Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Алла Александровна Тимофеева.   История предпринимательства в России: учебное пособие

4.5. Консолидация делового мира. Представительные и политические организации предпринимателей дореволюционной России

   Любое общество может жить и развиваться только в условиях существования общественного диалога – общества с властью, социальных групп друг с другом.

   У каждого класса, его социальных слоев и групп есть конкретные политические, культурные и наиболее важные – экономические интересы. Как правило, чаще всего они проявляются как частные и различные, хотя стратегические являются общими и объединяющими. Для защиты общих интересов и достижения общих целей любой социальный слой общества создает корпоративные объединения, ведь взаимопонимание и солидарность легче устанавливаются между теми, чьи интересы совпадают. Каждая социальная и профессиональная группа обязательно объединяется для соперничества и борьбы с другими группами и защиты общих интересов.

   Предприниматель – это революционер в экономике, важнейшей причиной необходимости создания предпринимательских организаций являются взаимоотношения предпринимателя с властью. Для России всегда было характерно единство взаимозависимых противоположностей, «взаимообогащающих» друг друга: хищное торгово-ростовщическое предпринимательство, живущее духом быстрой и беспринципной наживы, и коррумпированная власть. Причем, на региональном уровне коррумпированность власти всегда была ниже, а связи предпринимателей и властных структур – ближе.

   Проблема взаимодействия предпринимателей и власти всегда носит конкретно-исторический характер и напрямую зависит от социального статуса предпринимателей, их юридического положения в обществе, от богатства и цивилизованности предпринимателей.

   Цели политики, определяемой государственными интересами, не всегда тождественны национальным, народным интересам. В России исключительным представителем государственных интересов было самодержавие и его орган – царское правительство. Его главными интересами являлись необходимость обеспечения стабильности политической системы, господствующего положения в обществе поместного дворянства, поддержания нормального функционирования государственного организма и сохранения суверенитета на международном уровне. На втором плане стояли интересы кредитоспособности страны, активности торгового и платежного балансов, развития транспорта и связи для поддержки к себе коммерческого доверия. В демократическом обществе граждане имеют право на сопротивление власти, Россия же никогда не была демократическим обществом, но гражданская самозащита существовала всегда.

   Особенности менталитета российских предпринимателей во многом объясняются историческим своеобразием их корпоративности.

   Предпринимательские организации всегда возглавлялись «положительно мотивированными» предпринимателями, так как только они могли богатеть и становиться крупными собственниками. «Предприниматели поневоле» преобладали численно, но оставались мелкими дельцами, лишь в редких случаях достигая среднего уровня, но тем не менее их представительные организации возникли и по своей сущности не отличались от аналогов на Западе.

   Известно, что в России феодализм как общественный строй существовал около 1000 лет – с IX по XIX вв. За это время он прошел несколько фаз: раннефеодальная монархия, феодальная раздробленность, централизованное государство, империя. В корпорации по территориальному принципу была объединена элита феодального общества – бояре и дворяне.

   Профессия ремесленника была обособлена характером ручного труда, общего для всех, одинаковой для всех возможностью вести дело, одинаковым знанием профессиональных тайн, однообразным обучением, равной для всех судьбой. Этическим выражением этих профессиональных ремесленных корпораций стало понятие «профессиональная честь», гарантией ее сохранения – внешняя замкнутость. Ремесленники входили в цехи – объединения по профессиональному признаку. Цехи – характерное явление средневекового города, но в России формирование корпораций и сословий предпринимательских слоев общества в силу особенностей континентальной земледельческой организации имело менее выраженные формы и происходило с запозданием по сравнению со странами Западной Европы.

