Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама


Алла Александровна Тимофеева.   История предпринимательства в России: учебное пособие

4.3. Развитие рыночных структур в России после пореформенного периода

   Промышленное развитие в России сопровождалось формированием финансовой, денежной и кредитной систем, в которых нашли свое законченное выражение идеи прошлых столетий и их практическая реализация.

   Перевод России на капиталистический путь развития сопровождался учредительством все новых и новых структур, соответствующих новому типу экономических (рыночных) отношений. Ведущее место среди них заняли акционерные объединения, которые носили разные названия («компании», «общества», «товарищества» и др.).

   Акционерная форма хозяйствования появляется на таком этапе экономического развития, когда возникает потребность в концентрации огромных капиталов, направляемых на решение глобальных хозяйственных задач или развитие новых отраслей экономики. Самое общее определение акционерного общества сводится к тому, что это – организация, созданная юридическими или физическими лицами путем объединения их вкладов с целью совместной хозяйственной деятельности.

   Акционерные общества образуют уставный фонд, разделенный на определенное число акций, равное номинальной стоимости, и несут ответственность по обязательствам всем своим имуществом. Акционеры в случае неуспеха предприятия несут убытки лишь в пределах принадлежащих им акций, и эта особенность данного рода экономических объединений (риск в пределах только части собственных капиталов) придала им огромную популярность как в странах Запада, так и в России.

   Необходимо заметить, что акционерное дело для России XIX в. отнюдь не являлось импортной новинкой или делом исключительно иностранных предпринимателей.

   Существовали различные формы капиталистических ассоциаций, из которых наиболее совершенными были акционерные общества и товарищества на паях. К началу XX в. они преобладали в большинстве отраслей российской промышленности. Акционерные компании – важнейший институт рыночного хозяйства, позволяющий аккумулировать необходимый для ведения современного хозяйства капитал. Само понятие «акционерная компания», как и правовой принцип, на котором она основана, известны в России с XVIII в., в течение которого в стране действовало несколько акционерных предприятий. Впервые эта норма получила юридическое закрепление в одном из указов Александра I в 1805 г. Провозглашение этого принципа в России произошло на полстолетия ранее, чем в Западной Европе, но действительное начало правовому оформлению этой формы предпринимательской активности положил Манифест 1 января 1807 г. «О дарованных купечеству новых выгодах, отличиях, преимуществах и новых способах к распространению и усилению торговых предприятий».[104]

   До 1836 г., когда был принят акционерный закон, действовавший вплоть до 1918 г., в России было учреждено 58 компаний, из них 41 открыла действия. Среди учредителей и акционеров было много высокопоставленных чиновников и представителей аристократии, что стало следствием определенных тенденций. Заинтересованность этих категорий лиц в получении дополнительных доходов была очевидна, как и заинтересованность руководства компаний в привлечении к ее деятельности влиятельных сановников с целью получения государственных привилегий. Такого рода привилегии могли заключаться в предоставлении права на монопольную деятельность в определенной сфере в течение определенного срока, освобождение от налогов и сборов, прямые государственные субсидии и прочие.

   Определенный подъем акционерного предпринимательства был связан с именем Александра II, правительство которого понизило проценты по вкладам «с целью заставить капиталы выйти из банковских гаваней и пуститься в широкое промышленное плавание». Эта мера действительно послужила толчком для промышленного и коммерческого движения; к началу «Великих реформ» в России насчитывалось 128 акционерных компаний (в 1849–1852 – всего три).[105]

   Однако подлинный расцвет акционерного дела в России начинается в эпоху великих реформ. Так, уже в первые два года перевода экономики на капиталистическую (читай: рыночную) модель развития было учреждено 357 акционерных обществ, из них 53 железнодорожных, 73 банковских, 163 промышленных.[106] Экономические кризисы середины 70-х, а затем середины 80-х гг. несколько «искривили» динамику развития акционерного дела в России, однако не изменили общую тенденцию к росту. Необъятный российский рынок, как магнит, притягивал иностранных учредителей, допущение деятельности которых осуществлялось на конкурсной основе.

