Реклама

Артур Орд-Хьюм.   Вечное движение. История одной навязчивой идеи

Вечный двигатель Редхеффера

Филадельфия — город, являющийся с самого начала своего существования крупным административным и промышленным центром Соединенных Штатов Америки, — стал родиной нескольких весьма примечательных вечных двигателей. Сегодня в филадельфийском институте Франклина демонстрируются два механизма, авторы которых были увлечены столь трудными поисками вечного движения. Создание обоих механизмов связано с образованием предприятий, стоивших их доверчивым владельцам немалых денег, постепенно перекочевавших в карманы лжеизобретателей.
Чтобы рассказать историю более раннего из этих двух проектов, нам придется вернуться в 1812 год. В этом году в Филадельфии появился человек по имени Чарльз Редхеффер (иногда его фамилия произносится как Редхофер или Редхифер) вместе с диковинным аппаратом. Желающие посмотреть на работу машины Редхеффера могли сделать это в его доме на окраине города, где она была установлена. В те далекие дни изобретения такого рода возбуждали острое любопытство огромного числа людей, то самое любопытство, которое затем постепенно было утрачено последующими поколениями.
Машина Редхеффера работала день и ночь, не требуя за собой никакого ухода. Как и следовало ожидать, возбуждение городской публики скоро достигло своего предела. Неужто это был долгожданный вечный двигатель?
Заключались пари на огромные суммы относительно подлинности изобретения.
Некто Чарльз Гоберт, инженер-строитель, вероятно (я не могу отделаться от этого чувства) оплачиваемый Редхеффером, 12 июля 1813 года поместил в городской газете объявление следующего содержания: «Я объявляю, что готов по первому же предложению заключить одно или несколько пари на сумму от шести до ста тысяч долларов и за пару дней доказать с помощью математических расчетов и ряда экспериментов, что изобретение мистера Редхеффера подлинно и что в нем бесспорно реализуется принцип вечного движения. Я берусь сделать это в присутствии компетентных судей, избранных из числа наиболее уважаемых граждан города. Пари можно заключать до захода солнца 15 числа текущего месяца».
Тем временем Редхеффер обратился к городским властям с просьбой о выделении ему денежных средств на дальнейшее совершенствование великого изобретения. Отцами города была назначена комиссия, в обязанности которой входило ознакомление с проектом и представление отчета о его реализуемости.

Механизм поместили в одно из зданий на берегу Шилкил-ривер в Филадельфии, куда 21 января 1813 года и явились эксперты. Один из них по имени Натан Селлерс взял с собой сына. Этот мальчик позднее стал отцом профессора Колмена Селлерса, от которого и стали известны подробности описываемых событий.
Когда члены комиссии вошли в дом, они обнаружили, что дверь комнаты, в которой находился загадочный аппарат, заперта. Ключ, как и следовало ожидать, оказался утерянным, и единственное, что оставалось экспертам, — это постараться получше рассмотреть устройство через зарешеченное окно.

Вечный двигатель
Рис. 38.

Члены комиссии считали, что с помощью этой шестеренки непрерывное вращение диска передавалось какому-то механизму, совершавшему полезную работу. Так вот, Селлерс-младший обнаружил, что трением отполированы кромки зубьев диска и шестеренки, которые при этом не должны были участвовать в работе зацепления. Это обстоятельство, чрезвычайно важное для последующего разоблачения Редхеффера, легко пояснить с помощью простой схемы. Если А — вращающийся диск, приводящий шестеренку В в движение в направлении, указанном стрелкой, то, значит, передние кромки зубьев диска будут давить на задние кромки зубьев шестеренки, и вследствие трения при работе зацепления эти рабочие кромки окажутся отполированными. Между тем в модели Редхеффера были отполированы передние кромки зубьев шестеренки и задние диски. Следовательно, не диск вращал шестеренку, а шестеренка диск! Вот это заметил мальчик и сообщил отцу в качестве доказательства того, что вечный двигатель приводится в действие от какого-то скрытого источника энергии.
Согласившись с доводами сына, Натан Селлерс решил, что в интересах других людей, ставших жертвой обмана, и в назидание искателям легкой наживы шарлатану следует преподать хороший урок. О своих намерениях он рассказал Айзе Льюкенсу.

