Реклама

Борис Спасский.   История физики. Ч. I

§ 27. Биографические сведения о М. В. Ломоносове

Великий русский ученый М. В. Ломоносов занимает в истории физики XVIII в. особое место. Его взгляды на физические явления, научные устремления и направление деятельности в этой науке не совпадали с основным направлением развития физики в этот период. Эти особенности объясняются, во-первых, обстановкой, которая окружала его в России, а во-вторых, необычной для ученого биографией.

Естествознание в России начало развиваться позднее, чем на Западе. В XVII в. Россия была еще феодальной страной, что определяло состояние ее культуры. Важную роль в культурном развитии играла церковь, в руках которой полностью находилось просвещение. Существовавшие тогда высшие учебные заведения (Киевская и Московская академии) были духовными школами. Преподавание носило схоластический средневековый характер. Ни о каком подлинном изучении естественных наук не могло быть и речи. Отрывки естественнонаучных знаний, которые сообщались учащимся, излагались по Аристотелю. Никакие систематические научные исследования в России в области естествознания не проводились. Если на Западе в XVII в. существовали научные организации, общества, издавались научные труды, то в России ничего подобного не было. Только при Петре I в развитии русской культуры наступил перелом. Петр посылал русских молодых людей за границу для обучения военному, а также морскому и инженерному делу. Он открыл в России светские школы, в том числе и технические. При Петре I в России начала издаваться на русском языке научная И научно-техническая литература. Наконец, после его смерти в 1725 г. начинает работать Петербургская Академия наук, созданная по проекту Петра. В Академии наук впервые в России начинают проводиться научные исследования, результаты которых публикуются в изданиях Академии. В России развивается наука и прежде всего естествознание.


Михаил Васильевич Ломоносов

Однако естествознание развивается в России иначе, чем на Западе, где оно было тесно связано с развитием буржуазии, которая с самого начала взяла науку под свое покровительство. Она использовала ее в производстве, и как идеологическое оружие в борьбе против феодализма, в частности, против католической церкви. Россия же и в период реформ Петра I и непосредственно после них продолжала оставаться феодальной страной. Капиталистические отношения еще только зарождались.

Наука в России появилась как необходимое условие выполнения реформ, задуманных Петром. Преобразуя русское государство» укрепляя его военную мощь, пробиваясь к выходу в море, он вполне ясно понимал, что эти задачи нельзя решить, не ликвидировав экономической, культурной и технической отсталости России, не развивая технические знания и науки, не доведя их до западноевропейского уровня. Ломоносов говорит о Петре I:

«...тогда усмотрел ясно, что ни полков, ни городов надежно укрепить, ни кораблей построить и безопасно пустить в море, не употребляя математики, ни оружия, ни огнедышащих махин, ни лекарств поврежденным в сражении воинам без физики приготовить, ни законов, ни судов правости, ни честности нравов без учения философии и красноречия ввести, и, словом, ни во время войны государству надлежащего защищения, ни во время мира украшения без вспоможения наук приобрести невозможно»1.

Таким образом, задача развития науки для Петра I была государственной. Для ее быстрого решения нельзя было дожидаться, пока в России вырастут свои научные кадры, и он вынужден был пойти по другому пути: пригласить ученых из-за границы, предоставив им необходимые условия для научной работы, и использовать их достижения в целях развития производительных сил страны, для укрепления ее военной мощи и т. д. Предполагалось, что эти ученые с течением времени подготовят и национальные научные кадры. С таким расчетом была задумана и создана Петербургская Академия наук. Она была целиком укомплектована иностранными учеными. С особой тщательностью производился отбор ученых, работавших в области физико-математических наук. Среди ее академиков были крупнейшие ученые того времени, такие, как Даниил Бернулли, Эйлер и др. При Академии был создан хорошо оснащенный физический кабинет для экспериментальных исследований. Петербургская Академия наук скоро приобрела славу «знатнейшего» научного учреждения мира, особенно в области физико-математических и вообще естественных наук.

