Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Д. П. Алексинский, К. А. Жуков, А. М. Бутягин, Д. С. Коровкин.   Всадники войны. Кавалерия Европы

Мадьярская легкая конница. IX—XI вв.

В IX в. под давлением печенегов полуоседлые племена угров, населяющие земли Южного Урала и Приуралья, перейдя к кочевому образу жизни, начинают постепенное движение на Запад. Будучи в военном отношении союзниками хазар, обеспечивающих их отрядами наемной конницы, угорские племена, более известные как мадьяры, или венгры, расселяются на землях, входящих в сферу влияния Хазарского каганата. Непродолжительное время мадьяры кочевали на обширной территории в междуречье Волги и Дона, а впоследствии продолжили свое движение на запад, переместив свои кочевья к границам Полянской земли и Днепру. Венгры длительное время были надежными союзниками хазар, активными потребителями предметов роскоши (дорогих украшений, металлической посуды, шелковых тканей, богато украшенного оружия) и поставщиками «живого товара» — рабов, торговля которыми в Византии и на землях Арабского халифата приносила значительные прибыли хазарским купцам. Возможно, венгры были не только поставщиками рабов, но и сами непосредственно занимались этим весьма прибыльным промыслом. Гардизи сообщает, что «венгры — огнепоклонники и ходят к гуззам, славянам и русам и берут оттуда пленников, везут их в Рум и продают». Ситуация изменилась вследствие гражданской войны, разразившийся в Хазарии в начале IX в., когда военная аристократия, являющаяся потомками тюркских вождей, сподвижников царевича Ашина, подняла восстание против хазаро-иудейской правящей партии, представляющей интересы торговых общин. Большинство венгерских родов встало на сторону восставших тюрко-хазар, близких им по духу и образу жизни. В ходе жесточайшей войны восставшие тюрко-хазары, получившие название — кабары, и их союзники венгры, преследуемые нанятыми хазарами-иудеями печенегами, вынуждены были отступить в низовья Днепра и на побережье Черного моря. Часть отступающих венгров, спасаясь от преследования, вообще была вынуждена уйти за Днепр в страну Леведию, граничащую с ослабленным в ходе непрестанных войн Аварским каганатом.



Являясь многочисленным родоплеменным образованием, во многом ориентированным на существование за счет ведения военных действий в качестве наемной силы и грабительских походов, венгры активно вмешивались в военные конфликты, происходящие между их соседями. К середине IX в. мадьярам, населяющим Леведию, удалось отторгнуть часть земель Аварского каганата и открыть путь своим набегам на Запад. В 863 г. мадьяры совместно с кабарами устремляются в набег на земли, некогда входившие в состав державы Карла Великого, и в сражении на Эльбе разбивают войско франков, вышедшее им навстречу. В 881 г. мадьяры и их кабарские союзники вторгаются на территорию современной Австрии и разоряют земли, лежащие близ Вены. В 899 г. с новой силой в Приднепровье вспыхивает война между мадьярами и печенегами, вынужденными отступать в низовья Днепра и на побережье Черного моря под натиском хазарского войска, усиленного наемниками из числа гуззов. В 894 г. мадьярский князь Арпада вместе со своим войском, нанятым византийским императором Львом VI, на византийских кораблях пересекает Дунай и вторгается в Болгарию, разбивает в сражении войска царя Симеона и, практически не встречая сопротивления, достигает Преславы.

Венгерские всадники подвергают опустошению захваченные земли, набирают значительное число пленных и продают их в Византию. Заключив мир на выгодных для Византии условиях, мадьяры покидают Болгарию. В 895—897 гг. болгары совместно с печенегами наносят венграм ряд сокрушительных ударов, вследствие чего гибнет значительное количество венгерских женщин, детей и стариков, оставшихся без защиты ушедших в набег воинов. В 898 г. к мадьярам, в начале века переселившимся на запад, присоединились подвластные хазарам угорские племена, ранее оставшиеся на Южном Урале, Приуралье и землях между Волгой и Доном. Эти племена в ходе своего движения на запад прошли мимо Киева, разбили войска Олега Киевского (легендарного Вещего Олега), взяли с него откуп взамен обещания не разрушать город и продолжили свое движение далее.

В 899 г. мадьяры вторгаются в Паннонию и начинают расселяться по равнинной местности, продолжая вести кочевой образ жизни. Не успев обосноваться на вновь обретенной родине, они в 899—900 гг. заключают военный союз с Византией и вторгаются в Италию, которую подвергают массированному разграблению. К 906 г. мадьяры сокрушили славянское Моравское царство, включили в свой состав остатки аваров, ассимилировали подчиненное славянское население, создав тем самым предпосылки для образования нового венгерского этноса и новой европейской державы. Весь X в. военная удача находится на стороне венгров и их новой родины. В 910 г. венгры вторгаются в южную Германию, которую подвергают беспощадному разграблению.