Модель вечного двигателя Редхеффера, хранящаяся во Франклинском институте в Филадельфии
Рис. 39. Модель вечного двигателя Редхеффера, хранящаяся во Франклинском институте в Филадельфии.

В то время Льюкенс готовился занять посты вице-президента Франклинского института и председателя комитета по науке и ремеслам. Этих высоких должностей он добился благодаря своему незаурядному таланту инженера и экспериментатора. Селлерс подробно описал Льюкенсу увиденное им устройство и попросил его сконструировать и изготовить возможно близкую ее копию, которая бы имела особенность, подмеченную наблюдательным мальчиком.
Льюкенс блестяще справился с этой задачей. Созданная им модель устройства состоит из горизонтально расположенного плоского диска, насаженного на центральный вертикальный вал. Вал установлен в опорах. На диске находятся две наклонные площадки на колесиках,
похожие на шахтные вагонетки. На каждой площадке расположено еще по одной маленькой вагонетке, несущей два съемных грузика. Площадки и вагонетки соединены с рычагами. Скатываясь по наклонным площадкам, вагонетки вынуждали их двигаться вперед и посредством рычагов приводили во вращение центральный вал и диск. Модель работала превосходно. Стоило только вынуть грузы из маленьких вагончиков, весь механизм останавливался. Как только грузы возвращались на место, работа устройства возобновлялась.
Однако кажущаяся сплошной опорная подставка в действительности была сделана из тонких деревянных пластин. Внутри ее помещался весьма хитроумно сделанный часовой механизм, достаточно мощный при столь небольших размерах. Вечный двигатель помещался под стеклянным колпаком, украшенным наверху четырьмя шарами. Один из этих шаров был заводным ключом к часовому механизму, и служитель мог каждый день незаметно заводить часы, делая вид, что старательно вытирает пыль со стеклянного колпака. Часовой механизм приводил в движение маленькую пластинку, на которой покоилась опора центрального вертикального вала. Когда из маленьких вагонеток убирались грузы, трение между осью опоры и пластинкой оказывалось недостаточным для передачи непрерывного движения от часового механизма валу. Но стоило только вернуть их на место, сила трения между частями устройства увеличивалась, и пластина начинала вращать вал.
Селлерс и Льюкенс устроили демонстрацию модели и позаботились о том, чтобы при этом присутствовал Чарльз Редхеффер. Вид машины, работавшей по принципу, который ему так и не удалось реализовать, привел Редхеффера в такое изумление, что он тайно предложил Селлерсу большую сумму денег за «секрет» устройства.
Селлерс же, не раскрывая modus operandi (принцип действия) своего вечного двигателя, сделал все возможное, чтобы о разоблачении шарлатана узнало как можно больше людей.
Редхефферу к тому времени уже удалось выкачать сотни долларов из карманов доверчивых жителей Филадельфии, и хотя имя его стало пользоваться в городе дурной славой, он нисколько не сомневался в том, что сумеет повторить свой трюк в Нью-Йорке. В те времена связь между городами была весьма примитивной, и, как правильно рассчитывал Редхеффер, нью-йоркцы не имели ни малейшего представления о скандале, разразившемся в Филадельфии. Поэтому в том же 1813 году Редхеффер начал демонстрировать в Нью-Йорке свой вечный двигатель.