   Проблема существования цехов в древнерусских городах является дискуссионной уже около 150 лет. Вопрос об организации ремесленников на Руси интересовал историков еще в середине XIX в. В исторической науке сложились две точки зрения: одни историки отстаивают версию существования ремесленных корпораций в Древней Руси (в основном в XIV-XV вв.), другие выступают против нее, причем обосновать свой взгляд достаточно убедительно не удалось ни тем, ни другим. Источников, на которые могли бы опереться в своих выводах ученые, нет.[122]

   Существовали и другие признаки цеховой корпорации: цех должен был иметь свою администрацию и военную организацию, а также вести контроль за производством и сбытом продукции. Эта главная функция цеховой корпорации отражена в многочисленных цеховых статусах, где содержится множество постановлений технического характера. Но ни один документ подобного рода, относящийся к периоду Древней Руси, нам неизвестен. Несмотря на то, что торгово-ремесленное население городов жило слободами, кварталами, улицами и «концами» по профессиям, у них должна была существовать какая-то администрация. Степень компетенции и административной ответственности «добрых людей» остается неизвестной.

   Видимо, в домонгольский период на Руси еще не сложилась совокупность тех социально-экономических условий, которые привели к появлению цехов на Западе. Высокий уровень развития ремесла и степень его дифференциации только подготовили почву, на которой могли возникнуть ремесленные корпорации.

   Ранние купеческие объединения были еще мало похожи на классические с их правилами, четко регламентировавшими торговлю. Трудности, которые приходилось преодолевать средневековым купцам как на русской территории, так и за ее пределами, заставляли их объединяться в большие караваны. Но и караваны являлись объектами нападения или терпели кораблекрушение, что приводило к разорению купцов. Летописи показывают, что такие несчастья случались часто.

   Развитые купеческие корпорации, аналогичные гильдиям в Западной Европе, действовали лишь в Новгороде. Самым сильным было объединение купцов, торговавших воском, с патрональной церковью Иоанна на Опоках, или «Иванское сто».[123]

   Купеческие гильдии создавались и в других древнерусских городах, но они известны лишь по летописным упоминаниям, так как вся их документация погибла в пожарах монгольского нашествия. Новгород же от него не пострадал.

   На Руси города в XIII в. были просто уничтожены. Не получили они развития и после образования Московского государства, так как социальной базой объединения страны стали не горожане, а дворянство. Существовавшие в XIII в. зародыши публично-правовых самоуправляющихся организаций горожан погибли и уже не смогли возродиться. Московское правительство признавало лишь такие объединения, которые облегчали ему собирание налогов и выполнение государственных повинностей. Создания же объединений городского населения для защиты своих интересов оно не допускало.

   В результате объединения русских земель и создания единого государства во второй половине XV в. в социальном устройстве России произошли очень большие изменения. Общество раздробилось на множество слоев и прослоек, причем, в течение XVI в. социальная дифференциация не остановилась, а углубилась, появляющиеся иерархические разряды то дробились, то сливались, то заменялись по названиям и правам. В. О. Ключевский разделил эти нарождавшиеся сословия по признаку объема государственной повинности, соответствующей их имущественному состоянию, на три чина: чины служилые, тяглые, нетяглые.

   Предприниматели попали во второй чин, в состав людей посадских и людей уездных, т. е. городских и сельских жителей, которые занимались как земледелием, так и торгово-промышленной деятельностью.

   Петр I в целях более полного использования возможностей ремесла для удовлетворения казенных потребностей учредил цеховое устройство ремесла. Он объединил торгово-промышленное население городов в особое сословие, являвшееся полицейско-государственным и финансовым учреждением, рассматривая предпринимателей как тягловое сословие, нужное для осуществления выгодных стране промыслов и повинностей. В 1699 г. были изданы Указы об учреждении Бурмистерской палаты в Москве и земских изб по городам. Главная задача новых учреждений, избираемых торгово-ремесленным населением, состояла в исправном сборе государственных доходов. Никакого толчка к развитию торгово-промышленной деятельности в городах эта реформа не давала.

   В 1720 г. в Петербурге был утвержден Главный магистрат, призванный «ведать всех купецких людей», а в 1722 г. вышел Указ о цехах, содержавший детальное рассмотрение их устройства. Если в Европе цехи появились в период слабости государственной власти, когда она искала союз с городами, то в России они окончательно оформились уже при абсолютизме. Русские цехи с самого начала были лишены ряда особенностей западноевропейских цехов. В них принимались не только свободные ремесленники, но и иностранцы, а также крепостные, отпускаемые помещиками на заработки. Некоторой части ремесленников дозволялось заниматься своей деятельностью без записи в цех, отсутствовала строгая регламентация размеров мастерских, количества учеников и подмастерий. Срок ученичества определялся в семь лет, в звании подмастерья кандидат в мастера должен был пробыть не менее двух лет.

