Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Алексей Гудзь-Марков.   Домонгольская Русь в летописных сводах V-XIII вв

Западная Русь 1214 -1223 гг .

Однако вновь вернемся к событиям, происходившим в Западной Руси. После того как в очередной раз вдова Романа, устрашенная боярами, с сыном Даниилом бежала из Галича в Венгрию, а второго сына Василия с боярином Мирославом отправила в Белз, в дела Западной Руси вмешался польский князь Лешко.
Этот князь подошел к Белзу и посадил в том городе своего тестя Александра Всеволодовича (двоюродного брата Даниила и Василия). Василий уехал из Белза в Каменец. За ним последовали все бояре, еще помнившие эпоху Романа Мстиславовича и с интересом наблюдавшие черты могучего князя в его подраставших сыновьях.
Галич удерживал Мстислав Ярославович Немый (двоюродный брат Романа Мстиславовича).
А при дворе Андрея Венгерского находился хорошо нам знакомый честолюбивый боярин Володислав. Этот боярин сумел убедить короля в выгодах взаимной дружбы и был отпущен из заточения. Более того, когда Андрей выступил с войском в поход, дабы изгнать из Галича Мстислава Ярославовича Немого, боярин Володислав был отправлен вперед. Видно, Андрей либо исполнился доверием к Володиславу, либо имел на него виды, как на возможного наместника, способного умиротворить Галицию и удержать ее под венгерским влиянием. И случилось непредвиденное. Когда Андрей остановился в монастыре «Лелесове», Венгрию охватило восстание. Противные королю феодалы убили супругу Андрея Гертруду. Шурин короля едва спасся. В то время в Венгрии «мнозии немци избити быша». Тут уж Андрею было не до похода на Галич. А боярин Володислав поехал к Галичу, из которого, узнав о походе венгров, бежал Мстислав Ярославович Немый.
Вдова Романа, видя, что в Галиче сел Володислав, и потеряв надежду на венгерскую помощь, с Даниилом поехала в Польшу. Андрей дал на это свое разрешение, а Лешко принял княгиню с великой почестью. В Польше княгиня пробыла недолго и вскоре с Даниилом уехала в Каменец к сыну Василию. В том городе Романовну «бояре вси сретоша и с великою радостью».
Все те события происходили до 12i4 г. Лешко Польский взял из Каменца Даниила, из Владимира-Волынского Александра Всеволодовича, а из Белза Всеволода (Ярославовича) с их боярами и воинами и двинулся к Галичу. В походе Лешко, смотря на многочисленных бояр, окружавших юного Даниила и некогда служивших его отцу, понял, на кого в Западной Руси следует делать ставку.
Боярин Володислав оставил в Галиче своих братьев «Ярополкоу и Яволодоу», сам же с венграми, чехами и галичанами подошел на реку «Бобръкоу». Там его ожидал Лешко. Началось сражение. От Даниила Романовича на рать устремились «Мирослав и Дьмьян». От князя Мстислава Ярославовича Немого (также примкнувшего к Лешку Польскому), пришедшего из Пересопницы, в сражение пошли «Глебъ Зеремеевичь и Пркопьичя Юрья». Дрались жестоко, но в конце концов «одолеша Ляхове и Роусь». Боярин Володислав, потеряв множество воинов, бежал. Лешко не сумел завладеть Галичем, и дабы поход его не был напрасным, а казна не оскудела, пошел воевать вокруг галицких городов «Теребовля и около Моклекова и Збыража и Быковенъ». Позаботился Лешко и о юных Данииле и Васильке. Им добыли города «Тихомль и Перемиль», отняв у Александра Всеволодовича. Но Александр (недаром он был тестем Лешка) продолжал удерживать одну из двух главных жемчужин Западной Руси — Владимир-Волынский. Даниил и Василий не переставали вспоминать о городе, некогда принадлежавшем их отцу, но вернуть его не имели сил, ибо были очень молоды. Когда Андрей Венгерский оправился от восстания и смут в собственном королевстве, он решил вернуться к активной политике в Галиции и выступил против Лешка Польского.
Лешко отправил к Андрею послов «Лесътича и Пакослава воевод оу». Предложения поляков Андрею были таковы: не «лепо» боярину Володиславу сидеть за князя в Галиче и не лучше ли выдать дочь Лешка за сына венгерского короля, за Коломана, и их посадить в Галич? Андрею предложение понравилось. Он встретился с Лешком в «Зъпиши», и там повенчали польскую принцесу и венгерского принца.
Боярин Володислав в Галиче был схвачен, заточен и вскоре умер, лишний раз доказав своим несчастным примером сомнительные преимущества служения иностранцам, пусть и в собственных интересах. Более того, саму память о Володиславе возненавидели в его собственном отечестве. Боярин «нашедъ зло племени своемоу и детемъ своимъ княжения деля». Русские князья, от которых бояре весьма зависели, если не сказать более, «не призряхоу детии его». Это значит, что потомков Володислава оставили без земли и без службы.
Так в 1214 г. в Галиче водворился венгерский принц Ко ломан с юной полькой Саломеей (есть свидетельство, что Саломее при венчании не было и трех лет). Но скоро союзники поссорились. Андрей отнял у Лешка доставшийся полякам ранее (по согласию) Перемышль.
Польский воевода Пакослав за хлопоты на дипломатической ниве получил от монархов город «Любечевъ», и до него венграм дела не было. Перемышль, напротив, был подобен узлу, стягивавшему торговые нити Восточной и Центральной Европы воедино, и был слишком лакомым куском, чтобы не соблазнить Андрея.
Тем временем Даниил и Василько подрастали, и Лешко вывел из Владимира-Волынского своего тестя Александра Всеволодовича и дал столицу Волыни сыновьям Романа. Так советовал Лешку и благоволивший к Романовичам воевода Пакослав.
Когда Лешко узнал, что Перемышль более ему не принадлежит, он «ежалися о срамоте своей» и отправил гонца к Мстиславу Мстиславовичу в Новгород, приглашая князя в Галич.
Были причины к смущению и у галичан. Венгры галицкого «епископа и Попы изгна изъ церъкви, а свои Попы приведе Латыньские на службу». В 1214 г. Коломан обменялся посланиями с папой Иннокентием III, заверяя того, что галичане не прочь стать под руку святого престола, но просят сохранить служение на славянском языке и не отменять обрядов древних. Гонение на православное духовенство началось после того, как епископ краковский Кадлубек (по иным данным гранский или стригонский архиепископ) обвенчал в Галиче Коломана и Саломею.
В 1219 г. Мстислав Мстиславович выступил из Киева к Галичу. В Киеве сидел Владимир Рюрикович. Этот двоюродный брат Мстислава вполне мог сопровождать князя до Галича.
Когда о походе стало известно в Галиче, из города от сидевшего в нем боярина Судислава во Владимир-Волынский к Даниилу Романовичу отправили гонца, приглашая князя занять Галич. Даниил мудро воздержался от этого шага.

