Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Борис Башилов.   "Златой век" Екатерины II. Масонство в царствование Екатерины II

IV. Начало "философского" века в России

 
       "...В конце июня 1762 г. началось царствование Екатерины II, Императрицы-философа XVIII века. Мудрецы Европы заметили восходящую звезду нового просвещения еще тогда, когда Екатерина была Великой Княгиней, и с радостью приветствовали ее восшествие на престол, обещавшее богатые плоды для господствовавшего настроения века. Надежда их не обманула; в России тоже начался философский век." 6
       Философ С. Франк в своей статье "Религиозно-исторический смысл русской революции" пишет: "Исторические истоки нигилизма восходят к вольнодумному кружку вельмож Екатерины II, т. е. к французскому просветительству 18 века." 7 Вольтерьянство в первый период своего развития не было плодом убежденного отрицания религии, это был род бессмысленного поветрия, но как все умственные эпидемии, оно было чрезвычайно заразительным, захватывая постепенно широкие слои образованного общества, а затем начало проникать и в низшие слои народа.
       Екатерина переписывалась со многими французскими философами, которые идейно подготавливали так называемую "великую" французскую революцию. "Императрица-философ" предлагала им издавать в России запрещенные французским правительством книги, в том числе и знаменитую Энциклопедию, в которой сотрудничало большинство духовных развратителей французского народа.
       И действительно, в эпоху царствования Екатерины Второй увлечение французской просветительной философией дошло до апогея. Масоном Вольтером увлекалась Екатерина II, увлекались им и многие образованные русские люди того времени, дух которых был "предан короне французской" и которые все меньше и меньше походили на русских. Вольтер был сделан членом Российской Академии Наук. Вольтеру было поручено написать историю Петра Великого. Библиотеки помещичьих усадеб были переполнены сочинениями Вольтера и других энциклопедистов. Сидя в вольтеровских креслах помещики почитывали произведения Вольтера. Почитывали Вольтера и мелкие чиновники, которые не имели вольтеровских кресел. Мелкие дворяне и семинаристы наравне с крупными барами становились якобинцами и деистами. Интерес к личности Вольтера был настолько велик, что в газете "Московские Ведомости", рядом с важнейшими политическими и правительственными сообщениями публиковались, какие распоряжения отдавал Вольтер своей племяннице.
       Вольтер славил в своих сочинениях и Петра I и Екатерину. Дидро противодействовал печатать во Франции сочинения, разоблачающие лицемерную игру "Императрицы-философа".
       Фаворит Екатерины Григорий Орлов и Кирилл Разумовский приглашали приехать в Россию Руссо, гарантируя ему "тихую и приятную жизнь".
       Вскоре после захвата власти Екатерина звала Дидро в Петербург и обещала ему помочь закончить издание "Энциклопедии", запрещенной во Франции. Д’Аламбера она приглашала быть воспитателем Павла.
       Запрещенное во Франции сочинение Мармонтеля "Велизарий" было переведено на русский язык придворной знатью и Екатериной. Друг Екатерины княгиня Дашкова печатала в своем журнале "Невинное упражнение" отрывки из сочинения материалиста Гельвеция. Племянник Потемкина издавал свои переводы произведений Руссо. Сын церковнослужителя Н. Данилевский перевел "Социальную Систему" материалиста Гольбаха.
       Дело дошло до того, что короли Европы стали смотреть на Екатерину и ее окружение "как на гнездо самых революционных идей, во Франции наряду с опасными сочинениями либералов, запрещен был наказ Екатерины, как книга, подрывающая основы Государства".
       Подражая Екатерине, переписывались с французскими философами и многие вельможи, как Разумовский, Бецкий, Шувалов, Голицын, Дашков, Орлов и многие другие, доморощенные вольтерьянцы. Каждый в это время хотел прослыть "вольтерьянцем" и философом". Тот, кто не был "философом", расценивался как отсталый суевер, невежественный фанатик, почти сумасшедший.
       "Первое поколение, при котором началось царствование Екатерины, было еще не совсем твердо в своем вольнодумстве, помнило религиозные предания своего детства и, как легко переходило к вольтерьянству, так же легко могло снова возвращаться к покинутым верованиям... Но следующие поколения, воспитавшиеся уже среди самого философского движения, почти вовсе не имели органа религиозности, так и умирали с хулами на религию. После Екатерины по барским усадьбам во всех концах России можно было во множестве встречать подобного рода бар, наводивших своим безбожием истинный ужас на всех жителей своего околотка." 8 Л. В. Нащокин писал о своем отце:
       "...Вообще он никого не почитал не только высшим себе. Кн. Потемкин заметил, что он и о Боге отзывался хотя с уважением, но все как о низшем по чину, так что, когда он был генерал-майором, то на Бога смотрел, как на бригадира, и сказал, когда отец, мой был пожалован в ганерал-поручики: "Ну, теперь и Бог попал у Нащокина в 4-й класс, в порядочные люди." 9
       Произведения французских философов в России с разрешения Екатерины печатались открыто. Издавалось много русских переводов, чтение которых поощрялось императрицей-философом. Имелось только 60 переводов произведений Вольтера.
       Большинство этих переводных произведений преследовало цель подорвать веру в Бога. "Толковали о веротерпимости в известном смысле индифферентизма, все догматические учения и споры осуждались и осмеивались, при чем вся религия сводилась или на чистый деизм, или даже на одну мораль...
       Встречаем выходки против веры в будущую жизнь, намеки на то, что человек есть против веры в будущую жизнь, намеки на то, что человек есть такой же продукт природы, как все живое на земле и т.п." 10
       Те же самые мысли развивали в своих сочинениях и русские "вольтерьянцы". Христианство в них именовалось "законом", а православие "народным умоначертание". Поклонник Вольтера и Беля, Болтин, проявлениями суеверия считал, например, молитву при входе в дом, перед приятном пищи, посты и т. д. Допетровскую Русь Болтин изображал как время религиозного обмана и диких суеверий. Духовенство он определяет как злую силу истории, причину невежества народа и что, чем духовенство образованнее и влиятельнее, тем это хуже для народа и государства. Такие идеи Болтин мог проповедовать безбоязненно, так как такие же мысли высказывала в своих сочинениях и сама Екатерина. Умственное вольнодумство приводило к нравственной распущенности...
       "Век Екатерины оставил на себе память, как век непрерывных праздников, пышных балов, дорогих обедов, изумительной роскоши, на которую проматывались громадные состояния и перед которой совершенно бледнела роскошь времен Елизаветы. Жизнь образованного общества представляла из себя что-то вроде пира Вальтасара, где оно прокучивало все свои и материальные и нравственные силы." 11
       Запрещенные для перевода книги распространялись в рукописях. Митрополит Евгений свидетельствует, что "Письменный Вольтер становится у нас известен столько же, как и печатной" и что "сокровенными путями повсюду разливается вся его зараза". В 70 годах у нескольких лиц были обнаружены рукописи антирелигиозных сочинений: "Разоблаченное христианство" Гольбаха, "Разговор между монахом и добрым человеком" и другие произведения Вольтера.
       Переводчик Винский пишет, что не только дворяне, но и в "состояниях низших сочинения Вольтера" читаются с крайней жадностью. 12 Сын писаря А. В. Никитенко сообщает, что его отец "высоко ценил Вольтера и ни мало не смущался его скептическими воззрениями." 13 Секретарь Екатерины Теплов сообщает, что мещане тоже "вменяют себе в стыд не быть с Вольтером одного мнения." 14 В. А. Левшин свидетельствует, что "разнасаждение французского православия пустило свои корни еще далее: начали французить купцы и холопы." 15
 
6Л. Знаменский. "Руководство к русской церковной истории". Казань. 1886г.
7"Проблемы русского религиозного сознания". Прага.
8Л. Знаменский. "Руководство к русской церковной истории".
9Записки Нащокина им диктованные в Москве. 1830 г.
10Л. Знаменский. "Руководство к русской церковной истории".
11П. Знаменский. "Руководство к русской церковной истории".
12Винский. "Мое время". СПб. 1916 г., стр. 45.
13А. В. Никитенко. "Моя повесть о себе самом". Т. I. СПб. 1904, стр. 6.
14Д. И. Фонвизин. "Чистосердечное признание в делах моих и помышлениях".
15В. А. Левшин. "Русские сказки", ч. I, м. 1780, стр. 2.
загрузка...
Другие книги по данной тематике

В.С. Брачев, А.В. Шубин.
Масоны и Февральская революция 1917 года

Николас Хаггер.
Синдикат. История создания тайного мирового правительства и методы его воздействия на всемирную политику и экономику

Джон Аллен.
Opus Dei

Энтони Саттон.
Уолл-стрит и большевистская революция
e-mail: historylib@yandex.ru
X