   Время от издания регламента Главного магистра до реформы

   1861 г. – период оформления цеховой организации русского ремесла и ее постепенного внедрения в строй городской жизни. Елизавета Петровна в 1742 г. разделила купечество на три гильдии, каждая из которых выбирала старшину, старосту и товарища на один год, причем старшины второй и третьей гильдий подчинялись старшинам первой, а староста и товарищ в каждой гильдии подчинялись старшине. На них возлагались полицейские функции и страховые сборы.

   Манифест Екатерины II от 1775 г. подтвердил принадлежность горожан к купечеству на основании записи в гильдию и существование трех гильдий.

   В 1863 г. третья гильдия была упразднена и до 1917 г. существовали только первая и вторая гильдии.

   До 1917 г. купцы обеих гильдий образовывали в каждом городе Купеческое общество со своим штабом – Купеческим собранием. Собрание выборных избирало двух кандидатов на должность купеческого старшины, один из которых утверждался затем на три года градоначальником или генерал-губернатором, и двух членов купеческой управы. При купеческих старшинах состояли товарищи, а в ведении купеческих управ – купеческие старосты с помощниками. Купеческим обществам давалось право входить через городских голов или биржевые комитеты в Министерство финансов с представлениями о нуждах торговли и ходатайствовать об учреждении комитетов торговли и мануфактур.

   Указами Петра I, Ремесленным положением Екатерины II (1785 г.), павловским Уставом цехов (1799 г.) и Законом Николая I от 1852 г. об упрощенном ремесленном управлении были определены организационные формы ремесленных цехов и основные принципы их деятельности. В большинстве городов ремесленники оставались не объединенными в цехи, что ограничивало их деятельность.

   Развитие капитализма, интенсивно происходившее в первой половине XIX в., привело к внутреннему разложению цехов, к превращению их из организаций, некогда способствовавших развитию ремесла, в организации, тормозившие развитие мелкого производства.

   Уже накануне реформы 1861 г. начался поход против них в экономической литературе. Он шел под двояким лозунгом: а) отрицания особенностей ремесла и подчинения его общему промышленному уставу; б) свободы труда и протеста против цеховой монополии.

   Однако образованное после революции 1905 г. Министерство промышленности и торговли начало частичное восстановление цехов, а в 1911 г. был принят новый Ремесленный устав, предусматривающий широкую организацию ремесленников. Россия явилась, таким образом, единственным государством, в котором цеховая организация ремесла, сложившаяся в условиях феодального строя, пережила не только переход от феодализма к промышленному капитализму, но продолжила свое существование на стадии империализма, а в виде промысловой кооперации продолжала существовать и в советский период.

   Главные причины – экономическая отсталость России, длительное сохранение феодальных пережитков, очень позднее появление цехов, отсутствие конкуренции между цехами и крупной промышленностью, позиция государственной власти, позволявшие сверхэксплуатацию, в том числе женского и детского труда.

   Капитализм нанес смертельный удар по ремеслу. Он не только уничтожил ремесленную специализацию с ее понятием об одинаковости профессии и профессиональной чести, он разрушил само социальное профессиональное единство. В каждой отрасли народного хозяйства люди разделились на противостоящие друг другу группы предпринимателей и наемных рабочих. Между ними начиналась социальноэкономическая, идеологическая и политическая борьба, в ходе которой рабочие объединялись в профсоюзы, а предприниматели – в представительные организации.

   Первой и главной формой представительства интересов российских предпринимателей стали биржевые комитеты.

   Процесс формирования предпринимателей в экономическую элиту не мог остановиться на биржевых комитетах, ставших чисто местническими организациями. Должны были появиться более крупные объединения, формально не зависимые от государства, защищающие интересы буржуазии и ее право на ассоциации. Одной из форм представительных организаций предпринимателей стали торгово-промышленные съезды. Возникнув как организации торгово-промышленных слоев в XX в., они объединили экономически господствующую часть предпринимателей и превратились, прежде всего, в представительный институт монополий.

