Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Я. С. Гросул.   Карпато-Дунайские земли в Средние века

А. А. Нудельман. К вопросу о составе денежного обращения в Молдавии в XIV — начале XVI вв. (По материалам кладов)

В изучении экономической истории Молдавского феодального государства состав денежного обращения в тот или иной его период имеет важное значение. Он позволяет проследить внешнеэкономические связи средневековой Молдавии с другими землями и реконструировать общую картину динамики внутреннего денежного рынка.

Не останавливаясь специально на историографии вопроса, отметим, что составу денежного обращения Молдавского феодального княжества уделили внимание в своих работах советский исследователь Л. Л. Полевой1 и ряд румынских ученых — И. Иорга2, Г. Зане3, К. Бэйкояну4, И. Коидураке5 и К. Мойсил6 (в довоенное время), К. Кирицеску7, О. Илиеску8 и другие (в послевоенное время). Однако далеко не все вопросы истории денежного обращения средневековой Молдавии можно считать полностью решенными.

Источниковедческую базу для изучения состава денежного обращения составляют письменные материалы9 и археологические находки. В первых, к сожалению, не всегда четко различаются употребляемые термины: нередко под одним и тем же наименованием подразумеваются различные монеты, и наоборот, одни и те же монеты упоминаются под различными наименованиями. Вторые же несут конкретную информацию и более точные сведения.

Весною 1973 г. в окрестностях с. Сесены Каларашского района Молдавской ССР был обнаружен клад10, зарытый в землю в первой четверти XVI в., в состав которого наряду с монетами второй половины XV — начала XVI вв. входил также и ряд джучидских монет третьей четверти XIV в. — явление необычное для общепринятой картины денежного обращения Молдавского феодального княжества XVI в. В связи с этой находкой представляется необходимым проанализировать материалы кладов, отражающие состав денежного обращения Молдавии в указанный период.

Для рассмотрения состава денежного обращения этого периода нами составлена сводка монетных кладов XIV — начала XIV вв., обнаруженных на территории средневековой Молдавии. На базе данных предлагаемой ниже сводки предпринята попытка просмотреть общую картину состава денежного обращения и проследить за хронологическим диапазоном и ареалом тезаврированных монет.

В сводку находок включены только клады монет, поскольку принято считать, что клады, являясь своеобразным моментальным фотографическим снимком процесса денежного обращения того региона, в котором они обнаружены, отображают основной состав монет, имевших там хождение ко времени зарытая клада в землю. Вместе с этим сравнение состава кладов и картографирование мест их находок дают возможность наметить период обращения и ареал содержавшихся в кладах монет, а также реконструировать общую картину процесса денежного обращения, интенсивность его в различные периоды, размещение сети экономических центров и торговых путей.

Сводка состоит из 34 кладов: 10 из них зарыты в XIV в. 4 — на рубеже XIV—XV вв., 14 — в XV в., 1—на рубеже XV —
XV вв. и 5 — в первой четверти XVI в.
Сводка кладов XIV — начала XVI вв., найденных на территории средневековой Молдавии