Но если в Филадельфии падению лжеизобретателя способствовали Селлерсы и Айза Льюкенс, то в Нью-Йорке он попал в еще более жесткие руки Роберта Фултона. О роли, которую сыграл этот талантливый инженер-механик в разоблачении Редхеффера, рассказывается в книге «Жизнь Роберта Фултона», написанной в 1817 году Кадуолладером Д. Колденом.
Похоже, Фултон сразу же не поверил Редхефферу, несмотря на устроенную мошенником шумиху вокруг изобретения. Он не поддался царившему в городе ажиотажу и не последовал примеру толпы, ежедневно осаждавшей двери дома в предместье, где был выставлен таинственный аппарат. Но спустя некоторое время друзьям удалось убедить Фултона осмотреть творение Редхеффера.
Войдя в комнату, где находился вечный двигатель, и приглядевшись к его работе, Фултон воскликнул: «Ба, да ведь здесь должна быть заводная ручка!» Он заметил, что устройство вращается с неравномерной скоростью, и пришел к заключению, что оно приводится в движение вручную, с помощью спрятанного где-то привода (добиться при этом постоянной скорости вращения довольно трудно). Кроме того, тренированное ухо уловит, что шум, производимый механизмом, меняется вместе с изменением скорости движения. Если бы этот механизм действительно был вечным двигателем, рассудил Фултон, скорость вращения и уровень шума были бы постоянными.
Расспросив Редхеффера, Фултон во всеуслышание уличил его в мошенничестве. Тот пришел в ярость, однако Фултон настаивал на своем обвинении. Он заявил, что попытается доказать сказанное и готов понести любое наказание, если окажется не прав.
С одобрения всех присутствовавших, за исключением, конечно, самого Редхеффера, Фултон начал снимать тонкие деревянные дощечки. Оказалось, что они не были частью устройства, а, закрывая зазор между рамой механизма и стеной, служили всего лишь подставками. Эти кусочки дерева скрывали тонкий, как струна, ременный привод, проходивший сквозь раму механизма к самому центру вертикального вала основного колеса. Другой конец привода длиной в несколько ярдов тянулся сквозь стену и перекрытия второго этажа к чердаку в задней части дома. На чердаке Фултон обнаружил истинный источник энергии, который приводил в действие вечный двигатель Редхеффера. Это был длиннобородый старик, бывший по всем признакам узником этого дома на протяжении долгого времени. Человек не имел ни малейшего представления о происходящем и сидел на стуле, вращая ручку привода. Толпа посетителей разрушила механизм, а самому Редхефферу удалось спастись бегством. Обман, позволивший нажить солидное состояние, наконец-то был раскрыт.
«В Истории Филадельфии» Шарда и Весткотта есть репродукция рекламной афишки, зазывавшей посетителей на выставку Редхеффера в Филадельфии. Из афишки явствует, что изобретатель имел наглость взимать по пять долларов с каждого мужчины; правда, женщин приглашал взглянуть на диковинку бесплатно.
Профессор Колмен Селлерс в заметке, помещенной в январском номере журнала «Кессирс мэгэзин» за 1895 год, рассказывает, что Айза Льюкенс построил не одну, а две модели предполагаемого вечного двигателя по «принципу» Редхеффера. Одна из них была изготовлена для Франклинского института, а вторая, более поздней конструкции, предназначалась для коллекции филадельфийского музея и в каталоге значилась как «Вечный двигатель Айзы Льюкенса».
Колмен Селлерс писал: «Единственная имеющаяся в моем распоряжении информация относительно более поздней модели получена от одного из моих братьев, которому теперь уже около девяноста лет. Много лет назад он рассказал мне об особенностях, которые отличали старую модель от ныне существующей. Модель, принадлежавшая музею, вероятно, пропала вместе с той частью коллекции Пила, которая погибла при пожаре здания, находившегося на углу Седьмой и Каштановой улиц в Филадельфии.
Мой отец Колмен Селлерс, умерший в 1834 году, был близким другом Айзы Льюкенса и, по всей видимости, по его совету и под его руководством в конструкцию модели были внесены улучшившие ее изменения.
В модели, хранящейся во Франклинском институте, часовой механизм, приводящий в движение колесо, спрятан в основании машины. Вероятно, эти часы никто так и не увидел на протяжении очень многих лет. Заводились они при повороте одного из четырех шаров, венчавших колонны, которые поддерживали раму устройства. С помощью вертикального вала энергия подводилась к основному колесу, на котором помещались наклонные плоскости и вагончики, а затем через цилиндрическую шестерню — ко второму колесу, насаженному на центральный вал. Оба колеса были скрыты в медной обойме. В обойме оставалось еще место для стеклянной пластинки величиной с обычное предметное стекло микроскопа. Вторая такая же пластинка поддерживала нижнее основание приводного вала. Обе стеклянные пластинки можно было вынуть, и, по всей видимости, они не имели никакого отношения к работе механизма. Однако и вертикальный вал основного колеса, и вал, на который была насажена цилиндрическая шестерня, опирались на эти пластинки.
Во второй модели (той, что хранилась в музее) эта часть устройства выглядит совершенно иначе. Ось механизма, находящаяся в стеклянном вкладыше, проходит через подставку — основание, на котором лежит стеклянная пластинка. По виду она напоминает неподвижно закрепленную ступеньку, на которой расположена другая, но уже из отшлифованной стали. Во время работы часов стеклянная пластинка постоянно вращается, но для вращения колеса необходимо, чтобы за счет помещенных в тележки грузов возникло достаточно плотное сцепление между деталями привода. При желании всю модель можно разобрать на части, разложить отдельные детали на столе и рассмотреть внимательно и придирчиво. После того как она будет собрана, а грузы вложены в тележки, движение ее начинается вновь. Сначала оно будет медленным, а под конец Достигнет той предельной скорости, которая достижима при работе часового механизма. Именно благодаря этой особенности в конструкции механизма, позволявшей разбирать и собирать двигатель, часы можно было время от времени заводить, не боясь повредить в механизме какую-нибудь деталь».

