Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Алла Александровна Тимофеева.   История предпринимательства в России: учебное пособие

1.2. Исторические условия и особенности предпринимательства в России

   История предпринимательства в России столь же глубока, как и история самой России. Еще в конце I тысячелетия н. э., когда шел процесс становления Древнерусского государства, формировались условия и предпосылки для деятельности первых предпринимателей. Этому способствовало разложение первобытно-общинного строя, имущественное и социальное расслоение общества, развитие различных форм собственности, включая и частную, мобилизация прибавочного продукта, накопление его в руках правящей элиты, углубление общественного разделения труда, что связано с обособлением земледельческого и скотоводческого типов хозяйства на территории Восточной Европы, выделением ремесла, а затем и торговли как специальных форм деятельности.

   Однако условия для развития предпринимательской деятельности в России на протяжении веков были весьма сложными, что объясняется целым рядом природно-географических и исторических факторов.

   Хозяйственная культура восточных славян в значительной мере формировалась под влиянием ландшафта, климатических условий и соседних цивилизаций. Восточные славяне населяли территорию площадью приблизительно 700 тыс. кв. км. Колоссальные просторы России оказали существенное влияние на формирование экстенсивного характера всего развития страны. Часть наиболее работоспособных, энергичных крестьян, не желая мириться с малоземельем, уходила на Север, Дон, Волгу, Северный Кавказ, Сибирь и Дальний Восток. В результате некоторое увеличение производства сельскохозяйственной продукции достигалось преимущественно вводом в оборот новых земель, в то время как в Европе народы были вынуждены повышать производительность труда, его культуру, наращивать знания, развивать ремесла, то есть проводить курс на интенсификацию. Впрочем, необъятность российских просторов не раз спасала державу от гибели.

   Природные условия этой части Восточной Европы довольно разнообразны и чем севернее, тем менее благоприятны для человека: малоплодородные почвы, суровый климат. Территория, на которой образовалось русское централизованное государство, а затем Российская Империя, в основном находилась в зоне величайших в мире лесов, заболоченных земель со сравнительно небольшими тепловыми ресурсами, подзолистыми и дерновоподзолистыми почвами. Климат страны преимущественно континентальный, с резким понижением температуры по мере продвижения к востоку. Характерной чертой климата всегда был недостаток осадков, выпадавших в основном в течение двухтрех месяцев, что в хлебородных районах приводило к засухе, поражавшей страну примерно раз в три года. Ранние заморозки и снежный покров значительно сужали период, пригодный для сельскохозяйственных работ. Русский крестьянин имел в своем распоряжении не более 130 рабочих дней в течение года, и из них 30 уходило на сенокос.

   Находясь в жестком цейтноте, русский крестьянин должен был за это время реально вложить в землю такой объем труда, который европейскому крестьянину, находящемуся в более благоприятных условиях, трудно было даже представить. Практически это означало, что русскому крестьянину приходилось трудиться почти без сна и отдыха, днем и ночью, используя труд всех членов семьи – детей, стариков, женщин на мужских работах и т. д. Крестьянину в Западной Европе ни в средневековье, ни в новое время такого напряжения сил не требовалось. Удобный для сельскохозяйственных работ период длится там 8–9 месяцев.

   Низкая урожайность была связана и с плохим качеством удобрения земель, что определялось слабой базой скотоводства на основной территории России. Из-за отсутствия кормов и дефицита сена российский крестьянин имел малорослый, слабый и малопродуктивный скот, велик был и его падеж.

   Крестьянское хозяйство имело крайне ограниченные возможности для производства товарной земледельческой продукции, а необходимость постоянного участия в земледельческом производстве практически всех рабочих рук крестьянской семьи обусловила узость рынка рабочей силы, сезонный характер деятельности многочисленных промышленных заведений, их расположение ближе к ресурсам рабочей силы, а также и специфику производства.

