Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Александр Кондратов.   Погибшие цивилизации

Клинья начинают говорить

Язык древнего вавилонского царства и его клинописные знаки были своеобразным «международным языком» для народов Древнего Востока. Им пользовались различные народы. Одни из них, как, например, ассирийцы, говорили на родственном аккадскому языке, язык же других не имел ничего общего с семитскими языками, представителем которых был аккадский. Вавилонскими знаками пользовались хетты, эламиты и другие народы для записи текстов на своем родном языке.

Двадцать пять веков назад персидский царь Дарий I Великий приказал выбить на высокой скале Бехистуна (в западном Иране) надпись, повествующую о своих победах. Надпись эта была сделана на трех языках: на родном, персидском, на эламском (ибо первоначально Элам был культурным центром Персидской державы) и на «международном» — аккадском. Все три текста были записаны клинописью.

Гениальный дешифровщик Георг Фридрих Гротефенд, сын, сапожника, скромный школьный учитель, в начале прошлого века сумел найти ключ к древнему письму: сопоставив имена царей, он определил чтение 13 клинописных знаков. Древнеиранский язык был известен лингвистам благодаря древним религиозным гимнам «Авеста», родственным индийским «Ведам». Иранский текст был прочитан, а благодаря ему и аккадский, и эламский. К середине XIX в. уже была создана твердая основа для чтения и интерпретации аккадского языка; оставалось только дополнить возведенное здание отдельными деталями, по образному сравнению известного специалиста по древним письменам Иоганнеса Фридриха. Дальнейшие исследования продвигались очень быстро, и можно лишь удивляться тому, писал ученый, за какой краткий промежуток времени удалось добиться полного понимания текстов.

Число этих текстов возрастало с каждой новой экспедицией археологов в Месопотамию. Была найдена огромная библиотека ассирийского царя Ассурбанипала, хранившая тысячи «глиняных книг». В храме одного из вавилонских городов было обнаружено более 100 тысяч клинописных документов, и каждая прочитанная табличка открывала новую страницу в истории Двуречья.

Правда, многие ученые сомневались в правильности дешифровки. По словам исследователей (впервые об этом заговорил англичанин Эдуард Хинкс), клинописные вавилонские знаки были многозначны: тот же самый знак мог передавать в одном случае слово, в другом слог, в третьем вообще не читаться, а быть только «указателем» — детерминативом. «Как же можно правильно читать клинопись при таком разнобое?» — спрашивали скептически настроенные исследователи.

Чтобы убедиться в достоверности дешифровки, в сентябре 1857 г. был устроен своеобразный «экзамен». По счастливой случайности в Лондоне в это время оказались четыре крупнейших специалиста по клинописи. То были упомянутый Эдуард Хинкс; Генри Роулинсон, с риском для жизни скопировавший выбитую на неприступной скале Бе-хистунскую надпись, положившую начало дешифровке; Фокс Тальбот, известный также как математик и один из пионеров фотографии; наконец, блестящий ученый-языковед Жюль Опперт. В запечатанных конвертах всем им было вручено по копии только что найденной надписи ассирийского царя Тиглатпаласара I с просьбой разобрать длинный текст, не общаясь друг с другом.

Когда каждый из ученых прислал свой перевод текста, выяснилось, что во всех основных моментах переводы сходятся. Скептики были посрамлены: стало ясно, что дешифровка аккадской клинописи стоит на прочном и надежном фундаменте. И подобно тому, как открытие Шампольона считается началом египтологии, успешно сданный «экзамен» в 1857 г. считается началом новой науки — ассирологии.

«Исследования второй половины XIX и начала XX в., посвященные разработке многих частных вопросов, превратили ассирологию в полноценную область филологии, в самостоятельную науку, — пишет И. Фридрих. — После того как был установлен семитский характер языка, для определения значения аккадских слов стали широко привлекаться прежде всего слова древнееврейского и арабского языков, полностью совпадавшие или близкие по звучанию с аккадскими».

В начале нашего века немецкий филолог Фридрих Делич превратил Германию в центр изучения клинописи. Ученики Делича перенесли свою деятельность и в Новый Свет: большое число ассирологов работает в Соединенных Штатах Америки. В нашей стране «отцом русской ассирологии» стал замечательный ученый М. В. Никольский. Его ученики и соратники — В. С. Голенищев, Б. А. Тураев и другие воспитали целую плеяду талантливых исследователей, положивших начало советской школе ассирологии.

загрузка...
Другие книги по данной тематике

Владимир Мелентьев.
Фельдмаршалы Победы. Кутузов и Барклай де Толли

Роман Светлов.
Великие сражения Востока

Джеффри Бибб.
Две тысячи лет до нашей эры. Эпоха Троянской войны и Исхода, Хаммурапи и Авраама, Тутанхамона и Рамзеса

Алина Ребель.
Евреи в России: самые влиятельные и богатые

Сергей Тепляков.
Век Наполеона. Реконструкция эпохи
e-mail: historylib@yandex.ru
X