   Эпизодические съезды как форма представительства имели определенные особенности:

   – они не представляли собой организационно оформленного объединения, а собирались от случая к случаю;

   – ими не создавались постоянно действующие исполнительные органы, что исключало разработку и выполнение единой стратегии и не обеспечивало выполнение решений съездов;

   – они не имели постоянного контингента участников, отличались случайностью состава.

   Эпизодические торгово-промышленные съезды могли иметь место только в домонополистический период, пока не возникли собственные представительные организации крупного капитала. В конце XIX в. эпизодические торгово-промышленные съезды умерли, не оказав заметного влияния на ход экономического развития страны.

   В начале XX в. начали возникать организации предпринимателей нового типа – порайонные общества заводчиков и фабрикантов. Первым из них стало Петербургское общество для содействия улучшению и развитию фабрично-заводской промышленности (1897 г.), переименованное позднее в Петербургское общество заводчиков и фабрикантов. Сложилось разделение функций представительских организаций:

   – биржевые комитеты выражали интересы предпринимателей экономических регионов;

   – съезды промышленников – интересы отраслей;

   – общества заводчиков и фабрикантов являлись органами работодателей регионов.

   И все же со стороны предпринимателей все настойчивее раздавалась критика по поводу отсутствия в России системы повсеместного и обязательного представительства их интересов. Такой, какая имелась на Западе в виде торгово-промышленных палат. Разновидностью отраслевых представительных организаций являлись постоянные совещательные конторы, которых имелось всего две – в черной и цветной металлургии.

   Существовали также отраслевые общества, объединявшие крупных предпринимателей преимущественно легкой и пищевой промышленности. Старейшим и наиболее влиятельным было Всероссийское общество сахарозаводчиков.

   В России имелось шесть экспортных палат, также выполнявших функции представительных организаций: Русско-английская торговая палата (1908 г.), Русско-бельгийская торговая палата (1910 г.) и т. д.

   Итогом революции 1905 г. стало создание центральных организаций, объединявших предпринимателей разных отраслей промышленности и торговли в масштабах всей страны. В 1905–1907 гг. возникли Съезд представителей биржевой торговли и сельского хозяйства и Съезд представителей промышленности и торговли, создавшие свои постоянные исполнительные органы – советы.

   С началом первой мировой войны количество и значение предпринимательских организаций в жизни общества резко возросло. В 1915 г. было создано 293 военно-промышленных комитета во главе с Центральным военно-промышленным комитетом, являвшихся особого рода предпринимательскими объединениями, деятельность которых была целиком посвящена войне. Кроме того, правительство создало специальные органы военного времени – Особые совещания по делам отдельных отраслей народного хозяйства, в состав которых входили представители советов съездов, они же – члены военно-промышленных комитетов.[124] В столице в Особое совещание входили три члена Центрального военно-промышленного комитета, который возглавляли Л. Гучков – председатель и А. Коновалов – заместитель. На местах ВПК, как правило, возглавляли председатели биржевых комитетов или отраслевых съездов, в Москве – П. П. Рябушинский, в Киеве – М. И. Терещенко.

   С февраля по октябрь 1917 г. учредительство представительских организаций получило больший размах, чем за последние 10 лет монархии. При Временном правительстве был создан Главный комитет промышленности, который учредил 13 крупнейших представительских организации. При Комитете отдела труда временного правительства была создана специальная комиссия предпринимателей для разработки рабочего законодательства. 19–22 марта 1917 г. в Москве работал Всероссийский торгово-промышленный съезд, создавший Всероссийский и Петроградский торгово-промышленные союзы. Появились торговопромышленные палаты, оживилась работа отраслевых съездов. Сеть представительских организаций должна была сплотить и возглавить все слои собственников для борьбы с нараставшей революцией, но история не отпустила для этого необходимого времени, а экономические и политические противоречия внутри предпринимательского корпуса ослабили их деятельность. Высшей формой организации в классовом обществе являлись политические партии, которые возникали по мере осознания классом своих интересов.

   Мыслящие представители класса выражали их в форме идеологии, представленной в политической программе.