   К началу XX в. в России действовало 1300 акционерных обществ, на долю которых приходилось 2/3 объема всей промышленной продукции.

   Еще более стремительный разгон акционерное предпринимательство получило в XX в. К примеру, с 1910 по 1913 гг. в России возникло 774 акционерных компаний с совокупным капиталом 1114 млн руб. Всего же их к началу первой мировой войны насчитывалось в России 2263. Акционерная форма предпринимательства стала наиболее популярной. И хотя в количественном измерении акционерные общества намного уступали самой распространенной в России семейной форме предпринимательства (9,2 тыс. торговых домов), однако как по числу участников предпринимательского процесса, так и по своему месту практически во всех сферах экономики именно акционерные компании вышли на ведущие позиции.

   Накануне первой мировой войны процесс акционерного учредительства шел неровно, отражая усилившуюся в начале XX в. цикличность экономического развития. В условиях экономического кризиса произошел спад акционирования: число учрежденных компаний и сумма их капиталов уменьшились почти на треть. Перелом обозначается в

   1910 г., когда российская промышленность находилась уже в стадии поиска. За 1910–1913 гг. появились 663 акционерные компании с 1718 млн руб. напитала, прирост первых и вторых произошел на 44 и 61 %. Таких темпов учредительства Россия еще не знала. Их не знала в эти голы и ни одна другая страна мира. И хотя по числу действовавших компаний и общей суммы их капиталов Россия накануне войны намного отставала от Германии и тем более от Англии, однако по размерам среднего на одну компанию акционерного капитала (к 1914 г. он достиг двух с лишним млн руб.) она опережала обе эти страны (в Германии он составил 1137 тыс. руб., в Англии – 396 тыс. руб.).

   Процесс акционирования усилил происходившую с конца XIX в. концентрацию производства. Так, в 1901 г. предприятия с количеством рабочих свыше 500 представляли только 3,3 % общего числа фабрик и в них было занято 51,4 % всех рабочих, а в 1913 г. их удельный вес повысился до 5 %, а количество занятой на них рабочей силы – до 54. Рост концентрации особо ускорился за счет предприятий, насчитывающих свыше 1 тыс. рабочих, за 1901–1913 гг. их удельный вес повысился почти вдвое. По числу предприятий с очень высокой занятостью Россия опережала такую высокоразвитую страну, как Германия, и вообще выделялась на фоне западноевропейской промышленности как страна заводов-гигантов.

   Важной чертой развития российской промышленности в конце XIX – начале XX вв. была высокая концентрация производства, по уровню которой Россия занимала первое место в Европе. Высокий уровень концентрации производства явился одной из причин процесса монополизации. Уже в начале XX в. монополии образовались во всех основных отраслях производства – от простейших картелей до синдикатов и трестов. В черной металлургии господствующее положение заняли «Продамет», «Кровля»; в машиностроении и металлообработке – «Продвагон», «Продпаровоз», «Гвоздь»; в добыче угля – «Продуголь»; в нефтяной промышленности – «Нобель-мазут» и т. д.

   Социальная структура акционерного предпринимательства была неоднородной. Значительное число акционеров в России являлись иностранцами (по подданству или происхождению) и представителями еврейской буржуазии. Как правило, это носители известных фамилий: миллионеры сахарозаводчики Бродские, фабриканты Вогау, «хлопковые» бароны Кноп. Все они тесно связаны с банкирскими операциями, сферой торговли и отраслями производства средств потребления.

   Члены правления акционерных компаний нередко имели чиновничьи звания (П. А. Валуев, министр внутренних дел, сотрудничал с Учебно-ссудным банком); в начале XX в. некоторые сановники стали крупными деятелями делового мира страны: А. И. Путилов, А. Н. Вышнеградский, Я. И. Утин и др.

   Однако основная часть выборных постов в компаниях (более 40 %) была занята представителями купцов и потомственных почетных граждан: Абрикосовы, Боткины, Морозовы, Прохоровы, Смирновы, Полежаевы, Ошурковы.