Луцк. Верхний замок. XII — начало XIV в.


Скоро из ворот галицкого детинца, погоняя лошадь, выехал печально известный венгерский сановник «Бенедиктъ Лысы» с боярином «Соудславомъ». А галичане уже высматривали стяги русского князя Мстислава Мстиславовича. Думаю мало радости было в тот день у венгерских и польских чиновников.
В Галич к Мстиславу из Владимира-Волынского приехал Даниил и взял у князя замуж дочь Анну. Впоследствии Анна Мстиславовна родила Даниилу много детей.
Даниил Романович пожаловался Мстиславу на Лешка, говоря, что он держит его вотчину. Мстислав помощи не дал, и Даниил с братом Василием сам поехал в города, некогда принадлежавшие отцу «Берестий, и Оугровескъ, и Верещинъ и Столпъ Комовъ, и всю Оукраиноу» (то есть Украину Волыни). Лешко, считавший, что дети Романа ему многим обязаны, узнав о том, страшно разгневался на Даниила.
Весной 1220 г. поляки стали воевать по берегам верховий Западного Буга. Даниил против поляков выслал «Гаврила Доушиловича и Семена Олоцевича Василка Гавриловича». Вероятно, это были старые бояре Романа Мстиславовича, никого на свете давно не боявшиеся. Бились с поляками до «Соухои Дорогви». У волынян пал один воин «Климъ Хрьстиничь». Крест его, вероятно каменный, был установлен на «Соухои Дорогви». Поляков весной многих побили и гнали до реки «Вепря».

Лешко решил бороться не с Даниилом, а с Мстиславом и не собственными силами. Лешко отправил послов в Венгрию к Андрею, призывая короля выступить к Галичу. Уговаривать Андрея не пришлось, тем более, что Лешко от доли в Галиции отказывался в пользу своего зятя принца Коломана, изгнанного Мстиславом.
Осенью 1220 г. силы Лешка с полками венгров объединились под Перемышлем. Сидевший в городе тысяцкий «Яронови» бежал. Мстислав послал навстречу неприятелю к «Городкоу» бояр «Дмитра Мирослава Михалка Глебовича». В Городце сидели люди галицкого боярина Судислава, и город от Мстислава отвернулся.
К Городцу подступил Дмитр-Мирослав и завязал с горожанами сражение. Скоро подошли поляки и венгры, и Дмитр бежал от Городца. Под стенами Городца из лука был застрелен «Василь дьякъ рекомыи Молза». Убили и «Михалка же Скоулоу». Боярину отсекли голову «на Щиреце» и сняли с тела три золотые цепи. Голову Михалка принесли Ко ломану.

