Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Александр Кондратов.   Погибшие цивилизации

Третья великая держава Востока

Еще в XVIII в. путешественники по Малой Азии с изумлением обращали внимание на древние памятники, покрытые изображениями и загадочными знаками. В XIX в., когда археологи раскопали древние города Двуречья, а Шампольон нашел ключ к иероглифам Египта, в Малой Азии были обнаружены новые памятники и письмена, не походившие ни на месопотамские, ни на египетские.

В ноябре 1872 г. ирландский миссионер Уильям Райт, живший в то время в Сирии, привез из древнего города Хамата в Константинопольский музей камни, покрытые иероглифами. Здесь он снял с камней гипсовые слепки и отправил их в Лондон, в Британский музей. Перед этими слепками в музее подолгу простаивал молодой английский востоковед Арчибальд Генри Сейс, пытаясь проникнуть в тайну письмен, не похожих на рисуночные египетские знаки и клинопись Двуречья. А осенью 1880 г. ученый прочитал в Лондонском обществе по изучению Библии сенсационный доклад «Хетты в Малой Азии», в котором доказывалось, что в глубокой древности на территории Турции и Сирии существовала могущественная держава, которая была соперницей Египта и Двуречья, — третья великая держава древнего Востока!

Первоначально доводы Сейса вызывали сильные сомнения востоковедов: шутка ли сказать, речь шла об открытии целой цивилизации! Сейса прозвали в прессе «изобретателем хеттов». Но о державе хеттов говорят документы Египта и Двуречья, о хеттах упоминает Библия.

«Нанял против нас царь израильский царей хеттейских, и египетских, чтобы пойти на нас», — говорит библейская «Книга Царств» (глава 7, стих 6), повествуя о чудесном освобождении Самарии.

«Цари хеттейские», по свидетельству Библии, настолько могущественны, что стоят на одной доске с египетскими фараонами. После раскопок Ниневии и Вавилона ученые стали с большим доверием относиться к показаниям Библии, рассматривая ее как источник по истории древнего Востока. «Сыны Хетта» — «хеттеятте» неоднократно упоминаются на ее страницах. Может быть, действительно по соседству с Палестиной находилось какое-то большое и сильное государство?

Египтологи подтвердили это предположение: на стене гигантского Карпакского храма, воздвигнутого фараоном Рамзесом Великим, высечен мирный договор, заключенный с хеттским царем Хаттушилом. Да, действительно, хетты были «на равных» с великими правителями Египта. Кто же этот таинственный народ? Где он жил? На каком языке говорил? Где была хеттская столица? Какова культура хеттов? И какая судьба постигла некогда могущественный народ, о котором остались лишь смутные упоминания в Библии и храмовая надпись в Кариаке? Эти вопросы, вставшие перед учеными много лет назад, настойчиво требовали ответа. И ответ могли дать лишь тщательные и долгие поиски.

Напряженный труд археологов принес свои плоды: столица Хеттского государства была обнаружена возле турецкой деревушки Богазкей; глиняные таблички, найденные в древних руинах, убедительно говорили, что именно здесь находилась столица «правителей Хатти», могущественных хеттов! А вскоре произошло событие, «которого никто не ждал и не рискнул бы даже предвидеть», как писал о том руководитель раскопок Гуго Винклер. «20 августа, после двадцатидневной работы, пробитая в горном отроге брешь продвинулась до стены первого участка. Под ней была прекрасно сохранившаяся табличка, имевшая весьма многообещающий вид. Один взгляд — и вся моя накопленная годами выдержка вылетела в трубу. Передо мной лежало то, о чем (конечно, в шутку) могли мечтать как о даре небес». Текст таблички был копией знаменитого договора между фараоном Рамзесом Великим и хеттским царем Хаттушилем, выбитого на стене Карнакского храма, только на этот раз о мире говорили не египетские иероглифы, а вавилонские клинописные знаки!

«Смотри, я, правитель хеттов, вместе с Рамзесом-Мериамоном, великим властителем Египта, пребываю в мире добром и в братстве добром. Да будут дети детей правителя хеттов в братстве и мире с детьми детей Рамзеса-Мериамона, великого властителя Египта, причем они будут в нашем состоянии братства и нашем состоянии мира. Да будет Египет вместе со страной хеттов в мире и братстве, как мы, вековечно. И не случится вражды между ними вековечно» — гласит этот первый в истории дошедший до нас мирный договор. (Кстати сказать, он оказался действительным: с той поры египтяне и хетты не воевали друг с другом.)

Это была действительно редкая находка: открытие, сделанное некогда в Египте, нашло свое подтверждение здесь, в сердце Малой Азии. «Эта встреча чудесна, как сказочная судьба героев 1001 ночи», — писал обычно скупой на слова Гуго Винклер, пораженный своим удивительными открытием. Кроме знаменитого договора в развалинах хеттской столицы был найден богатейший архив — целая библиотека, состоявшая из 20 тысяч глиняных табличек. Таблички эти были испещрены клинописными знаками, такими же, как и знаки письмен Двуречья. Ученые могли читать их, но… понимали далеко не все! Большая часть текстов была написана на аккадском (вавилонском) языке, хорошо известном языковедам. Этот язык был на Древнем Востоке своего рода «латынью», международным языком науки и дипломатии. Но многие тексты скрывали какой-то другой язык. Какой? Вывод напрашивался сам собой: конечно же, хеттский!

Представьте, что вы читаете книгу на неизвестном языке, но написанную русскими буквами. Как понять текст? Самый верный путь — найти родственный «языку икс» язык и с ого помощью понять текст. Но какой же из известных науке языков нужно привлечь, чтобы найти ключ к загадке хеттов?

