Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Галина Ершова.   Древняя Америка: полет во времени и пространстве. Мезоамерика

Топильцин приходит к власти

   Согласной одной из легенд, придя к власти, Топильцин перезахоронил останки отца в Мишкоатепетле – то ли в холме, то ли в Пирамиде Звезды, воздвигнув сверху храм. Этим строительством он воспользовался, чтобы расправиться с его убийцами – по одной из версий, братьями отца. Однако тот факт, что в легендах упоминаются именно «три брата, убившие четвертого», наводит, скорее, на мысль о том, что Мишкоатль намеревался сломать родовую четырехчленную структуру управления и безгранично сконцентрировать всю власть в своих руках, за что его, следуя нравам времени, и покарали. Топильцин Кецалькоатль явно попытался продолжить дело отца, стремившегося к единовластию. При этом он (или тот, кто за ним стоял) явно опирался на идею единобожия, абсолютизируя культ творца всего сущего Кецалькоатля.





   Илл. 71. Фасад пирамиды Пернатого Змея, или Кецалькоатля, в Шочикалько. Как утверждают исследователи, это сооружение имело, помимо религиозного, и явное астрономическое значение



   Первой акцией Топильцина в качестве правителя становится перенос столицы из ненавистного Кулуакана сначала ненадолго в Тулансинго, а затем уже в Тулу – древний Толлан (современный штат Идальго). Это событие произошло примерно в 980 году.

   Итак, Топильцин укрепился в Туле, утверждая новую религиозно-идеологическую концепцию. Местная оппозиция продолжала следовать старой племенной традиции, поклоняясь свирепому Тескатлипоке – «Дымящемуся Зеркалу» – покровителю колдунов и воинов, раздававшему и с легкостью забиравшему жизни, что, по всей видимости, подразумевало массовые и частые человеческие жертвоприношения. Топильцин, судя по всему, выполняя функции и правителя, и жреца, пытался утвердить культ Кецалькоатля, исключавший, в частности, излишества в человеческих жертвоприношениях и прочих жестокостях.

   Легенда, переданная в XVI веке индейцем испанскому миссионеру Саагуну, так повествовала о событиях более чем пятисотлетней давности: «Они проявляли заботу о боге, и у них был только один бог, и считался единственным, ему они молились, и звали его Кецалькоатль. Служителем их бога, его жрецом, был человек, которого тоже звали Кецалькоатль. И они так почитали своего бога, что исполняли все, что им говорил жрец Кецалькоатль, беспрекословно. А он говорил и внушал им: „Это единственный бог, его имя – Кецалькоатль. Он не требует ничего, кроме змей и бабочек, которых вы должны ему преподносить и жертвовать…“ Кецалькоатль взывал к своему богу, к тому, что находился в глубине небес, к той, у которой одежды из звезд, к тому, кто заставляет сиять все вокруг, к владычице нашей плоти, владыке нашей плоти, к той, что одета в черное, к тому, что одет в красное, к той, что придает устойчивость земле, к тому, что покрывает ее хлопком. И обратил он свои слова туда, где находился Омейокан (двойственность), к девяти кругам, из которых состоит небо». Нетрудно заметить очевидность трогательных попыток отождествления Кецалькоатля с богом единым (а заодно и девой Марией) христиан. Даже такое милое развлечение, как ритуальное кровопускание, упоминается лишь вскользь. Однако Кецалькоатлю-богу все же требовались не только змеи и бабочки – и потому Кецалькоатль-жрец, в соответствии с очень древней традицией, должен был извлекать собственную несвернувшуюся кровь из самого культового для мужчины места и даже пропускать через проколотые шипами отверстия веревку – символ Млечного Пути и знак Пернатого Змея. Топильцин, естественно, как прямой потомок Творца, этим активно и занимался. Правда, в поздних легендах детородный орган стыдливо заменили на «ноги», что, с точки зрения понимающего индейца, является полной бессмыслицей – зато выходит в некую параллель со стигмами христиан.

   Старался ли приукрасить в своей хронике верования индейцев Бернардино де Саагун или же информатор попытался угодить миссионеру – это для нас не суть важно. Главное то, что даже пять веков спустя среди индейцев еще сохранялась память о неком новом и высшем религиозном учении, противостоявшем варварскому «языческому». Хотя, как известно, религиозные и идеологические разногласия зачастую служат лишь прикрытием обычной драки за власть. И древние американцы в этом ничуть не отличаются от современных.

загрузка...
Другие книги по данной тематике

Владимир Сядро.
50 знаменитых загадок истории XX века

Джеффри Бибб.
Две тысячи лет до нашей эры. Эпоха Троянской войны и Исхода, Хаммурапи и Авраама, Тутанхамона и Рамзеса

Алексей Шишов.
100 великих военачальников

Александр Формозов.
Статьи разных лет
e-mail: historylib@yandex.ru