   До 1917 г. легально существовали только дворянские и черносотенные партии.[125] Революционным партиям пришлось существовать в нелегальных условиях, развиваясь от группы заговорщиков до партии, выступающей за изменение действующего политического режима в стране, что для буржуазных партий было в XX в. совершенно нехарактерным явлением. В 1911 г. редактор октябристской газеты «Голос Москвы» Ф. И. Гучков писал А. И. Гучкову, брату и политическому деятелю: «Без опоры со стороны какой-либо политической партии им (предпринимателям) не обойтись: прошли те времена, когда вопросы обложения, концессий, субсидий могли решаться путем шушуканья министра финансов с председателем Московского биржевого комитета».[126]

   До 1905 г. русские предприниматели, несмотря на полное политическое бесправие, не решались встать в открытую оппозицию самодержавию.

   Резкое оживление либерального движения произошло только после начала революции 1905 г.

   Конституционно-демократическая партия или просто кадеты прочно заняла место на левом фланге российского либерализма. Кадеты всегда провозглашали себя надклассовой партией, по своему составу интеллигентской и четко определившей политические границы; справа от нее – аграрии и промышленники, отстаивающие узкоклассовые границы помещиков и капиталистов, слева – партии, выступавшие за вооруженное восстание и демократическую республику.

   Они претендовали на представительство от всего третьего сословия, на гегемонию во всем освободительном движении и объявляли свою партию партией, выражающей интересы всех социальных слоев общества.

   Но кадетская партия никогда не была ни союзом единомышленников, ни массовой и организованной партией. Число ее членов постоянно колебалось, увеличиваясь в периоды усиления революционных кризисов и сокращаясь во время их спадов.

   ЦК и думскую фракцию кадетов всегда составляли представители интеллигенции. Неизменным лидером партии, ее главным теоретиком и стратегом был историк П. Н. Милюков.

   Среди членов ЦК были специалисты в области гражданского и уголовного права, крупные историки, популярные адвокаты, земские и общественные деятели. Членом ЦК был всемирно известный академик В. И. Вернадский, но кадеты никогда не имели в своем составе крупных экономистов – ни теоретиков, ни практиков, поэтому главная буржуазная партия страны никогда не занималась ни научной разработкой экономической стратегии, ни тактики.

   Кадеты создали прогрессивную для своею времени теоретическую модель правового государства: они являлись сторонниками последовательного разделения законодательной, исполнительной и судебной ветвей власти, неизменно требовали создания ответственного перед Государственной думой правительства, введения всеобщего избирательного права и всего комплекса политических свобод, реформ местного самоуправления и управления и т. д. Их национальная программа содержала требование культурно-национальной автономии.

   Рубежом в исторической судьбе партии стала первая мировая война, в которой кадеты заняли крайне оборонческую позицию, а Милюков за свои выступления о войне «до победного конца» получил прозвище «Дарданелльский».

   До февраля 1917 г. партия действовала в составе прогрессивного блока. После создания Временного правительства кадеты стали правящей партией, а после Октябрьской революции пытались возглавить антисоветскую контрреволюцию.

   «Союз 17 октября», или просто октябристы, занимал правый фланг либерального лагеря России и находился между кадетами и реакционерами, но грань, отделявшая эти общественно-политические группировки друг от друга, всегда была подвижной и неустойчивой. Некоторые организации, объединившиеся в «Союз 17 октября», в жизни почти смыкались с кадетами. Среди них – Партия мирного обновления, Партия демократических реформ, Прогрессивная экономическая партия, Умеренно-прогрессивная торгово-промышленная партия, Партия правового порядка.

   Патриарх земского движения Д. Н. Шипов и предприниматели братья Гучковы явили собой двойственную сущность октябризма: дворянскую и предпринимательскую. Вскоре октябризм приобрел тройственную сущность, так как к членам октябристской партии добавилась большая группа дворян-чиновников, благодаря чему П. А. Столыпин и проводил свою реформу, опираясь на поддержку исключительно партии октябристов, а сама партия в 1907–1910 гг. считалась правительственной.

   Численность партии была невелика: в 1905–1907 гг. существовало около 260 отделов «Союза 17 октября», но около 200 из них появились во время выборов в 1-ю Государственную думу, а затем исчезли.