   В начале XX вв. ряды делового мира пополнились лицами, которые или выполняли функции «по найму» (инженеры, технологи, юристы), или вообще не имели ранее связей с предпринимательской средой. Видными фигурами становятся преподаватель Института инженеров путей сообщения В. П. Аршаулов, присяжный поверенный Н. Б. Глазберг, горный инженер А. П. Мещерский, кандидат математических наук М. С. Плотников и т. д.

   Характерным явлением в развитии акционерного дела стало возрастание роли и значения биржи. Точно сказать, когда родилась биржа, трудно. Еще с давних пор купцы собирались в определенном месте, чтобы найти покупателя, получить деловую информацию и сведения о последних ценах на те или иные виды товаров. Такие собрания проходили в Древнем Риме с конца II в. до нашей эры. Истоки происхождения слова «биржа» связаны с крупнейшим торговым пунктом Фландрии – Брюгге. Здесь торговые сборища обосновывались возле гостиницы «Бурсе». Ван дер Бурсе – так звали хозяина гостиницы. Он построил дом для приезжих, фронтон которого украсил своим гербом – изображением трех кошелей. От имени Бурсе, видимо, и произошло современное слово «биржа». Владелец конторы предоставил свой дом для сбора купцов и, возможно, дал название этой форме торговли.

   Еще в эпоху Великого Новгорода в России проходили купеческие собрания, носившие отчасти биржевой характер. В XVII в. такие собрания проходили в Москве, Нижнем Новгороде и других городах. Повсеместный характер имела ярмарочная торговля, однако в XVII–XVIII вв. она еще не переросла в биржевую. Биржу отличает моментальность встречи спроса и предложения и ускорение процесса заключения сделки. Таким образом, биржа – один из видов организованного рынка.

   Первая биржа в России возникла в 1703 г. в Санкт-Петербурге не как результат самоорганизации купечества, а по повелению Петра I. В этом решении на Петра I повлияло его посещение товарной биржи в Амстердаме. В 1705 г. по его приказу для первой российской биржи было построено особое здание и указаны часы проведения в нем собраний купечества. Такие же биржи Петр I предполагал организовать и в других городах.

   Однако деловая жизнь того времени характеризовалась незначительными объемами сделок, примитивностью организационных форм торговли, неразвитостью кредитования и т. д. Поэтому за последние полтора столетия было создано всего 5 бирж – Одесская, Варшавская. Московская, Рыбинская и Нижегородская.

   Оживление в биржевую деятельность внесли реформы 1860-х годов. Они ускорили переход к рыночному хозяйству, создали благоприятные предпосылки для дальнейшего развития сети бирж. В 60-е годы они открываются в Казани, Риге, Самаре, Киеве; в 70-е – в Орле, Астрахани, Саратове, Ревеле, Харькопе, в 80-е – в Либаве, Николаеве, Баку, Ельце, Таганроге.

   Новый этап развития биржевой деятельности России приходится на начало XX в. и особенно на предвоенное пятилетие – 1906–1913 гг. За этот срок открылось более 50 бирж, а в целом их число превысило сотню. Они прочно врастают в народное хозяйство и становятся его составной частью.

   Российская дореволюционная биржа обладала рядом характерных качеств, которые делали ее притягательной для Запада: она являлась довольно независимой организацией и правительственная власть, как правило, не вмешивалась в биржевую деятельность; кроме того, на отечественных биржах в отличие от западных почти отсутствовала спекуляция. В целом же биржа на Руси стала не только организованным рынком, но и – в силу ряда исторических условий – органом представительства и защиты интересов торговли и отчасти промышленности.

   До середины XIX в. товарные биржи оставались биржами реального товара, главная функция их – служить одним из каналов крупной оптовой торговли. В своей высшей форме биржа реального товара приобрела следующие черты:

   – торговля осуществляется на основе описания качества и в отсутствие самого товара;

   – продаваемые партии товара стандартизованы, однородны и взаимозаменимы;

   – проводимые на бирже операции могут иметь как производственно-потребительскую, так и спекулятивную направленность;

   – торговля ведется по строго определенным самой биржей правилам при активном взаимодействии как продавцов, так и покупателей.