Описывая события, происшедшие в нью-йоркском доме Редхеффера в тот памятный день, когда туда явился Фултон, Колден рассказывает, что струна привода подводилась сквозь рейки и раму прямо к вертикальной оси основного колеса. В устройстве было два колеса — одно большое, а второе, зубчатое, поменьше. По мнению Селлерса, на выставке, устроенной Редхеффером в Филадельфии, второе колесо приводило в действие жернов или какой-либо другой механизм, который, в свою очередь, заставлял работать вечный двигатель. Как уже говорилось, это было доказано с помощью тонкого наблюдения Селлерса-младшего. Колден также соглашается с доводами, которые приводили противники Редхеффера в Филадельфии.
Много времени и сил потратил профессор Селлерс на то, чтобы найти людей, помнящих аферу Редхеффера. Удостоверился он и в научной квалификации лиц, которые вошли в состав комиссии, назначенной властями штата. Так, он установил, что одним из экспертов был выдающийся инженер Оливер Эвене. Никто из членов комиссии не сомневался в том, что имеет дело с прямым надувательством. Обширные знания, которыми располагали эти люди, не дали спутать искусную подделку с истинным феноменом природы.
Из всех сохранившихся описаний явствует, что механизм, продемонстрированный Редхеффером в Филадельфии, сильно отличался от того варианта модели, с которым авантюрист появился в Нью-Йорке. В Филадельфии механизм Редхеффера приводил в действие точильный станок, вырабатывая количество энергии, достаточное для заточки стальных инструментов. Один вал станка, находясь подозрительно близко от комнатной перегородки, был замаскирован деревянными брусками и, казалось, не был соединен с механизмом. Высказывалось предположение, что этот вал проходил в соседнюю комнату, где находился человек, приводивший в движение все устройство с помощью обычной заводной ручки.
Спустя некоторое время после начала демонстрации двигателя Редхеффера городской совет Филадельфии вынес решение о создании новой комиссии. Комиссия должна была удостовериться в том, что механизм, работающий по предложенному Редхеффером принципу, сможет поднимать на достаточную высоту такое количество воды, которое удовлетворяло бы потребности жителей города. На следующий же день в городской газете «Аврора» появилась статья, подписанная неким Риттеном Хаузом. Автор ее заявлял, что никто и никогда не видел, чтобы механизм работал дольше половины дня и что вообще все это — сплошной обман.
Страсти постепенно накалялись, и «Аврора» превратилась в арену борьбы сторонников и противников «вечного двигателя Редхеффера». Похоже, что сама газета вместе со своим издателем была на стороне изобретателя перпетуум-мобиле.
Хочется рассказать еще об одной подробности, связанной с той самой моделью вечного двигателя, которая хранится во Франклинском институте и о которой уже столько было сказано на страницах этой книги. На одной из ранних иллюстраций, изображающих модель, художник сверху нарисовал человека, стоящего на тяжелом чемодане и пытающегося с помощью лямок поднять и себя, и чемодан. К самой модели этот рисунок не имел никакого отношения. Вероятно, художник пытался символически выразить мысль о невозможности существования вечного двигателя.