Перед Академией наук стояла также задача распространения научных знаний среди русского общества. Здесь она встречала сильное противодействие со стороны церкви, боявшейся проникновения идей, ведущих к «натурализму» и «безбожию». Государство также опасалось возможности распространения вредных политических идей. Церковь препятствовала изданию книг, в которых излагалась «коперникианская ересь» или учение о множественности миров. Уже в 1757 г. Синод требовал запрещения книги Фонтенеля «Разговоры о множественности миров», переведенной на русский язык Кантемиром:

«...дабы никто отнюдь ничего писать и печатать как о множестве миров, так и о всем другом, вере святой противном и с честными нравами несогласном, не отваживался, а находящуюся ныне во многих руках книгу о множестве миров, Фонтенеля,... указать везде отобрать и послать в Синод».

Наука в России развивалась в обстановке глубоких противоречий. С одной стороны, правительство понимало, что без нее невозможно совершенствовать армию и морской флот, развивать производительные силы, а с другой стороны, меньше всего стремилось распространять научные знания среди населения, правильно полагая, что оно ведет и к распространению материалистических и атеистических, а также и «вредных» политических идей. Противоречивое отношение к науке и просвещению со стороны государства способствовало развитию уродливого явления, имевшего место в Петербургской Академии наук, да и вообще среди господствующих классов, — преклонения перед всем иностранным. Приглашая иностранных ученых, Петр I полагал, что одна из их главных задач — подготовка отечественных кадров ученых. Для этого при Академии были созданы университет и гимназия. Однако вместе с крупными учеными в Академию проникли и иностранные дельцы, которые особенно процветали во время царствования Анны Иоанновны. Царица окружила себя немцами во главе с Бироном. Они занимали высокие должности, в том числе и в области организации науки и просвещения.

Привилегированное положение немецкие чиновники от науки получили и в Академии наук. Правитель академической канцелярии немец Шумахер стал фактическим хозяином всей Академии и заботился только о чинах и наживе. Он тормозил подготовку русских национальных научных кадров, создавал тяжелые условия для неугодных ему академиков. В результате его деятельности из России уехали крупнейшие ученые (Бернулли, а затем Эйлер, который вернулся в Россию только в 1765 г.). Немецкие чиновники наживали капиталы и верно служили царскому правительству. Пытаясь играть руководящую роль в русской культуре, иностранцы распространяют клевету на русский народ, заявляя, что «из русских ни ученых, ни художников не может быть». Верхушка правящего класса вместе с правительством в послепетровское время поддерживает эту клевету. Среди господствующего класса в России развилось преклонение перед всем иностранным, что явилось одной из причин его реакционного отношения к просвещению. Таково было положение науки, когда в Академию наук пришел Ломоносов.

Как уже говорилось, путь Ломоносова в науку был необычен. Родился он в 1711 г. в одной из деревень, расположенных на Курострове близ Холмогор, в семидесяти километрах от Архангельска. На севере России в то время не было помещичьего землевладения. Крестьяне владели землей на правах общественного землепользования. Отец Михаила Васильевича Ломоносова был зажиточным крестьянином-помором, занимавшимся рыбным промыслом. На севере России сравнительно широко была распространена грамотность. Немало крестьян умели читать и писать, у некоторых из них были свои книги и не только духовные, но и светские. Михаил Васильевич довольно рано по тем временам научился читать и писать. К двенадцати годам он уже читал в приходской церкви не хуже старых начетчиков. Особенно сильное влияние на развитие молодого Ломоносова оказали светские книги, попавшие ему в руки. Это «Грамматика Смотрицкого и «Арифметика» Магницкого. Они познакомили Ломоносова с началами науки и разожгли жажду научных знаний, желание овладеть наукой, дающей возможность господствовать над природой. Однако осуществить эту мечту на родине Ломоносова было невозможно. В единственное Холмогорское духовное училище людей «подлого» происхождения не принимали. И вот в 1730 г. вопреки воле отца девятнадцатилетний юноша отправился в Москву учиться. В Москве Ломоносову удалось добиться принятия в Московскую духовную академию. Чтобы попасть в эту академию, Ломоносову пришлось выдать себя за сына дворянина, так как по указу Синода сюда крестьянских детей не принимали. Пять лет проучился Ломоносов в академии, терпя крайнюю нужду и лишения. Но чем дальше, тем яснее он понимал, что здесь нельзя получить самого главного — естественнонаучных знаний, так как обучение носило духовный, схоластический характер. В 1734 г. Ломоносов добился поездки в Киевскую духовную академию, но в здесь находит «пустые только словопрения аристотелевской философии», и неудовлетворенный возвратился в Москву. В следующем году происходит важнейшее событие в жизни Ломоносова, которое открыло путь к вершинам науки. По распоряжению сената двенадцать лучших студентов Московской академии были посланы для обучения в Академию наук. Среди них был Ломоносов. Он пробыл в Академии восемь месяцев, а затем был командирован за границу для дальнейшего образования. Ломоносов сначала обучался в Марбургском университете у Христиана Вольфа, а затем во Фрейбурге у немецкого химика Генкеля, специализируясь по металлургии и горному делу. В 1741 г. Ломоносов вернулся в Петербург в Академию наук, где протекает вся его последующая деятельность. После некоторой проволочки со стороны правителя академической канцелярии Шумахера Ломоносов назначен адъюнктом Академии наук» а в 1745 г. произведен в профессора по кафедре химии, т. е. стал академиком.