   Товарная биржа явилась родоначальницей современных бирж, и в зависимости от того, что на ней продавалось – товары, ценные бумага или валюта, – от нее в дальнейшем отпочковались фондовые и валютные биржи.

   Необходимой принадлежностью всякой русской биржи являлись маклеры. Как правило, при каждой бирже должно было состоять определенное число маклеров. Оно устанавливалось в ходе утверждения устава биржи специальной маклерской инструкцией или соответствующим постановлением биржевого общества.

   Только маклеры имели право заниматься посредничеством при заключении сделок.

   Чтобы стать маклером, надо было удовлетворять определенным условиям. Более или менее общими для всех бирж являлись следующие условия:

   – русское подданство;

   – определенный возраст (25–30 лет);

   – принадлежность к купеческому званию, а если нет кандидатов из этого сословия, то – к мещанскому сословию;

   – грамотность, наличие профессиональных знаний и опыта;

   – нравственность, добропорядочность, в частности, удостоверенная тем, что кандидат не был объявлен несостоятельным, а если ранее и был, то по суду восстановлен в правах и может заниматься делами.

   Маклеры назначались на должность пожизненно, но могли быть отстранены от должности не только по суду, но и в административном порядке.

   Основные обязанности маклера:

   – присутствовать на бирже во время биржевого собрания, имея в петлице особый серебряный знак;

   – следить при заключении сделок за тем, чтобы договаривающиеся стороны не вступали в сделки с превышением прав, которыми обладают;

   – не отказывать в своих услугах любым лицам, удовлетворяющим всем законным требованиям;

   – блюсти интересы своих доверителей;

   – не разглашать сведений о совершенных при их посредничестве сделках без согласия обеих сторон.

   За свои услуги маклеры получали от обращающихся к ним вознаграждение – куртаж, размер которого не должен был превышать установленной таксы, но мог быть уменьшен, если маклер желал сделать уступку.

   В итоге всех регламентаций биржи утвердилась следующая организационная схема бирж в России: руководящие органы, биржевое общество (члены и посетители биржи), биржевая администрация, третейские суды (или арбитраж), котировальные, экспертные и другие комиссии.

   По сравнению с западными русские биржи обладали определенной спецификой. Их отличал, во-первых, низкий уровень биржевой техники, что было связано с неразвитостью инфраструктуры (железнодорожный транспорт, элеваторы, склады и т. п.). Как следствие, на русских биржах не получили распространения сделки на срок (срочные или терминальные сделки), не было и жесткой регламентации правил заключения сделок.

   Во-вторых, в силу того, что русское купечество представляло собой размытую, аморфную массу, биржи брали на себя функцию представительства их интересов. Ни одна из западных бирж не выполняла этой функции, ибо представительство интересов купечества в этих странах осуществлялось через купеческие палаты, которые были созданы в результате длительной политической и экономической борьбы предпринимателей за свои цели.

   В-третьих, обыденное отношение к биржам в России всегда было неоднозначным. Часто преобладало мнение, что биржа – это то место, куда порядочному человеку ходить позорно. В-четвертых, наблюдалось повышенное внимание к отечественным биржам со стороны государства.

   С 1900 по 1904 гг. возникло 14 новых бирж, а перед началом первой мировой войны в России действовало уже более сотни бирж. В Петербурге, помимо основной, открылись специализированные: хлебная; мясная; яичная; курятно-дичная; фруктовая, чайная, винная. Октябрьское вооруженное восстание в 1917 г. не вызвало вначале каких-либо потрясений в кругах, близких к бирже. Однако ликвидация бирж стала составным элементом военно-экономической политики новой власти.

   Развитие предпринимательства немыслимо без разветвленного рынка кредитных ресурсов. Как известно, особенностью первоначального накопления капитала являлась нехватка крупных денежных сумм. При этом в России, доброжелательно принимая любое происхождение богатства, долгое время негативно относились к ростовщическому капиталу. Генетическая связь последнего с банковским капиталом во многом объясняет инертность российских предпринимателей в кредитной сфере. Таким образом, инициативу развития кредита взяло на себя государство.

