Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Энтони Саттон.   Уолл-стрит и большевистская революция

Глава 8. Нью-Йорк, Бродвей 120

«Уильям Б. Томпсон, который находился в Петрограде с июля по ноябрь прошлого года, лично дал большевикам 1.000.000 долларов для распространения их доктрины в Германии и Австрии...».

“Вашингтон пост”, 2 февраля 1918 г.


При сборе материала для этой книги на первый план выдвинулось одно место в Нью-Йорке с адресом в районе Уолл-стрит: Бродвей 120. В принципе, эта книга могла бы быть написана только о лицах, фирмах и организациях, располагавшихся в 1917 году на Бродвее 120. Хотя такой метод исследования был бы надуманным и неестественным, все же он не учел бы лишь относительно малую часть нашей истории.

Первоначальное здание по этому адресу, Бродвей 120, было разрушено пожаром до первой мировой войны. Впоследствии место было продано корпорации “Экуитабл Оффис Билдинг”, созданной генералом Т. Коулменом Дюпоном, президентом компании “Дюпон де Немур Паудер”184. Строительство нового здания было завершено в 1915 году, и компания “Экуитабл Лайф Ашшуренс” вернулась на свое старое место185. Мимоходом мы должны отметить интересный момент в истории “Экуитабл”. В1916 году кассиром берлинской конторы “Экуитабл Лайф” был Вильям Шахт, отец Ялмара Горация Грили Шахта — впоследствии финансового гения и банкира Гитлера.

Вильям Шахт был американским гражданином, проработавшим 30 лет на “Экуитабл” в Германии, где имел дом в Берлине, известный как “Вилла Экуитабл”. До связи с Гитлером молодой Ялмар Шахт был членом Совета рабочих и солдатских депутатов в Целендорфе; он вышел из него в 1918 году, чтобы войти в правление “Националь-банк фюр Дейчланд”. Его содиректором был Эмиль Виттенберг, который с Максом Мэем из нью-йоркской компании “Гаранта Траст” стал директором первого советского международного банка — “Роскомбанка”.

В любом случае, здание, расположенное на Бродвее 120, в 1917 году было известно как здание компании “Экуитабл Лайф”. Этот большой 35-этажный небоскреб, хотя и далеко не самое крупное конторское здание в Нью-Йорке, занимал целый квартал по Бродвею и Пайн-Стрит. На 35-м этаже располагался Клуб банкиров. Перечень арендаторов в 1917 году фактически отражает американское участие в большевицкой революции и в ее последствиях. Например, штаб-квартира округа № 2 Федеральной резервной системы — зоны Нью-Йорка — самого важного из округов Федеральной резервной системы, размещалась на Бродвее 120. Конторы нескольких директоров Федерального резервного банка Нью-Йорка и, что более важно, “Америкэн Интернэшнл Корпорейшн” также находились на Бродвее 120.

Для контраста отметим, что Людвиг Мартене, назначенный Советами первым большевицким «послом» в США и начальником Советского бюро, был в 1917 году вице-президентом компании “Вайнберг & Познер” и также имел конторы на Бродвее 120.186

Случайна ли эта концентрация? Имеет ли какое-нибудь значение это географическое совпадение? Перед тем, как попытаться предложить ответ, мы должны перейти на другие принципы ссылок и отказаться от спектра “левые-правые” в политическом анализе.

При почти всеобщем отсутствии должной проницательности ученый мир до сих пор описывал и анализировал международные политические отношения в контексте борьбы между капитализмом и коммунизмом, и столь жесткая приверженность этой поляризирующей формуле Маркса исказила современную историю. Время от времени появляются редкие замечания, что эта полярность на самом деле ложная, но они быстро уходят в небытие. Например, Кэрролл Куигли, профессор международных отношений в Джорджтаунском университете, дал следующие комментарии по династии Моргана:

«Более чем 50 лет назад фирма Моргана решила проникнуть в левые политические движения в Соединенных Штатах. Сделать это было относительно легко, так как эти группы отчаянно нуждались в средствах и голосе, который достиг бы людей. Уолл-стрит предоставил и то, и другое. Цель заключалась не в том, чтобы разрушить, а чтобы контролировать или взять в свои руки...»187.

Комментарии профессора Куигли, явно основанные на конфиденциальной информации, имеют все компоненты исторической бомбы, если они могут быть обоснованы. Мы предполагаем, что фирма Моргана проникла в ряды не только американских левых, как отмечено Куигли, но и иностранных левых, то есть в большевицкое движение и Третий Интернационал. И даже больше: через друзей в Государственном департаменте США Морган и союзные ему финансовые организации, особенно семейство Рокфеллера, оказывают мощное влияние на американо-российские отношения с первой мировой войны по настоящее время. Доказательства, представленные в этой главе, дают основания предположить, что два из числа оперативных инструментов для проникновения в иностранные революционные движения или для оказания на них влияния располагались на Бродвее 120: первый — Федеральный резервный банк Нью-Йорка, “схваченный” людьми Моргана, и второй — контролируемая Морганом “Америкэн Интернэшнл Корпорейшн”. Кроме того, существовала важная связь между Федеральным резервным банком Нью-Йорка и “Америкэн Интернэшнл Корпорейшн”: ею был К.А. Стоун, президент “Америкэн Интернэшнл”, который был также директором Федерального резервного банка.

Отсюда возникает пробная гипотеза, что столь необычная концентрация по одному адресу была отражением целенаправленных действий конкретных фирм и лиц, и что эти действия и события не могут быть проанализированы в обычном спектре политического антагонизма между левыми и правыми.

“Америкэн Интернэшнл Корпорейшн”

“Америкэн Интернэшнл Корпорейшн” (АИК) была создана в Нью-Йорке 22 ноября 1915 года предприятиями Дж. П. Моргана при крупном участии банка “Нэшнл Сити” Стиллмена и предприятий Рокфеллера. Главная контора АИК находилась на Бродвее 120. Устав компании разрешал ей заниматься в любой стране мира любыми видами бизнеса, за исключением банковского дела и предприятий общественного пользования. Заявленная цель корпорации заключалась в развитии национальных и иностранных предприятий, в расширении американских операций за границей и в содействии интересам американских и иностранных банкиров, бизнеса и организации производства.