Естественно было предположить, что таким языком мог быть какой-нибудь из многочисленных и своеобразных языков и наречий Кавказа, ведь именно там сохранились с древнейших времен языковые традиции, именно там прослеживается глубокая связь с древними культурами Малой Азии. Но тщетны были попытки исследователей открыть «кавказским ключом» тайну хеттского языка. Столь же безуспешны были поиски других «ключей-языков» — египетского, шумерского, древнееврейского, даже японского, астекского и языка инков Перу!

И все-таки ключ был найден. Причем открытие было настолько неожиданным, что первоначально редко кто мог поверить ему: уж слишком «легким» оказался этот ключ. Сравните сами: хеттское слово «дулуга» означает «долгий, длинный». Как похожи они по звучанию! Хеттское «вадар» и русское «вода» имеют одинаковое значение, так же как и хеттское «хаста» и русское «кость», хеттское «небис» и русское «небо». Хеттский язык оказался родственным русскому! И не только русскому, но и английскому, немецкому, греческому и другим языкам индоевропейской семьи.

Стоит только сопоставить хеттское «эцца», немецкое «эссен», латинское «эдере», греческое «эдеин», древненемецкое «эцден» и русское «есть» или хеттское «вадар», немецкое «ватер», английское «water», древненемецкое «ватар» и русское «вода», чтобы наглядно убедиться в этом родстве. Ранее считалось, что самые древние тексты на индоевропейских языках дошли до нас в поэмах Гомера и в древнейшем индийском эпосе «Ригведа» — в источнике, который, как полагает большинство ученых, сложился в середине 2-го тысячелетия до н. э. Открытие тайны хеттского языка позволило ученым глубже проникнуть в тьму времен вплоть до XVIII в. до н. э. Этим временем датируется древнейший хеттский, а следовательно, и индоевропейский памятник письменности, так называемая надпись царя Аниттаса. Тайну хеттского языка удалось раскрыть гениальному чешскому ученому Бедржиху Грозному вовремя первой мировой войны.

Вскоре после того как Грозный прочитал клинописные тексты на хеттском языке, выяснилось, что клинописными знаками записаны не только хеттские, но и другие тексты на других языках Малой Азии — палайском и лувийском. И оба этих языка оказались очень близкими к языку индоевропейцев-хеттов (они состояли примерно в таком же родстве, как русский, украинский и белорусский).

Хеттский, палайский и лувийский языки образуют особую ветвь индоевропейских языков, получившую по древнему названию Малой Азии — Анатолия — наименование «анатолийская». Эта семья пополнилась затем и новыми языками. Но пополнение пришло отнюдь не сразу. Многим десяткам исследователей пришлось порядком покорпеть над расшифровкой древних текстов и языков Анатолии.

Англичанин Сейс первым из ученых попытался прочитать загадочные знаки, но его постигла неудача. И не только его одного — на протяжении шести десятилетий тщетными были попытки проникнуть в смысл иероглифов Малой Азии. Первые реальные сдвиги в дешифровке произошли лишь в 1930 г., когда ученым из различных стран — Италии, Германии, США — удалось найти иероглиф, передающий понятие «сын» (а в связи с этим разгадать генеалогию хеттских царей), выявить типичную для многих древних надписей «формулу проклятия» в адрес тех, кто посмел бы повредить надпись (это помогло выяснить строй предложения), определить правильное чтение глагола «делать» (что помогло впоследствии определить язык текстов). Исследователи смогли установить много географических названий, имен богов и царей. В 1932 г. к работе над дешифровкой иероглифов подключился Бедржих Грозный, столь успешно исследовавший язык хеттских клинописных текстов. К началу второй мировой войны ученые смогли установить чтение целого ряда знаков, передававших слоги, а также составить представление о склонении и спряжении языка иероглифических текстов. Но данных было слишком мало, чтобы с достаточной уверенностью определить, на каком из языков они написаны.

Осенью 1947 г. на холме Каратопе («Черная гора») археолог Боссерт нашел несколько длинных надписей, сделанных частью иероглификой, а частью финикийскими письменами. Это была «билингва»[1] — содержание обеих частей совпадало! После этой находки дешифровка иероглифов Малой Азии двинулась вперед семимильными шагами. Причем к радости и удовлетворению исследователей чтения знаков и грамматические формы, установленные ранее на основе анализа структуры текстов, в основном подтвердились. Двуязычный текст из Каратепе, таким образом, был не началом дешифровки (как Розеттский камень для Шампольона), а ее желанным подтверждением и завершением.

Данные «билингвы» подтвердили оспаривавшееся ранее предположение о том, что язык иероглифов Малой Азии также индоевропейский. Правда, он несколько отличался от хеттского, но состоял с ним в тесном родстве и входил равноправным членом в анатолийскую ветвь индоевропейских языков.

Ближе всего к языку иероглифических текстов стоит лувийский язык. Вот почему правильно называть иероглифические тексты Анатолии не «хеттскими иероглифами» (как это делается в популярной, а порой и в научной литературе), а «лувийскими иероглифами».

загрузка...
Другие книги по данной тематике

Эрик Шредер.
Народ Мухаммеда. Антология духовных сокровищ исламской цивилизации

Евгений Кубякин, Олег Кубякин.
Демонтаж

Ирина Семашко.
100 великих женщин

Николай Николаев.
100 великих загадок истории Франции

Елена Жадько.
100 великих династий
e-mail: historylib@yandex.ru
X