В 926 г. венгры совершают набег на Шампань во Франции. В 934 г. венгры совместно с печенегами начинают военные действия против Византийской империи, преследуя исключительно одну цель — обогащение в ходе набегов. Вялотекущая, сопровождаемая длительными перерывами, война длится около десяти лет и заканчивается миром с Византией. Несмотря на то, что ряд венгерских вождей с 40х гг. Х в. начинает принимать христианство и креститься в Константинополе, набеги венгров на христианские земли не прекращаются.

В 954 г. венгры вторгаются в Швабию и осаждают город Аугсбург на Лехе, обороной которого руководит епископ Ульрих. На помощь осажденным для деблокады города и отражения
венгерского нападения двинулась армия германского короля Оттона I, по свидетельству современников, состоящая исключительно из конных воинов. В состав войска короля, разделенного на восемь отрядов, входили воины из Саксонии, Богемии, Швабии, Баварии, франкские рыцари и рыцари, принадлежащие непосредственно к свите короля. Численность объединенного германского войска выступившего в поход против венгров известный немецкий военный историк Ганс Дельбрюк определяет в 7—8 тысяч всадников, а также высказывает ничем не подкрепленное предположение, что венгров было несколько меньше. Узнав от предателей из числа германцев о приближении армии короля, венгры переправились на другой берег Леха и двинулись навстречу противнику. Первое сражение рокового для венгров 10 авгус та955 г. развернулось на правом берегу Леха выше Аугсбурга, на Баварских землях вблизи Голленго фена. Венгры стремительно атаковали авангард армии Оттона, движущейся в походном порядке, однако были отброшены и, видя приближение остальных германских сил, отступили в свой лагерь, разбитый под стенами Аугсбурга. Столкновение было настолько стремительным, а произошедший бой столь скоротечным, что ни та, ни другая сторона не понесла сколь-либо существенных потерь. Зная о численном превосходстве противника, венгерские вожди приняли решение снять осаду, свернуть лагерь и немедленно начать отступление, дабы избежать окружения и разгрома. В это время войска короля Оттона, спустившись вдоль Леха ниже Аугсбурга, развернулись в боевые порядки у холма Гунценлее напротив бродов через реку.

Таким образом, отступающие из-под города венгры вынуждены были прорываться через готовые к бою вражеские порядки. Предпринятый венграми обходной маневр с последующей атакой на лагерь войск Оттона, расположенный позади боевых порядков, не привел к изменению общей стратегической ситуации. Несмотря на то, что венграм удалось разбить богемцев, охраняющих обоз, они были обращены в бегство подошедшими франкскими воинами. Венграм, атаковавшим основные силы германской армии, не удалось ни разбить противника, ни прорваться через его боевые порядки. Рассеянные вследствие неудачной атаки венгры вынуждены были отказаться от дальнейшего сражения и стали отдельными группами переправляться через Лех и уходить в сторону Паннонии. Король Оттон приказал организовать преследование отступающих венгров, вследствие которого, через некоторое время после сражения, баварцы под предводительством Генриха Баварского настигли один из отступающих отрядов и захватили в плен венгерских вождей вместе с верховным вождем Леле.

Колчаны из погребений на Южном Урале. 1Х-Хвв.
Колчаны из погребений на Южном Урале. 1Х-Хвв.

Эфес и детали ножен так называемой «сабли Карла Великого», оформленные в «<венгерском стиле». Х— начало XI вв. Долгое время входили в состав реликвий императоров Священной Римской империи германской нации. Хранится в Вене
Эфес и детали ножен так называемой «сабли Карла Великого», оформленные в «<венгерском стиле». Х— начало XI вв. Долгое время входили в состав реликвий императоров Священной Римской империи германской нации. Хранится в Вене

Шлем из Немеи. Конец Х— начало XI вв.
Шлем из Немеи. Конец Х— начало XI вв.

Успешные действия германской армии, ее высокая боеспособность заставили венгров на длительное время отказаться от грабительских набегов на земли, подвластные германским императорам. Тем более, что все чаще политические и военные амбиции венгерских вождей заставляли обращать внимание не на хорошо защищенные западные земли, а на территории Балканского полуострова, которые были ареной непрерывных столкновений между Византийской империей и Болгарским царством. В 968 г. венгры вместе с русами Святослава и печенегами вторглись в Болгарию.

В течение двух лет венгры подвергали опустошительным набегам пограничные земли Византийской империи, вторглись во Фракию и Македонию, но разбитые византийскими отрядами вынуждены были отступить. В 972 г. вождем объединенных венгерских родов был избран Гейза I из правящего рода Арпадов, политика которого была направлена на упрочнение центральной власти и уменьшение влияния родовых образований (родовых советов). Возникшие в результате действия Гейзы I по упрочнению централизованной власти военные столкновения между его сторонниками и противниками вынудили венгров приостановить набеги на сопредельные земли. Предпринимая решительные действия по укреплению верховной власти, Гейза I стал искать политических контактов с западными державами и обращаться за помощью к представителям германской знати. Некоторая часть германских феодалов выступила на стороне венгерского правителя и, возможно, была пожалована ленными владениями на территории Венгрии. Сын и преемник Гейзы I, Стефан I (Иштван, 997—1038), крещенный по римскому церковному обряду, уже при рождении получил от папы Сильвестра II корону и титул короля. Король Стефан I активно проводил в жизнь политику укрепления власти римско-католической церкви и феодализации общества. Все свободные земли и люди были объявлены собственностью короны и могли быть проданы либо пожалованы представителям новообразующейся феодальной знати.