   Большое значение имела кустарная промышленность. Часть продукции (пушнина и изделия из нее, ткани, мед и т. п.) шла на экспорт. Но ни экспорт, ни производство для местного рынка не давали возможности быстрого накопления капитала. Отсюда – медленное развитие промышленного капитализма и более чем полуторавековое существование крепостного труда в промышленности, а также – корни традиционного вмешательства русского государства в сферу организации экономики. Государство строило железные дороги и пароходы, ведало почтой, телеграфом и т. п. Поскольку все это требовало средств, то с помощью государственного механизма постоянно производилось изъятие известной доли совокупного прибавочного продукта.

   Низкая урожайность, ограниченность размеров крестьянской запашки оказали самое существенное влияние на формирование определенного типа государственности, развитие экономики, культуры, социальных отношений.

   Сравнительно короткое лето, непродолжительный растительный период, возможность града и других неблагоприятных явлений природы требовали сверхконцентрации усилий в определенный период, поздней же осенью и зимой темп работы замедлялся. В. О. Ключевский писал: «Русский человек знал, что природа отпускает ему мало удобного времени для земледельческого труда и что короткое великорусское лето умеет еще укорачиваться нежданным ненастьем. Это заставляло великорусского крестьянина спешить, усиленно работать, чтобы сделать многое в короткое время и впору убраться с поля, а затем оставаться без дела осень и зиму. Так великоросс приучался к чрезмерному кратковременному напряжению своих сил, привыкал работать скоро, лихорадочно и споро, а потом отдыхать в продолжение вынужденного осеннего и зимнего безделья. Ни один народ в Европе не способен к такому напряжению труда на короткое время, какое может развить великоросс: но и нигде в Европе, кажется, не найдем такой непривычки к ровному, умеренному и размеренному, постоянному труду».[15] Русские трудовые привычки отличаются и от трудовых привычек азиатских народов: рисоводство, в частности, требует размеренности и скрупулезности.

   Суровый климат располагает именно к коллективному ведению сельского хозяйства. В России сложились крепкие общинные традиции, которые стали препятствием для развития частной собственности крестьян на землю даже после отмены крепостного права. Естественно, что в течение столетий сложились представления об общине как высшей ценности. При этом община – это традиционные приемы трехпольного натурального земледелия, не оставляющие места для хозяйственной предприимчивости, для товарного производства. Традиционный ритуал сезонных работ позволял существовать «как все», не требовал проявления инициативы и был для большинства крестьян приемлем и привычен.

   Общинная психология отразилась в двух ключевых понятиях: артель и мир.

   Артель, по В. Далю, товарищество за круговой порукой, братство, где все за одного, один за всех; дружина, соглас, общество; братчина… Понятие артели, как случайного добровольного объединения людей с целью согласить их выгоды, появилось в XVII в., но ее следы видны еще в Русской Правде. С давних пор характер артели чисто семейный, а сила ее – в обоюдном согласии и содействии: «артельная кашица гуще живет»; «в семье и каша гуще» и т. д.

   В истории отечественного предпринимательства известны бурлацкие, горнозаводские артели, артели каменщиков, плотников, чернорабочих, рыболовов, позже – биржевые, промысловые, ремесленные, торговые и даже нищенские артели.

   Жизнь в Великороссии не мыслилась без сельского мира, основанного на поземельной зависимости лица от общины и круговой поруке. Мир представлял как бы одну семью, сделавшую коллективистские начала законом: «деритесь, да не расходитесь»; «на миру и смерть красна»; «хоть позади, да в том же стаде». В свое время Л. Н. Толстой назвал эту потребность быть частью целого, частью общей судьбы роевым началом, откуда выросло убеждение писателя, что русский человек – существо удоборуководимое и сам по себе, без начальника и строгого внушения, никуда не двинется. А что же это, как не отсутствие инициативы и необходимость постоянного понукания? Россия, как известно, стала единственной из ставших на путь социализма стран (кроме Монголии), где была проведена национализация земли, а не раздел ее в собственность. Община сыграла свою роль и при организации колхозов в 30-е годы прошлого столетия: землю не надо было обобществлять, поскольку она и не находилась в частной собственности, а общее собрание колхоза в какой-то степени воспринималось преемником мирского схода. Современные ученые роевое начало Л. Н. Толстого не опровергают, но добавляют, что народ русский при этом самоотвержен и терпелив.