Теперь я хочу рассказать еще об одном вечном двигателе, основанном на ложной идее использования колеса с неуравновешенными грузами. Я решил поместить свой рассказ именно в эту главу по нескольким причинам: во-первых, механизм приводился в действие с помощью скрытого внутри часового устройства, во-вторых, события проходили в еще одном городе штата Пенсильвания, и, в- третьих, изобретателя очередного самовращающегося колеса постигла та же судьба, что и Редхеффера. Приводимые мною сведения заимствованы из статьи, опубликованной в «Сайнтифик Америкэн» за 1 июля 1899 года.
Примерно в 1897 году в небольшом городке Бредфорде, штат Пенсильвания, человек по имени Дж. М. Олдрих продемонстрировал нескольким любопытным машину, которую он называл мотором. Удостоенные такой чести зрители пришли в восторг от действия машины, и изобретатель тут же был вознагражден внушительной суммой. Воодушевленный успехом, Олдрих решил расширить круг избранных, а заодно и пополнить свои карманы. Однако очень скоро публика почувствовала себя обманутой, недовольство росло, и в конце концов Олдрих оказался за решеткой. В тюрьме шарлатан пробыл около четырех месяцев. Люди, ставшие жертвами обмана, не смогли представить убедительные доказательства его вины: им не хватало для этого знаний по физике и механике. Решением суда изобретатель был выпущен из-под стражи.

Вечный двигатель Олдриха. В подставке видно спрятанное там часовое устройство
Рис. 40. Вечный двигатель Олдриха. В подставке видно спрятанное там часовое устройство.

Человек более благоразумный извлек бы хороший урок из случившегося и попытался бы найти иной способ легкой наживы. Однако Олдрих перевез свой аттракцион в другой город и продолжал еще несколько лет жить за счет новых жертв легковерия. Но вот в марте 1899 года один из тех, кто оказывал материальную поддержку изобретателю, завладел моделью и отправил ее на экспертизу в патентное бюро. Квалифицированные эксперты без особого труда установили, что работа устройства основана на механическом принципе, а действительным источником энергии, приводившим мотор в движение, была обыкновенная пружина.
Сама конструкция модели была, однако, очень интересной: некоторые детали ее имели столь необычную форму, что эксперты даже пришли к заключению, будто Олдрих был близок к успеху на пути к созданию действующего вечного двигателя (!). Они решили, что часовой механизм изобретатель ввел в устройство лишь тогда, когда, несмотря на все хитроумные двойные шарниры, наклонные плоскости, кулачки и грузы, он так и не смог преодолеть действие силы трения, в результате которого машина со временем останавливалась. А так как работа устройства, снабженного скрытым источником энергии, производила большое впечатление, автор и воспользовался этим, чтобы возместить свои затраты столь рискованным путем.
Устройство, которое первоначально пытался построить Олдрих, должно было приводиться в действие силой тяжести неуравновешенных грузов. Оно состояло из вращающегося вала, двух поперечных ручек, расположенных на валу под прямым углом друг к другу, и шарнирно закрепленных на. концах этих ручек рычагов — их назначение заключалось в том, чтобы постоянно обеспечивать избыток момента вращения на одной стороне вала. К рычагам крепились дискообразные грузы. Весь механизм мог совершать качательное движение относительно вала в пределах дуги 90°.

