Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

  • Одежда brp
  • Качественная и модная одежда. Индивидуальный подход. Действуют акции
  • shop.formula7.ru



Эжен Эмманюэль Виолле-ле-Дюк.   Осада и оборона крепостей. Двадцать два столетия осадного вооружения

Глава 7. Укрепленный Сите

   Три мирных столетия привели к исчезновению последних напоминаний о древних крепостных стенах, некогда окружавших постоянный лагерь римлян, который впоследствии был занят городом Абонией. Но на протяжении многих лет вторжения германцев тревожили некоторые соседствующие с ними страны. Несколько раз они объявлялись и среди ремов (одно из племен белгов, главный город ремов – Дурокортор, современный Реймс. – Ред.) и, хотя обычно выдавали себя за защитников империи или приглашались той или иной стороной во время гражданских раздоров, которые в ту эпоху разрывали Галлию, вели они себя как враги, а не как союзники. Найдя эту страну привлекательной, германцы постепенно расселились в восточных провинциях, грабя, разрушая и сжигая все на землях друзей, призвавших их на помощь, а также у врагов, которых они собирались атаковать. При приближении германцев сельскохозяйственные районы пустели, а неогороженные города поспешно укреплялись.

   Дурокортор (Реймс), Андемантуй (Лангр) и Бибракта (Отён) привели в порядок свои оборонительные сооружения. Главный город сенонов Агединк (Санс) огородился стеной с помощью материалов из своих главных общественных зданий. Долина Абонии, в которой в то время проживало около двадцати тысяч человек, последовала его примеру, и, разрушив свои общественные здания и опустевшие храмы города, городское население построило крепостные стены вокруг плато и ограду вокруг нижнего города.

   Однако эти укрепления, сооруженные в спешке, не были особенно серьезными, и, к счастью, германцы и не думали их штурмовать; но в 359 г. Юлиан (автор неточен. Юлиан (Отступник) (331—363) был послан в качестве цезаря в 355 г. в Галлию императором Констанцием II. Вел успешные войны с алеманнами и франками, в 360 г. был провозглашен императором стоявшими в Галлии легионами, но утвердился на престоле только после смерти Констанция II в 361 г. – Ред.), приняв императорский сан, поручил галлам изгнать варваров. Осадив Бибракту, он прошел через Абонию, счел ее местоположение великолепным и начертил план крепости, который после сражения при Аргенторате (Страсбурге) и разгрома Хнодомара (в 357 г. Юлиан, имея 13 тысяч, разгромил при Аргенторате алеманнов. Их вождь Хнодомар со свитой из 200 человек был пленен, алеманны потеряли 6 тысяч убитыми, не считая утонувших в Рейне, римляне потеряли убитыми 243 солдата и 4 старших командиров, около 1000 римлян было ранено. – Ред.) был воплощен в жизнь. Абония таким образом усилила уже имевшуюся вторую линию крепостей, созданных Юлианом между Дурокортором (Реймсом) и Лугдуном (Лионом) в ожидании новых вторжений со стороны германцев.



   Рис. 16. Галло-римский город Юлиана



   Однако Галлия, хотя ее сыны в течение трех веков поставляли в римскую армию своих лучших воинов, утратила привычку воевать у себя дома. Римские легионы уже не были такими, как войска прошлого, которыми командовали Веспасиан (9—79, правил в 69—79 гг.), Тит, Траян (53—117, император в 98—117 гг. – Ред.) и другие. Они были сформированы в основном из варваров, им недоставало единства и сплоченности, они не были подкреплены патриотизмом и часто свергали своих командиров, а предлог находился.

   К тому же последние, часто назначавшиеся императорским двором, в котором правили бал интриги, в большинстве своем были людьми некомпетентными или стремившимися скорее обогатиться лично, чем победить врага. Для этих войск, состоявших из разнородных элементов и не веривших в неустрашимость поставленных над ними командиров, и для народов Римской империи, привыкших к миру и благополучию, которые столь долго гарантировала военная мощь римских легионов, теперь были необходимы крепостные стены, за которыми можно было бы организовать оборону, что же касается сражений в открытом поле, то ужас, который наводили германцы, был таков, что на продолжительное сопротивление можно было вообще не рассчитывать. Тем не менее Юлиан показал, что войска, находящиеся на содержании империи, если ими хорошо командовать, все еще могут воевать с варварами; но Юлиан был философом; он понимал время, в котором жил, и не мог закрывать глаза на нездоровое состояние имперского правления или, по крайней мере, считал, что зло коренится столь глубоко, что пытался остановить его развитие возвратом к язычеству, возможно надеясь этим способом возвратить молодость изношенному телу империи.

   При Юлиане находились византийские инженеры (то есть из восточной части Римской империи), бывшие весьма умелыми в искусстве возведения укреплений. Искусство фортификации часто развивается в народе пропорционально степени развала военного искусства на поле боя. Победитель германцев приказал восстановить и завершить строительство оборонительных сооружений Отёна (Бибракты).