   Россия в течение веков развивалась в глубь евразийского континента, находилась вдали от теплых морей, бывших колыбелью древнейших цивилизаций, вдали от развитых коммуникаций древней и средневековой торговли, на чем основывалось процветание многих городов и целых стран Южной и Западной Европы. Внутренние коммуникации страны были чрезмерно растянуты, ее обширные пространства из-за густых лесов, болот были труднопроходимы.

   Центрами хозяйственной жизни стали реки, служившие важнейшими транспортными артериями и летом, и зимой, что дало восточным славянам возможность «включиться» в мировую цивилизацию. Путь «из варяг в греки» превратил Древнерусское государство из окраины Европы в экономического партнера, реки давали пищу, способствовали развитию земледелия и скотоводства, а берега рек были привлекательны для поселений. Меха, мед, воск с давних пор стали важными статьями русского экспорта, а на всей протяженности великого торгового пути возникли торговые города.

   В Западной Европе город с древних времен рассматривался как крепость и как поселение, жители которого занимались в основном не сельским хозяйством, а ремеслом и торговлей. В Древней Руси первоначальный термин «город» обозначал всякое огороженное (укрепленное) место или поселение. Главными причинами создания городов были народный промысел и торг. Древнерусский город формировался в основном из трех элементов: крепости, торга, посада. Как и повсюду, города являлись центрами торговли и предпринимательства, однако они отстали от городов Западной Европы по развитию известных «вольностей», городского самоуправления. Русские города находились в сильной зависимости от княжеской и боярской власти, затем от царской и имперской бюрократии. В силу целого ряда причин внутреннего социально-экономического развития крупные землевладельцы – сначала бояре, затем дворяне, помещики – доминировали в политической жизни страны, именно их интересы государство учитывало в первую очередь. Многие бояре и дворяне занимались предпринимательской деятельностью, но при этом они использовали связи с казной, а еще чаще – опирались на даровой труд крепостных крестьян. Так возникали своеобразные крепостнические предприятия (мануфактуры или барщинные латифундии), доход от которых главным образом шел на непроизводительное потребление их хозяев, возможности совершенствования производства в условиях принудительного труда были крайне ограничены.

   Находясь на крайнем северо-востоке Европы, Россия в меньшей степени, чем многие другие страны, испытала воздействие античных цивилизаций, где высокого уровня развития еще в древности достигли институты частной собственности, предпринимательства в разных формах, сложились нормы соответствующего законодательства (так называемое «римское право»).

   Российское государство изначально складывалось на обширной территории, которая подвергалась нападениям с разных сторон (достаточно сказать о весьма непростых отношениях с кочевниками евразийских степей и более чем двухсотлетней зависимости от Золотой Орды). Для обороны чрезвычайно протяженных границ требовались огромные усилия, не меньше сил расходовалось и на приобретение и освоение новых территорий. Это способствовало развитию сильной государственной власти, которая мобилизовывала достаточно скудные ресурсы обширной малонаселенной страны для решения названных задач. Те же средства использовались и несколько веков спустя, когда шла борьба за приобретение жизненно важного выхода к удобным морям, ширилась экспансия империи в различных направлениях, и обусловили тяжелый налоговый и финансовый гнет, ложившийся на все сословия и в первую очередь – на торгово-промышленное население. С этим связано и развитие крепостного права, которое как крайняя степень несвободы оказывало влияние на многие стороны жизни общества, сковывая и ограничивая энергию многих потенциальных капиталистов. Государственный гнет и крепостное право способствовали бедности значительной части населения, отсюда крайняя узость рынка – также весьма неблагоприятный фактор для развития предпринимательства.