Фрэнк А. Вандерлип описал в своих мемуарах, как была создана “Америкэн Интернэшнл Корпорейшн” и какое восхищение вызвал на Уолл-стрит ее деловой потенциал188. Начальная идея возникла в беседе представителей компании “Стоун & Уэбстер” (международных железнодорожных подрядчиков, которые «были убеждены, что в США нет преспективы развития строительства железных дорог») с Джимом Перкинсом и Фрэнком А.

Здание на Бродвее 120
Здание на Бродвее 120

Вандерлипом из “Нэшнл Сити Бэнк” (НСБ)189. Первоначальный уставный капитал был равен 50 миллионам долларов, а в совете директоров были представлены ведущие светила финансового мира Нью-Йорка. Вандерлип говорит, что, восхищаясь громадным потенциалом “Америкэн Интернэшнл Корпорейшн”, он писал президенту НСБ Стиллмену следующее:

«Джеймс А. Фаррелл и Альберт Уиггин были приглашены [участвовать в управлении корпорацией], но должны были проконсультироваться со своими комитетами перед тем, как принять это приглашение. Я также собираюсь пригласить Генри Уолтерса и Майрона Т. Херрика. Г-н Херрик весьма нежелателен для г-на Рокфеллера, но г-н Стоун хочет, чтобы он был, и я сильно склонен полагать, что он был бы особенно желателен во Франции. Все прошло гладко и с признательностью, и прием был отмечен энтузиазмом, удивившим меня, хотя я был очень глубоко убежден, что мы на правильном пути.

Сегодня, например, я видел Джеймса Дж. Хилла. Сначала он сказал, что не может и думать о расширении своих обязанностей, но после того, как я рассказал ему, что он должен делать, он ответил, что будет рад участвовать в этом деле, возьмет акции на крупную сумму и особенно хочет существенную долю в “Сити Бэнк”; он уполномочил меня купить ему акции на рынке.

Сегодня я впервые говорил о деле с Огденом Армуром. Во время моего объяснения он сидел в совершенном молчании и затем, не задав ни единого вопроса, сказал, что войдет в дело и купит акции на 500.000 долларов.

Г-н Коффин (из “Дженерал Электрик”) еще один человек, который увольняется отовсюду, но в этом отношении он проявил такой энтузиазм, что хочет войти в дело и предлагает самое активное сотрудничество.

Я считаю, хорошо, что мы привлекли Сэбива. “Гаранта Траст” все равно является самым активным конкурентом в нашей области, и весьма ценно заполучить их таким образом. Особенно они были рады участию “Кун, Леб и Ко.”. Они хотят взять до 2.500.000 долларов. Была действительно совсем небольшая конкуренция, из-за решения вопроса, кто должен войти в дело, но так как мне случилось поговорить с Каном и пригласить его первым, было решено, что войти следует ему.

Вероятно, он проявляет больше энтузиазма, чем кто-либо. Они хотят акций на полмиллиона для сэра Эрнеста Касселя*, которому они передали наш план по телеграфу и он его одобрил.

Я объяснил все дело совету [“Сити Бэнк”] во вторник и не получил в ответ ничего, кроме благоприятных комментариев»190.

Все очень хотели приобрести акции АИК. Джо Грейс (из “У.Р. Грейс & Ко.”) купил их на 600.000 долларов в дополнение в своей доле в “Нэшнл Сити Бэнк”. Амброз Монелл — на 500.000 долларов. Джордж Бейкер — на 250.000 долларов. А «Уильям Рокфеллер пытался, безуспешно, заставить меня подписать его на обычные акции на сумму 5.000.000 долларов»191.

К 1916 году инвестиции АИК за рубежом превысили 23 миллиона долларов, а в 1917 году — 27 миллионов. Компания создала представительства в Лондоне, Париже, Буэнос-Айресе и Пекине, а также в Петрограде. Меньше чем через два года после создания АИК она вела крупные операции в Австралии, Аргентине, Уругвае, Парагвае, Колумбии, Бразилии, Чили, Китае, Японии, Индии, Италии, Швейцарии, Франции, Испании, на Цейлоне, Кубе, в Мексике и в других странах Центральной Америки.

“Америкэн Интернэшнл Корпорейшн” владела несколькими дочерними компаниями полностью, имела существенные доли в других компаниях и руководила многими фирмами в США и за рубежом. “Эллиед Машинери Компани оф Америка” была создана в феврале 1916 года, и весь ее акционерный капитал перешел к АИК. Вице-президентом “Америкэн Интернэшнл Корпорейшн” был Фредерик Холбрук, инженер и бывший глава корпорации “Холбрук Кабот & Роллинс”. В январе 1917 года была образована “Грейс Рашен Компани”; ею совместно владели корпорация “У.Р. Грейс & Ко.” и компания “Сан Галли Трейдинг” из Петрограда. “Америкэн Интернэшнл Корпорейшн” инвестировала значительные средства в “Грейс Рашен Компани” и через Холбрука вошла в совет директоров. АИК также инвестировала средства в компанию “Юнайтед Фрут”, которая была вовлечена в революцию в Центральной Америке в 1920-е годы. “Америкэн Интернэшнл Шипбилдинг Корпорейшн” полностью принадлежала АИК, она подписала крупные контракты о постройке военных кораблей с корпорацией “Эмердженси Флит”: первый контракт на 50 кораблей, затем — на 40 кораблей, за которым последовал еще один контракт на 60 грузовых судов. “Америкэн Интернэшнл Шипбилдинг Корпорейшн” была крупнейшим единоличным получателем судостроительных контрактов, выдаваемых американской государственной корпорацией “Эмердженси Флит”. Еще одной компанией, контролируемой АИК с ноября 1917 года, стала “Дж. Амсинк & Ко., Инк.” из Нью-Йорка. Эта компания финансировала германский шпионаж в США (см. главу 4). В ноябре 1917 года АИК образовала полностью принадлежавшую ей корпорацию “Саймингтон Фордж”, которая стала крупным государственным поставщиком поковок для оболочек снарядов. Следовательно, АИК имела особую заинтересованность в военных подрядах в США и за рубежом. Короче, она была весьма заинтересована в продолжении первой мировой войны.

