Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
под ред. Т.И. Алексеевой.   Восточные славяне. Антропология и этническая история

Черняховский ареал на антропологической карте Восточной Европы II-V вв.

В позднеримское время происходит изменение соотношений признаков, разграничивающих краниологические комплексы восточно-европейского населения (pис. XVI-13, и см. табл.XVI-1). Наиболее таксономически ценными признаками в этот период становятся размеры лица и орбит, вариации которых определяют размах изменчивости долихо-мезокранных европеоидных краниологических комплексов, доминировавших среди восточно-европейского населения того времени. Выделяется массивный долихокранный европеоидный комплекс, клиногнатный, с низким и узким лицом, широкими и низкими орбитами, компактно локализованный в Центральной и Северо-Западной Литве.

Близкий к этому варианту, но более мезоморфный краниологический тип представлен на территории юго-восточной Литвы (в области распространения культуры штрихованной керамики) и в материалах, характеризующих ятвягов II- V вв. Сходный тип пропорций черепа проявляется в северо-западной части Черняховского расселения.
Мезокранный, среднешироколицый, с более высокими орбитами и среднепрофолированным лицом комплекс преобладал в южной и юго-восточной части черняховского ареала, то есть, в зоне контактов с сарматским населением. Здесь же представлен более широколицый мезобрахикранный вариант, имеющий аналогии в немногочисленных позднесарматских сериях1.

Как видно на карте рисунка XVI-13 размах краниологической изменчивости черняховского населения практически такой же, как на всей территории Восточной Европы2. Один из компонентов в составе черняховцев можно определить по вышеуказанной закономерности в распределении более широколицего и мезобрахикранного комплекса по окраинам ареала - это, безусловно, сарматы. Если по материалам археологии "имеются все основания утверждать, что основная масса сарматского населения на пространстве от нижнего Дуная до Северского Донца вошла в состав черняховских племен" [Седов, 1994, с. 246], то и данные антропологии подтверждают факт метисации уже не на одном памятнике с территории Поднестровья [Велика- нова, 1975], а как определенную тенденцию ряда окраинных групп.

Одним из наиболее дискуссионных вопросов в изучении черняховского населения является определение масштабов миграции готов в Северное Причерноморье. Историческая сторона этого вопроса разработана достаточно подробно [Русанова, 1993; Седов, 1994], а в антропологическом плане встают те же проблемы, что и в определении участия греческого населения в составе городов-колоний, о чем говорилось выше. И обусловлено это отсутствием достоверных материалов, связанных непосредственно с готами, несмотря на огромное количество более поздних серий по другим германским племенам. В последнее время появились публикации трех небольших серий, характеризующих население вельбаркской культуры с территории Польши [Roznowski, 1995] что позволяет проанализировать их в связи с готской проблемой. По археологическим данным, "характерные особенности вельбаркских памятников были распространены в Поморье, от низовий Эльбы до Вислы, то есть, на землях, занятых различными германскими племенами. Две последовательные волны переселения вельбаркских племен по Висле и Бугу на Волынь и в Припятское Полесье хронологически соответствует движению готов и гепидов к Черному морю." [Русанова, 1993, с. 191].

Рис. XVI-13. Карта краниологических комплексов населения Восточной Европы и Кавказа во II--V вв. н.э
Рис. XVI-13. Карта краниологических комплексов населения Восточной Европы и Кавказа во II--V вв. н.э

рис. XVI-14. Сравнительный анализ краниологических материалов населения Черняховского ареала в связи с готской проблемой
рис.XVI-14. Сравнительный анализ краниологических материалов населения Черняховского ареала в связи с готской проблемой

В статистический анализ были включены все черняховские серии, за исключением косановской, которая настолько своеобразна по своим краниометрическим особенностям, что ее использование вызвало бы неоправданное сближение всех остальных серий. Отмечено, что по археологическим данным Косаново также выделяется из Черняховских памятников [Русанова, 1993]. Однако, небольшая численность (всего три черепа) допускает возможность рассматривать это как случайное отклонение. В качестве сравнительных были выбраны: упомянутые три серии вельбаркской культуры, сборная серия германцев III—IV вв. с территории Силезии3, материалы этого же времени из Аугсбурга и более ранние (I-IV вв.) сборные серии из Мекленбурга, Пфальца и Нижней Баварии. Кроме того, мы сочли необходимым включить сборную серию Скандинавии (I тыс. до н.э.) и средневековые материалы с острова Готланд (V-X вв.), а также три серии вестготов с территории Испании и Португалии (V-VII). С большим допущением эти материалы могут рассматриваться как имеющие отношение к готам.
Коль скоро цель проводимого анализа - выявление антропологических компонентов в составе черняховского населения, то необходимо рассмотреть также круг скифских и фракийских материалов, в который вошли: серия из Чернореченского могильника Крыма (см. легенду к карте рис. XVI-3), скифские материалы Северного Причерноморья, сборная серия I тыс. до н.э. с территории Румынии и Болгарии, 3 серии - III-VI вв. (фракийские?) из этого же региона и серия культуры Сынтана-де-Муреш (варианта черняховской культуры на территории Румынии).