Король лично раздал значительное количество земель своим дружинникам, заложив тем самым условия для скорейшего формирования военнослужилого дворянства. Стефан I окончательно упразднил совет племенных старейшин, заменив его постоянно действующим королевским советом, состоящим из выбираемых королем представителей церкви и феодальной знати.

Руководил советом назначаемый королем «первый министр» — палатин. Территориально-общинные организации (комитаты) легли в основу административно-территориального деления страны и одновременно были превращены в военные округа. Руководство округом было поручено ишпану (жупану), обладавшему как военными, так и гражданскими полномочиями. Укрепленный замок ишпана, как правило, находился в центре комитата, а вокруг него располагались земли боеспособного мужского населения, которое по первому требованию ишпана отправлялось вместе с ним в поход. Введение военных округов с постоянно проживающим на их территории воинским контингентом, имеющим земли в кормление в обмен на постоянное несение воинской повинности, благотворно отразилось на боеспособности Венгерского государства. В 1030 г. венгерская армия нанесла сокрушительное поражение вторгшейся на ее территорию армии германского императора Конрада II.

Процесс феодализации общества Венгрии протекал отнюдь не всегда гладко. После смерти Стефана I на престол Венгрии вступил его племянник Пётр — сын сестры Стефана и венецианского дожа. Пётр не питал особых теплых чувств к своим внезапно обретенным венгерским подданным, отдавая предпочтение представителям германской феодальной знати. Подобное положение вещей не могло не привести к народным волнениям. В 1041 г. вспыхнуло восстание, возглавляемое Абой Шамуелем, потомком одного из венгерских родовых старейшин. Петр был изгнан из страны, и Аба Шамуель занял венгерский трон, планомерно начав проводить политику восстановления общинной собственности на земли. Подобное положение вещей не могло устраивать представителей феодальной знати, вследствие чего они обратились за помощью к германскому императору Генриху III. Войска императора вторглись на территорию Венгрии и разбили повстанцев. Аба Шамуель был захвачен императорскими войсками и казнен. На венгерский престол вернулся ранее изгнанный из страны король Петр.

Возвращение на престол непопулярного в народе монарха и возобновление политики репрессий в отношении простонародья вызвало новое восстание. В ходе восстания Петр был схвачен, свергнут с престола и ослеплен, многие его сторонники из числа духовенства и феодальной знати были перебиты восставшими. На венгерский престол был приглашен венгерский принц Андраш, в свое время изгнанный из страны Стефаном I и нашедший пристанище при дворе Киевского князя. Воцарившись на венгерском престоле, Андраш начал планомерно проводить
политику феодализации общества, начатую еще при короле Стефане I. Новое народное восстание привело к тому, что в 1061 г. венгерский трон занял король Бела I, вынужденный под угрозой очередного восстания учредить новый государственный институт — народное собрание — и снизить налоги. Однако подобное положение вещей просуществовало недолго — восстание все же вспыхнуло, и в ходе его народное ополчение было разбито королевскими отрядами.

Шлемы из мадьярских погребений на Южном Урале. 1X—X вв. 1	— Лагеревский курганный могильник, курган № 31; 2 — Житимакский курганный могильник, погребение № 1; 3 — Каранаевский курганный могильник, погребение № 6
Шлемы из мадьярских погребений на Южном Урале. 1X—X вв. 1 — Лагеревский курганный могильник, курган № 31; 2 — Житимакский курганный могильник, погребение № 1; 3 — Каранаевский курганный могильник, погребение № 6

Сабля из захоронения венгерского воина,. Х в. Хранится в Венгерском национальном музее
Сабля из захоронения венгерского воина,. Х в. Хранится в Венгерском национальном музее

В последнее десятилетие XI в. феодализация венгерского общества окончательно завершилась, и наличие свободных крестьян в этой полностью приобретшей европейский облик стране приобрело характер исключительного явления. Вместе с изменением общественного устройства изменился и облик венгерской армии. Первоначально к моменту ««обретения родины» венгерская армия представляла собой совокупность отрядов мадьярских кочевых племен и родов, в подавляющем большинстве не имеющих защитного снаряжения и действующая преимущественно в россыпном строю. К середине XI в. ситуация изменилась, несмотря на некоторые сохранившиеся рудиментарные черты, доставшиеся в наследство от кочевого прошлого (стиль украшения оружия, наличие сложносоставных луков, сабель, пик и боевых топориков), облик венгерского феодального конного воина мало чем отличался от своего германского соседа. Соответствующим образом изменилась и тактика действия конных отрядов. На смену рассыпному строю кочевников пришел более сплоченной строй раннефеодальной европейской конницы.

