Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Д. П. Алексинский, К. А. Жуков, А. М. Бутягин, Д. С. Коровкин.   Всадники войны. Кавалерия Европы

Французский рыцарь. 1300 — 1320 гг.

Cредневековую Францию в исторической литературе с полным основанием называют «страной классического феодализма». Помимо эталонной модели феодальных отношений, Франция считается еще и родиной рыцарства. Французская земля воспитала множество легендарных воинов, которых можно именовать «идеальными рыцарями», и закономерно являлась основной законодательницей «рыцарской моды». При всех европейских дворах знать старалась подражать французскому рыцарству во всем, от костюма и манеры поведения до вооружения и тактики ведения боя. Вооружение производилось в основном в Италии и Германии. Первые мастера фехтования происходят также не из Франции, а из упомянутых регионов. Тем не менее французское рыцарство было окружено неким романтическим ореолом И если нечто, например доспех того или иного фасона, завоевывало признание во Франции, то можно было быть уверенным, что оно станет модным и популярным во всей Европе. Французская рыцарская конница по праву считалась одной из лучших, если не лучшей. Всегда вооруженные по последнему слову военной техники своей эпохи рыцари Франции отличались высоким индивидуальным боевым мастерством, формируя эффективные конные соединения.



Тактика конного боя существенно не изменилась к началу XIV в. В Германии зародился так называемый конный «клин», однако трудно судить, был ли распространен этот способ ведения боя во Франции первых десятилетий XIV в. Скорее всего, в рассматриваемом регионе придерживались общей для всей Европы тенденции к соединению конных масс в несколько крупных монолитных тактических единиц. Значительная численность и сплоченность были залогом успешного действия в любой обстановке. Каждое формирование должно было держать строй и атаковать или маневрировать единой массой, которая концентрировалась вокруг собственного стяга, хоругви. В источниках основные тактические единицы часто именуются поэтому «хоругвями» ,или «знаменами». Знамя служило главным средством управления боевым порядком. Воины должны были следовать за ним и, если строй нарушался, собираться к нему при первой возможности. Главное знамя короля или главнокомандующего армией обычно располагалось в самой крупной и боеспособной части. Оно служило общим ориентиром и являлось основой управления армией в бою. Роль знамени для полковождения в Средние века трудно переоценить. Звуковые сигналы играли вспомогательную роль, так как в условиях средневековой битвы их было физически трудно услышать и идентифицировать. Грохот многих сотен копыт звон и треск сталкивающегося оружия, крики умирающих, ржание лошадей — все это образовывало звуковой фон, в котором сложно было распознать голос именно своей трубы, подающей ту или иную команду. Кроме того, толстые подшлемники и шлемы на головах сильно приглушали звуки. Адъютанты, развозящие приказы по полкам, были хороши в начале битвы или когда какая-то часть находилась в бездействии и ее нужно было ввести в дело. Знамя же господствовало над полем сражения, и его было видно издалека. Поэтому движения знамени являлись самым эффективным способом управления в бою. Знамя берегли любой ценой, ведь потеря его означала потерю управления. А это если не поражение, то, по крайней мере, серьезное осложнение тактической ситуации.

В отличие от тактики, вооружение к началу XIV в. претерпело серьезные изменения, особенно заметные при рассмотрении боевого комплекса тяжелого конника. Для защиты головы употреблялись несколько разновидностей шлемов. Основным боевым наголовьем тяжеловооруженного рыцаря был горшковидный «большой» шлем.