1. Оцелены (СРР, Ясская обл., Хушский район)11.
В 1921 г. был найден клад, содержащий около 400 серебряных и 2 золотые монеты, а также ряд серебряных ювелирных изделий.
Из состава клада сохранились следующие 92 экз. монет:
А) Византийские золотые номизмы никейского императора Иоанна III Ватадзис (1222—1254) —2 экз.
Б) Джучидские дирхемы — 79 экз., в т. ч.:
а) Туда Мангу (1280—1287) — 1 экз., чек. Крыма 683г.х. * (1284/1285);
б) Тула Буга (1287—1290) — 13 экз.:
чек. Крыма 686 г. х. (1287/1288) —6 экз.; чек. Крыма 687 г. х. (1288/1289) — 1 экз.; чек. Крыма 68... г. х. — 1 экз.; чек. Сарая, год стерт—4 экз.; чек. (?), год (?) — 1 экз.;
в) Тохта (1290—1311)—65 экз.:
чек. Крыма 690 г. х. (1291) —32 экз.;
чек. Крыма 691 г. х. (1291/1292) —4 экз.; чек. Крыма 695 г. х. (1295/1296) —8 экз.; чек. Крыма 690—695 гг. х. (1291—1296) —2 экз.; чек. Крыма 698 г. х. (1298/1299) — 18 экз.; б/м и б/г. ** — 1 экз.
В) Подражания дирхемам Тохты — 11 экз.12
Предполагаемая дата зарытия клада — начало XIV в.
3. Белгород-Днестровский — I (УССР, Одесская обл.) 13.
В 1904 г. был найден клад, содержавший около -5,32 кг джучидских серебряных монет, из которых 3 263 экз. было доставлено в Петербург. По определению, принадлежащему, по-видимому, А. К. Маркову, известны следующие монеты:
а) Тула Буга (1287—1290), чек. Крыма 686 г. х. (1287/ 1288) — 12 экз.
б) Тохта (1290—1311)—3224 экз., чек. Крыма, в т. ч.:
690 г. х. (1291) — 199 экз.;
697 г. х. (1297/1298) —8 экз.;
699 г. х. (1299/1300) — 1 экз.; год сбит или стерт —2 881 экз.;
в) подражания джучидским монетам, чеканенным в Крыму— 17 экз.14
Предполагаемая дата зарытия клада — начало XIV в.
5. Бессарабия15.
Место, время и обстоятельства находки клада неизвестны. Из состава этого клада в Государственном музее Татарии (ГМТ, инв. №№ 1152, 1154—1158) сохранилось 8 экземпляров серебряных монет:
Узбек (1313—1339) —8 экз., в т. ч.:
дирхем, чек. Крыма 715 г. х. (1315/1316)—2 экз.; дирхем, место и год чекана неизвестны — 6 экз.
Предполагаемая дата зарытия клада—вторая четверть XIV в.
6. Белгород-Днестровский— II (УССР, Одесская обл.) 16.
В 1970 г. при археологических раскопках, которые проводились Одесским государственным археологическим музеем, был найден клад, состоявший из 17 экз. джучидскнх монет:
а) Узбек (1313—1339) —3 экз., в т. ч:
дирхем, чек. 713 г. х. (1313/1314) — 1 экз.; дирхем, год чек. стерт— 2 экз.;
б) Джанибек (1339—1357) — 1 экз., медь, чек. 74... г. х. (134...);
в) подражания медным джучндским монетам середины
XIV в,—12 экз.;
г) неопределенная медная монета (стерта) — 1 экз.
Предполагаемая дата зарытия клада — третья четверть XIV в.
7. Незавертайловка (МССР, Слободзейский район) 17.
В 1968 г. был найден клад серебряных джучидских монет, из состава которого известны 17 экземпляров:
а) Узбек (1313—1339), чек. Сарая ал-Махруса 722 г.х. (1322) — 3 экз.;
б) Джанибек (1339—1357) — 14 экз., в т. ч.:
чек. Сарая ал-Джедида 752 г. х. (1351/1352) — 7 экз.; чек. Сарая ал-Джедида 753 г.х. (1352)—5 экз.; чек. Гюлиетаиа 753 г. х. (1352) —2 экз.
Предполагаемая дата зарытия клада — третья четверть XIV, в.
8. Рашково—I (МССР, Каменский район)18.
В 1957 г. был найден клад медных джучидских монет, из состава которого известны 5 экземпляров:
Джанибек (1339—1357), чек. Сарая ал-Джедида 752 г.х. (1351/1352).
Предполагаемая дата зарытия клада — третья четверть XIV в.
9. Рашково—II (МССР, Каменский район)19.
В 1958 г. был найден клад серебряных джучидских монет, из числа которых известны 23 экземпляра:
Джанибек (1339—1357), чек. Сарая ал-Джедида 745 г. х. (1344/1345) — 1 экз.;
чек. Сарая ал-Джедида 749 г. х. (1348/1349) — 1 экз.; чек. Сарая ал-Джедида 753 г. х. (1352)—21 экз. Предполагаемая дата зарытия клада — третья четверть
XIV в.
11. Лозово (МССР, Ниспоренскнй район)20.
