Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Борис Башилов.   Враг масонов N1 (масоно-интеллигентские мифы о Николае I)

IX

 
       Такую же излишнюю снисходительность проявляет Николай I и ко второму основателю Ордена Русской Интеллигенции — Михаилу Бакунину, проповедовавшему, что "Страсть к разрушению есть в то же время творческая страсть", принимавшему активное участие в организованных масонами в разных странах Европы революциях, мечтавшему о том райском времени, когда "Высоко и прекрасно взойдет в Москве созвездие революции из моря крови и огня, и станет путеводной звездой для блага всего освобожденного человечества." Косидьер, бывший парижским префектом во время революции 1848 года, сказал про Бакунина: "В первый день революции это — клад, а на другой день его надо расстрелять".
       За участие в революциях Бакунин дважды (в Саксонии и в Австрии) приговаривается к смерти. От смертной казни Бакунин спасается только благодаря тому, что австрийское правительство решило, поскольку он является русским подданным, выслать его в Россию.
       Как же поступил Николай с Бакуниным, который призывал поляков к восстанию против России и всячески клеветал на него на революционных митингах и в европейской прессе? За одни только призывы к восстанию поляков против России, на основании существовавших законов Николай I мог предать Бакунина полевому суду, который так же как и европейские суды приговорил, бы Бакунина к смертной казни. Дадим сначала слово Г. Адамовичу уличающего Г. Гуля в беспардонном вранье по адресу Николая I. "В "Скифе в Европе", — пишет Г. Адамович, — Николай — человек взбалмошный, гневливый, ограниченный, словом самодур и "прапорщик" до мозга костей. Но под конец повествования, там, где факты говорят сами за себя, возникает некоторое психологическое противоречие: в соответствии с тем представлении о царе, которое складывается при чтении первых трех четвертей книги, Николай должен бы доставленного в Россию Бакунина немедленно повесить. Но царь, — правда, заключив "мерзавца" в крепость, — предложил ему написать свою "исповедь", а прочтя написанное, сказал: "он умный и хороший малый". Об этом рассказано в "Былое и Думы" у Герцена так же, как теперь у Гуля. Получается явная неувязка. Кое в чем Гуль с Герценом расходятся."
       Расхождение же заключается в том, что Гуль врет дольше даже, чем Герцен. "Никогда специально Бакуниным не занимавшись, — пишет Адамович, — я не берусь судить на чьей стороне историческая правда. По Гулю, разъяренный царь потребовал сначала от саксонского, а затем от австрийского правительства выдачи государственного преступника. На докладах о Бакунине Николай будто бы кричал: "Достану и заграницей, не допуская и мысли, чтобы кто-нибудь осмелился его ослушаться. А Герцен пишет: "Австрия предложила России выдать Бакунина. Николаю вовсе не нужно было его, но отказаться он не имел сил".
       Адамович цитирует Герцена не точно. На самом деле Герцен пишет: "В Ольмюце Бакунина приковали к стене и в этом положении он пробыл полгода. Австрии, наконец, наскучило даром кормить чужого преступника; она предложила России его выдать; Николаю вовсе не нужно было Бакунина, но отказаться он не имел сил". "Бакунин написал журнальный leading article. (Передовую статью (англ.). — Б. Б.) Николай и этим был доволен. "Он — умный и хороший малый, но опасный человек, его надобно держать взаперти". И три целых года после этого высочайшего одобрения Бакунин был схоронен в Алексеевском равелине".
       Оказавшись в Петропавловской крепости Бакунин стал действовать по "Катехизису революционера" — то есть постарался обмануть царя видимостью раскаяния. Писал Николаю заискивающие, подхалимские письма, которые подписывал: "молящий преступник Михаил Бакунин" или "Потеряв право назвать себя верноподданным Вашего Императорского Величества, подписываюсь от искреннего сердца кающийся грешник Михаил Бакунин".
       Письма к Николаю и написанная им "Исповедь" написаны в таком униженно-пресмыкательском тоне, что их противно читать. Ни в чем Бакунин, конечно не раскаивался и не собирался раскаиваться: он просто старался добиться разных поблажек. Александр II выпустил Бакунина из крепости взяв с него честное слово, что он не будет заниматься больше революционной деятельностью. Бакунин, конечно, обманул его. Бакунин бежал из Сибири в Америку, откуда снова приехал в Европу. Пытался принять участие в польском восстании 1863 года, принял участие в организации Первого Интернационала, принимал участие в восстаниях в Болонье и Лионе.
 
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Юрий Мухин.
Лунная афера США

Николай Боголюбов.
Тайные общества XX века

А.Л.Никитин.
Эзотерическое масонство в советской России. Документы 1923-1941 гг.
e-mail: historylib@yandex.ru
X