Это был, пожалуй, первый специализированный элемент доспеха, предназначенный почти исключительно для конного боя. Узкая специализация позволила достигнуть высокой эффективности в применении. Значительные размеры шлема позволили упирать его непосредственно на плечи, снимая нагрузку с шеи. В результате вес его увеличился, что повысило надежность при копейном ударе. Непосредственно к тулье большого шлема посредством заклепок или шнуровки крепился подшлемник. Он служил для дополнительной амортизации и для того, чтобы голова нигде не соприкасалась с поверхностью тульи. Под большим шлемом в XIV в. рыцарь, как правило, носил малый бацинет с бармицей, который также снабжался подшлемником. Малый бацинет, в свою очередь, получил дальнейшее развитие. Появились более глубокие наголовья, опускавшиеся до висков и ниже, образуя под прямоугольный лицевой вырез. Подобные шлемы, известные под термином«бацинет», могли носиться под большим шлемом или употребляться независимо. В самостоятельном употреблении бацинет оказался чрезвычайно удобным. Вскоре именно бацинет станет основным рыцарским наголовьем, и вся эволюция боевых шлемов будет связана в основном с ним. Корпус защищал стеганый акетон или гамбезон. Данная поддоспешная одежда кроилась по фасону повседневного верхнего платья «катарди» с застежкой на пуговицах спереди и на рукавах для лучшего облегания тела. Для амортизации ударов акетон набивался конским волосом, паклей, ватой или просто ветошью. Таким образом, металлическая защитная одежда обеспечивала непроницаемый внешний покров, а акетон исполнял функцию погашения разрушительного воздействия удара. Следовательно, от качества набивки акетона зависели защитные функции доспеха в целом. Поверх акетона носилась кольчуга с длинными или короткими рукавами. Сверху кольчугу дополнял пластинчатый панцирь той или иной конструкции. Ноги закрывали кольчужные чулки на стеганой подкладке. Пластинчатые элементы могли дополнять как рукава кольчуги, так и кольчужные чулки. Защитное снаряжение периода первой половины XIV в. по весу было, очевидно, самым тяжелым за всю историю средневековой Европы. На основе научных реконструкций (к сожалению, полных комплексов вооружения этого времени до нас не дошло) можно судить, что доспех на всадника среднего роста (около 170 см) будет весить около 35 кг1. В дальнейшем развитие доспеха шло по пути уменьшения веса за счет улучшения конструктивно-геометрических характеристик и качества выделки комплектующих деталей.

Шестопер. Конец X111 — начало X1V вв. Лондон, Лондонский музей
Шестопер. Конец X111 — начало X1V вв. Лондон, Лондонский музей

Бронзовая фигура рыцаря.. Первая треть X1V в. Копье имеет дисковидную гарду — упор «рондель» в районе кисти воина
Бронзовая фигура рыцаря.. Первая треть X1V в. Копье имеет дисковидную гарду — упор «рондель» в районе кисти воина

Миниатюра французского манускрипта начала X1V в.
Миниатюра французского манускрипта начала X1V в.

Давид и Голиаф. Миниатюра Бревиария Филиппа 1V Красивого. Франция, 1290 — 1300-е гг. Париж, Национальная библиотека (Ms. Lat. 1023)
Давид и Голиаф. Миниатюра Бревиария Филиппа 1V Красивого. Франция, 1290 — 1300-е гг. Париж, Национальная библиотека (Ms. Lat. 1023)

Основным доспехом для корпуса к началу XIV в. окончательно становится бригандина. Однако во Франции (и Германии) продолжали употреблять и чешуйчатые доспехи. Чешуйчатый доспех конструктивно состоит из серии выпуклых пластин, зафиксированных на поверхности гибкой подосновы посредством приклепывания и (или) шнуровки. Такие панцири ничем не отличались от восточноевропейских аналогов. Более того, их бытование на Западе напрямую обязано контактам с Русью и Балкано-Византийским регионом. По восточной традиции, плечи и бедра также могли прикрываться плечевыми щитками и подолами чешуйчатой конструкции.