В 1959 г. был найден клад серебряных джучидских монет, из оостаіва которого известны 30 экземпляров:
а) Джанибек (1339—1357) с надчеканом Абдуллаха — 1 экз., в т. ч.:
чек. Сарая ал-Джедида 747 г. х. (1346/1347)—2 экз.; чек. Гюлистана 757 г. х. (1355/1356) — 1 экз.;
б) Бердибек (1357—1360), чек. Гюлистана 759 г.х. (1357/ 1358) с надчеканом Абдуллаха— 1 экз.;
в) Абдуллах (1362—1369)—25 экз., в т. ч.:
чек. Шехр ал-Джедид ал-Махруса 763 г. х. (1361/1362) —
1 экз.;
чек. Шехр ал-Джедид ал-Махруса 764 г. х. (1362/1363) —
1 экз.;
чек. Шехр ал-Джедид ал-Махруса 765 г. х. (1363/1364) — 7 экз.;
чек. Янги-Шехр ал-Махруса 765 г. х. (1363/1364) — 3 экз.; чек. Шехр ал-Джедид 765 г. х. (1363/1364) — 1 экз.; чек. Шехр ал-Джедид ал-Махруса 766 г. х. (1364/1365) —
2 экз.;
чек. Шехр ал-Джедид 767 г. х. (1365/1366)—2 экз.;
чек. Шехр ал-Джедид 768 г. х. (1366/1367) — 1 экз.; чек. Шехр ал-Джедид ал-Махруса 769 г. х. (1367/1368) —
2 экз.;
чек. Янпи-Шехрал-Махруса 769 г. х. (1367/1368) — 1 экз.; чек. Шехрал-Джедид 769 г. х. (1367/1368) — 1 экз.;
г) неопределенные (стерты) — 1 экз.
Предполагаемая дата зарытия клада — конец третьей четверти XIV в.
12. Оирет (СРР, Сучавская обл.)21.
В 1912 г. был найден клад, содержавший 336 серебряных монет, из числа которых известны:
A) Пражские гроши— (?) экз., в т. ч.:22
а) Вацлав II (1278—1305) — (?) экз.;
б) Иоанн I (1310—1346) — (?) экз.;
в) Карл I (1346—>1378) — (?) экз.
Б) Червоннорусские полугроши— (?) экз., в т. ч.:
а) Казимир III (1333—1370) — (?) экз.;
б) Владислав Опольский (ок. 1382-г 1386) — (?) экз.
B) Венгерский грош Людовика I (1370—1382) — 1 экз.
Г) Валашские монеты Влада I (1364—1377)—35 экз. Предполагаемая дата зарытия клада — не ранее середины
последней четверти XIV в.
13. Маморница (УССР, Черновицкая обл.)23.
В 1876 г. был найден клад, содержавший свыше 100 серебряных монет, из состава которого известны:
А) Молдавские монеты Петра I Мушата (1373—1392) — свыше 100 экз.;
Б) Польские монеты Владислава Ягелло (1387—1434) — 3 экз.
Предполагаемая дата зарытия клада — не ранее середины девяностых годов XIV в.
И. Мэрмурены (СРР, Ясская обл., Негрештский район)24. В 1872 г. был найден клад, содержавший около 300 серебряных монет, из состава которого известны:
Молдавские монеты — около 300 экз., в т. ч.:
а) Петр I Мушат (1373—1392) — (?) экз.
б) Стефан I (1394—-1399) — (?) экз.
Количественно преобладают монеты Петра I Мушата. Предполагаемая дата зарытия клада — рубеж XIV—XV вв.
12. Скинены (СРР, Бакэуская обл., Бырладский район) 25. В 1862—1865 гг. был найден клад, из состава которого известны 178 серебряных монет:
Молдавские монеты — 178 экз., в т. ч.:
а) Петр I Мушат (1373—ІІ392) — (?) экз.;
б) Стефан I (1394—1399) —(?) экз.
Количественно значительно преобладают монеты Петра I Мушата.
Предполагаемая дата зарытия клада—рубеж XIV—XVвв.
Корлэтены (СРР, Сучавская обл., Дорохойский район) 26. В 1957 г. был найден клад, содержавший 6 440 серебряных
монет, из числа которых определено 2 520 экземпляров: Молдавские монеты, гроши — 2 520 экз., в т. ч.:
а) Петр I Мушат (1373—1392) — 2 300 экз.;
б) Стефан I (1394—1399)—220 экз.
Предполагаемая дата зарытия клада — рубеж XIV—XV вв.
13. Брэешты (СРР, Сучавская обл., Дорохойский район)27. В 1952 и 1953 гг. были найдены части клада, насчитывавшего не менее 105 золотых монет и ряд позолоченных ювелирных изделий. Из состава клада известны 73 экземпляра монет:
A) Венецианские дукаты — 49 экз., в т. ч.:
а) Бартоломео Градениго (1334—1342)—2 экз.;
б) Андреа Дандоло (1342—1354) —7 экз.;
в) Марино Фалиери (1354—1355) — 1 экз.
г) Джованни Градениго (1355—1356) —2 экз^;
д) Джованни Долфин (1356—1361) — 1 экз.;
е) Лоренцо Цельси (1361—1365) — 2 экз.;
ж) Марко Корнаро (1365—1367) — 1 экз.;
з) Андреа Контарини (1367—1382) —9 экз.;
и) Микеле Морозини (1382) — 1 экз.
к) Антонио Верниери (1382—1400) —23 экз.