   В Абонии укрепления, не будучи столь обширными, были выполнены полностью в соответствии с совершенно новым планом, поскольку от древних укреплений не осталось и следа; поэтому инженеру Филострату, посланному Юлианом, была предоставлена свобода действий.

   Он начал с того, что расчистил склоны древнего Оппидума вдоль кромки плато, тем самым разрушив несколько вилл, которые не были уничтожены в то время, когда ожидался приход германцев (рис. 16). После тщательного изучения структуры грунтов он пришел к выводу, что линия обороны города, обращенная к северу, слаба, поскольку здесь городские валы наиболее доступны из-за соседнего плато, чей уровень был лишь чуть ниже уровня этого места. Поэтому Филострат решил отступить, чтобы получить более короткую линию стен. Выбранная таким образом линия обороны была длиной триста пятьдесят шагов[1]. Снаружи от новой стены он приказал вырыть ров шириной 20 футов на дне[2], чтобы целиком отделить удлиненный ранее защищенный участок, который в виде выступа вдавался в северное плато. Этот ров упирался в два склона на востоке и на западе. На каждом конце дно этого рва было оборудовано палисадами, и имелся спуск в ров в виде пролета из нескольких ступенек, задуманного в одной из башен, как это будет сейчас продемонстрировано. За рвом был построен вал примерно четырехсот шагов в длину с пристройкой в виде сторожевой будки и наблюдательной башни. Римская дорога в Андемантуй (Лангр) доходила до этого места. На восточной стороне этого вала акведук, по которому город снабжался водой, шел параллельно ему и имел амбразуры (А на рис. 16). Ворота в основной стене (южнее рва на севере) открывались на север и имели по бокам две цилиндрические башни. В северо-западном углу возвышалась квадратная башня, достаточно высокая, чтобы обеспечить дальний обзор долины, у подножия которой бежала река, и плато; другая квадратная башня была построена в северо-восточном углу, а между этими двумя башнями и воротами – еще две башни, так что между каждой башней оставалось пространство примерно в 80 футов.

   Филострат заметил, что обладающая дерзостью нападающая сторона может броситься на запад между рекой и городом и попытаться предпринять штурм выступа на западе крепости, который господствует над довольно пологим эскарпом. От квадратной башни Б к реке (немного отступив, чтобы иметь на фланге западный фас этой башни) он построил вал с квадратной башней на его оконечности, возвышающейся над водным потоком. Далее ниже по течению был построен деревянный мост, соединяющий два берега и пересекающий песчаный остров В. Вдоль двух эскарпов инженер почти точно следовал изгибам края плато, но поместил ворота в вогнутых частях контура. Двое ворот расположились на западном фронте, а одни – на восточном, очень близко к тому месту, где находился древний вход в Оппидум. Каждые из этих трех ворот по бокам имели две башни, как и те, что были на севере. Внутреннее пространство города, образованное крепостной стеной высотой 20 футов над уровнем земли, включая зубцы, и шириной 9 футов было, таким образом, укреплено тридцатью шестью башнями, не считая тех, что окаймляли ворота. На южной оконечности, на месте старого пристанища Катоньятуса была сооружена castellum, или цитадель, отделенная от города зубчатой стеной и находившаяся примерно в 180 футах от крепостных стен. На южном конце крепостной стены пришлось построить квадратную башню, которая превосходила высотой все остальные, чтобы иметь возможность вести наблюдение за долиной Абонии. Под этой башней был задуман выход, упирающийся в массивную стену и повторявший уклон поверхности почвы, и он имел амбразуры по обе стороны; таким образом, можно было спуститься со стены крепости к сооружению Д, господствовавшему над местом впадения ручья в реку, и там был построен каменный мост. На другом берегу был построен обширный плацдарм. Восточные ворота были оснащены внешним укреплением, которое держало под обстрелом дорогу; на северном фланге северо-западного входа сторожевая будка давала обзор окрестностей ворот. Ходы сообщения были улучшены, а через реку был переброшен деревянный мост – в точке З с плацдармом и фортификационным сооружением, господствующим над развилкой дорог в этой точке. Строительство на западных склонах (когда-то занятых домами и садами) было запрещено на расстоянии ста десяти шагов от крепостной стены или военной дороги И, то есть вне военных границ было разрешено оставить жилые здания или строиться[3]. Внутри города сквозь беспорядочно построенные группы старых домов Филострат проложил новые дороги[4] с целью создать связь между воротами и облегчить оборону. В точке Е он поместил форум с храмом Аполлону в точке И (ибо Юлиан заставил снести ранее построенную небольшую христианскую церковь).