В 1917 году директорами “Америкэн Интернэшнл Корпорейшн” и некоторых ее ассоциаций были:

§ Дж. Огден Армур, изготовитель мясных консервов, из “Армур & Компани”, Чикаго; директор банка “Нэшнл Сити” в Нью-Йорке; упоминался А.А. Геллером в связи с Советским бюро.

§ Джордж Джонсон Болдуин, из “Стоун & Уэбстер”, Бродвей 120. Во время первой мировой войны Болдуин был председателем правления “Америкэн Интернэшнл Шипбилдинг Корпорейшн”, старшим вице-президентом АИК, директором компании “Дж. Амсинк” (фон Павенштедт, кассир германского шпионажа в США, тоже был из компании “Амсинк”, см. главу 4) и попечителем Фонда Карнеги, который финансировал план “Марбург” по закулисному контролю международного социализма мировыми финансами.

§ Ч.А. Коффин, президент “Дженерал Электрик” (административный офис на Бродвее 120), председатель комитета по сотрудничеству американского Красного Креста.

§ У.Э. Кори (Уолл-стрит 14), директор компании “Америкэн Банк Ноут”, банка “Мекэникс & Металс”, компаний “Мидвейл Стил & Орднанс” и “Интернэшнл Никел”; позже директор “Нэшнл Сити Бэнк”.

§ Роберт Доллар, магнат в области судоходства из Сан-Франциско, который попытался в 1920 году в нарушение законов США ввести царские золотые рубли в США в интересах Советов.

§ Пьер С. Дюпон, из семейства Дюпонов.

§ Филип А.С. Франклин, директор “Нэшнл Сити Бэнк”.

§ Дж. П. Грейс, директор “Нэшнл Сити Бэнк”.

§ Р.Ф. Херрик, директор компании “Нью-Йорк Лайф Иншуренс”; бывший президент Ассоциации американских банкиров; попечитель Фонда Карнеги.

§ Отто X. Кан, партнер в фирме “Кун, Леб и Ко.”. Отец Кана приехал в Америку в 1848 году, «приняв участие в неудавшейся германской революции того года». По словам Дж. X. Томаса (британского социалиста, финансировавшегося Советами), «лицо Отто Кана направлено к свету».

§ Х.У. Притчетт, попечитель фонда Карнеги.

§ Перси А. Рокфеллер, сын Джона Д. Рокфеллера; женат на Исабел, дочери Дж. А. Стиллмена из “Нэшнл Сити Бэнк”.

§ Джон Д. Район, директор компаний по добыче меди, банка “Нэшнл Сити” и банка “Мекэникс & Металс” (см. фронтиспис этой книги).

§ У.Л. Саундерс, директор Федерального резервного банка Нью-Йорка, Бродвей 120, и президент компании “Ингерсолл-Рэнд”. Согласно Национальной энциклопедии (26:81); «В ходе войны был одним из наиболее доверенных советников президента». (О его отношении к Советам см. эпиграф к главе 1.)

§ Дж. А. Стиллмен, президент “Нэшнл Сити Бэнк” после своего отца (Дж. Стиллмен, президент НСБ, умер в марте 1918 года).

§ К.А. Стоун, директор (1920-1922) Федерального резервного банка Нью-Йорка, Бродвей 120; председатель правления компании “Стоун & Уэбстер”, Бродвей 120; президент (1916-1923) АИК, Бродвей 120.

§ Т.Н. Веил, президент “Нэшнл Сити Бэнк” Трои, Нью-Йорк.

§ Ф.А. Вандерлип, президент “Нэшнл Сити Бэнк”.

§ Э.С. Уэбстер, из компании “Стоун & Уэбстер”, Бродвей 120.

§ А.Х. Уиггин, директор Федерального резервного банка Нью-Йорка в начале 1930-х годов.

§ Бекман Уинтроп, директор “Нэшнл Сити Бэнк”.

§ Уильям Вудвард, директор Федерального резервного банка Нью-Йорка, Бродвей 120, и “Гановер Нэшнл Бэнк”.

План зоны Уолл-стрит
План зоны Уолл-стрит

Эти двадцать два директора “Америкэн Интернэшнл Корпорейшн” имели многозначительные связи с другими учреждениями. В правлении АИК было не менее 10 директоров “Нэшнл Сити Бэнк”; Стиллмен из НСБ был в то время посредником между предприятиями Рокфеллера и Моргана, а предприятия и Моргана, и Рокфеллера были представлены непосредственно в АИК. “Кун, Леб и Ко.” и Дюпон каждый имели одного директора. Компания “Стоун & Уэбстер” имела трех директоров. Не менее четырех директоров АИК (Саундерс, Стоун, Уиггин, Вудвард) или были директорами Федерального резервного банка, или пришли в него позже. Мы указали в одной из предыдущих глав, что Уильям Бойс Томпсон, который поддержал большевицкую революцию деньгами и своим значительным авторитетом, также был директором Федерального резервного банка Нью-Йорка — в совет директоров ФРБ Нью-Йорка входили только 9 человек.

Фирмы, расположенные на Бродвее 120 или рядом

§ “Америкэн Интернэшнл Корпорейшн”, Бродвей 120

§ “Нэшнл Сити Бэнк”, Уолл-стрит 55

§ Компания “Бэнксрс Траст”, Уолл-стрит 14

§ Нью-йоркская фондовая биржа, Уолл-стрит 13/Броуд-стрит 12

§ Здание Моргана, угол Уолл-стрит и Броуд-стрит

§ Федеральный резервный банк Нью-Йорка, Бродвей 120

§ Компания “Экуитабл”, Бродвей 120

§ Клуб банкиров, Бродвей 120

§ Компания “Симпсон, Тэчер & Бартлетт”, Сидар-стрит 62

§ Уильям Бойс Томпсон, Уолл-стрит 14

§ Компания “Хейзн, Уиппл & Фуллер”, 42-я стрит

§ “Чейз Нэшнл Бэнк”, Бродвей 57

§ Компания “МакКенн”, Бродвей 61

§ Компания “Стетсон, Дженнингс & Расселл”, Брод-стрит 15

§ Компания “Гугенгейм Эскплорейшн”, Бродвей 120

§ Компания “Вайнберг & Познер”, Бродвей 120

§ Советское бюро, 110 Уэст, 40-я стрит

§ Компания “Джон МакГрегор Грант”, Бродвей 120

§ Компания “Стоун & Уэбстер”, Бродвей 120

§ Компания “Дженерал Электрик”, Бродвей 120

§ Компания “Моррис Плэн оф Нью-Йорк”, Бродвей 120

§ Корпорация “Синклэйр Галф”, Бродвей 120

§ Компания “Гаранти Секыоритиз”, Бродвей 120

§ Компания “Гаранти Траст”, Бродвей 140

Влияние “Америкэн Интернэшнл Корпорейшн” на революцию

Определив директоров АИК, мы теперь должны определить их влияние на революцию.