   Членами партии были люди зрелого возраста, шестидесятники XIX в., разуверившиеся в революционных идеалах народничества и занимавшие солидное имущественное и общественное положение. Среди них крупные предприниматели: Н. С. Авдаков, Э. Л. Нобель, братья В.П. и П. П. Рябушинские. Но в партии не было молодежи – ей удалось создать всего несколько малочисленных студенческих групп. Несмотря на все старания, в партию совсем не удалось привлечь рабочих и крестьян. В целом по своей социальной природе «Союз 17 октября» был в первую очередь партией служилого дворянства, начавшего «обуржуазиваться», но еще не порвавшего с традиционным дворянскими занятиями, и наиболее крупных, частично «одворяненных» представителей торговопромышленного и финансового мира.

   В то же время существовал ряд политических образований октябристского толка: Партия правого порядка, Партия за царя и порядок, которые в своей практической деятельности чаще всего отличались от крайних монархистов лишь по названию. Это изначально делало партию крайне неустойчивой, делящейся на очень разные идейные течения и потому всегда готовой к расколу. Главной целью партии стало участие в выборах в Государственную думу. В 1-й Государственной думе их фракция составляла 15 депутатов, во второй – 43, и их голос в Думе был практически не слышен.

   В 3-ю Думу октябристы провели 154 депутата. Этот успех был обусловлен массовой поддержкой партии прежде всего со стороны крупной национальной буржуазии. Но многочисленная фракция октябристов никогда не была монолитным образованием. Фракция, разделенная на несколько группировок, постоянно колебалась, пересматривала принятые решения, что явилось одной из важных причин провала всего курса «Союза 17 октября».

   Убийство П. Столыпина в сентябре 1911 г. привело к развалу «Союза 17 октября». Он выразился в проигрыше выборов в 4-ю Государственную думу, резком сокращении численности партии, пересмотре тактики партии и расколе ее на несколько фракций. В 1912 г. она раскололась на «левых», выступавших за соглашение с прогрессистами и кадетами, и «правых», настаивавших на поддержке правительства В. Н. Коковцова.

   Первая мировая война привела к полному развалу партии: закрылись газеты, прекратил свою деятельность ЦК. Фракция в Думе провозгласила полную солидарность с правительством и прекращение всякой оппозиционной деятельности. Остатки партии занялись мобилизацией сил на войну в представительских организациях.

   После Февральской революции октябризм как политическое течение окончательно исчез с арены политической борьбы России. Крах ускорил А. И. Гучков, который, став военным министром, репрессировал наиболее видных генералов, чем окончательно обезглавил армию перед революцией.

   Образование в 1912 г. партии прогрессистов явилось отражением недовольства предпринимателей деятельностью существующих партий и тенденции их к политической консолидации. Они стремились увеличить свое влияние на государственные дела, побудить правительство более решительно преобразовать Россию в буржуазную монархию. Другая причина консолидации – выявившийся провал столыпинской аграрной реформы, боязнь новой революции. Партия прогрессистов по составу и идеологии была «помесью» кадетов и октябристов с преобладанием предпринимателей, проснувшихся к политической деятельности.

   Вскоре после выборов в 4-ю Думу в Петербурге состоялся первый съезд партии, принявший краткий вариант программы. С декабря 1912 г. стала выходить газета «Русская молва», ставшая органом ЦК партии прогрессистов. Кроме нее, в Москве П. И. Рябушинским издавалась газета «Утро России».

   Но мощной деловой партией прогрессивных собственников партия прогрессистов так и не стала. Разброд в их рядах постоянно усиливался надвигающейся революцией, и самое большое, что удалось сделать прогрессистам, – укрепить либеральный блок в Думе.

   В отличие от довоенного праволиберального альянса «Прогрессивный блок», образованный летом 1915 г., по форме был структурой общественной, а по сути – правительственной.