   В точке Н была построена базилика, а в О – курия (сенат, управляющий городом в Римской империи); в точке Ф были сооружены бани. В нижнем городе стенки набережной С удерживали реку в пределах границ; в пункте Т был размещен просторный рынок, а в У – торговый центр для товаров. Город (или, скорее, его пригороды) расширялся на правый берег, на запад даже до середины песчаного острова С, а на юг до нижней стороны обширного плацдарма. Эти пригороды были просто огорожены валом в качестве защиты от внезапного нападения, потому что, находясь в понижении рельефа, они не были приспособлены для создания укреплений, которые смогли бы устоять перед длительной осадой.

   Эти работы заняли несколько лет и были завершены с привлечением ресурсов частично из имперской казны, но главным образом из муниципальных налогов. Абония была зажиточной, но она страдала от бремени, налагаемого на нее ради того, чтобы обезопаситься от вторжений варваров. Филострат тем не менее имел власть на совершение реквизиций и взимание пошлин, и он широко этим пользовался.

   После завершения этого предприятия данный город, перестроенный по приказу императора, спасшего в 350-х гг. от германцев Галлию, получил название Юлиана. Лишь долина сохранила название Абония.

   Здесь необходимо дать несколько более подробное описание фортификационных сооружений. На рис. 17 представлен разрез крепостной стены между башнями.



   Рис. 17. Часть крепостной стены



   Для того чтобы подняться на парапет стены (в среднем на 14 футов над уровнем плато), между башнями имелись наклонные спуски в виде лестниц шириной 5 футов. Зубцы крепостной стены были высотой 6 футов, а подоконник амбразуры находился на высоте 3 футов от парапета стены.





   Рис. 18. Планы северных ворот



   Крепостная стена имела два фаса с облицовкой из небольших квадратных камней либо из кирпичей в промежутках. Каменная кладка стены между двумя фасами (то есть между облицовкой) была из грубого бутобетона. Снаружи, вдоль края плато, находился ров шириной 10—12 футов, который защищал основание крепостной стены и повторял выступы башен. Узкая крытая дорожка шла вдоль контрэскарпа для облегчения обзора – она позволяла патрулю совершать свой обход. На рис. 18 даны планы северных ворот с их двумя башнями в точке А на уровне земли и в точке Б на уровне зубцов на стенах. В одной из этих башен была построена лестница В, ведущая вниз к подземному выходу из крепости Г, и в каждой из них были построены другие лестничные пролеты Д, которые обеспечивали легкий доступ к верхним этажам. Над воротами, разделенными на два сводчатых прохода для входа и выхода, была надстроена галерея Ж на уровне дорожки на крепостной стене, образуя амбразуры. Дорога пересекала ров Е над аркой a и деревянной платформой б, которую было легко удалить во время осады; а потом на платформе З пришлось соорудить деревянный щит, который полностью маскировал эти два арочных прохода.



   Рис. 19. Вид северных ворот с высоты птичьего полета



   Снаружи моста, имевшего каменное окаймление в виде зубцов, было два небольших ненакрытых поста И, защищавших подходы, и палисад, который заставлял всех прибывавших сделать круг, прежде чем въехать на мост. На рис. 19 эти ворота показаны в перспективе. Ниже крыши располагались амбразуры, которые представляли собой эффективную защиту башен. Кроме того, на уровне первого этажа были сделаны три отверстия, которые во время войны оснащались щитами и обеспечивали фронтальный и боковой обзор. Боеприпасы (стрелы, дротики и др.) поднимались на верхние этажи с помощью блоков, подвешенных в полукруглые пролеты Л (см. план первого этажа). Другие ворота были построены по тому же самому образцу, только внешние оборонительные сооружения были другими в соответствии с ситуацией на месте.



   Рис. 20. Общий вид большого предмостного укрепления на юге



   На рис. 20 представлен общий вид большого предмостного укрепления на юге, плацдарма (места сбора защитников города) и зубчатой стены, поднимающейся вверх к квадратной башне в южном углу города, а также крепости. Квадратные башни не оборудовались крышами, а имели лишь платформы, чтобы на них можно было установить катапульты или онагры и фрондиболы[5].

   Четырехугольные башни описанной здесь конструкции возводились в выступающих углах оборонительной линии, которые являлись слабыми точками, но которые, с другой стороны, облегчали метание снарядов по более обширной площади. В случае, если нападению подвергалась вся линия обороны, метательные машины устанавливались позади куртин (отрезки стены между башнями) на земляных насыпях или деревянных платформах.

   Укрепленный таким образом город был в состоянии оказывать сопротивление и отражать атаки варваров, которые в тот период своей истории были не в силах осуществить правильную осаду хорошо спланированной и защищаемой цитадели.

загрузка...
Другие книги по данной тематике

Игорь Мусский.
100 великих зарубежных фильмов

Дмитрий Самин.
100 великих вокалистов

Чарлз Патрик Фицджералд.
История Китая

Галина Ершова.
Древняя Америка: полет во времени и пространстве. Северная Америка. Южная Америка

Анатолий Москвин.
Сицилия. Земля вулканов и храмов
e-mail: historylib@yandex.ru
X