Луцк. XIII — XIV вв. Гипотетическая реконструкция Т.А. Трегубовой


Венгры и поляки в 1220 г. не могли представить, что Галиция может ускользнуть из их рук, и глумились над русскими, как над беглыми рабами.
Мстислав в эту пору стоял на «Зоубрьи» (река Зубря течет от Львова к Днестру). Сюда примчался растерявший людей Дмитр. Выслушав боярина, Мстислав понял, что сил для борьбы недостаточно, и попросил Даниила и Александра Всеволодовичей закрыться в Галиче. Даниил сел в детинце Галича, а Александр не решился, видимо, понимая, что Галич принадлежать ему никогда не будет.
В это время вдова Романа приняла монашеский постриг, видимо, стремясь защитить юного сына Даниила.
Вскоре венгерские и польские полки подошли к Галичу. Стали биться на «Кровавомъ бродоу». Выпал снег. Брод русь оставила, и Коломан двинулся на Мстислава за «Рогожиноу». Отступая, Мстислав послал в Галич, веля сказать Даниилу, чтоб город оставил. Даниил выехал из Галича с «Дмитромъ» тысяцким и с «Глебомъ Зеремеевичемь и со Мирославемъ». Когда Даниил стоял против « «Толмачю», его нагнал «неверный Витовичь Володиславъ» (уж не сын ли покойного Володислава?). У боярина отобрали коня, а самого прогнали.
Шедшего от Галича к Владимиру-Волынскому Даниила преследовал неприятель. Иногда по целому дню приходилось биться, а подчас и устремляться «на бегъ». Однажды ночью Даниил и его боярин «Глеб Зеремеевичь» сражались до рассвета и схватили «Яньца».
Утром князя нагнал «Глебъ Васильевичь». Даниил развернулся и погнал того боярина «дале поприща». Ушел Глеб лишь «борзости ради коньское».
Когда Даниил пришел «Оноуть», люди князя сильно страдали от голода. Ехать из Галича пришлось спешно и без обоза. Неожиданно на глаза князя и его дружины попали груженные провизией «вози», шедшие к «Плавоу». Возы захватили, и люди наелись. Скоро отряд Даниила подошел к берегу Днестра ниже «Коучелемина». Стали думать, как переправляться на другой берег реки. Поздняя осень 1220 г. остудила воду, и возможность перейти реку вброд казалась маловероятной.
Люди Даниила увидели плывущие по Днестру ладьи. Плыли ладьи из устья Днепра из «Олешья», с торга, где некогда процветал греческий город Ольвия. Ладьи остановили и переправились на них через Днестр, вволю насытившись «рыбъ и вина».
Даниил встретился со своим тестем Мстиславом. Князь, выслушав рассказ о походе зятя, похвалил юношу и, расчувствовавшись, преподнес Даниилу среди прочих даров «конь свои борзый сивый». Расставаясь, Мстислав сказал Даниилу, чтобы шел во Владимир-Волынский. А Мстислав собрался ехать за половцами «мьстиве сорома» венграм и полякам.
В 1221 г. Волынь и тяготевшие к ней земли в верховьях Немана (г. Гродно и пр.) установили дипломатические отношения с все более крепшей и сохранявшей язычество Литвой. К вдове Романа и ее сыновьям Даниилу и Василию литовские князья прислали послов для заключения мира.
Западнорусский летописец привел имена литовских князей первой четверти XIII в.: «Живинъ боудъ, Давъятъ, Довъспроункъ, брат его Мидогъ, брат Довъяловъ, Виликаиль». А вот «Жемотьскыи кнзя Ерьдивилъ, Выкыить, Роушковичевъ, Кинтибоуть, Вонибоут, Боутовить, Вижеикъ, и снъ его Вишлии, Китении, Пликосова и се Боулевичи, Вишимоут».
Поляки не перестали беспокоить западные рубежи Волыни. Кончилось тем, что Волынь навела на Польшу литовцев, которые немало повоевали за Западным Бугом.
Тем временем сидевший в Белзе Александр Всеволодович принял сторону Лешка, своего зятя, и помирился с венграми. Даниилу и Василию можно было надеяться только на Мстислава Мстиславовича. В 1221 г. Мстислав выступил в новый поход на Галич. Навстречу Мстиславу вышел венгерский воевода «Филя древле пригордци», надеявшийся «обяти землю, потребите море». С Филей шли венгры, поляки и некоторые из галицких бояр: Соудислав (тесть Фили), Лазарь и иные. Многие из галичей разбежались. Остался в Галиче Ко ломан.
Одновременно выступил Лешко Польский к «ГЦекаревоу» на Даниила Романовича, тем самым «бороня» (мешая) идти на помощь Мстиславу.
К Щекареву подъехал и брат Лешка Конрад, владевший Мазовией (провинция на северо-востоке Польши). Мазовецкий князь имел с Волынью общую границу и, обеспокоенный набегами литовцев, постарался помирить Лешка с Даниилом. Конрад, зная намерение брата, отсоветовал Даниилу ехать в стан к Лешку и, кто знает, быть может, тем спас жизнь юному и еще простосердечному князю.
Утром на «каноунъ стой Бци» полки Мстислава вступили в сражение с венграми и поляками. С Мстиславом подошли половцы, «и быс брань тяжка». Наконец венгры и поляки дрогнули и побежали. Начались преследование и избиение. Прегордый воевода Филя был схвачен «паробкомъ Добрынинымъ».
Мстислав подъехал к Галичу и копьем ударил в ворота города. С Коломаном закрылись «Иванъ Лекинъ и Дмитръ». Оборонявшиеся по веревкам забрались на закомары собора пресвятой Богородицы и оставили лошадей под стенами храма.
Собор заранее превратили в крепость. На его крыше был «градъ сътворенъ». С крыши собора оборонявшиеся метали камни и стреляли из луков. Но жажда сделала свое дело.