   При явном стремлении к централизации власти в разные периоды российской истории складывалось впечатление, что основные формы предпринимательской деятельности возникали «сверху», то есть в результате решений государственной власти. Полная концентрация власти и богатства, наблюдавшаяся в российской истории, сопровождалась деспотизмом одних, раболепством других, чужебесием третьих и, в конечном итоге, не способствовала развитию отечественного предпринимательства.

   Первые крупные промышленные предприятия XVI–XVII вв. были казенными: Пушечный двор, Оружейная палата, Хамовный двор. В XVII в. появляются первые мануфактуры иностранцев – железоделательные заводы Виниуса, бумажное заведение. Но и эти предприятия были полугосударственными: государство привлекало иностранцев для налаживания нужного казне производства и обеспечивало всем необходимым. За пределами же этой казенной сферы производство оставалось на стадии простого товарного. При Петре I промышленность создавалась административными, внеэкономическими методами. Частные предприятия правительство обеспечивало рабочей силой, иногда сырьем, принимало в казну их продукцию по назначенным «указанным» ценам, давало конкретные задания мануфактуристам (своего рода госзаказы), а если они не справлялись с заданием, наказывало, нередко передавая мануфактуру другому.

   Таким образом, государство рассматривало промышленность как находящуюся в своем ведении и управляло ею административными методами. Ничего подобного в странах Западной Европы не было.

   Законами Екатерины II эта казенная регламентация была ослаблена, но не ликвидирована. Даже в начале XX в., накануне революции, Россия отличалась от стран Запада большим государственным хозяйством, в составе которого были государственный банк, 2/3 железных дорог, большая часть военной и металлургической промышленности, огромные площади земли, в том числе 60 % лесов. Действовал административный аппарат управления хозяйством, а буржуа в России были людьми второго сорта.

   Такой способ производства в свое время К. Маркс назвал «азиатским».[16] При таком способе производства было характерно:

   1) преобладание не частной, а государственной или государственно-общинной собственности на землю;

   2) сохранение общины и общинных традиций, подавление интересов личности коллективным интересам, что имело следствием «восточную стагнацию»;

   3) бесправие жителей страны перед лицом государства.

   Проявление этого способа производства характерно и для России, при этом не могла развиться сколько-нибудь прочная группировка самоуправляющихся местных обществ, отстаивающих гражданские интересы торгово-промышленных сословий. Вся история существования сословно-корпоративных, представительных и политических организаций предпринимателей России показывает, что предпринимательский корпус страны обладал набором отрицательных социальных черт, который и определил его судьбу после 1917 г.:

   – осознание своей второстепенности по сравнению с дворянством, отсутствие желания превратиться в элиту страны;

   – отсутствие общих целей, обоснованных и понятных для людей ориентиров;

   – доминирование групповых интересов над гражданскими, противостояние отраслевых групп;

   – отсутствие сильных корпораций и партий, организационная слабость;

   – отсутствие глубокой интеграции между предпринимательской элитой и массой населения страны.

   Отсюда – недоверие масс, идеология бессеребреничества, дискредитация предпринимательства.

   А. С. Грибоедов (1795–1829 гг.), писатель и дипломат, знаток русской старины, заметил: «Если бы каким-нибудь случаем сюда занесен был иностранец, который бы не знал русской истории за целое столетие, он, конечно бы, заключил из русской противоположности нравов, что у нас господа и крестьяне происходят от двух различных племен, которые не успели еще перемешаться обычаями и нравами».

   Буржуазия не имела опыта политического руководства страной, политической организации общества и, оказавшись в феврале 1917 г. у власти, она не смогла создать свой, буржуазный порядок.

