколько затормозили выдачу Троцкому права на жительство в германской столице и он предпочел оттуда уехать по своей воле.

   Австрийская политическая жизнь по сравнению с немецкой была провинциальна и напоминала Троцкому «возню белки в колесе»[557]. Однако именно с руководящими австрийскими социалистами – Виктором Адлером, Рудольфом Гильфердингом[558], Отто Бауэром, Максом Адлером, Карлом Реннером[559] у Троцкого установились теплые отношения.

   Троцкие могли теперь позволить себе иметь няню. Сын Лева первоначально оставался в Петербурге у родных, но в октябре 1907 г. Наталья поехала в российскую столицу и возвратилась в Австрию уже с ребенком. Воссоединившаяся семья поселилась в пригороде Вены Хюттельдорфе. Снятая квартира не была особенно дорогой, но по тогдашним австрийским стандартам считалась удобной и, главное, находилась в зеленом спокойном районе, в предгорьях Австрийских Альп. До горных склонов можно было добраться на местном транспорте, чем Лев и Наталья пользовались, стремясь не отказываться от обыденных радостей жизни. Здесь в 1908 г. родился второй сын – Сергей. Оба сына были крещены в Вене по лютеранскому обряду.

   Троцкий объяснял это тем, что по австрийскому законодательству дети до 14 лет должны были в школе посещать уроки по религии своих родителей. Открытая демонстрация атеизма могла повредить детям. Иудейство сочтено было чрезмерно суровой и требовательной религией. Родители, считавшие любую церковь и любую религию обузой, пришли к выводу, что лютеранство – самая необременительная вера. Любопытно, что старшему сыну понравились обряды лютеранства. Однажды поздно вечером родители неожиданно услышали, что ребенок бормотал что-то во сне. Оказалось, ему приснилось, что он читал молитву, которую услышал в школе. На следующий день он сказал отцу: «Знаешь, молитвы бывают очень хорошенькие, как стихи»[560].

   Лева и Сережа, как это свойственно детям, очень быстро овладели немецким языком, что не мешало им общаться с родителями по-русски, на который они переходили, сами этого не замечая. Но когда родители обращались к ним по-немецки, это вызывало недоумение, и дети в таких случаях отвечали по-русски.

   Авторитет отца был для детей беспрекословным. Дочь советского партийного деятеля А.А. Иоффе[561] Надежда сохранила раннее воспоминание о венских днях: «Мы с Левой – нам обоим года по три или четыре – сидим за столом и едим кашу. Я свою порцию уже съела, а Лева балуется, капризничает, бросает ложку. Заходит Лев Давидович, спрашивает: «Как дела, ребятишки?» Я тут же докладываю (хорошая, должно быть, была стервочка), что я кашу съела, а Лева не ест, балуется. Он посмотрел на сына, очень спокойно спросил: «Так почему ты не ешь кашу?» Лева схватил ложку и, глядя на него, как кролик на удава, начал поспешно запихивать в себя кашу, давясь и кашляя. А между тем я не помню случая, чтобы Л[ев] Д[авидович] не только наказывал, но даже голос повысил на ребенка»[562].

   В это время Троцкий особенно сблизился с самим Адольфом Абрамовичем Иоффе. Родившийся в 1883 г. сын богатого симферопольского купца караимского происхождения, Иоффе учился в Берлине, где стал врачом и увлекался новаторским психоаналитическим учением Зигмунда Фрейда и его ученика, а затем и соперника Альфреда Адлера, у которого сам он лечился, поскольку страдал тяжелой нервной болезнью и пытался вылечиться при помощи психоанализа. Супругой Адлера была русская эмигрантка Раиса Тимофеевна.

   Иоффе включился в социалистическое движение. Возвратившись в Россию, участвовал в революции 1905 г., был сослан, бежал, эмигрировал и поселился в Вене, и вот теперь сблизился с Троцким. Человек слабого здоровья, он был полон энергии, можно сказать, фанатизма. В Троцком, который был на четыре года старше, он видел образец для подражания. На всем своем жизненном и политическом пути оба они были близки, и мы еще не раз будем упоминать это имя.

   Скорее всего, именно Иоффе привлек внимание Троцкого ко все более входившим в моду психоаналитическим теориям, которые явно противоречили марксистским материалистическим догмам. Весьма ловко используя оружие диалектики, позволявшее производить лихие логические прыжки в разные, порой противоположные стороны, в силу пресловутого закона «отрицания отрицания» и других гегельянских вывертов, Троцкий попытался найти точки примирения марксизма с фрейдизмом. В статьях, написанных до 1917 г., он упоминал психоаналитическое учение лишь изредка. Позже, однако, он несколько раз позволил себе вольность поставить Фрейда почти на один уровень с Марксом. Создавший авторитетную научную школу индивидуальной психологии, внесший вклад в теорию сновидений, Адлер способствовал развитию интереса Троцкого к фрейдизму, который сохранился у Троцкого в течение многих лет. А в 1930-х гг., когда Троцкий оказался в новой эмиграции и стал устанавливать связи со своими сторонниками, Раиса Адлер, безусловно с ведома своего супруга (он скончался в 1937 г.), оказывала ему существенную помощь.