Научная деятельность Ломоносова была чрезвычайно многообразной. Будучи профессором химии, он уделял большое внимание исследованиям по физике, кроме того, занимался астрономией, геологией, географией и другими науками. Ломоносов интересовался и гуманитарными науками, вел исследования в области истории, занимался филологией, писал стихотворения и оды. Мозаичные картины Ломоносова отличаются большим художественным мастерством. Общеизвестны его картины: портрет Петра и Полтавская битва.

Ломоносов одновременно был и выдающимся общественным деятелем. Много сил он отдал развитию науки в России, распространению знаний среди русского народа. Здесь Ломоносов выступает перед нами как неутомимый и энергичный борец против царских чиновников и духовенства, против всех, кто препятствовал развитию отечественной науки и распространению образования в России. Ломоносову фактически принадлежит заслуга в создании первого высшего учебного заведения в России — Московского университета.

В Академии наук Ломоносов вел борьбу против преклонения перед иностранцами, против правителя академической канцелярии Шумахера, препятствовавшего подготовке национальных кадров ученых, засорявшего Академию наук малоквалифицированными иностранными учеными.

Ломоносов оставил неизгладимый след в истории русской культуры. Это понимали передовые русские люди, восхищаясь его деятельностью, поднимая имя Ломоносова как патриотическое знамя русской самостоятельной культуры. Великий русский поэт А. С. Пушкин писал:

«Соединяя необыкновенную силу воли с необыкновенной силой понятия, Ломоносов обнял все отрасли просвещения. Жажда науки была сильнейшей страстью сей души, исполненной страстей. Историк, ритор, механик, химик, минералог, художник и стихотворец,— он все испытал и все проник».

Восхищаясь многосторонней научной и просветительской деятельностью Ломоносова, направленной на пользу отечества, Пушкин назвал его «первым русским университетом». Восторженно отзывался о Ломоносове В. Г. Белинский:

«...на берегах Ледовитого моря, подобно северному сиянию, блеснул Ломоносов. Ослепительно и прекрасно было это явление! Оно доказало собой, что человек есть человек во всяком состоянии и во всяком климате, что гений умеет торжествовать над всеми препятствиями, какие не противопоставляет ему враждебная судьба, что, наконец, русский способен к всякому великому и прекрасному»
2.

И в наше время образ М. В. Ломоносова не тускнеет, наоборот, величие его дел становится еще более ярким. С. И. Вавилов отмечает:

«Наш язык, наша грамматика, поэзия, литература выросли из богатейшего творчества М. В. Ломоносова. Наша Академия наук получила свое бытие и смысл только через М. В. Ломоносова. Когда мы проходим по Моховой, мимо Московского университета, мы помним, что деятельность этого рассадника науки и просвещения в России есть развитие мысли М. В. Ломоносова»3.




1Ломоносов М. В. Полн. собр. соч., Т. III. М.—Л., Изд-во АН СССР, 1952, с. 19.
2Белинский В.Г. Избранные сочинения. М., ОГИЗ, 1947, с. 15.
3Вавилов С. И. Собр. соч. Т. III. М., Изд-во АН СССР, 1956.
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Артур Орд-Хьюм.
Вечное движение. История одной навязчивой идеи

Борис Спасский.
История физики. Ч. II

Борис Спасский.
История физики. Ч. I

И. М. Кулишер.
История экономического быта Западной Европы.Том 1

И. Д. Рожанский.
Античная наука
e-mail: historylib@yandex.ru