   Кроме того, находясь в определенной оппозиции к царизму, буржуазия в то же время была в зависимости от него. Усиленное вмешательство государства в хозяйственную жизнь, его стремление помогать при этом буржуазии ослабляли ее: покровительственные пошлины защищали от конкуренции с иностранцами, казенные заказы служили важным источником доходов. Оппозиционность к власти, которая тебя кормит, не могла быть достаточно серьезной.

   Российское общество в целом настороженно относилось к предпринимательству: крестьянство с его общинной психологией и убеждением, что лучше быть бедным, но жить по совести; у дворян по отношению к купцам и промышленникам господствовали сословные предубеждения – «черная кость»; значительная часть разночинной интеллигенции была убеждена, что достичь богатства можно только обманом, грабежом: «в аду не быть, богатства не нажить». По меткому выражению Марины Цветаевой (1892–1941 гг.): «Сознание неправды денег в русской душе невытравимо».

   Культ энергичного делового человека, сильной личности не был распространен в российском обществе. Напротив, здесь закрепились (не без помощи популярной художественной литературы и театра, в первую очередь, драматургии А. И. Островского) такие малосимпатичные черты, как непомерная жажда наживы, грубость, самодурство, невежество. Наличие значительных денежных средств, стремление привлечь к себе внимание общества вкупе с отсутствием культуры часто порождало стремление купцов к экстравагантным развлечениям и всякого рода излишествам, «купеческий размах (разгул)» стал в русском языке устойчивой метафорой.

   Поэма Н. А. Некрасова «Современники» нередко приводится в качестве обличительной сатиры на горячку пореформенного предпринимательства в России, но при внимательном перечитывании поэмы видишь, что произведение куда интереснее! В нем удивительная конкретность в портретах предпринимателей с точной «привязкой» во времени и одновременно обобщенных. Как известно, прототипы образов – колоритные фигуры: В. А. Кокорев, Н. Н. Сущов, П. Н. Губонин и др. Названные лица изображены в поэме как стяжатели: на торжестве (презентации, как сказали бы сейчас) при обсуждении идей «Центрального дома терпимости» звучат такие речи:

 

– Лишь бы нам разрешили концессию,

Учредим капитал на паях

И убив мелочную профессию

Двинем дело на всех парусах!

Нет сомнения, что цель учреждения

Наше общество скоро поймет:

Понесут нам свои сбережения

Все кутящие ныне вразброд.

 

   Поэт писал, как видел и, наверно, тогда не мог иначе, но время расставило все на места: Кокорев – ключевая фигура предпринимательства, в сфере его интересов – нефтяные промыслы, банки, строительство… При этом – речи в Английском клубе, брошюра «Миллиард в тумане» с проектом освобождения крестьян, попытка проанализировать связь между вспышками агрессивности царизма и сбоями в экономическом развитии страны.

   Таким образом, все названные лица – люди далеко не с одномерным профилем, а русская литература, имея право на свой высокий нравственный счет, в чем-то грешна перед предпринимателями.

   Многие виды деятельности российских предпринимателей по объективным причинам во все века носили криминальный характер, когда казна что-то монополизировала или запрещала. Законодательство носило такой характер, что в принципе было невозможно отделить незаконные хозяйственные действия от законных. Отчасти потому, что до 1917 г. политическую элиту страны, принимавшую и экономическое законодательство, составляли никогда не занимавшиеся предпринимательством бояре и дворяне. Отчасти потому, что запутанное законодательство создавало возможности для коррупции чиновничьего аппарата. Поэтому поведение предпринимателей России всегда велось ''на грани фола'' и регулировалось не столько формальными законами, сколько нормами, постоянно воспроизводимыми как продукт живого взаимодействия хозяйствующих субъектов. В огромной массе деловые соглашения в России не фиксировались в формальных договорах, а если и фиксировались, то их выполнение оставалось скорее неформальным обязательством сторон. В суд или арбитраж обращались очень немногие предприниматели, да и те мало чего добивались, так как до Петра I на всю страну имелся только один коммерческий суд – в Москве, а несовершенство и бюрократизм судебной системы не изменились до наших дней.