Б) Подражания венецианским дукатам—19 экз., в т. ч. типа дожей:

а) Джованни Соранцо (1312—1328) —2 экз.;
б) Андреа Дандоло (1342—1354) — 16 экз.;
в) Джованни Долфин (1356—1361) — 1 экз.
B) Венгерские дукаты (флорины) — 4 экз., в т. ч.:
а) Людовик I (1342—ІІ382) — 1 экз.;
б) Мария (1382—1385) — 1 экз.;
в) Сигизмунд I (1386—1437)—2 экз.
Г) Индийская танка, чек. Дели 1352 г., Махмуд II—1 экз. Предполагаемая дата зарытия клада—рубеж XIV—XV в».
14. Сороки (МССР)28.
В 1895 г. был найден клад, состоявший из 27 серебряных монет:
Пражские гроши, Вацлав IV (1378—1419) —27 экз. Предполагаемая дата зарытия клада — первая четверть XVв.
15. Кугурешты (МССР, Флорештский район)29.
В 1957 г. был найден клад серебряных монет и ювелирных изделий, из состава которого зарегистрировано 596 экземпляров монет и 16 предметов украшения. В числе монет была следующие:
А) Червонноруюские полугроши — 415 экз., в т. ч.:
а) Людовик I (1370—1382) — 17 экз.
б) Владислав Олольский (ок. 1382—1386)—8 экз.;
в) Владислав Ягелло (1386—1434)—388 экз,
г) Львовские полугроши— 7 экз.
Б) Пражские гроши— 108 экз., о т. ч.:
а) Карл I (1346—1378)—7 экз.;
б) Вацлав IV (1378—1419) — 101 экз.
В) Молдавский грош, Александр I (1400—1432) — 1 экз.
Г) Польские полугроши, Владислав Ягелло (1386—1434) — 19 экз.
Д) Генуэзско-крымские аспры с титулом герцога Филиппа Марии Висконти (1421—1435) на лицевой стороне и именем Мухаммед-хана (1427—1436) на оборотной — 5 экз.
Е) Золотоордьгнские дирхемы — 46 экз., в т. ч.:
а) Узбек (1313—1339), б/м и б/г — 4 экз., из них с генуэзской надчеканкой — 3 экз.;
б) Мухаммед-Булак (1368—1380), чек. Орды 773 г. х.
(1371/1372) — 1 экз.;
в) Тохтамыш (1377—1396) —23 экз., в т. ч.:
чек. Крыма 796 г. х. (1393/1394) — 19 экз.; чек. Сарая ал-Джедида, б/г— 1 экз.; б/м и б/г чек. — 3 экз.;
г) Тимур-Кутлу (1396—1399)—5 экз., в т. ч.:
чек. Крыма 799 г. х. (1396/1397) —2 экз.; чек. Крыма 800 г. х. (1397/1398) — 1 экз.; чек. Орду ал-Джедид 800 г. х. (1397/1398)—2 экз.;
д) Шадибек (1399—1408), чек. Орды Новой 802 г. х. (1399/1400) —2 экз.;
е) Пулад (1407—1413), б/м и б/г чек.— 1 экз.
ж) Мухаммед ибн Тимур (?) (1428—1480 (?), стерта —
2 экз.;
з) неопределенные — 8 экз., в т. ч.:
чек. Хаджи-Терхана с надчеканкой литовских колюмин— 1 экз.;
чек. Крыма — 2 экз.
Предполагаемая дата зарытия клада — вторая четверть XV в.