Когда в центре России произошла большевицкая революция, государственный секретарь Роберт Лансинг запросил мнение АИК о политике, которую необходимо проводить в отношении советского режима. 16 января 1918 года — всего через месяц после взятия власти в Петрограде и Москве и до того, как часть России попала под контроль большевиков — Уильям Франклин Сэндс, исполнительный директор АИК, представил госсекретарю Лансингу запрошенный меморандум по политической ситуации в России. Сопроводительное письмо Сэндса с шапкой “Бродвей 120” начиналось так:

«16 января 1918 г.
Достопочтенному Государственному секретарю
Вашингтон, Округ Колумбия

Сэр,

Имею честь приложить к настоящему письму меморандум, который Вы просили меня подготовить для Вас, о моем мнении по политической ситуации в России.

Я разделил его на три части: объяснение исторических причин революции, изложенное так коротко, насколько это возможно; предложение о политике и перечисление различных направлений американской деятельности сейчас в России...»192.

Хотя большевики обладали лишь ненадежным контролем над Россией — и даже почти утратили его весной 1918 года — Сэндс писал, что Соединенные Штаты уже (в январе 1918 года) упустили много времени в признании «Троцкого». Он добавил: «Какая бы почва сейчас ни была утрачена, она должна быть восстановлена, даже за счет небольшого личного триумфа Троцкого»193.

Затем Сэндс излагает те методы, которыми США могли бы наверстать упущенное время, проводит параллель между большевицкой и «нашей собственной революцией» и делает вывод: «Я имею основания полагать, что планы администрации в отношении России получат всю возможную поддержку в Конгрессе и сердечное одобрение общественного мнения в США».

Таким образом, Сэндс, как исполнительный секретарь корпорации, директора которой пользовались наибольшим престижем на Уолл-стрит, с энтузиазмом одобрил большевиков и большевицкую революцию через несколько недель после ее начала. А как директор Федерального резервного банка Нью-Йорка Сэндс сразу же внес 1 миллион долларов в пользу большевиков — такое одобрение большевиков банковскими кругами, по крайней мере, последовательно.

Более того, Уильям Сэндс из “Америкэн Интернэшнл Корпорейшн” был человеком с поистине необычайными связями и влиянием в Государственном департаменте.

Карьера Сэндса проходила попеременно в Государственном департаменте и на Уолл-стрит. В конце XIX и начале XX веков он занимал различные дипломатические посты. В 1910 году он оставил департамент для работы в банковской фирме Джеймса Шпейера, чтобы заключить соглашение об эквадорском займе, и в последующие два года представлял компанию “Сентрал Агирре Шугар” в Пуэрто-Рико. В 1916 году он побывал в России по «работе Красного Креста», фактически в составе «специальной миссии» из двух человек, вместе с Бэзилом Майлсом, и вернулся, чтобы войти в “Америкэн Интернэшнл Корпорейшн” в Нью-Йорке194.

В начале 1918 года Сэндс становится известным и предполагаемым получателем некоторых русских «секретных договоров». Если верить архивам Государственного департамента, то Сэндс был также курьером и имел первоочередной доступ к некоторым официальным документам; первоочередной значит — до государственных служащих США. Всего за два дня до написания Сэндсом его меморандума о политике в отношении большевиков, 14 января 1918 года, секретарь Лансинг дал указание направить в американскую дипломатическую миссию в Стокгольме “Зеленым шифром” следующую телеграмму: «В миссии были оставлены важные официальные бумаги для Сэндса, которые должны быть переданы сюда. Передали ли Вы их? Лансинг». Ответ Морриса из Стокгольма был послан 16 января: «Ваш запрос 460 от 14 января, 17:00. Указанные документы направлены Департамент 28 декабря диппочтой номер 34». К этим документам прилагался еще один меморандум, подписанный “БМ” (Бэзил Майлс, коллега Сандса): «Г-н Филипс. Они не дали 1-ю партию секретных договоров Сэндса, кот[орые] он привез из Петрограда в Стокгольм»195.

Отложив в сторону вопрос, почему частное лицо должно везти российские секретные договоры, как и вопрос о содержании таких секретных договоров (возможно, более ранний вариант так называемых документов Сиссона), мы можем, по крайней мере, сделать вывод, что исполнительный секретарь АИК приехал в конце 1917 года из Петрограда в Стокгольм и что он должен был быть воистину привилегированным и влиятельным лицом, чтобы иметь доступ к секретным договорам196.

Через несколько месяцев, 1 июля 1918 года, Сэндс написал письмо министру финансов США МакАду, предложив комиссию для «экономической помощи России». При этом он настаивал, что какой-либо государственной комиссии было бы трудно обеспечить механизм для такой помощи, «поэтому кажется необходимым призвать американских финансистов, коммерсантов и промышленников для обеспечения такого механизма под контролем Генерального комиссара или любого официального лица, выбранного президентом США для этой цели»197. Другими словами, Сэндс явно стремился к тому, чтобы любая коммерческая эксплуатация большевицкой России не обошла стороной Бродвей 120.

Федеральный резервный банк Нью-Йорка

Свидетельство о регистрации Федерального резервного банка Нью-Йорка было выдано 18 мая 1914 года. Оно предусматривало три директорских поста класса А, представляющих окружные банки-члены ФРБ, три директорских поста класса В, представляющих торговлю, сельское хозяйство и промышленность, и три директорских поста класса С, представляющих Федеральное резервное управление. Первые директора были избраны в 1914 году; они начали разрабатывать энергичную программу. В первый год своего образования Федеральный резервный банк Нью-Йорка провел не менее 50 заседаний.