   Между тем соблюдение или нарушение деловых обязательств – один из важнейших элементов отношений, непосредственно определяющих характер деловой этики. При монопольной структуре отечественных рынков и крайней неразвитости средств информации, что не позволяло быстро находить новых деловых партнеров, нарушения контрагентами правил деловой этики часто оборачивались катастрофой. Существует мнение, что в России всегда был «дикий рынок», в котором каждый выживал в одиночку и где ни о какой этике не могло быть и речи. Издревле иностранные путешественники отмечали, что главные черты Московии – «пьянство и коварство», что здесь «всяк истово божится, а потом норовит надуть». Сторонники противоположной точки зрения считают, что у нас в стране, как и на Западе, нечестными средствами всегда можно было отхватить большой куш, но удержаться в деловой среде, имея подмоченную репутацию, было уже невозможно. Говоря о российской традиции, они обычно упоминают «твердое слово». В доказательство обычно приводится купец С. Четвериков, сам разыскавший кредиторов и раздавший до копейки все унаследованные им долги, которые, возможно, уже никто и не ожидал получить.

   Полагать, что все российские купцы – сплошь жулье, вор на воре, нет никаких оснований. Но и нелепо предполагать, что все они подобны Четверикову. Особенности менталитета российских предпринимателей во многом объясняются историческим своеобразием их корпоративности. Макс Вебер еще в начале XX в. обратил внимание, что в странах Запада и особенно в США очень много разнообразных добровольных объединений, обществ замкнутого характера, причем непрофессиональных. Свободный рынок всегда предполагает клановое устройство общества: одиночка вне клана обречен быть аутсайдером. Можно сказать, что каково качество кланов – замкнутых добровольных союзов, таково и качество общества. Рациональное рыночное хозяйство требует особого качества клановости, ее духа.

   Сам факт принадлежности к такому замкнутому обществу служит подтверждением наличия не столько деловых, сколько человеческих качеств – воспитанности, честности, добропорядочности, является своеобразной аттестацией репутации человека. Общество же ненавязчиво, но жестко контролирует морально-этический облик и поведение своих членов.

   Однако необходимо отметить факторы, благоприятствовавшие развитию предпринимательства в России. Некоторые из них являются своего рода продолжением, оборотной стороной факторов негативных. Так, противостояние суровым условиям страны, огромный труд по освоению ее пространств способствовали развитию черт национального характера, крайне важных для предпринимательской деятельности: энергии, предприимчивости, стойкости, терпения.

   Великий ученый, общественный деятель, публицист Д. И. Менделеев (1834–1907 гг.) писал: «Недаром весь мир считает нас, русских, народом еще молодым, свежим. Мы молоды и еще свежи – именно в промышленном смысле. Знание России в ее естественных условиях и знание русского народа в его способностях ко всяким видам человеческой деятельности – убеждают не меня одного в том, что предстоящие России промышленные завоевания должны составить небывалый расцвет русских сил».[17] Былинные богатыри Илья Муромец, Микула Селянинович и другие прославились не только ратными подвигами, но и умением упорно работать. Труд рассматривался не как бич Божий, а как богоугодное дело, основа жизни. Совсем другое отношение к труду, например, у индийских брахманов или у рыцарей германских орденов.

   Низкий уровень жизни большинства населения обусловил дешевизну рабочей силы, что способствовало привлечению капиталов в производство. Сильное государство могло и защитить интересы предпринимателей, особенно перед угрозой иностранной конкуренции. По мере развития мировой торговли территория России становилась все более геополитически значимой, и все более очевидной становилась ее роль в качестве моста, связывающего Европу и Азию. Открывались новые возможности использования этой ситуации, развития контактов Востока и Запада. Можно сказать и об огромных природных богатствах страны, особенно тех, что хранятся в ее недрах. Однако доступ к ним был труден и стал возможен только при накоплении значительных капиталов.