Вал вращался по часовой стрелке. Рычаги с грузами крепились к концам ручек таким образом, что в нижней фазе каждого оборота они вытягивались в длину, увеличивая радиус движения относительно главного вала. Находясь же в верхней фазе, они как бы складывались, и при этом грузы описывали дугу меньшего радиуса. В поперечных ручках имелись центральные прорези, благодаря которым ручки могли свободно скользить по телу вала, увеличивая момент вращения в нижней фазе. Как только ручка с шарнирным рычагом и грузом оказывалась немного выше горизонтальной линии, она начинала скользить вперед и вниз. При этом груз на ее противоположном конце еще дальше отбрасывался от центра, увеличивая момент вращения на одной стороне вала и уменьшая на другой. Положение ручек поддерживалось с помощью прикрепленных к ним небольших качающихся рычажков.
Олдрих позаботился о том, чтобы ускорение и скорость вращения устройства были не слишком велики. С этой целью около одной из вертикальных опор, несущих главный вал, он установил центробежный регулятор скорости. Кроме того, любой избыток энергии мог быть устранен с помощью небольшого тормоза, воздействовавшего на маховое колесо, которое находилось на валу устройства.
Похоже, Олдрих действительно рассчитывал, что механизм, сделанный столь искусно, будет работать. Изобретатель был убежден в том, что, благодаря особой конструкции ручек с грузами, этот механизм не только сможет поддерживать вечное движение, но и вырабатывать значительное количество энергии. Можно представить себе, какое глубокое разочарование постигло Олдриха, когда он в первый раз попытался запустить машину и обнаружил, что она недееспособна. Ибо, даже устрани он трение, постоянно присутствующий на валу момент вращения он все равно создать не смог бы (по принципиальным причинам, о которых мы говорили выше). И вот тогда-то изобретатель, видимо, решил хотя бы вернуть затраченные на модель средства и, если удастся, обеспечить себе безбедное существование. После того как обман был вторично раскрыт, а изобретатель не только разоблачен, но и лишен своей модели, корреспондент «Сайнтифик Америкэн» получил доступ к мотору. В считанные секунды рентгеновский снимок подставки обнаружил замаскированный в ней с большим искусством часовой механизм.
Предоставим последнее слово о машине Олдриха редакторам журнала: «Зубчатые колеса часового механизма соединялись с главным валом посредством тонкого стержня, проходящего внутри полой правой зубчатой передачи. Модель, стоящая на нашем редакционном столе, просто шедевр надувательства, причем до мелочей продуманного для того, чтобы направить доверчивых людей по ложному следу. Например, пытаясь скрыть соединительный шов, образовавшийся после того, как часовой механизм был помещен в полую подставку машины, изобретатель выполнил его в виде косого стыка, совпадающего с нижним краем подставки. Сделано это было столь искусно, что заподозрить обман было совершенно невозможно. Иллюзия правдоподобности усиливалась еще и оттого, что все остальные стыковочные соединения были сделаны весьма грубо. Если маленький блок, несущий тормоз, предварительно отвести в сторону, а затем поднять, то взору откроются два отверстия в подставке, служившие для завода часовой пружины. Удивительно, с каким виртуозным артистизмом выполнены все детали устройства! Отверстия, имитирующие червоточины, просверлены с аккуратностью ювелира и вместе с тем выполнены с той нарочитой небрежностью, которая не оставляет сомнения в том, будто по подставке действительно прогулялся настоящий древесный червь.
Глядя на все это, остается только сожалеть, что бесспорный талант изобретателя не нашел себе лучшего применения».
Да, этот лжеперпетуум-мобиле был сделан так же искусно, как и часы, изготовленные сто двадцать лет назад неким Гайзером из Тюбенгена. Он объявил, что нашел оригинальный, хитроумный и очень простой способ осуществления вечного движения. После смерти Гайзера его изобретение подверглось тщательному осмотру, и вскоре обнаружилось, что рама, несущая цилиндры часов, полая. В ней был спрятан другой хитроумно сделанный часовой механизм, который заводился с помощью ключа. Ключ вставлялся в маленькое отверстие, закрытое секундной стрелкой.
Еще один шарлатан по фамилии Адаме в течение восьми или девяти дней демонстрировал в Лондоне вечный двигатель, сильно облегчая при этом карманы своих покровителей. Однажды кто-то из зрителей взялся рукой за какую-то деталь и слегка ее приподнял. При этом он, видимо, отделил от двигателя спрятанный внутри этой детали часовой механизм, характерный звук которого он уловил чутким ухом. Хозяин пришел в ярость, поспешно поставил деталь на место и продолжал демонстрацию. Вернувшись через некоторое время со своим приятелем, посетитель, подозрения которого лишь усилились, уселся с одной стороны работающего механизма, а его приятель с другой. Затем, невзирая на протесты Адамса, они еще раз подняли ту самую деталь, скрывавшую источник шума. Спрятанная внутри подставки заведенная пружина начала раскручиваться, и вскоре звук прекратился. После этого друзья поставили колесо на место и тут же предложили владельцу пятьдесят долларов за то, чтобы он вновь привел механизм в действие. Адаме не смог этого сделать, и друзья позвали полицию. В муниципалитете изобретатель вынужден был подписать соответствующий документ, признаваясь в совершенном обмане.