В XI в. основу венгерской армии составляли разрозненные дружины свободных членов мадьярских племен и родов. Руководство этими легковооруженными конными массами осуществлялось вождями из числа военной верхушки родоплеменной знати. С момента «обретения родины» (конец XI—начало Х вв.) общее руководство всеми разрозненными военными отрядами мадьяр стало осуществляться верховным военным вождем. Верховный вождь выбирался на совете старейшин из числа наиболее отличившихся в военном отношении претендентов. Немалую роль в выборе вождя играла численность и военная отвага и удача племени, из которого происходил кандидат на роль верховного вождя. С началом формирования государства на территории Паннонии и разделения страны на комитаты все большую роль в управлении войсками стали играть управители областей — ишпаны, выдвигаемые правителем, так же из числа родоплеменной знати. Титул верховного вождя стал фактически наследственным и переходил от одного представителя рода Арпада и к другому. Будучи верховными вождями всех мадьярских племен, представители рода Арпада вплоть до возвышения Гейзы I обладали всей полнотой власти только в одном племени, откуда собственно и происходил их род. Остальные мадьярские племена управлялись своими вождями, в дела которых верховный вождь имел право вмешаться только в случае всеобщей военной угрозы. С упрочнением власти верховного вождя военные племенные вожди перестают играть сколь-либо заметную роль в военной жизни страны и не осмеливаются на самостоятельные набеги на земли соседей без соответствующего одобрения со стороны верховной власти. С момента перерождения власти верховного вождя в королевские полномочия и феодализации венгерского общества меняется принцип организации войска и основы его управления. Структуру войска стали составлять не племенные ополчения, а дружины феодалов, являющихся приближенными короля, и отряды, находящиеся в ведении управляющих военными округами (иштанов). Соответственно, и командование военными формированиями из рук родоплеменной знати перешло к назначаемым королем военачальникам, командирам округов (комитатов) и командирам собственных феодальных дружин.

О численности венгерского войска в период с IX по XI вв. нет сколь-либо достоверных сведений, мы можем только предполагать, что численный состав мадьярских дружин был не меньше, чем военные контингенты их противников, иначе вряд ли венграм удалось бы успешно противостоять болгарам, византийцам, германцам, а в свое время избежать полного истребления со стороны хазар и печенегов. Гипотетически можно предположить, что в период «обретения родины» объединенные военные силы мадьярских племен были в состоянии выставить до 20— 30 тысяч, возможно, несколько больше, воинов. Подобная численность не кажется такой уж фантастической, достаточно вспомнить, что численность византийских армий в IX—X вв. могла достигать 20—60 тысяч. В период феодализации венгерского общества численность армии должна была значительно сократиться, что связано с уменьшением количественного состава свободных общинников, составляющих основу раннефеодальных армий. По всей видимости, в XI в. численность венгерской феодальной армии не превышала 10—15 тысяч человек.

Основу стратегии мадьяр в период «обретения родины» составляли стремительные рейды на «вражеские территории», цель которых заключалась преимущественно в захвате добычи с последующим отходом на уже подвластные земли. Если противник оказывался слабым, неспособным к длительному сопротивлению и маневренной войне, то его земли могли быть захвачены на длительный срок, а население угнано в рабство. В некоторых случаях земли включались в состав венгерской державы и уже считались своими. Именно так обстояло дело с захватом земель Великоморавского славянского государства князя Прибины.

На раннем этапе развития венгерского общества тактика действий мадьярской конницы при непосредственном столкновении с противником была идентична тактике современной ей легкой конницы кочевников. Наличие лука в качестве основного оружия определяло характер боя, который подразумевал стремительные атаки с массированным обстрелом противника, притворное бегство и фланговые охваты. Незначительное количество оборонительного снаряжения, обнаруженного в венгерских погребениях IX — начала XI вв. в сочетании с высоко развитым комплексом оружия ближнего (рукопашного) боя (мечи, сабли, копья, пики, боевые топоры) позволяет высказать предположение о скоротечном характере рукопашной схватки, практикуемой венграми. В противном случае, несмотря даже на высокую степень подготовленности воина, отсутствие защитного снаряжения неминуемо приведет к ранениям различной степени тяжести. В период феодализации общества возрастает роль тяжеловооруженной конницы, укомплектованной преимущественно представителями военно-феодальной знати. Венгерские военные формирования в этот период все чаще начинают приобретать европейский облик, как в плане организации и тактики, так и в области вооружения. Меч активно вытесняет саблю, тяжелое копье легкую пику, а массированная копейная атака новорожденной феодальной конницы все чаще способствует достижению победы в сражении. Лук утрачивает свое доминантное положение в качестве основного оружия венгерской конницы, в то время как холодное оружие приобретает все большое значение.