   Тип и уровень специализации создаваемых банков тесно зависели от экономических приоритетов государственной власти. На протяжении почти двух веков (1729–1919 гг.) сформировались и получили свое развитие следующие типы российских банков:

   – государственные коммерческие (1729–1917 гг.);

   – государственные ипотечные (1754–1860 гг., 1882–1918 гг.);

   – акционерные коммерческие (1864–1929 гг.);

   – акционерные ипотечные (1871–1919 гг.);

   – банкирские дома (1769–1918 гг.);

   – общества взаимного кредита (1864–1918 гг.);

   – кооперативные (1912–1918 гг.);

   – общественные городские (1788–1918 гг.);

   – общества городские кредитные (1861–1918 гг.).[107]

   Начиная с учреждения в 1733 г. первого банка в России (Монетной конторы) и на протяжении многих лет кредитная система России продолжала функционировать как государственное учреждение под правительственным контролем. К началу реформ государственная кредитная система состояла из одного банка с восемью отделениями в провинции.

   Частная предпринимательская кредитная деятельность не только не поощрялась, но и пресекалась (при этом институт придворных банкиров просуществовал до 60-х гг. XIX в.).

   Главными кредитными институтами страны служили Государственный заемный (1776–1860 гг.), Государственный ассигнационный (1786–1843 гг.) и Коммерческий (1818–1860 гг.) банки, находившиеся под контролем правительства.

   На всю Россию существовало лишь несколько городских общественных банков. Их средства были незначительны, а район деятельности весьма ограниченным; потребность же в дешевом капиталистическом кредите была велика.[108] В Министерство финансов от русских предпринимателей и чиновников поступали многочисленные заявки на открытие частных банковских учреждений.

   Сложившаяся во второй половине XIX в. кредитная система России была вызвана к жизни потребностями капиталистической модернизации народного хозяйства и отражала аграрно-индустриальный характер экономики страны.

   К началу первой мировой войны Россия обладала достаточно развитой кредитно-банковской структурой, отвечающей потребностям в финансировании различных секторов экономики.

   В начале XX в. в рамках кредитной системы функционировали как государственные, так и частные кредитные учреждения, а также муниципальные и сословно-корпоративные. Сферой их деятельности являлось снабжение средствами капиталистического торгово-промышленного оборота (коммерческий кредит), так и операции с недвижимостью (кредит ипотечный).

   Сердцевиной государственного кредита являлся учрежденный в

   1860 г. Государственный банк. Госбанк являлся крупнейшим коммерческим банком страны, после денежной реформы 1895–1897 гг. он стал и реально действующим эмиссионным банком, получив право выпуска кредитных билетов. Концентрируя ресурсы через широкую сеть филиалов (136 к 1914 г.) и пользуясь средствами казначейства, в широком масштабе кредитовал народное хозяйство (выдачи по учету векселей и ссудам к 1 января 1914 г. – 1072 млн руб., широкое распространение в практике банка получили так называемые неуставные ссуды как форма поддержки торгово-промышленных предприятий). Особенно активно в канун мировой войны Госбанк участвовал в кредитовании хлебной торговли, снабжал оборотными средствами частные коммерческие банки, обнаруживая тенденцию к превращению в «банк банков» (кредиты крупным коммерческим банкам к 1914 г. – 388 млн руб.).

   Госбанк управлял разветвленной сетью государственных сберегательных касс (8005 к 1913 г. с 1594,9 млн руб. денежных вкладов). История сберегательных касс нуждается в специальном исследовании, которое смогло бы проанализировать как бурный рост капиталистического накопления в начале XX в., отразившийся в приливе вкладов (для сравнения – к 1900 г. сумма вкладов в сберегательных кассах составляла 661,9 млн руб.), так и правительственные инвестиции полученных средств в облигации государственных займов и закладные листы государственных земельных банков (к 1913 г. сберегательным кассам принадлежало процентных бумаг на 1638,7 млн руб.).[109]

   Два государственных земельных банка – Дворянский (основан в 1885 г.) и Крестьянский поземельный (1883 г.) – являлись главными звеньями системы государственного кредита в области ипотеки.