С нашей точки зрения, интересной является связь между, с одной стороны, директорами Федерального резервного банка (в нью-йоркском округе) и директорами “Америкэн Интернэшнл Корпорейшн” и, с другой стороны, формировавшейся Советской Россией.

В-1917 году тремя директорами класса А были Франклин Д. Лок, Уильям Вудвард и Роберт X. Треман. Уильям Вудвард был директором “Америкэн Интернэшнл Корпорейшн” (Бродвей 120) и контролируемого Рокфеллером “Гановер Нэшнл Бэнк”. Ни Лок, ни Треман не попали в нашу историю. Тремя директорами класса В в 1917 году были Уильям Бойс Томпсон, Генри Р. Таун и Лесли Р. Палмер. Мы уже отметили значительный вклад наличными Уильяма Б. Томпсона в дело большевиков. Генри Р. Таун был председателем совета директоров компании “Моррис Плэн оф Нью-Йорк”, располагавшейся по адресу Бродвей 120; его место позже было занято Чарльзом А. Стоуном из “Америкэн Интернэшнл Корпорейшн” (Бродвей 120) и компании “Стоун & Уэбстер” (Бродвей 120). Лесли Р. Палмер не попадает в нашу историю. Тремя директорами класса С были Пьер Джей, У.Л. Саундерс и Джордж Фостер Пибоди. О Пьере Джее неизвестно ничего, кроме того, что его контора была на Бродвее 120 и он имел вес только как владелец фирмы “Брирли Скул, Лтд.”. Уильям Лоренс Саундерс был также директором “Америкэн Интернэшнл Корпорейшн”; он открыто выражал, как мы уже знаем, симпатии к большевикам, раскрыв их в письме к президенту США Вудро Вильсону (см. эпиграф к главе 1). Джордж Фостер Пибоди был активным социалистом (см. главу 6).

Вкратце, из девяти директоров Федерального резервного банка Нью-Йорка четверо физически располагались на Бродвее 120 и двое были тогда связаны с “Америкэн Интернэшнл Корпорейшн”. И по крайней мере четыре члена правления АИК были когда-то директорами ФРБ Нью-Йорка. Мы могли бы назвать все это достаточно важным, но не считаем это главным.

Американо-российский промышленный синдикат

Предложение Уильяма Франклина Сэндса создать экономическую комиссию для России не было принято. Вместо этого были созданы частные инструменты для эксплуатации российских рынков и была оказана первая поддержка большевикам. Для развития этих возможностей группа промышленников с Бродвея 120 образовала “Америкэн-Рашен Индастриэл Синдикат Инк.”. Финансовая поддержка для новой фирмы поступила от компании “Гугенгейм Бразерз” с Бродвея 120, ранее связанной с Уильямом Б. Томпсоном (Гугенгейм контролировал компанию “Америкэн Смелтинг & Рифайнинг” и компании по добыче меди в Коннектикуте и Юте); от Гарри Ф. Синклера, президента корпорации “Синклэйр Галф”, также с Бродвея 120; и от Джеймса Г. Уайта из корпорации “Дж. Г. Уайт Инжиниринг”, располагавшейся по адресу Искчейндж плейс 43 — адрес “Америкэн-Рашен Индастриэл Синдикат”.

Осенью 1919 года посольство США в Лондоне сделало телеграфный запрос в Вашингтон о господах Любовиче и Росси, «представляющих “Америкэн-Рашен Индастриэл Синдикат”... Какова репутация их и синдиката и отношение к нему Департамента?»198.

На эту телеграмму сотрудник Госдепартамента Бэзил Майлс, бывший коллега Сэндса, ответил: «...Упомянутые джентльмены и их корпорация пользуются хорошей репутацией и финансово поддерживаются предприятиями Уайта, Синклэйра и Гугенгейма с целью установления деловых отношений с Россией»199.

Итак, мы можем сделать вывод, что круги Уолл-стрита имели вполне определенные представления о методах эксплуатации нового российского рынка. Помощь и консультации, предоставленные в пользу большевиков заинтересованными лицами в Вашингтоне и других местах, не должны были оставаться без вознаграждения.

Джон Рид: революционер из истэблишмента

Совершенно в стороне от влияния “Америкэн Интернэшнл Корпорейшн” на Государственный департамент стоит ее тесная связь — которую сама АИК определила как “контроль” — с известным большевиком Джоном Ридом. Рид был плодовитым, широко читаемым автором периода первой мировой войны, он печатался в журнале большевицкой ориентации “Массы”200 и в контролируемом Морганом журнале “Метрополитэн”. Книга Рида о большевицкой революции “Десять дней, которые потрясли мир”, щеголяющая предисловием Николая Ленина**, стала наиболее известным и читаемым литературным трудом Рида. Сегодня эта книга воспринимается как цветистый комментарий к тогдашним событиям, она пронизана воззваниями и декретами большевиков и пропитана тем мистическим пылом, который, как знают большевики, вызывает симпатии к ним за рубежом. После революции Рид стал американским членом исполнительного комитета Третьего Интернационала. Он умер от тифа в России в 1920 году.

Центральный вопрос, который мы ставим, не касается известного пробольшевицкого склада ума и деятельности Рида. Вопрос в ином: каким образом Рид, который пользовался полным доверием Ленина («Эту книгу я желал бы видеть распространенной в миллионах экземпляров и переведенной на все языки», — пишет Ленин в предисловии к “Десяти дням”), который был членом Третьего Интернационала и имел от Военно-революционного комитета пропуск (№ 955, выдан 16 ноября 1917 года) на право входа в Смольный (штаб-квартира революции) в любое время в качестве представителя «американской социалистической прессы», -каким образом, несмотря на все это, этот человек одновременно был марионеткой, подконтрольной финансовым предприятиям Моргана через “Америкэн Интернэшнл Корпорейшн”. В отношении этого кажущегося противоречия имеются документальные доказательства (см. ниже и в Приложении 3).