Другим заметным нововведением конца XIII — начала XIV вв. наряду с бригандинами стали пластинчатые перчатки. Одна из наиболее ранних фиксаций этого феномена в письменных источниках относится именно к Франции. Это королевский ордонанс оружейникам Парижа1296 г, где перечислены требования к изготовлению пластинчатых перчаток. Судя по тексту, мы имеем дело с защитными конструкциями на манер чешуйчатых доспехов или бригандин. Небольшие стальные пластины должны были фиксироваться поверх ткани или между двух слоев ткани. О внешнем виде перчаток, какими их увидел XIV в, можно судить по ряду надгробий и миниатюр. Они повторяют фасон обычных светских перчаток с длинными расширяющимися крагами по моде той эпохи. Крага доходит почти до середины предплечья, образуя своеобразный редуцированный наруч. Интересный вариант можно видеть на миниатюре французской иллюминированной рукописи «Хроники Сен Дени» 1317 г, посвященной королю Филиппу. На изображении представлены не перчатки, а рукавицы без раздельных пальцев — пример уникальный для всего XIV в, когда в ходу были исключительно перчатки. По сравнению с кольчужными пластинчатые перчатки были, несомненно, прогрессивной чертой. В условиях боя, когда размеры и роль щита существенно снизились, а длинное оружие позволило действовать им двумя руками, кисти рук, вынесенные из-под прикрытия щита, должны были поражаться в первую очередь.

Тонкие кости пальцев и кистей легко травмировались через гибкий покров кольчужных перчаток. Многослойное пластинчатое прикрытие значительно увеличило надежность и сделало возможным более смелые действия в бою.

С конца XIII в. все большее распространение получает конская броня. Как правило, это были кольчужные попоны, закрывавшие коня целиком, включая шею, голову и круп. Известны и облегченные варианты, когда конь прикрывался кольчугой только спереди. Под кольчугой обязательно помещалась стеганая попона, которая, при достаточной толщине набивки, могла выступать самостоятельным защитным средством Со второй половины XIII в. во Франции входят в употребление и пластинчатые прикрытия для коня. Одни из самых ранних упоминаний относятся к 1266 и 1302 гг. и происходят из описей арсеналов графов де Невер и де Несль соответственно. В них содержаться описания налобников и нагрудников из стальных пластин или из вываренной кожи. Точная форма и конструкция их неизвестна, так как самые ранние достоверные и подробные изображения относятся к 1330—1340 гг.

Итак, мы рассмотрели в общих чертах защитный комплекс коня и всадника начала XIV в. Снаряженный подобным образом рыцарь был бы практически неуязвим для традиционных образцов холодного оружия. Однако усиление доспеха дало толчок к дальнейшему развитию средств нападения. В первую очередь, изменилось традиционное рыцарское копье. Наконечники копий стали более массивными и толстыми. Втулкам часто придавалось восьмигранное сечение, что значительно повысило жесткость наконечника и сообщило ему большую разрушительную способность. Внутренний диаметр втулок увеличился, доходя иногда до 35—40 мм, что позволило использовать более толстые и прочные древки, способные выдержать значительную нагрузку. Важное качественное нововведение коснулось самих древков. В месте удержания непосредственно перед рукой древко все чаще стало снабжаться деревянным или металлическим защитным диском. Помимо предохранительной, он играл и более важную роль. А именно, сообщал руке надежный упор при ударе. Теперь кисть неподвижно фиксировалась на древке и не соскользнула бы вперед даже при самом сильном столкновении. Трудно переоценить роль этого революционного изобретения. Появилось оно, очевидно, во Франции, так как самые ранние изображения происходят именно оттуда.