Результаты канонического анализа этих материалов представлены нарис. ХVI-14. На этом графике, так же, как на карте (см. pиc. XVI-13), обращает внимание значительный размах краниологической изменчивости черняховского населения. Вельбаркские материалы также показывают большие краниологические различия, при общей грацильности черепа. Сравнительные материалы по германским группам также неоднородны как по степени грацильности (значения по оси I переменной), так и по тенденции к брахиморфии (II переменная). Материалы фракийского круга близки между собой, за исключением узколицых серий гальштатского времени с территории Румынии и Болгарии.
Несмотря на то, что анализируются только 10 метрических признаков (набор, принятый в зарубежной антропологии), некоторые тенденции проявляются определенно.
Во-первых, надо признать, что пропорции лица и черепа черняховцев ближе к европейским группам, нежели к скифам. У скифов было более широкое и высокое лицо с менее высоким носом и менее широкими орбитами. К скифским материалам оказалась близка только серия из Коблево, остальные серии из черняховских могильников обладали более узким и низким лицом, и более грацильным черепом (сдвиг по I канонической переменной в сторону больших значений). Изменчивость по II переменной связана, в основном, с формой черепа (большие значения по вертикали связаны с наличием более широкой и низкой мозговой коробки).
Во-вторых, в черняховской ареале выделяется две группировки: А - с менее грацильным строением лица и черепа и Б - грацильные узколицые варианты. В первую группу входит основной массив черняховских серий, которые сходны по своим краниометрическим особенностям с двумя сериями раннесредневековых вестготов Кастилии, средневековой серией острова Готланд, кашубско-крайенской серией вельбаркской культуры и гото-гепидской выборкой Силезии.

Группировка грацильных вариантов включает вестготов Португалии, скандинавскую серию гальштатского времени и более поздние материалы из Мекленбурга. Сюда также включена серия вельбаркской культуры долины Вислы и ряд черняховских памятников (Деревянное, Курныки и Малаешты). Значительно отличается от всех материалов черняховцев серия из Маслова и, как мы уже указывали, серия из Коблево.
Необходимо отметить, что отмеченное краниологическое сходство черняховского населения и ряда групп готского круга, проявляется "чересполосно", не обнаруживая какой-либо географической закономерности. Серии с территории Южной Европы и южногерманские сдвинуты по вертикальной оси и их ареал изменчивости не пересекается с черняховским. Даже близкие по культурным традициям к Черняховскому населению создатели культуры Сынтана-де-Муреш обнаруживают большую близость к материалам фракийского круга.
Таким образом, проведенный анализ показывает, что разработка проблемы участия германских групп в формировании черняховского населения по антропологическим данным приобретает более конкретные очертания. Вполне определенно также можно говорить о влиянии сарматского компонента, примесь которого фиксируется в юго-восточной части ареала расселения черняховцев. Необходимо также учитывать, что краниологические данные, которыми мы располагаем, характеризуют только часть антропологического состава населения черняховской культурной общности, а физические особенности групп, придерживавшихся обряда кремации, нам неизвестны.

Мнение В.В.Седова [1994, с. 270] о том, что "неравномерная концентрация различных этнографических особенностей, унаследованных черняховской культурой от слагаемых древностей (скифо-сарматских, гето-дакийских, пшеворских, позднезарубинецких и вельбаркских) явно свидетельствует о том, что в разных регионах черняховской территории имели место различные языковые и ассимиляционные процессы, которые остались незавершенными из-за сравнительной кратковременности рассматриваемой культуры", можно дополнить утверждением, что и в антропологических данных проявляется незавершенность процессов метисации, вследствие чего средние характеристики серий малоинформативны для детальной дифференциации слагающих их компонентов. Антропологам еще предстоит основательная ревизия материалов черняховской этнокультурной общности, в составе которой сформировалась одна из ранних группировок славян, известных под этнонимом "анты" [Седов, 1994].

В заключение можно сказать, что несмотря на последующие события глобального исторического масштаба, связанные с "великим переселением народов", на протяжении веков сохранялась та "цепочка расогенезов" (термин В.П. Алексеева [1974], которая формировала черты физического облика современных народов Восточной Европы, в том числе и восточных славян.



1 Ввиду почти повсеместного распространения обычая искусственной деформации головы у поздних сармат, нет возможности включить в рассмотрение все известные выборки этого времени.
2 Подробное картографирование локальных краниологических выборок черняховского населения стало возможным, благодаря публикациям краниологических серий из Черняховских памятников Т.С.Кондукторовой [1972] и М.С.Великановой [1975], а также огромной работе по сбору новых материалов, проведенной талантливым украинским антропологом П.Н.Покасом, который ушел из жизни, не успев опубликовать эти уникальные материалы. Переданные в свое время нам для совместной работы табличные данные в настоящее время готовятся для печати.
3 Эти и остальные зарубежные материалы были взяты из антропологических сводок по эпохе железа, римского времени и раннего средневековья [Boev, 1972; Rosing, Schwidetzky, 1977; Schwidetzky, 1972; Schwidetzky, Rosing, 1975].
Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Любор Нидерле.
Славянские древности

Е.И.Дулимов, В.К.Цечоев.
Славяне средневекового Дона

Игорь Коломийцев.
Славяне: выход из тени

Алексей Гудзь-Марков.
Домонгольская Русь в летописных сводах V-XIII вв
e-mail: historylib@yandex.ru
X