   Контакты в бурлившей жизнью, эстетическими и философскими поисками, космополитической Вене позволяли Троцкому расширить кругозор. Он с равнодушной холодностью и даже неприязнью отнесся к публикациям догматичного Ленина, метавшего громы и молнии на философских «уклонистов». Троцкому были значительно ближе те колеблющиеся большевики, которые стремились сочетать марксистские взгляды с новейшими тенденциями в философско-культурологической области. Публицистические выступления А.А. Богданова, А.В. Луначарского, в какой-то степени М. Горького, стремившихся соединить так называемый «махизм», новейшее учение австрийского физика и философа Эрнста Маха, с выкладками Маркса и Энгельса (наиболее четкое выражение эти попытки получили в разработанной Богдановым концепции коллективизма, или эмпириомонизме), привлекали его сочувственное внимание.

   Эмпириомонизм и близкий к нему эмпириокритицизм все более резко контрастировали с позицией Ленина, который даже «изящно» обозвал в одном из писем 1909 г. Богданова и К? «бандой свиней»[563], а в письме Горькому 18 марта 1908 г. признавался: «Сегодня прочту одного эмпириокритика и ругаюсь площадными словами, завтра – другого и матерными»[564]. Надо, впрочем, отметить, что истеричный Ленин негодовал не столько по поводу философского «уклонизма» названных деятелей, сколько потому, что они ставили под сомнение его лидирующую роль в большевизме, его качества как теоретика, были готовы на известное сближение с некоторыми меньшевистскими группами. В Богданове Ленин видел конкурента на роль вождя большевистской фракции, тем более что между ним и Богдановым возникла финансовая дрязга за обладание средствами покойного фабриканта Н.П. Шмита[565], к которым получили доступ большевики[566].

   Рязанов, постепенно отходивший от практических партийных дел, хотя и сохранивший интерес к профессиональному движению, все более увлекался штудированием произведений и документов Маркса и Энгельса, их трактовкой, но главным образом выявлением новых материалов, связанных с их жизнью и деятельностью. Постепенно Рязанов превращался в историка – архивоведа и источниковеда. Троцкого особенно не интересовали эти научные изыскания, и он общался с Рязановым главным образом как с веселым, шумливым человеком, к тому же постоянно придумывавшим какие-то трюки для мальчиков. Рязанов был абсолютно лысым, и Сережа, влюбленный в этого яркого человека, как-то по секрету сказал отцу, что он хотел бы, чтобы у него была такая же прическа, как у дяди Давида.

   Из мемуаров Троцкого и его супруги, из статей, которые он публиковал в австрийской, германской, а затем и в русской прессе, создается впечатление, по всей видимости вполне обоснованное, что жизнь в Вене была самым спокойным периодом в жизни Троцкого. В то же время мемуары ярко окрашены «последующим опытом», который нередко превращал дружеское и подчас даже сибаритское общение с теми или иными австрийскими и германскими деятелями в серию обвинительных актов по их адресу. Особенно это касалось Рудольфа Гильфердинга, с которым Троцкий познакомился в 1907 г. в доме Карла Каутского. «Гильфердинг проходил тогда через высшую точку своей революционности, что не мешало ему питать ненависть к Розе Люксембург и пренебрежение к Карлу Либкнехту», – утверждал Троцкий в 1930 г. Отношения с Гильфердингом приняли «внешнюю форму близости». Они перешли на «ты». «Гильфердинг в тот период с великим презрением третировал неподвижную и пассивную германскую социал-демократию, противопоставляя ей австрийскую активность».

   Оба они часто встречались вечером в венских кафе, вели ни к чему не обязывавшие в то время «социалистические разговоры». Встречи продолжались и в Берлине, имея в виду, что Гильфердинг жил одновременно в двух столицах, являясь авторитетным теоретиком социал-демократических партий и Германии и Австро-Венгрии. Во время одной из встреч Троцкий познакомился с лидером британских лейбористов, будущим премьер-министром Англии Рамзеем Макдональдом, причем переводчиком при их беседе был знаменитый Эдуард Бернштейн, которого клеймили за «ревизию» учения Маркса и Энгельса. В то время Троцкий относился с пиететом к «китам» международной социал-демократии. Пройдут, однако, годы, и он представит свое тогдашнее настроение в совершенно ином виде: «Сейчас я не помню ни вопросов, ни ответов, так как они не были замечательны ничем, кроме своей банальности. Я мысленно спрашивал себя: кто из этих трех людей дальше отстоит от того, что я привык понимать под социализмом? – и затруднялся ответом»[567].

