Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

А. Ю. Тюрин.   Формирование феодально-зависимого крестьянства в Китае в III—VIII веках

Фиксация норм обычного права в установлениях эдиктов о надельной системе

Подтверждение в эдиктах всех перечисленных нами прав байсин на свои наделы, а также существование института наследственных наделов и наделов временного пользования в значительной степени явились отражением реально действовавшей в рамках общины практики землепользования, фиксацией положений обычного права.

Об этом свидетельствуют многие установления эдиктов, и прежде всего касающиеся самого «наделения» землей байсицы достигших соответствующего возраста. По всей видимости, государственная администрация не располагала свободным фондом земли и достижение байсин соответствующего возраста далеко не обязательно влекло за собой «наделение» их землей. Это следовало в первую очередь из самих правил передела земли, зафиксированных в эдиктах 485 г. и танского периода.

Передел земли совершался не периодически, поскольку для этого привлекались лишь те земли, которые к концу года возвращались вследствие достижения «престарелого» возраста их владельцев (по эдикту 485 г.), их смерти или по другим причинам (разд. II, Б, п. 14; II, Е, п. 8). Наиболее четко это положение определено в танских эдиктах, где прямо указано, что сначала «отбираются» наделы, подлежащие возвращению, а затем они передаются тем, «кто должен их получать» (разд. II, Е, п. 15). Эти правила находят подтверждение и в документах о «наделении землей» (цзи тянь) и «возвращении земли» (туй тянь) турфанской коллекции экспедиции профессора Отани, которые, как установил японский историк Нисидзима, тесно связаны между собой — первые являются составной частью вторых [126, т. 2, с. 192-193].

Передел земли, как это видно из текстов эдиктов, был прерогативой низшей сельской администрации, состоявшей из самих байсин. Так, согласно танским эдиктам, переделом земли ведал личжэн (разд. II, Е, п. 15) (подробнее о ли и личжэн см. гл. 3).

На одном из турфанских документов о возвращении земли сохранилась его подпись [126, т. 2, с. 175]. Осуществленный личжэн передел земли затем утверждался в сян [126, т. 2. с. 197-198] (об этом свидетельствует подпись под одним из документов о возвращении земли) и в уезде (разд. II, Е, п. 15). Сян представляло собой сельскую общину (см. гл. 4), которой управляли «старейшие» (ци лао) [24, цз. 33, с. 21а]. Вероятно, им принадлежала далеко не последняя роль в утверждении результатов передела. На уровне уезда в аналогичной роли выступали, по-видимому, «отцы-старейшие» (фу лао)1, которые также представляли верхушку общины.

О приоритете обычного права и участии общинной администрации в переделе земли говорит и зафиксированное в танских эдиктах правило, согласно которому при введении новых границ в административных единицах передел земли производился в соответствии со старыми (разд. II, Е, п. 11), даже если эта мера была обусловлена таким явлением, как изменение русла рек (разд. II, Е, п. 24). Можно добавить, что, по данным поземельных реестров, наделы байсин дробились на множество мелких участков, подчас далеко отстоявших друг от друга [126, т. 2, с. 225-227]. Этим, несомненно, преследовалась одна цель — обеспечить по мере возможности каждое хозяйство пропорционально землями лучшего и худшего качества. И вряд ли это было нововведением надельной системы, скорее это один из важнейших моментов в практике общинного землепользования, контроль за соблюдением правила осуществлялся, очевидно, общинной администрацией.

Сохранение в условиях надельной системы отношений купли-продажи и аренды земли между байсин (регламентация этих отношений преследовала, как мы уже говорили, лишь одну цель — ограничить их рамками данной социальной категории), также свидетельствовало о том, что установления надельной системы в значительной мере являлись констатацией реально существовавших порядков в землепользовании байсин, фиксацией обычного права, которым и регулировалось это землепользование. В текстах эдиктов нашли отражение развитие отношений купли-продажи земли среди байсин и его последствия с Северного Вэй по Тан. Так, если эдиктом 485 г. разрешалось покупать лишь такое количество земли, которое недоставало хозяйству до установленных норм наделов, то танскими эдиктами допускалась покупка, при которой общая площадь наделов превышала бы нормы не более чем наполовину. При Тан расширились и возможности продажи земли (разд. II, Е, п. 17). По положению танских эдиктов конфликты по поводу принадлежности земельных наделов решались в пользу того, кто фактически уже обрабатывал эти наделы (разд. II, Е, п. 21), что, по-видимому, тоже можно рассматривать как норму обычного права.



1 В древние времена совет фу лао был органом общинного самоуправления [76, с. 1].
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Л.C. Васильев.
Древний Китай. Том 3. Период Чжаньго (V-III вв. до н.э.)

А. Ю. Тюрин.
Формирование феодально-зависимого крестьянства в Китае в III—VIII веках

Майкл Лёве.
Китай династии Хань. Быт, религия, культура

Леонид Васильев.
Проблемы генезиса китайского государства

М. В. Крюков, М. В. Софронов, Н.Н. Чебоксаров.
Древние китайцы: проблемы этногенеза
e-mail: historylib@yandex.ru