   Государственный Дворянский земельный банк, учрежденный «для поддержания землевладения потомственного дворянства», выдавал владельцам имений долгосрочные (до 67 лет) ссуды на льготных условиях (взимая по ссудам на 1,5–2% менее акционерных банков). К 1915 г. у него в залоге находилось 15,6 млн десятин земли (14 % от общей площади частного землевладения) с оценкой 1589,9 млн рублей. Деятельность Дворянского банка целиком была направлена на удовлетворение интересов поместного дворянства с целью приостановить разрушение сословного землевладения, происходившее в связи с нараставшей капиталистической эволюцией сельского хозяйства.

   Государственный Крестьянский поземельный банк, основанный «с целью оказать крестьянам содействие к приобретению в собственность предлагаемых для продажи земель», выдавал ссуды на срок 51 год 9 мес. со строго определенным назначением – на покупку частновладельческих земель. Деятельность Крестьянского банка особенно активизировалась в период проведения столыпинской аграрной реформы, он стал действенным орудием аграрной политики царизма: к 1915 г. банк принял в залог 16,9 млн десятин (15 % от общей площади частного землевладения) с оценкой 1759,9 млн руб., тогда как к 1905 г. соответственно – 7,5 млн десятин с оценкой 585,9 млн рублей.[110]

   Наиболее изученным подразделением системы частного торговопромышленного кредита являются акционерные коммерческие банки – мощная группа кредитных учреждений, исследование которых в советской историографии велось в аспекте их отношений с промышленностью и формирования российского финансового капитала. Тем не менее, некоторые новые исследования в региональном разрезе и по истории отдельных банков обнаруживают необходимость дальнейшего изучения и отчасти переосмысливания сложившихся в литературе представлений об особенностях российских коммерческих банков. В частности, не получил подтверждения тезис о московских банках как банках домонополистических, чуждых финансированию промышленности.

   Беря свое начало в 1860-х гг. (первым в 1864 г. был открыт Петербургский частный банк), сеть акционерных коммерческих банков к началу мировой войны насчитывала 50 банков. Несмотря на относительно небольшой рост числа банков (к 1900 г. в империи действовали 42 банка), благодаря созданной главным образом в начале 1900-х гг. широкой сети отделений (для сравнения к 1904 г. их насчитывалось всего 268) акционерные коммерческие банки заняли центральное место в системе государственного и частного кредита.

   Их ресурсы (вклады и текущие счета) с 1900 по 1914 г. выросли с 243,4 до 2751 млн руб. или более чем в десять раз. Основное место в активах занимали кредитование торгово-промышленного оборота и финансирование производства по счетам и бессрочных (онкольных) ссуд под залог векселей, ценных бумаг и товаров (соответственно 259,3 и 1524,1 млн руб.).

   Двумя главными банковскими центрами страны являлись Петербург и Москва.

   Нельзя не назвать и так называемые общества взаимного кредита, которые осуществляли взаимное кредитование частных предпринимателей. Ссуду выдавали только членам общества, что отличало их деятельность от акционерных коммерческих банков, при этом нельзя было состоять членом нескольких обществ. В остальном они мало чем отличались от банков и развивались как бы параллельно, выполняя те же операции: прием вкладов и открытие текущих счетов, учет векселей, ссуды под залог векселей, ценных бумаг и товаров. Исключение составляла покупка ценных бумаг за собственный счет.