   Примерно то же Троцкий писал о другом видном социалистическом деятеле Карле Реннере. Признавая его, как и других видных австрийских социал-демократов, «образованным марксистом», Троцкий с явным ракурсом истории, «опрокинутой в прошлое», писал, что тот не был способен применять методы Маркса, как только речь заходила о больших политических вопросах. Однажды Троцкий и Реннер засиделись в кафе до поздней ночи. Трамваи в Хюттельдорф уже не ходили, и Реннер предложил заночевать у него. По дороге и в доме Реннера речь шла о перспективах развития России, и Реннер высказывал мысли о том, что система, складывавшаяся в стране после государственного переворота 3 июня 1907 г., проведенного под руководством премьер-министра П.А. Столыпина, соответствовала развитию производительных сил страны и имела шансы удержаться.

   Троцкий возражал. Он высказал мнение, что в России произойдет вторая революция, которая, скорее всего, поставит у власти пролетариат. Иначе говоря, даже в беседе с австрийским социалистическим лидером Троцкий пропагандировал свое детище – перманентную революцию. «Помню беглый, недоумевающий и снисходительный взгляд Реннера под ночным фонарем. Он, вероятно, считал мой прогноз невежественными бреднями…»[568]

   Ни с кем из руководящих деятелей австрийской социал-демократии Троцкий, однако, по-настоящему близко не сошелся, хотя в эти годы он состоял одновременно в российской и австрийской социал-демократических партиях, участвовал в собраниях и демонстрациях, сотрудничал в немецких и австрийских газетах и журналах и выступал с политическими докладами на немецком языке. Из австрийских социалистов выше всех он ценил Виктора Адлера. Однако и его «темперамент борца расходился в австрийской сутолоке по мелочам». Троцкий вспоминал, как во время Штутгартского конгресса Интернационала Адлер будто бы в шутку, но на самом деле «не только» шутливо говорил, что политические предсказания на основе Апокалипсиса ему приятнее, чем «пророчества на основе материалистического понимания истории»[569].

   Сомнения касательно марксистских пророчеств свидетельствовали об определенной трезвости ума австрийского социалиста, которую он не стеснялся откровенно выражать. Троцкий же высказывал решительное несогласие с Адлером. Он не представлял себе политической деятельности и духовной жизни вообще без широкого исторического прогноза. Но что скрывалось за этим стремлением к революционным прогнозам? Можно ли полагать, что революция 1917 г. была подтверждением этих пророчеств и тем более концепции перманентной революции? Во всяком случае, реальное развитие событий в России начиная с 1917 г., только на самом начальном этапе, казалось бы, подтверждало «перманентное» пророчество Троцкого. Далее же водоворот кровавых событий повлек его за собой, превратив в орудие того самого «заместительства» класса партией, партии – ее руководством, а руководства – единоличным лидером, против чего он столь рьяно сражался в годы, предшествовавшие первой российской революции. О своем самом трезвом, самом правильном и действительно состоявшемся пророчестве Троцкий предпочитал более не вспоминать.

   Тесные связи в Вене были установлены с русским эмигрантом Семеном Львовичем Клячко – народником, а затем марксистом, являвшимся членом Австрийской социал-демократической партии, но сохранившим дружбу и с русскими политическими беженцами, причем разных направлений. Троцкий писал о С.Л. Клячко, что у него были все данные, чтобы стать выдающимся политическим деятелем, но не было необходимых для этого недостатков[570]. Неформальные отношения у Троцких установились с супругой Клячко Анной Константиновной. Когда С.Л. Клячко в 1914 г. скончался, Троцкий откликнулся заметкой, в которой писал: «Он с одинаковой готовностью поддерживал все фракции, и за гостеприимным вечерним столом, в кругу его семейства, пребывали в течение ряда лет представители всех течений и оттенков русского социализма»[571].