Метательное оружие венгров состояло из сложносоставных луков сигмообразной формы, длина которых с надетой тетивой колебалась в пределах 900—1200 мм. Конструктивно венгерские луки близки сложносоставным лукам «хуннского» либо «тюркского» типов. Имеющиеся конструктивные различия легко объяснимы временными трансформациями и национальными особенностями в обработке и подборе материалов, используемых при изготовлении оружия. Мадьяры первоначально носили луки со спущенной тетивой в чулкообразных налучах, впоследствии (к середине Х в.) повсеместное распространение получили налучи кабуровидной формы, в которых лук мог носиться с надетой тетивой. На внешней стороне кабуровидного налуча мог располагаться карман для запасной тетивы круглой формы. Внешняя сторона многих венгерских кабуровидных налучей украшалась значительным количеством фигурных блях, изготовленных из цветных и драгоценных металлов. В ряде случаев бляхи покрывались орнаментом, а также чернились и золотились. Налучи, как правило, подвешивались с правой стороны на поясе воина посредством специальных ремней. Венграми использовались колчаны двух форм. К первой группе могут быть отнесены колчаны несколько уплощенной цилиндрической либо трапециевидной формы. Данные колчаны изготавливались из дерева, бересты, кожи, устье и нижний край могли отделываться металлом. Крепление к поясу осуществлялось посредством двух скоб, расположенных параллельно на боковых плоскостях у его устья. Во вторую группу могут быть отнесены трапециевидные либо усеченноконические по форме берестяные колчаны, устье которых могло оснащаться своеобразными «карманами», нередко закрываемыми крышками. Корпус колчана мог расписываться красками или отделываться кожаной аппликацией. Крепились к поясу данные колчаны посредством двух костяных либо металлических петель, укрепленных на одной из боковых поверхностей его корпуса.
В состав комплекса холодного оружия мадьяр входили первоначально палаши, а впоследствии сабли, мечи, а также копья, пики и топоры.

Палаши использовались мадьярами до момента вытеснения их саблями, ставшими доминантным длинноклинковым холодным оружием в первой четверти Х в. В собственно мадьярских погребениях (или причисляемых к числу таковых) палаши встречаются крайне редко, и во многом об их конструктивных особенностях мы можем судить по памятникам степного круга, расположенным на территориях, по которым осуществлялось движение венгров до момента «обретения родины». Палаши, рассматриваемые нами в качестве оружия мадьярской, а впоследствии венгерской конницы, конструктивно состоят из клинка, эфеса и носились в ножнах. До конца IX в. палаши обладали прямыми клинками длиной от 650 до 800 мм, шириной 30—40 мм, острие которых образовывалось плавным закруглением лезвия в месте схождения с обухом. Толщина клинка у эфеса достигала от 4 до 8 мм. Сечение клинков было преимущественно подтреугольным (клиновидным), однако встречались клинки и линзовидного сечения. Крестовина эфеса могла изготавливаться из стали, цветного, а в некоторых случаях и драгоценного металла. Бытовали крестовины прямоугольной (брусковидной) и ладьевидной формы (сужающиеся к концам). Последние могли оканчиваться трапециевидным, сердцевидным или шаровидным расширением. Центральная часть ладьевидных крестовин могла расширяться, образуя ромбовидное перекрестье. Перекрестье и концевые фигурные элементы крестовины могли отделываться вставками из цветного стекла или камня (полихромный стиль). Рукоять изготавливалась из дерева либо кости. Деревянная рукоять могла покрываться тканью либо кожей, крепление всадной рукояти обеспечивалась плотной клеевой посадкой последней на хвостовике клинка с последующей фиксацией, как правило, одной заклепкой (на хвостовиках некоторых палашей и сабель не выявлено каких-либо отверстий под заклепку). Навершие данных палашей имело цилиндрическую форму, однако можно допустить бытование подобных элементов и грушевидной формы. В Х в. в конструкции палашей произошли определенные изменения, которые привели к появлению более длинных клинков, острие которых образовывалось плавным закруглением лезвия и вогнутого скоса обуха, как правило, обладающего фальшьлезвием, образованным двусторонней заточкой. Крестовины ладьевидной формы в большинстве случаев стали дополняться ромбовидным перекрестьем Широко распространенные концевые утолщения крестовины, помимо шаровидной и сердцевидной, приобрели еще и каплевидную форму. Рукоять стала дополняться нижней фигурной металлической обоймой, нередко выполняемой как единое целое с крестовиной и выглядевшей как одноплечее перекрестье. Фигурный ряд наверший палашей добавился навершиями грушевидной и усеченноконической (наперстковидной) формы. В некоторых случаях навершие вместе с рукоятью стало крепиться к хвостовику клинка одной и той же заклепкой, головка которой оформлялась в виде темлячного кольца. Металлические детали эфесов венгерских палашей Х в. могли покрываться орнаментом в растительном, зверином или зооморфном стиле. Ножны палашей повторяли своими очертаниями контур клинка, изготавливались из дерева и обтягивались кожей или тканью. Металлические детали ножен включали в себя наконечник цилиндрической либо усеченноконической формы, устье (преимущественно цилиндрической формы) и две П-образные скобы, посредством которых ножны крепились к портупейному или поясному ремню.