Тустань. Крепость «Камень». XIII — XIV вв. Реконструкция М.Ф. Рожко


В Галич к Мстиславу с малой дружиной приехал Даниил с «Демьяномь тысячкымъ». Пока князья целовались и поздравляли друг друга, повсюду в Галиции били венгров и поляков. Многих из иноплеменников перетопили в реках, а иных «смерды избьени».
К Мстиславу привели боярина «Соудислава», тестя Фили. Видимо, галицкое боярство вслед за западнорусскими князьями стало рано завязывать брачные узы со знатью Центральной Европы. Князь Мстислав был мудр и зря кровь лить не любил. Боярин, поняв, что казнить его не станут, обнял ноги князя, «обещая работе быти емоу». Мстислав словам поверил и дал «Соудиславу» город «Звенигородъ».
В руки Мстислава попал и Коломан. Андрей отправил к Мстиславу придворного Яроша, дабы он уговорил князя отпустить Ко ломана и иных венгерских пленников, пригрозив войной. Мстислав угрозу проигнорировал. Но в дело вмешались галицкие бояре. Они не хотели видеть в Галиче ни Мстислава, ни Даниила. Боярам более по нраву были венгры. Глебу Зеремеевичу и знакомому нам «Соудиславу» удалось убедить Мстислава, что, передай он Галич Даниилу, не видать ему (Мстиславу) Галиции во веки веков. Совсем другое дело, по мнению бояр, венгры. Будет Мстиславу нужно — он их вмиг выгонит. Простые галичане хотели иметь князем Даниила, только их никто не спрашивал.
Дело кончилось тем, что Мстислав отдал одну из дочерей за сына Андрея Венгерского, также носившего имя Андрей. А так как жених и невеста были уж очень молоды, свадьбу с 1221 г. решили отложить до 1224 г. Именно в 1224 г. в Галиче должен был водвориться венгерский принц, бывший зятем Мстислава. Но вместо этого произошла новая война, и речь об этом впереди. А пока Мстислав отдал венгерскому принцу Перемышль, отобрав город у Лешка.
Сидевший в Белзе Александр Всеволодович до событий 1221 г. принял сторону Андрея, Лешка и сидевшего в Галиче Фили. После изгнания венгров из Галича и набегов литовцев на Польшу Лешко заключил мир с Даниилом и Васильком Романовичами и с их послами и боярами «Дръжиславомъ Абрамовичемъ и Творианомъ Вътиховичемъ». А Даниил и Василий помирились с «Демьяномъ тысяцькымъ». В результате Лешко от союза с Александром Всеволодовичем отрекся.
В одну из субботних ночей 1221 г. Даниил и Василий не оставили вокруг Белза «камень на камени». В том году Александр заключил мир с Даниилом Романовичем.
Между 1221 г. и 1223 г. Даниил основал и отстроил город Холм, к западу от верховий Западного Буга. В городе Даниил основал епископию и поставил во главе ее владыку Асафа, ранее возглавлявшего кафедру во Владимире-Волынском. На Волыни Даниил поставил епископом Ивана «от клироса» каменного собора пресвятой Богородицы.
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Е.В. Балановская, О.П. Балановский.
Русский генофонд на Русской равнине

под ред. Б.А. Рыбакова.
Славяне и их соседи в конце I тысячелетия до н.э. - первой половине I тысячелетия н.э.

Валентин Седов.
Происхождение и ранняя история славян

Д. Гаврилов, С. Ермаков.
Боги славянского и русского язычества. Общие представления
e-mail: historylib@yandex.ru