   В ходе первой мировой войны положение буржуазии сильно изменилось. Она усилилась и экономически, и политически, покрыв страну представительскими организациями. Либеральные партии все больше приобщались к власти. Эту связь они пытались расширить и оформить путем создания «Прогрессивного блока». Он опубликовал даже список будущего правительства, состоящий целиком из членов «Прогрессивного блока». Премьером намечался М. В. Родзянко, министром иностранных дел – П. Н. Милюков, министром внутренних дел – А. И. Гучков, путей сообщения – Н. В. Некрасов. После публикации списка правительства царь закрыл заседание Думы. Однако единство «Прогрессивного блока» и его правительственная ориентация продолжались недолго. Осенью 1916 г. либералы ощутили быстрое приближение революционных событий. Вопрос об отношении к правительству, не способному обеспечить победу в войне и предотвратить революцию, расколол блок. Один из его лидеров октябрист А. Д. Протопопов стал министром внутренних дел и шефом жандармов, что было расценено большинством блока как ренегатство.

   В конце декабря 1916 г. закончился второй политический кризис периода войны. «Прогрессивный блок» вновь потерпел поражение.

   В 1906 г. левые кадеты для «приручения» видных деятелей социалистических партий создали надпартийную масонскую организацию в виде филиала «Великого Востока Франции», в которой налаживались связи и велся информационный обмен между политическими деятелями разных оттенков оппозиционности. Но в феврале 1910 г. эта ложа была распущена.

   На обломках «Великого Востока Франции» образовался «Великий Восток народов России», руководимый Н. В. Некрасовым и А. М. Колюбакиным.

   Организация была строго конспиративной, она строилась по ложам из 10–12 человек, во главе стоял верховный совет, выбиравшийся на съезде тайным голосованием, состав которого был известен лишь трем особо доверенным счетчикам. Председателям лож был известен только секретарь верховного совета. Масонство имело устав, который был зашифрован в книге «Итальянские угольщики XVIII столетия».

   За численностью организация не гналась, людей подбирали морально и политически чистых и пользующихся большим политическим влиянием и властью. К февралю 1917 г. организация имела 300–350 членов, но среди них находилась вся партийная элита не только либералов, но и большинства социалистических партий. Масонская ложа стала надпартийным образованием, причем в нее входили лидеры не только общерусских партий, но и национальных, прежде всего украинских. Уже в составе первого Временного правительства были масоны Керенский, Некрасов и Коновалов.

   Надежды на масонство оказались крайне преувеличенными. Революция привела в движение столь мощные силы, что кучка интеллигентов не смогла сыграть большой роли и сама рассыпалась и огне революционной борьбы. Но все же в период подготовки Февральской революции некоторую роль масонство сыграло, когда оно явилось вторым, конспиративным штабом либеральной оппозиции, и в первые дни после победы революции, когда оно помогло объединению либеральных и право-социалистических партий.

   Русская буржуазия, давно господствовавшая в экономике страны, пришла в 1917 г. к власти и слишком рано, так как еще не была достигнута политическая консолидация ее как класса и ей не была обеспечена массовая социальная база ни в городе, ни в деревне, – и слишком поздно. В политическом отношении класс собственников состарился, не успев возмужать. Он утратил, не приобретя, свою собственную функцию – обеспечение капиталистического развития страны путем создания правового государства.[127]

   Гибель либерализма в России после 1917 г. – не просто поражение группы меньшинства в стрессовой ситуации. Столкнувшись с революционной действительностью, либералы обнаружили несостоятельность своей теории и ответили на это, отбросив и саму теорию, и питавшие ее идеи.

   Очевидно, что результат деятельности буржуазных партий в России закономерен.

   Исторический опыт России также учит, что либералы всегда приносят величайший вред общественному развитию страны, когда им удается прийти к власти на волне острого общественно-политического кризиса или в результате революции. В этом случае катастрофа либерализма – необходимое условие для предотвращения национальной катастрофы.

загрузка...
Другие книги по данной тематике

Александр Формозов.
Статьи разных лет

В. А. Зубачевский.
Исторические и теоретические основы геополитики

Генрих Шлиман.
Илион. Город и страна троянцев. Том 2

Александр Колпакиди.
Спецназ ГРУ: самая полная энциклопедия

Эжен Эмманюэль Виолле-ле-Дюк.
Осада и оборона крепостей. Двадцать два столетия осадного вооружения
e-mail: historylib@yandex.ru
X