Сабли венгров помимо своей чисто утилитарной, оружейной функции, в большинстве случаев должны были подчеркнуть и социальный статус своего владельца, что не могло не сказаться на их внешнем виде. Многие дошедшие до нас образцы венгерских сабель представляют собой подлинные шедевры прикладного искусства, богато украшенные в растительном, зверином и зооморфном стиле, при изготовлении которых использовались драгоценные металлы — серебро и золото. Активно при оформлении металлических элементов использовалось такие приемы, как чернение и золочение. Клинки венгерских сабель имеют незначительную кривизну (нередко около 10 мм) и длину клинка в 700—850 мм при ширине 2530 мм Толщина клинков у основания (эфеса) может колебаться в пределах 58 мм. Острие клинка образуется либо схождением линии обуха и плавным закруглением лезвия, либо постепенным закруглением лезвия и выгнутого скоса обуха. В большинстве случаев скос обуха имеет фальшлезвие, образованное двусторонней заточкой. Конструкция клинка могла дополняться одиночным долом на боковых поверхностях клинка и незначительно выраженной елманью1. Поверхность клинка могла фрагментарно золотиться и орнаментироваться. Сечение клинка имело подтреугольную форму. Эфес состоял из крестовины (зачастую с перекрестьем), навершия и рукояти, нередко отделанной металлическими кольцами, обоймами и накладками. Крестовина ладьевидной формы зачастую оканчивалась утолщениями шаровидной, грушевидной или каплевидной формы. Концы сабельной крестовины могли быть опущены вниз. Перекрестье ромбовидной формы могло заменяться на обойму рукояти или накладку сложнофигурной формы, находящую на крестовину или основание рукояти. В некоторых случаях сабельные крестовины могли изготавливаться из дерева либо кости и покрываться металлическими обкладками.Сабельные рукояти изготавливались из кости или дерева, иногда обтянутого тканью либо кожей. Рукоять имела небольшой наклон и крепилась к хвостовику клинка всадным способом с последующей фиксацией, как правило, одной заклепкой. Оконечность рукояти венчало навершие грушевидной, шаровидной, наперстковидной формы. Ножны сабель повторяли своими очертаниями контур клинка, изготавливались из дерева и обтягивались кожей или тканью. Металлические детали ножен включали в себя наконечник цилиндрической, усеченноконической формы, устье (преимущественно цилиндрической формы) и две П-образные скобы, посредством которых ножны крепились к портупейному или поясному ремню. Наконечники сабельных ножен могли иметь значительные размеры, доходящие до V3, V5 от общей длины ножен. Наконечники усеченноконической формы могли оканчиваться шаровидными утолщениями существенных размеров.

Сабля Х в. из захоронения венгерского вождя
Сабля Х в. из захоронения венгерского вождя

Сабля Х в, обнаруженная в Трновце над Вагом, район Таланта, Словакия. Хранится в Институте археологии САН, Нитра Меч, снабженный сабельной гардой из захоронения венгерского воина, Х в. Хранится в Венгерском национальном музее
Сабля Х в, обнаруженная в Трновце над Вагом, район Таланта, Словакия. Хранится в Институте археологии САН, Нитра Меч, снабженный сабельной гардой из захоронения венгерского воина, Х в. Хранится в Венгерском национальном музее

Мечи, использующиеся венгерскими всадниками, условно можно разделить на три группы. К первой группе будут относиться мечи с узкими клинками, преимущественно линзовидного сечения, эфес которых конструктивно близок либо аналогичен эфесам венгерских сабель и палашей. Во вторую группу будут входить мечи с клинками, характерными для так называемых мечей эпохи каролингов, имеющих повсеместное хождение на территории Европы и Руси. Несмотря на европейское происхождение клинков, эфесы мечей данной группы аналогичны сабельным Третью группу мечей составляют мечи европейских форм и конструктивных особенностей (так называемые «каролинги»). Эфесы многих из данных мечей, бытовавших в среде мадьярских воинов, оформлены в так называемом «венгерском», преимущественно растительном стиле. Значительное распространение в среде венгерских всадников мечи общеевропейского облика получили в XI в., когда племенное ополчение стало заменяться феодальной конницей западноевропейского облика.

Копья, имевшие незначительное распространение в среде венгерских всадников до периода истории, когда стремительно стала происходить феодализации армии, имели наконечники, состоящие из втулки и пера вытянутотреугольной, лавролистной, иволистной либо ланцетовидной формы. Наличие в среде венгерских всадников наконечников копий с пером ланцетовидной формы объясняется контактами с носителями североевропейской военной культуры, к коим относились жители скандинавских и балтийских земель, а также русы. Данным влиянием можно объяснить и наличие на втулках наконечников некоторых копий, обнаруженных в венгерских захоронениях, следов орнамента, образованного таушировкой2 цветного и драгоценного металлов, а также крыловидных выступов. В среде венгерской феодальной конницы копья с пером вытянутотреугольной и иволистной формы получили наибольшее распространение.

