Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Галина Ершова.   Древняя Америка: полет во времени и пространстве. Мезоамерика

Страшилки для Тома Сойера

   Исследования пещер со скелетными останками на территории Мезоамерики были начаты еще в прошлом веке. Этой интереснейшей темой занимались немало исследователей, но наиболее полные данные собраны, пожалуй, испанским археологом Хуаном Луисом Бонором.

   Пещера, одно из естественных убежищ и даже жилищ древнего человека, не могла не оставить следа в его религозно-мировоззренческих и мифологических представлениях. Известно, что в Старом Свете палеолитические намеренные захоронения устраивались прямо в обитаемых пещерах, создавая пространство зеркального антимира. То же самое происходило в глубокой древности и на Американском континенте. Причем в Мезоамерике пещера вплоть до появления испанцев не утратила своего культового значения, связанного с представлениями о реинкарнации и погребальным обрядом.

   Во многих случаях захоронения оказывались коллективными. Характерны два типа погребения: тело укладывали в грунт или же кремировали и помещали в сосуд. Обращает на себя внимание сравнительно большое количество детских погребений в пещерах, что наводит на мысль об их ритуальном значении. Особенно если вспомнить историю с «распятым» младенцем в Мани, чей труп со стигмами также был обнаружен в пещере. По всей видимости, речь идет именно о специальных «отправлениях посланников». Небогатый, как правило, инвентарь свидетельствует о невысоком социальном статусе захороненных в пещерах, что подтверждает версию жертвоприношений. Практически все захоронения в пещерах подходят под эти характеристики, за исключением, пожалуй, Чичен-Ицы, где кремация практиковалась как одна из форм захоронения.





   Илл. 95. Фигурка, изображающая обряд кровопускания, осуществляемый знатным майя. Для совершения подобного требовалось немалое мужество



   В пещерах Чьяпаса (юг Мексики) удается обнаружить в основном сосуды с кремированными останками. Нечто подобное наблюдается и в Копане (Гондурас). Правда, в этом регионе характер пещеры показывает, что она сама была скорее природной камерой для кремации, тогда как в Чьапасе пещера становилась местом захоронения останков, а сосуды, куда они помещались, накрывались специальной тканью.





   Илл. 96. Распятие из индейской часовни храма Гуадалупской девы в Мехико. Оно было выполнено в первой половине XVI в. индейскими мастерами, которые постарались воплотить в изображении собственные представления о жертвоприношении. Лицо Христа бесстрастно, как у отправляемого к богам индейца, тело утыкано шипами, как стрелами, для извлечения несвернувшейся крови. А символика на этом христианском распятии напоминает скорее индейское древо жизни



   Архитектура северо-востока Юкатана, в отличие от более южной, в целом гораздо сдержаннее. Тем не менее, кое-какие элементы обращают на себя внимание.

   При раскопках юкатанского археологического центра Цибиак, разграбленного и поросшего буйной растительностью, археологи обнаружили пещеру. Внутри находилась искусственная платформа, что свидетельствовало о проведении здесь древними индейцами каких-то обрядов. Кроме того, оказалось, что эта пещера и в настоящее время продолжает служить охотникам из окрестных селений местом отправления культов. Этот случай не уникален, хотя обычно индейцы стараются скрывать свою духовную и обрядовую жизнь от посторонних.

   В апреле 2001 года во время работы нашего Центра мезоамериканских исследований над архео-эпиграфическим проектом в Кинтана-Роо местный школьный учитель, индеец майя, по имени Уилберт показал нам вертикальную пещеру-колодец с провалившимся верхом. Она находилась неподалеку от поселка с многозначительным названием Эль-Тесоро, что по-испански означает «сокровище», буквально в 50 м от шоссе. Однако плотная непроходимая сельва и остатки древней стены, скорее похожей на первый взгляд на земляной вал, надежно прятали и само древнее святилище, и даже подступы к нему. Спуститься в таинственный провал можно было по стволу толстого довольно гладкого дерева, крепко держась за него руками и засовывая ступни в малейшие углубления, что легче всего было сделать разувшись. Впрочем, чуть сбоку, слева от дерева, находился, по всей видимости, «официальный» вход в пещеру, наполовину закрытый древней индейской каменной кладкой. Часть проема оставалась открытой, но желания проникнуть в него не появлялось, так как в этом месте просматривался лишь почти отвесный спуск, проходивший вдоль огромного круглого камня и выглядевший чрезвычайно сложным и опасным. По непонятной причине вскоре после нашего первого посещения эта открытая щель оказалась замурованной, хотя в нее и без того никто из нас лезть не пытался, пользуясь более доступным спуском по дереву. Только сейчас в голову пришла мысль: а не было ли это входом в еще одно, другое, скрытое, помещение? И местные знающие индейцы, раз уж здесь появились чужие, на всякий случай решили этот доступ перекрыть. Наш проводник рассказал, что это священное место посещают только охотники, правда, не пояснил зачем.