   Первое общество начало действовать в 1864 г. в Петербурге. За первые десять лет было создано 81 общество. В последующие десять лет (1874–1884 гг.) возникло еще 13. По Положению Комитета министров 1872 г. министру финансов предоставлялось право утверждать уставы обществ. Отсутствие поддержки со стороны Госбанка привело к тому, что в следующие десять лет не было образовано ни одного общества. С середины 90-х гг. XIX в., с общим улучшением экономической ситуации, развитие обществ приобрело поступательный характер. К 1909 г. количество действовавших обществ составляло не более 400. В качестве расчетного и координационного центра был учрежден Центральный банк обществ взаимного кредита. Ежегодно в течение 1909–1913 гг. появлялось от 80 до 180 обществ, в 1914 г. – 72, в 1915 г. по вполне понятным причинам – только 8. В Петербурге и Москве вели операции 39 обществ, в губернских городах – 172, основная масса (около 900) действовала в уездных центрах, обслуживая кредитом местный товарооборот, промышленность и сельское хозяйство. Крупные общества (Петербургское, Московское купеческое, Киевское) по характеру и масштабам операций были сравнимы с коммерческими банками средних размеров. В целом к 1914 г. количество обществ достигло 1108, число членов – около 650 тыс. человек, оборотный капитал – не менее 130 млн рублей.

   Приказом Наркомата финансов РСФСР в октябре 1918 г. они были ликвидированы.

   Кооперативные банки в России получили свое развитие в лице Московского народного банка. По уставу Совет банка не менее чем на две трети состоял из представителей кооперативов. Основными задачами банка являлись отработка механизма перераспределения средств между кредитными кооперативами, расширение обеспечения их оборотными средствами, развитие посреднических и комиссионных операций. Возможность спекуляции акциями банка исключалась, поскольку они были именными. В декабре 1918 г. банк был национализирован и слит с Народным банком РСФСР, которому были переданы его активы и пассивы.[111]

   На рубеже Х1Х-XX вв. в мировом банковском деле все отчетливее проступала тенденция к преодолению ранней специализации и превращению банков в универсальные кредитные комбинаты. Постоянное расширение гаммы операций с клиентурой привело к тесному взаимопереплетению банковского капитала с промышленным, поскольку индустрия являлась главным объектом деятельности коммерческих банков.[112]

   Во второй половине XIX в. бурно стал расцветать такой вид банкирского промысла, как банкирские дома (банкирские конторы, торговые дома), которые до конца XIX в. играли весьма значительную роль в финансовой и экономической жизни России. А такие владельцы банкирских фирм, как Майер, Кайгер, Вогау, Гинцбурги и др., не только «делали погоду» на финансовом рынке, но и в значительной мере оказывали воздействие на экономическую политику в целом.[113]

   В период формирования модернизированной финансовокредитной системы России – это были 60–70-е гг. XIX столетия – именно банкирские дома и конторы играли ведущую роль в финансовой жизни России, в определении биржевой конъюнктуры, контролировании денежного рынка, железнодорожном строительстве, в создании акционерных коммерческих, земельных, ипотечных банков.

   К сожалению, история частного банкирского промысла в России – как, впрочем, и повсюду в мире – не обошлась без темных страниц. К учредительству банковских предприятий краткосрочного кредита потянулось немало махинаторов и откровенных мошенников, тем более, что для основания предприятии такого рода долгое время не требовалось никаких свидетельств и «дозволений» со стороны властей, а также публичной отчетности об операциях. Подобных дельцов меньше всего занимали проблемы расширения кредита, зато с неукротимой энергией и напором они ввергались во всевозможные биржевые спекуляции и запрещенные законом сделки. Банкирские дома не представляли отчетности, участвовали в биржевой игре ресурсами, полученными в доверительное управление, допускали и иные нарушения.

   Лишь при Александре III удалось провести законы, поставившие банкирские заведения под контроль государственных органов. Однако правительственные меры встречали резкое противодействие, которое продолжалось до первой мировой войны. История банкирского бизнеса в России – это длительный и неразрешенный конфликт между государством и частными, зачастую спекулятивными интересами банковского капитала.

загрузка...
Другие книги по данной тематике

Наталья Юдина.
100 великих заповедников и парков

Геогрий Чернявский.
Лев Троцкий. Революционер. 1879–1917

Вендален Бехайм.
Энциклопедия оружия (Руководство по оружиеведению. Оружейное дело в историческом развитии)

Михаил Козырев.
Реактивная авиация Второй мировой войны

Лэмб Гарольд.
Чингисхан. Властелин мира
e-mail: historylib@yandex.ru
X