Наконечники пик (в единичных экземплярах), обнаруженные в мадьярских погребениях, имеют небольшие размеры и состоят из втулки и пера пирамидальной формы, ромбовидного либо квадратного сечения. Длина древка венгерских пик и копий до второй четверти XI в. вряд ли превышала 2,53 м.

Под влиянием контактов с представителями булгарской, хазарской и аланской военной знати у мадьярских всадников получили распространение боевые топоры небольших размеров, с обухом, который был снабжен молотовидным либо клиновидным конструктивным элементом (так называемые «чеканы»). Возможно, что, как и в среде аланской знати, данное оружие призвано было подчеркнуть определенный социальный статус его владельца — принадлежность к числу военной аристократии или племенной верхушке.

Комплекс защитного снаряжения венгров в период IX—XI вв. включал в себя кольчуги, ламеллярные панцири, стеганые поддоспешные куртки и шлемы, возможно, щиты. Кольчуги, бытовавшие в среде венгерских воинов, до XI в. обладали коротким подолом и рукавами, позднее в среде феодальной конницы наибольшее распространение получило защитное снаряжение, снабженное длинными рукавом и подолом.

Ламеллярные панцири мадьярских воинов изготавливались из узких пластин (прямоугольных и прямоугольных со скругленным верхним краем), соединенных между собой веревками либо кожаными ремешками. Конструктивно мадьярские панцири могли представлять собой корсеткирасу (с прошнурованными длинными трапециевидными набедренниками), короткий жилет (пончо) либо длиннополый кафтан без рукавов с осевым разрезом спереди. У мадьяр, осевших в Паннонии, ламеллярные панцири не имели сколь-либо широкого распространения, конечно же сильно уступая в популярности кольчуге, что, по всей видимости, объясняется всевозрастающим влиянием европейских традиций в области формирования комплекса вооружения.
Мадьярские шлемы рассматриваемого периода имеют клепаносегментную либо монолитную конструкцию. Более подробную информацию о строении шлемов клепаносегментной конструкции, бытовавших у мадьярских всадников, мы можем получить на основании изучения единичных экземпляров, происходящих с территории Южного Урала и современной Венгрии. С территории Южного Урала происходят шлемы, обнаруженные в археологических памятниках Жити мак, Легерево, Каранаево. Шлем из Каранаево, несмотря на то, что он был обнаружен на территории курганного могильника, в одном из погребений которого была найдена монета конца X в., конструктивно (наличие наносника и волнистых вырезов на сохранившемся фрагменте лобной пластины) восходит к шлемам более ранней эпохи (шлемы типа найденного в кургане «Черная могила» и из Казазово, Кавказ). В археологическом музее в венгерском городе Печь хранится шлем, конструктивно относящийся к той же группе, что и шлем из кургана «Черная могила» в Чернигове. Все упомянутые нами шлемы клепаносегментной конструкции, обнаруженные в памятниках мадьярского или предположительно мадьярского круга, характеризуются сфероконической формой различной степени выраженности, а также наличием корпуса, собранного посредством заклепок из четырех либо восьми частей и увенчанного навершием. Шлем из Легерево снабжен прямоугольной пластиной, прикрепленной к нижнему краю затылочной области венца, которая, скорее всего, предназначалась для крепления бармицы к шлему. Особенность конструкции шлема из Каранаево заключается в наличии наносника Т-образной формы. Шлем из археологического музея в городе Печь характеризуется металлическими скобами, предназначенными для крепления бармицы, равномерно распределенными по всей окружности нижнего края венца, что позволяет предположить наличие круговой бармицы, закрывающей не только шею, но и лицо воина.



В конце Х в. в среде венгерских воинов, под влиянием контактов с носителями военной культуры Западной Европы, стали распространяться шлемы монолитной конструкции куполовидной формы. С венгерскими всадниками принято связывать один шлем подобной конструкции, обнаруженный в Немии. От конструктивно близких шлемов, обнаруженных на территории Европы (шлемы из Олмутца, так называемые шлемы Святого Вацлава, из коллекции фон Кинбуша и др.), данный шлем отличается сравнительно невысоким корпусом, отсутствием подпрямоугольного наносника и наличием двух орнаментированных накладок, прикрепленных к венцу. Орнамент накладок представляет собой сочетание стилизованного растительного орнамента и антропоморфного изображения человеческого лица, расположенного в лобной части шлема. Характерным для шлемов данной группы является наличие четко выраженного центрального вертикального ребра, проходящего в области тульи. Шлемы именно такой конструкции получили наибольшее распространение в среде западноевропейской феодальной конницы в XI в. Щиты, по всей видимости, не имели сколь либо значительного распространения в среде венгерских всадников до момента формирования феодальной конницы, оснащенной и организованной по европейскому образцу, в среде которой щит (в XI в. преимущественно миндалевидной формы) занимал важное место.