Изменилось и клинковое оружие. Появились новые типы мечей акцентированно колющей направленности. Жесткое четырех или шестигранное сечение клинка с узким и очень толстым негибким острием позволяло наносить эффективные уколы. Кроме того, их можно было использовать в качестве копья, когда укол наносился мечом на неподвижно выставленной руке направленным движением коня. Полутораручные мечи в некоторых случаях увеличились настолько, что ими невозможно было владеть одной рукой, то есть превратились в двуручные мечи. Как правило, их возили не на поясе, а у луки седла. Значительная длина (свыше 140 см) и масса (свыше 2,5—3 кг) превратили такие мечи в смертоносное оружие, опасное, невзирая на любые доспехи. Кроме того, со второй половины XIII в. огромную популярность, в том числе во Франции, завоевала такая разновидность клинкового оружия, как фальшион2. Фальшион имел обычный мечевой эфес и массивный одно
лезвийный клинок с выраженным расширением к острию. Это тяжелое оружие отличалось смещенным от гарды, за счет расширения клинка, центром тяжести, что позволяло наносить более мощные удары, сравнимые по действию с ударом топора. При этом фальшион имел клинок, что позволяло им фехтовать, делая куда более удобным оружием, чем топор. Фальши он, очевидно, стал отличным средством борьбы с кольчужной и стеганой защитой. Распространились в начале XIV в. и кинжалы, которые эффективно использовались в ближнем бою для поражения сочленений доспеха.

Надгробие Гийома де Вендемара. 1325 г.. Гент.. Голени защищены одностворчатыми трубчаты.ми поножами с медиальной гранью
Надгробие Гийома де Вендемара. 1325 г.. Гент.. Голени защищены одностворчатыми трубчаты.ми поножами с медиальной гранью

Надгробие неизвестного рыцаря.. Франция, 1320—1330 гг. Ноги прикрыты кольчужными чулками и поножами. Поверх рукавов кольчуги пришнурованы дисковидны.е налокотники
Надгробие неизвестного рыцаря.. Франция, 1320—1330 гг. Ноги прикрыты кольчужными чулками и поножами. Поверх рукавов кольчуги пришнурованы дисковидны.е налокотники

Турнир. Костяная накладка на шкатулку. Франция, конец XIII — начало XIV вв. Лувр
Турнир. Костяная накладка на шкатулку. Франция, конец XIII — начало XIV вв. Лувр

Ударное оружие приобрело большую действенность после появления в широком употреблении шестоперов или перначей. Они были способны нанести серьезную травму, даже не пробив доспех. Особенно опасными шестоперы оказывались при поражении головы и суставов. «Абсолютным» оружием Средневековья были клевцы или боевые молоты. Они совмещали силу амплитудного удара с колющим действием узкого граненого острия. В начале XIV в. клевцы практически не встречаются, зато распространяется оружие комбинированного действия, например, секиры с шипом на обухе.

С появлением комбинированного оружия связано и появление на полях сражений новой силы, способной противостоять рыцарской коннице, а именно—тяжелой пехоты. Первыми тревожными вестниками были битвы при Леньяно 1176 г. и Бувине 1214 г., когда рыцари не могли прорвать сплоченный строй пехоты. Копье и пика стали главным оружием борьбы с конницей. Однако только комбинированное древко вое оружие позволило эффективно поражать закованного в броню всадника.

Совмещение пики и топора на длинном древке породило алебарду, которая в руках швейцарских и германских пехотинцев стала ужасом рыцарей в последующие века. Безобидный, на первый взгляд, сельскохозяйственный сучкоруб, снабженный дополнительными шипами и насаженный на двухметровое древко, превратился в глефу—еще одно смертоносное орудие. Клинок фальшиона на древке за внешнее сходство был прозван «коузой» — «косой», которая пожала обильный урожай смертей на полях сражений. Перечисление можно продолжать. Длинное древко позволяло колоть противника на безопасном расстоянии, особенно если это был тяжелый всадник, неповоротливый в высоком седле. Рычаг, каким являлось длинное древко, сообщал невероятную силу рубящему удару, тем более опасному, благодаря дополнительным поражающим элементам в виде различных шипов и крюков.