   Энергичная А.К. Клячко Троцким буквально покровительствовала. Позже, когда началась мировая война и Троцкий вынужден был срочно покинуть австрийскую столицу, А.К. Клячко взяла на себя все заботы по «ликвидации» его имущества, забрав себе домой наиболее важные и ценные личные вещи, фотографии и т. п.[572] Гостеприимный вечерний стол Клячко Троцкому тоже был совершенно нелишен. После рождения второго ребенка его семейный бюджет стал напряженнее, и Троцкие через некоторое время вынуждены были переселиться в более дешевый жилой рабочий район Зиверинг, который, правда, со временем обрастал дорогими домами и постепенно превращался в место комфортабельного жительства. Но происходило это уже накануне мировой войны, и Троцкие просто не успели расстаться со вздорожавшим жильем, когда вынуждены были покинуть австро-венгерскую столицу. С деньгами было плохо. В письме жене из Парижа 23 декабря 1911 г., где Троцкий выступал с рефератами, лектор жаловался на неприлично потрепанную одежду: «Брюки мои как раз дотянулись до Парижа. Но – увы! – мне приходится купить и пальто: вся подкладка в рукавах оторвалась, вешалка вырвалась с бархатом и обшлага совсем обтерлись. Поэтому я тебе ничего не посылаю. Надеюсь тебе выслать 27 [декабря] франков 50, а может и больше. Я просил Олю [Каменеву – сестру Троцкого] выслать к 1-му [января] нам 50 руб., но не знаю, сможет ли она»[573].

   В 1912 г. деньги на лечение (у Троцкого была грыжа, и потребовалось делать операцию) дал Аксельрод. В том же 1912 г. в Вене побывали родители Льва. Отец дал ему какие-то деньги для оплаты очередных медицинских счетов[574]. Впрочем, в таком же положении были и другие эмигранты. В одном из писем из Парижа Троцкий писал Наталье: «Приходится платить за других за еду, даже за Мартова с Даном, которые совершенно без денег»[575].

   Хотя за выступления Троцкий получал незначительные гонорары, основной статьей доходов были журналистика и политическая публицистика. Лев сотрудничал в социалистических изданиях не только России, но также Австро-Венгрии, Германии, Франции, Швейцарии и других стран. Летом 1911 г. побывавший в Швейцарии Потресов (он легально в это время жил в Петербурге и издавал журнал «Наша заря», который большевики клеймили как «ликвидаторский») договорился с Троцким о сотрудничестве. В этом журнале Троцкий поместил несколько материалов, из которых наиболее важной была первая статья: «Неотложные вопросы» – о необходимости единства социал-демократов перед выборами в Государственную думу[576]. Троцкий завершил ее послесловием, в котором, в частности, говорилось: «С благодарностью принимая приглашение «Нашей зари» работать в этом журнале, автор печатаемой выше статьи так же мало, как и редакция, намерен скрывать от себя или от своих читателей наличие серьезных разногласий между направлением, представленным «Нашей зарей», и тем, к которому примыкает автор».

   Потресов в целом высоко оценил статью, хотя написал к ней несколько критическое послесловие[577]. Касаясь его, он сообщал Мартову в начале декабря 1911 г., что статья дает «благодарный повод коснуться разных злободневных тем, в частности возражая по некоторым пунктам Тр[оцкому], отгородиться и от возможных, да и существующих в действительности уклонений наших единомышленников»[578].

   В 1909 г. в доме Троцкого появился начинающий 18-летний писатель Илья Эренбург, который ранее участвовал в одном из московских большевистских кружков, был арестован, но позже выпущен под залог и даже получил разрешение выехать за границу. Эренбург некоторое время жил у Троцкого. Сам Лев Давидович в мемуарах о юноше не написал ни слова, видимо не желая подводить его под расстрел. В памяти же Эренбурга эта встреча запечатлелась основательно. Он посвятил ей целую главу в своих воспоминаниях «Люди, годы, жизнь», написанных после Второй мировой войны, но отказался от попыток ее публикации, объясняя близким людям: «Эту книгу я хотел бы напечатать целиком. Кроме одной главы – о Троцком. Глава о Троцком пойдет в архив. Я сам не хочу ее сейчас печатать… Я встретился с ним в Вене в 1909 году, и очень он мне тогда не понравился». На вопрос «Чем?» Эренбург ответил: «Авторитарностью. Отношением к искусству… Может быть, даже из-за этой встречи я решил тогда отойти от партии, от партийной работы… Я не хочу сейчас печатать эту главу, потому что это мое отрицательное отношение к Троцкому может быть ложно истолковано»[579].

   Не исключено, что и Троцкому Эренбург не понравился своей юношеской заносчивостью, напоминавшей его собственное поведение десятилетием раньше. А может быть, он просто ничем ему не запомнился и потому не был упомянут в мемуарах.

загрузка...
Другие книги по данной тематике

Валерий Гуляев.
Шумер. Вавилон. Ассирия: 5000 лет истории

Надежда Ионина.
100 великих замков

Тамара Т. Райс.
Византия. Быт, религия, культура

Е. Авадяева, Л. Зданович.
100 великих казней

Игорь Мусский.
100 великих диктаторов
e-mail: historylib@yandex.ru
X