Давайте разберемся в подоплеке дела. Статьи в журналах “Метрополитэн” и “Массы” создали Джону Риду обширную аудиторию для сообщений о мексиканской и большевицкой революциях. Биограф Рида, Грэнвилль Хикс, написал в книге “Джон Рид”, что «он был... выразителем интересов большевиков в США». С другой стороны, финансовая поддержка Рида с 1913 по 1918 годы мощным потоком поступала от журнала “Метрополитэн”, принадлежавшего Гарри Пейну Уитни, директору “Гаранта Траст” — организации, упоминаемой в каждой главе этой книги, а также от частного нью-йоркского банкира и торговца Юджина Буассевейна, который посылал Риду средства как непосредственно, так и через пробольшевиц-кий журнал “Массы”. Другими словами, финансовая поддержка поступала к Джону Риду от якобы противоборствующих элементов политического спектра. Эти деньги поступали за писательскую работу и могут быть классифицированы следующим образом: гонорары от журнала “Метрополитэн” с 1913 года за статьи; гонорары от журнала “Массы” с 1913 года, которые, по крайней мере частично, исходили от Юджина Буассевейна. Следует упомянуть и третью категорию: Рид получал небольшие и явно не связанные с предыдущими суммы от комиссара Красного Креста Раймонда Робинса в Петрограде. Предположительно, он также получал небольшие суммы за статьи от других журналов и авторские отчисления за книги, но о величине таких сумм никаких доказательств нет.

Пропуск Джона Рида в штаб революции
Пропуск Джона Рида в штаб революции


Джон Рид и журнал “Метрополитэн”


Журнал “Метрополитэн” поддерживал тогдашние интересы власть имущих, включая, например, готовность к войне. Журнал принадлежал Гарри Пейну Уитни (1872-1930), основателю Военно-морской лиги и партнеру в фирме Дж. П. Моргана. В конце 1890-х годов Уитни стал директором компании “Америкэн Смелтинг & Рифайнинг” и компании “Гугенгейм Эксплорейшн”. После смерти своего отца в 1908 году он стал директором других многочисленных компаний, включая “Гаранта Траст”. Рид начал писать для “Метрополитэн” в июле 1913 года и опубликовал полдюжины статей о мексиканской революции: “С Вильей в Мексике”, “Причины Мексиканской революции”, “Если мы войдем в Мексику”, “С Вильей на марше” и т.д. Симпатии Рида принадлежали революционеру Панчо Вилья. Вы помните связь (см. главу 4) между “Гаранта Траст” и поставками оружия Вилье.

В любом случае, “Метрополитэн” был главным источником доходов Рида. По словам биографа Грэнвилля Хикса: «Деньги означали главным образом работу на “Метрополитэн” и в отдельных случаях гонорары за статьи и рассказы для других журналов». Но работа в “Метрополитэн” не препятствовала Риду писать статьи, критикующие предприятия Моргана и Рокфеллера. Одна такая статья “На горле Республики” (“Массы”, июль 1916 г.) прослеживала связи между производством оружия, лобби в пользу обеспечения национальной безопасности, взаимопроникающими дирекциями предприятий Моргана-Рокфеллера и доказывала, «что они доминировали как в обществах обеспечения безопасности, так и в недавно образованной “Америкэн Интернэншл Корпорейшн”, созданной для эксплуатации отсталых стран»201.

В 1915 году Джон Рид был арестован в России царскими властями, и журнал “Метрополитэн” вместе с Государственным департаментом выступил в защиту Рида. 21 июня 1915 года X. Дж. Уигэм написал государственному секретарю Роберту Лансингу, информируя его, что Джон Рид и Бордмен Робинсон (также был арестован и также писал статьи в “Массы”) находились в России «по поручению журнала “Метрополитэн” для подготовки статей и иллюстраций о восточном фронте». Уигэм подчеркнул, что ни у кого из них не было «ни желания, ни полномочий от нас вмешиваться в любые операции воюющих держав». Уигэм продолжает в этом письме: «Если г-н Рид вез рекомендательные письма из Бухареста галицийцам антирусских настроений, то я уверен, что это было сделано неумышленно, просто с намерением познакомиться с как можно большим числом людей...»

Уигэм сообщает секретарю Лансингу, что Джон Рид известен в Белом доме и оказывал «некоторую помощь» администрации в мексиканских делах. И он заключает:

«Мы относимся с величайшим уважением к большим способностям Рида как писателя и мыслителя и очень тревожимся за его безопасность»202. Следует заметить, что письмо Уигэма — не просто из влиятельного журнала в поддержку большевицкого автора; оно — из влиятельного журнала в поддержку большевицкого автора “Масс” и подобных революционных листков, который также является автором язвительных нападок (например, “Невольная этика большого бизнеса: басня для пессимистов”) на те же предприятия Моргана, которые владели журналом “Метрополитэн”.

Доказательства финансирования Рида частным банкиром Буассевейном неопровержимы. Американская дипломатическая миссия в Христианин, Норвегия, 23 февраля 1918 года направила в Вашингтон телеграмму в защиту Джона Рида для передачи лидеру Социалистической партии Моррису Хиллквиту. В частности, в телеграмме говорилось: «Скажите Буассевейну, что он должен его вытаскивать, но осторожно». Тайная записка Бэзила Майлза в архиве Государственного департамента, датированная 3 апреля 1918 года, гласит: «Если Рид будет возвращаться домой, то ему безусловно понадобятся деньги. Я понимаю, что альтернативами тут являются высылка Норвегией или вежливое предложение покинуть страну. Если это так, то последнее кажется предпочтительнее». За этой тайной запиской последовала телеграмма, датированная 1 апреля 1918 года, и опять от американской дипломатической миссии в Христианин: «Джон Рид просит Юджина Буассевейна, Нью-Йорк, Уильямс-стрит 29, срочно выслать телеграфом через миссию 300 долларов»203. Эта телеграмма была передана Юджину Буассевейну Государственным департаментом 3 апреля 1918 года.