Вечный двигатель Артура Джильберта, 1902 год
Рис. 41. Вечный двигатель Артура Джильберта, 1902 год

Совсем иначе выглядит проект вечного двигателя, который был предложен Артуром Джильбертом, весьма квалифицированным английским инженером. Схема была помещена на страницах майского номера журнала «Инглиш микэник» за 1902 год. Описание, составленное Джильбертом, начиналось следующими словами: «Свою статью я пишу после двадцатилетних раздумий и экспериментов, приведших меня к глубокому убеждению, что грузы способны постоянно вращаться вокруг оси за счет механического воздействия.
Цель моего изобретения заключается в том, чтобы заставить мотор работать постоянно или в течение необходимого интервала времени безо всякого внешнего воздействия, а только за счет механического взаимодействия его частей, приводя при этом в движение динамо-, электрические и другие машины, требующие для своей работы расхода топлива. Чтобы воплотить в реальность вечный двигатель, я использую работу, совершаемую грузом или грузами. Грузы могут иметь форму дисков, с острыми как нож краями, чтобы рассекать воздух, и должны взаимодействовать с валом, на котором может находиться (а может и не находиться) маховое колесо.
В своей конструкции я использую наклонные стойки, соединенные вместе с верхней частью устройства и укрепленные на наклонном основании. Стойки наклонены под углом приблизительно в 45° в направлении грузов, движущихся вниз, но могут отклоняться и в противоположную сторону...»
В стиле патентного описания автор продолжает рассказывать о машине, которая будто бы «работает сама по себе».
Увы, и этот мотор со всеми его кулачками, пружинами и грузами-дисками, края которых «остры как нож», вечным двигателем так и не стал.
загрузка...
Другие книги по данной тематике

И. М. Кулишер.
История экономического быта Западной Европы.Том 1

В. Ф. Каган.
Лобачевский

Борис Спасский.
История физики. Ч. I

Борис Спасский.
История физики. Ч. II

И. Д. Рожанский.
Античная наука
e-mail: historylib@yandex.ru