Облик воина позволяет составить представление о комплексе вооружения венгерского знатного всадника второй половины Х в.
Металлическое защитное снаряжение воина представлено кольчугой и шлемом. Кольчуга, обладающая коротким рукавом и подолом, надета поверх короткорукавой поддоспешной стеганой рубахи (ее наличие является гипотетическим допущением). Сферо-конический шлем всадника имеет сегментноклепаную конструкцию и состоит из четырехчастного корпуса и воронковидного навершия (шлем из Археологического музея в городе Печь, Венгрия). Под волнистые боковые края лобной и затылочной пластин данного шлема подложены выступающие медные полосы, имеющие волнистый край и прочеканенные полусферическими выступами. Навершие шлема отделано подтреугольными вырезами, идущими по нижнему краю. К нижнему краю шлема посредством кожаной полосы, надетой на специальные скобы (проволочные кольца), крепится сплошная круговая бармица, полностью закрывающая лицо воина (гипотетическое допущение).

Вооружение всадника состоит из лука, меча, копья и топорика. Сложносоставной лук сигмообразной формы убран в кобуровидный колчан, отделанный серебряными с позолотой бляшками, повешен на заднюю луку седла. Меч состоит из клинка (длина клинка850 мм, ширина 50 мм), изготовленного в рейнских мастерских, и сабельного эфеса местного венгерского производства. Копье снабжено наконечником, состоящим из конусовидной втулки, отделанной линейным тушированным орнаментом, и ланцетовидного пера. К верхней части древка прикреплен флажок, украшенный вышитым изображением сокола. Топорик воина, по всей видимости, изготовлен на территории Северного Кавказа или в Предкавказье, на что указывает его общая форма и конструкция.

Пояс воина украшен многочисленными серебряными бляхами, покрытыми стилизованным растительным орнаментом и частичной позолотой. Данный богато выполненный пояс призван подчеркнуть высокий социальный статус своего владельца, входящего в состав родоплеменной или межплеменной военной знати. К поясу подвешена не менее богато украшенная гравированным и чеканным растительным и звериным орнаментом поясная сумочка (так называемая «ташка»), клапан которой изготовлен из металла (найдена в Поволжье). Рукоять плетки, надетой на правую руку воина, украшена костяным стилизованным изображением совиной головы.



Изображен мадьярский всадник конца IX — начала X вв., в основу реконструкции облика которого положены археологические находки, происходящие из предположительно мадьярских погребений с территории Южного Урала.

Корпус воина защищает кольчуга с коротким рукавом и подолом (курган № 31 Легеревского курганного могильника), поверх которой надет безрукавный кафтан, застегивающийся на пуговицы. На голове всадника шлем клепаносегментной конструкции. Корпус шлема склепан из четырех частей таким образом, что лобовая и затылочная пластины, имеющие волнистый край, находят на боковые пластины. Конструкция шлема дополнена воронковидным навершием и Т-образным наносником. Шею воина защищает бармица, пришнурованная к кожаной полосе, которая в свою очередь крепится к нижнему краю венца шлема посредством шнуровки через пробитые в нем отверстия (реконструкция предполагаемого облика шлема из насыпи кургана № 6 Каранаевского курганного могильника). Шлем не имеет подшлемника и надет на головной убор кочевника, представляющий собой конусовидный колпак, изготовленный из войлока либо шерстяной ткани и отороченный по нижнему краю мехом. Воин вооружен сложносоставным луком сигмообразной формы, убранным в расчехленный кобуровидный налуч. Стрелы убраны в трапециевидный колчан, изготовленный из дерева, бересты; колчан обтянут кожей и снабжен металлическими деталями (погребение 1 кургана№ 7 Каранаевского курганного могильника).
Комплекс холодного оружия воина состоит из палаша, боевого топорика и пики. Эфес палаша состоит из ладьевидной крестовины с уплощенными, незначительно расширяющимися концами, прямой деревянной рукояти и грушевидного навершия (погребение 4 кургана № 7 Каранаевского курганного могильника). Топорик, которым вооружен воин, происходит из кургана № 16 Легеревского курганного могильника, а пика была обнаружена в насыпи кургана № 7 Каранаевско го курганного могильника.



1Елмань — расширение к концу сабельной полосы.
2Таушировка — насечка металлической фольги или проволоки.
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Б. Т. Рубцов.
Гуситские войны (Великая крестьянская война XV века в Чехии)

М. А. Заборов.
Введение в историографию крестовых походов (Латинская историография XI—XIII веков)

Аделаида Сванидзе.
Ремесло и ремесленники средневековой Швеции (XIV—XV вв.)

А. А. Сванидзе.
Средневековый город и рынок в Швеции XIII-XV веков

Вильгельм Майер.
Деревня и город Германии в XIV-XVI вв.
e-mail: historylib@yandex.ru