Рид явно получил свои деньги и благополучно вернулся в США. Следующим документом в досье Государственного департамента является письмо Уильяму Франклину Сэндсу от Джона Рида, датированное 4 июня 1918 года и написанное из Кротона-на-Гудзоне, Нью-Йорк. В письме Рид уверяет, что подготовил меморандум для Государственного департамента, и просит Сэндса использовать свое влияние для вызволения коробок с бумагами, привезенных из России. Рид заключает: «Простите меня за то, что я Вас беспокою, но я не знаю, к кому еще обратиться, а я не могу позволить себе еще раз поехать в Вашингтон». Впоследствии Фрэнк Полк, исполняющий обязанности государственного секретаря, получил письмо от Сэндса с просьбой о возвращении бумаг Джона Рида. Письмо Сэндса с Бродвея 120, датированное 5 июня 1918 года, полностью приводится ниже; оно содержит совершенно ясные заявления о контроле над Ридом:

«НЬЮ-ЙОРК, БРОДВЕЙ 120
5 июня 1918

Мой дорогой г-н Полк,

Я осмеливаюсь направить Вам при этом просьбу от Джона (“Джека”) Рида помочь ему, если можно, добиться возвращения бумаг, которые он привез с собой в США из России.

Я имел беседу с г-ном Ридом сразу после его приезда, в ходе которой он обрисовал определенные попытки советского правительства инициировать конструктивное развитие и выразил желание предоставить в распоряжение нашего правительства свои заметки и информацию, полученную им благодаря своей связи со Львом Троцким. Я предложил ему изложить это в меморандуме для Вас, и обещал позвонить в Вашингтон, чтобы попросить Вас побеседовать с ним для этой цели. Он привез с собой массу бумаг, которые были у него изъяты для проверки, и по этому вопросу он также хотел бы поговорить с кем-то, обладающим полномочиями, чтобы добровольно предложить правительству любую информацию, которую могут содержать эти бумаги, и попросить о возвращении тех из них, которые ему нужны для его работы в газете и журнале.

Я не верю, что г-н Рид является “большевиком” или “опасным анархистом”, как, я слышал, его характеризуют. Он, без сомнения, сенсационный журналист, но это всё. Он не пытается сбивать с толку наше правительство и по этой причине отказался от “защиты”, которая, как я понимаю, была предложена ему Троцким, когда он вернулся в Нью-Йорк и столкнулся с предъявленным ему обвинением в судебном разбирательстве по делу “Масс”. Он, однако, нравится петроградским большевикам, и поэтому все, что бы ни сделала наша полиция, будет расценено в Петрограде как “преследование”, что я думаю, было бы нежелательным, так как это не нужно. Он может быть управляем и контролируем гораздо лучше другими средствами, чем через полицию.

Я не видел меморандума, который он передал г-ну Буллиту — я хотел, чтобы он мне его предварительно показал, чтобы можно было его подредактировать, но он не имел возможности сделать это.

Я надеюсь, что Вы не сочтете меня вторгающимся в этот вопрос или впутывающимся в дела, которые меня не касаются. Я полагаю, что было бы мудро не обижать большевицких лидеров, пока не станет нужным сделать это — если это будет необходимым, — и что неразумно смотреть на любого, кто имел дружеские отношения с большевиками в России, как на подозрительного или даже опасного типа. Я думаю, что лучшей политикой было бы попытаться использовать таких людей для наших собственных целей при выработке нашей политики в отношении России, если это можно сделать. Лекция, которую полиция не дала прочитать Риду в Филадельфии (он потерял голову, вступил в конфликт с полицией и был арестован) является единственной лекцией о России, за которую я заплатил бы, чтобы услышать, если бы я уже не видел его заметок по этому вопросу. Она раскрывает тему, которую мы могли бы, вполне возможно, счесть точкой соприкосновения с советским правительством, с которой начнется конструктивная работа!

Не могли бы мы использовать его вместо того, чтобы озлоблять и делать из него врага? Он не вполне уравновешенный человек, но он, если я только сильно не ошибаюсь, восприимчив к осторожному руководству и вполне может быть полезен.

С искренним уважением, Уильям Франклин Сэндс Достопочтенному Фрэнку Лайону Полку Советнику при Государственном департаменте, Вашингтон

WFS: AO Приложение»204.

Значение этого документа заключается в откровенном раскрытии прямого заступничества сотрудника (исполнительного секретаря) “Америкэн Интернэшнл Корпорейшн” за известного большевика. Поразмыслим над некоторыми из заявлений Сэндса о Риде: «Он может быть управляем и контролируем гораздо лучше другими средствами, чем через полицию» и «Не могли бы мы использовать его вместо того, чтобы озлоблять и делать из него врага? ... он, если я только сильно не ошибаюсь, восприимчив к осторожному руководству и вполне может быть полезен». Совершенно очевидно, что “Америкэн Интернэшил Корпорейшн” рассматривала Джона Рида как агента или потенциального агента, который мог бы быть, а возможно уже был, поставлен под их контроль. Тот факт, что Сэндс имел возможность отредактировать меморандум Рида (для Буллита), свидетельствует о том, что такой контроль в какой-то степени уже был установлен.

Затем отметьте потенциально враждебную позицию Сэндса к большевикам и плохо скрываемое намерение их провоцировать: «Я полагаю, что было бы мудро не обижать большевицких лидеров, пока не станет нужным сделать это — если это будет необходимым» (выделено нами).



Джон Рид. Рисунок Исаака Бродского. Москва, 1920 г.

Это было экстраординарное письмо в защиту советского агента, написанное частным американским лицом, чьими советами пользовался и продолжал пользоваться Государственный департамент.

Более поздний меморандум от 19 марта 1920 года в архиве Государственного департамента сообщал об аресте Джона Рида финскими властями в Або и о том, что у Рида были английский, американский и германский паспорта. Рид, путешествовавший под псевдонимом Casgormlich, вез бриллианты, крупную сумму денег, советскую пропагандистскую литературу и кинопленку. Американская дипломатическая миссия в Гельсингфорсе телеграфировала 21 апреля 1920 года в Государственный департамент: «Направляю следующей диппочтой заверенные копии писем от Эммы Гольдман, Троцкого, Ленина и Сиролы, обнаруженные у Рида. Министерство иностранных дел пообещало предоставить полный протокол судебного заседания».

И снова вмешался Сэндс: «Я лично знаю г-на Рида»205. Журнал “Метрополитэн”, как и в 1915 году, также пришел на помощь Риду. X. Дж. Уигэм писал 15 апреля 1920 года Бейнбриджу Колби в Государственный департамент: «Слышал, что Джону Риду грозит суд в Финляндии. Надеюсь, что Государственный департамент сможет предпринять немедленные меры для обеспечения надлежащего суда. Настоятельно прошу незамедлительных действий»206. Это было дополнением к телеграмме Гарри Гопкинса от 13 апреля 1920 года, который был обречен на славу при президенте Рузвельте:

«Понимаю, что Государственный департамент информирован о том, что Джек Рид арестован в Финляндии и будет осужден. Как один из его и Ваших друзей и от имени его жены настоятельно прошу Вас предпринять незамедлительные действия, предотвратить осуждение и добиться освобождения.