   Тем не менее очевидно, что из отмеченных выше факторов гораздо дольше и сильнее действовали негативные, нежели благоприятные. Позитивные факторы могли в полной мере оказать благотворное влияние на развитие предпринимательства только в условиях расширения его свободы, ликвидации различных форм личной зависимости, глубоких изменений в социальной и экономической политике государства, сокращения его чрезмерного влияния в различных сферах жизни. В той или иной степени эти проблемы решались уже после отмены крепостного права, в условиях ускорившегося экономического развития страны, ее индустриализации в конце XIX в., нового промышленного подъема начала XX в.

   Российское предпринимательство прошло долгий и сложный исторический путь. Стремясь к приумножению своего достояния, предприниматели разных сословий использовали имеющиеся у них средства в какой-либо деятельности для получения прибыли, т. е. затрачивали их как капитал. Движение капитала, составляющее основу любого предпринимательства, происходило в различных сферах экономики, в соответствии с этим выделяются несколько типов предпринимательской деятельности, которые сводятся к основным трем: производство, торговля, кредит. В реальной жизни различные виды предпринимательства обычно сочетались, дополняя друг друга. Со временем их связь становится все более тесной и органичной. Однако совсем непросто определить этапы российского предпринимательства. Авторы некоторых публикаций предельно широко трактуют понятие «предпринимательство», излагая историю торговли на Руси, экономическую историю и т. д. Но если под предпринимательством понимать любую успешную хозяйственную деятельность, тогда историю его можно продлить в глубь веков до бесконечности.

   В своей книге А. А. Галаган отмечает, что «не всякая хозяйственная деятельность является предпринимательством. Предпринимательство, конечно же, имеет за своими плечами совсем короткую историю по сравнению с историей человечества и историей его хозяйственной деятельности. Как образ экономического действия, тип и модель экономического мышления и поведения предпринимательство – это атрибут развития рыночных отношений, хотя его первые проявления, так сказать, первые ростки и побеги обозначились и были отмечены уже в глубокой древности. Первым полем, на котором эти ростки поднялись вверх, созрели и дали обильный урожай, была и остается торговля, которая одновременно является и предпосылкой, и условием торгового предпринимательства».[18]

   Эту позицию разделяет другой автор, выделяя ремесло и торговлю на Руси IX–XII вв. как истоки предпринимательства, а XV–XVII вв. – начальный период его.[19]

   Княжескую эпоху истории русского народа с точки зрения развития предпринимательства проф. Помпеев Ю.А. делит на три периода: доудельный, удельно-вечевой и золотоордынский.[20] Весьма осторожна оценка в книге Барышникова М. Н., который называет период IX–XVII вв. становлением деловых отношений на Руси.[21]

   Первый период российского предпринимательства называют периодом стихийного предпринимательства, когда оно еще не имело законодательного оформления и не испытывало регулирующего воздействия государства. Второй – период развития предпринимательства под покровительством государства – начинается со времен образования Московского государства и продолжается до начала XIX в.; кульминация этого этапа – правление Петра I. Отмена крепостного права дала толчок развитию рыночных отношений. Победа Октябрьской революции ознаменовала новый период российской истории.[22]

загрузка...
Другие книги по данной тематике

Игорь Муромов.
100 великих авантюристов

Надежда Ионина.
100 великих городов мира

Адольф фон Эрнстхаузен.
Война на Кавказе. Перелом. Мемуары командира артиллерийского дивизиона горных егерей. 1942–1943

Александр Мячин.
100 великих битв

Надежда Ионина, Михаил Кубеев.
100 великих катастроф
e-mail: historylib@yandex.ru
X