   А пещера оказалась прелюбопытной. Внутри находилась древняя, сложенная из камня платформа, вокруг нее валялось множество битой керамики, которую можно было датировать как преклассическим, так и позднеклассическим периодами. Из черепков можно было собрать почти целые сосуды, среди которых были и полихромные с великолепными росписями, и изящные черные гравированные вазы с текстом «формулы возрождения». Здесь же были фрагменты кувшинов очень большого размера, зернотерки, большие и маленькие наконечники. В глубине колодца имелся узкий вход, раздваивавшийся и уводивший куда-то вниз. Без специального снаряжения мы не рискнули обследовать весь пещерный лабиринт и ограничились осмотром доступных частей. Вдоль стен пещеры, вокруг платформы, шла широкая полоса шириной около полутора метров, на которой удалось обнаружить несколько характерных провалов и пустот, которые наводили на мысль о захоронениях. Тем более что на поверхности встречался и подозрительный костный материал. Но разрешения на проведение раскопок у нас не было, впрочем, проведение подобных работ в наши задачи и не входило, а потому данные были занесены в полевой отчет, в надежде на то, что когда-нибудь здесь будет копать специальная археологическая экспедиция Национального института антропологии и истории Мексики.

   Но и на этом не закончились чудеса таинственной пещеры. Через месяц все тот же учитель Уилберт вновь позвал нас в Эль-Тесоро. На этот раз – чтобы показать огромный город майя классического периода, который был надежно скрыт сельвой. Хозяин участка, готовя свое поле к посеву, выжег сельву, и городище, которое он назвал Койотес («койоты»), предстало пред нами во всей своей красе. Не оставалось сомнений в том, что пещера была святилищем при этом великолепном городе. И возможно, благодаря этой пещере и был возведен весь город. Будут ли когда-либо проведены полноценные раскопки или тайны Койотес опять поглотит плотный колючий лес?

   На Юкатане были обнаружены и другие странные постройки, связанные с пещерным культом. К наиболее любопытным и одновременно непонятным относятся сооружения в некоторых древних центрах. В Иокцоноте археологи раскопали шесть таких построек, которые оказались своего рода платформами, заполненными землей и камнем. Но самое удивительное, что на поверхности этих платформ располагалось семь вертикальных двухметровых колодцев, но не округлых, а ромбовидных в разрезе, достигавших полуметра в сечении. Шесть колодцев размещались по платформе гексаэдром, а один находился в центре. Только в одном случае планировка имеет прямоугольный вид. Археологи предположили, что некогда вход в колодцы мог закрываться крышкой. Сразу возникла гипотеза о том, что это могли быть хранилища (например, маиса), которые принято здесь называть чультунами. Надо сказать, что археологи в первую очередь высказывают самые «заземленные» предположения, в лучшем случае допуская неопределенное «ритуальное» назначение обнаруженного объекта. Однако сразу же стало очевидно, что конструкция необычных колодцев сильно отличалась от традиционных чультунов, что и не позволило остановиться на первоначальной версии. Очень странными казались и количество, и расположение колодцев, и форма входных отверстий. Все эти элементы фигуры в целом напоминали скорее изображение «Семи Пещер», древней прародины мезоамериканцев, встречающееся в рукописных кодексах. Остается только найти колодцы с человеческими останками. Но это в будущем. Пока же необычные колодцы на платформах представляют еще одну загадку майя, которую очень хотелось бы разгадать.

загрузка...
Другие книги по данной тематике

Николай Непомнящий.
100 великих загадок истории

Лев Гумилёв.
Конец и вновь начало. Популярные лекции по народоведению

Генри Бэзил, Лиддел Гарт.
Решающие войны в истории

Игорь Мусский.
100 великих дипломатов

Юлия Белочкина.
Данило Галицкий
e-mail: historylib@yandex.ru
X