Великолепной рыцарской армии Франции пришлось на собственном опыте убедиться в силе пехоты и ее нового оружия в 1302 г. в битве при Куртрэ. Плотная фаланга фламандских горожан и спешенных рыцарей стояла под прикрытием стрелков на берегу ручья Гренинген, выставив перед собой примитивный палисад. В тылу находился резервный отряд. Общая численность фламандцев была около 10—13 тысяч, по оценкам разных источников. Французы под командованием графа д’Артуа имели в своем составе от 5000 до 7500 человек (по видимому, не считая стрелков) — значительная сила по тем временам, учитывая, что основу войска составляла рыцарская конница. Кроме того, в тылу фламандцев находился французский гарнизон Куртрэ, готовый ударить в тыл при необходимости. Против него был выделен специальный заслон. Опытный воин граф д’Артуа приказал стрелкам обеспечить атаку конницы. Под стрелами и дротиками фаланга горожан была вынуждена отступить. Французы атаковали, очевидно, тремя разными колоннами одновременно. На флангах рыцари не смогли завершить переправу, завязли на палисаде и были изрублены и переколоты бросившейся вперед пехотой. В центре, где ручей делал изгиб, конница успела переправиться и даже слегка потеснила пехоту, однако вступивший в дело резерв решил исход битвы. Ничего не смогла изменить и вылазка осажденного гарнизона. В жестоком побоище пал даже граф д’ Артуа. Всего было уничтожено до 40% французского войска. Горожане сняли с убитых рыцарей 700 золотых шпор — неслыханные для Средневековья потери.

Само по себе поражение при Куртрэ мало что значило и уж точно не являлось свидетельством неэффективности рыцарского войска. Пехота в это время и в этом регионе не была еще способна решать в поле какие-либо задачи, кроме обороны с опорой на естественную или искусственную преграду. В 1328 г. и 1382 г. те же фламандцы были растоптаны французскими рыцарями при Касселе и Розбеке. Однако начало было положено. Миф о непобедимости рыцарского войска умер или, по крайней мере, был при смерти. И это было главное. Скоро в сражениях при Моргартене 1315 г., Лаупене 1339 г. и других тяжелая пехота о себе заявит в полный голос.



На реконструкции представлен французский рыцарь начала XIV в. Все элементы вооружения восстановлены на основе миниатюр «Хроники Сен Дени» 1317 г.

Прикрытие головы: состоит из малого бацинета и горшковидного шлема. Горшковидный шлем конструктивно состоит из глубокого цилиндрического венца, усеченноконической тульи и выпуклой крышки, которые соединены посредством заклепок. Малый бацинет состоит из полусферической тульи монолитной конструкции, снабженной бармицей. (Аналог — три идентичных наголовья, выставленные на аукцион German Histórica 2 мая 2002 г.).
Корпусной доспех: чешуйчатый панцирь с полусферическими латными наплечниками. Доспех дополняют чешуйчатые плечевые щитки.

Наколенники: полусферические, зафиксированы поверх кольчужных чулок посредством крепежных ремней.

Прикрытия кисти: чешуйчатые рукавицы. Конструктивно состоят из гибкой основы с пришитыми поверх пластинами, которая, в свою очередь, укреплена на поверхности кожаной или матерчатой рукавицы с широкой и длинной крагой.

Щит: небольшой треугольный, несет герб рыцаря — три золотых (желтых) ромба, положенных в пояс на червленом (красном) поле.



1В реконструируемый комплект входили малый бацинет с большим шлемом, акетон, кольчуга с длинными рукавами, бригандина с наплечниками, латные наручи с налокотниками, латные перчатки, кольчужные чулки с наколенниками и одностворчатыми латными наголенниками.
2Falchion фр. — букв. большой нож, тесак.
загрузка...
Другие книги по данной тематике

А. А. Зимин, А. Л. Хорошкевич.
Россия времени Ивана Грозного

Жан Ришар.
Латино-Иерусалимское королевство

Вильгельм Майер.
Деревня и город Германии в XIV-XVI вв.

Аделаида Сванидзе.
Ремесло и ремесленники средневековой Швеции (XIV—XV вв.)

Джуэтт Сара Орне.
Завоевание Англии норманнами
e-mail: historylib@yandex.ru
X