Уверен, что могу положиться на Ваше немедленное и эффективное вмешательство»207.

В результате Джон Рид был освобожден финскими властями.

Этот парадоксальный расчет на вмешательство в защиту советского агента может иметь несколько объяснений. Одна гипотеза, которая соответствует другим доказательствам, касающимся Уолл-стрита и большевицкой революции, заключается в том, что Джон Рид был в действительности агентом Моргана — возможно, лишь наполовину знающим о своей двойной роли, — что его антикапиталистические статьи поддерживали ценный миф о том, что все капиталисты находятся в постоянной вражде со всеми социалистическими революционерами. Кэрролл Куигли, как мы уже отмечали, сообщил, что предприятия Моргана оказывали финансовую поддержку революционным организациям и антикапиталистическим авторам208. И мы также представили в этой главе неопровержимые документальные доказательства, что люди Моргана осуществляли контроль за советским агентом, ходатайствовали в его защиту и, что более важно, вообще выступали в интересах советских кругов перед правительством США. Эта деятельность сосредоточилась по одному адресу: Нью-Йорк, Бродвей 120.




*Сэр Эрнест Кассель (Ernest Cassel), видный британский финансист.
**В книге Д. Рида предисловие В.И. Ленина подписано его псевдонимом “Н. Ленин”, поэтому многие на Западе ошибочно полагали, что имя Ленина — Николай. — Прим. ред. “РИ”.

184Учредительные документы корпорации “Экуитабл Оффис Билдинг” были составлены Дуайтом У. Морроу, позднее он стал партнером Моргана, но тогда был членом юридической фирмы “Симпсон, Тэчер & Бартлетт”. Фирма Тэчера дала двух человек в миссию американского Красного Креста 1917 года в России (см. главу 5).
185R. Carlyle Buley. The Equitable Life Assurance Society of the United States (New York: Applelon-Century-Crofts. n.d.).
186Компания “Джон МакГрегор Грант”, агент “Русско-Азиатского Банка” (связанного с финансированием большевиков), находилась на Бродвее 120 и финансировалась компанией “Гаранта Траст”.
187Carroll Quigley. Tragedy and Hope (New York: Macmillan, 1966), p. 938. Куигли писал книгу в 1965 году, и он относит начало этого проникновения примерно к 1915 году, что совпадает с представленными здесь доказательствами.
188Frank A. Vanderlip. From Farm Boy to Financier (New York: A. Apple-ton-Century, 1935).
189Ibid., p. 267.
190Ibid., p. 268-269. Необходимо отметить, что несколько имен и названий, упомянутых Вандерлипом, встречаются в этой книге: Рокфеллер, Армур, “Гаранти Траст” и (Отто) Кан; все они в той или иной степени имели связь с большевицкой революцией и ее последствиями.
191Ibid., p. 269.
192U.S. State Dept. Decimal File, 861.00/961.
193Меморандум Сэндса Лансингу, с. 9.
194Уильям Франклин Сэндс написал несколько книг, включая биографию “Недипломатические мемуары”, охватывающую период до 1904 г. (William Franklin Sands. Undiplomatic Memoirs. New York: McGraw-Hill, 1930). Позже он написал книгу “Наша дипломатия джунглей” (Our Jungle Diplomacy. Chapel Hill: University of North Carolina Press, 1944), ничем не примечательный труд об империализме в Латинской Америке. Эта работа интересна только из-за небольшого отрывка на с. 102: желания возложить вину за особенно неприятную империалистическую авантюру на Адольфа Шталя (Adolf Slahl), нью-йоркского банкира, указав абсолютно без всякой надобности, что Шталь был «немецко-еврейского происхождения». В августе 1918 года он опубликовал статью “Спасение России” (Salvaging Russia) в издании “Asia”, чтобы объяснить поддержку большевицкого режима.
195Все указанное см. в: U.S. State Dept. Decimal File, 861.00/969.
196Автору трудно удержаться от сравнения этого обстоятельства с отношением властей к академическим исследователям. В 1973 году, например, автору все еще было отказано в доступе к некоторым файлам Государственного департамента, содержащим документы, датированные 1919 годом.
197U.S. State Dept. Decimal File, 861.51/333.
198U.S. State Dept. Decimal File, 861.516/84, September 2, 1919.
199Ibid.
200В этой книге упоминаются и другие корреспонденты журнала “Массы”: журналист Роберт Майнор, председатель Комитета США по общественной информации; Джордж Крил; Карл Сандбург, поэт-историк; и Бордмен Робинсон, художник.
201Granville Hicks. John Reed, 1887-1920 (New York: Macmillan, 1936), p.215.
202U.S. State Dept. Decimal File, 860d.l 121 R 25/4.
203Ibid., 360d.1 121/R25/18. Как сообщил Грэнвилл Хикс в книге “Джон Рид”: «Журнал “Массы” не мог оплачивать его [Рида] расходы. В конечном счете, деньги были собраны друзьями журнала, главным образом Юджином Буассевейном» (с. 249).
204U.S. State Dept. Decimal File, 360.D.1121.R/20/22/R25 (John Reed). Это письмо было передано г-ном Полком в архивы Государственного департамента 2 мая 1935 года. Весь курсив добавлен автором книги.
205Ibid., 360d.l 121 R 25/72.
206Ibid.
207Телеграмма была адресована Бэйнбриджу Колби; там же, 360d.l 121 R 25/30. Еще одно письмо от 14 апреля 1920 года было адресовано государственному секретарю от У. Бурке Кохрана с Бродвея 100; в нем также было ходатайство об освобождении Джона Рида.
208Quigley, op. cit.
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Д. Г. Великий.
ЦРУ против Индии

Виктор Спаров, Глеб Благовещенский.
Тайные общества, правящие миром

Юрий Гольдберг.
Храм и ложа. От тамплиеров до масонов
e-mail: historylib@yandex.ru
X