16. Молдавия30.
Место, время и обстоятельства находки клада неизвестны. Клад насчитывал около 3 000 монет, в числе которых значатся червоннорусские, львовские и польские полугроши Владислава Ягелло (1387—1434), а также молдавские монеты (без уточнення) .
Предполагаемая дата зарытия клада — первая треть XV в.
17. Яссы (СРР)31.
В 1958 г. был найден клад, из состава которого известны 19 экземпляров молдавских бронзовых анэпиграфных тюлугрошей Александра I (1400—1432), чеканенных после 1409 г.
Предполагаемая дата зарытия клада — начало второй трети XIV в.
18. Сучава — І (СРР)32:
В период между 1957 и 1967 гг. в Сучавской обл. было обнаружено не менее 15 монетных кладов, в числе которых зарегистрирован клад, найденный о гор. Сучава и содержавший 38 экземпляров молдавских анэпиграфных монет (металл ?) Александра I (1400—1432).
Предполагаемая дата зарытия этого клада — начало второй трети XV в.
19. Сучава — II (СРР)33.
В 1960 г. был найден клад, содержавший 73 экземпляра молдавских двойных серебряных грошей, в числе которых значатся:
а) Александр I (1400—1432)—22 экз.;
б) Ильяш I (1432—1433, 1435—1442) — 51 экз.
Предполагаемая дата зарытия клада — начало второй трети XV в.
20. Неизвестное место34.
Время и обстоятельства находки клада не указаны. В состав клада входили молдавские двойные субэратные гроши Александра I (1400—1432) и Ильяша I (1432—1433, 1435—
1442).
Предполагаемая дата зарытия клада — вторая треть XV в.
21. Строенцы (МССР, Каменский район)35.
В 1890 г. найден клад, в составе которого значатся 1 золотая и 82 серебряные монеты. В числе монет имеются следующие:
A) Венгерский дукат Сигизмунда I Люксембургского (1387— 1437) — 1 экз.
Б) Золотоордынские дирхемы с надчеканками литовских колюмин — 30 экз.
B) 1. Пражские гроши Вацлава (?) — 45 экз.
2. Пражские полугроши Вацлава (?) — 5 экз.
Г) Молдавские гроши без уточнения — 2 экз.
Предполагаемая дата зарытия клада — начало второй трети XIV в.
22. Роман (СРР, Бакэуская обл.)36.
Время находки клада не указано. Вероятно, 1968 или 1969 гг. В кладе обнаружены бусы и 10 экз. молдавских серебряных монет, из числа которых зарегистрировано 8 экз., чеканенных при Ильяше I (1432—1433, 1435—1442):
1) двойные гроши — 4 экз.;
2) гроши — 4 экз.
Предполагаемая дата зарытия клада — конец второй четверти XV в.
23. Леорда (СРР, Сучавская обл., Дорохойский район)37.
В 1900 г. найден клад, число монет которого осталось неизвестным. В составе клада имеется ряд серебряных монет, чеканенных в правление молдавского господаря Александра II (Алексэндрел) (1449, 1452—1454, 1455).
Предполагаемая дата зарытия клада — начало третьей четверти XV в.
24. Сучава —III (СРР)38.
В 1954 г. был найден клад, содержавший 39 экземпляров молдавских анэпиграфных бронзовых полугрошей, чеканенных в правление господарей:
а) Александра I (1400—1432) — (?) экз.;
б) Петра III Арона (1451—1452, 1454—1455, 1455—1457) — (?) экз.
Предполагаемая дата зарытия клада — начало третьей четверти XV в.
25. Кырпиць (СРР, Ясская обл., Ясский район)39.
В 1957 г. был найден клад, насчитывавший 4 золотых и 27 серебряных монет, из которых известны:
A) Подражания венецианским дукатам типа дожа Антонио Верниери (1382—1400), чекан Хиоса— 1 экз.
Б) Пражские гроши Вацлава IV (1378—1419)—2 экз.
B) Генуэзские дукаты, чекан Хиоса (по типу венецианских) с именем дожа Томмаосо ди Кампо Фрегозо (1415—1421,1437—
1443) — 3 экз.
Г) Турецкий акче Мурада II (1421—>1443, 1444, 1445), чекан Аяшлыка (Эфесса) 834 г. х. (1430/1431) — 1 экз.
Д) Золотоордынские дирхемы— 18 экз., в т. ч.:
а) с надчеканками прямого равностороннего креста, датируемые некоторыми исследователями пятидесятыми годами
XIV в. и относимые ими к локальному городскому чекану Белгород-Днестровского40, — 5 экз.;
б) Астраханского ханства XV в. — 2 экз.;
в) Крымского ханства, Хаджи-Гирея (1428—>1466) — 11 экз., в т. ч.:
чек. Киркиер 858 г. х. (1454) — 1 экз.;
чек. Киркиер 867 г. х. (1462/1463) — 1 экз.;
чек. Старого Крыма 867 г. х. (1462/1463)—4 экз.;
чек. Кирк-иер, б/г— 1 экз.;
чек. Старого Крыма, б/г — 4 экз.
Е) Генуэзско-крымские аспры, чекан Каффы 1427— 1449 гг. — 2 экз.
Ж) Валашский серебряный дукат Владислава II (1446— 1456) — 1 экз.
Предполагаемая дата зарытия клада — вторая полшина третьей четверти XV в.
26. Белгород-Днестровский—III41.
Весною 1972 г. во время проведения земляных работ в окрестностях гор. Белгород-Днестровского был найден клад, из состава которого известны 11 серебряных монет Крымского ханства Хаджи-Гирея (1428—1456, 1456—1466).
Предполагаемая дата зарытия клада — вторая половина XV в.
27. Сарата-Албэ (МССР, Единецкнй район)42.
В 1957 г. был найден клад серебряных монет, число которых осталось неизвестным. В его составе были обнаружены монеты Крымского ханства:
а) Хаджи-Гирей (1428—1456, 1456—1466);
б) Менгли-Гирей (1466—1474, 1475—1476, 1478—1514). Предполагаемая дата зарытия клада — последняя четверть XIV в.
28. Цифешты (СРР, Бырладский район)43.
В 1912 г. найден клад серебряных монет и ювелирных изделий, из состава которого известны 384 экземпляра монет:
А) Турецкие акче — 335 экз., в т. ч.:
а) Мухаммед II (1451—1481) —несколько экз.;
б) Баязид II (1481—1512)—подавляющее большинство экз. Б) Венгерские динары — 49 экз., в т. ч.:
а) Матьяш Корвин (1458—1490)—39 экз.;
б) Владислав II (1490—1516)—9 экз.;
в) неопределенные— 1 экз.
Предполагаемая дата зарытия клада — рубеж XV—XVI вв.
29. Новоселица (УССР, Черновицкая обл.)44.
В 1894 г. был найден клад, содержащий около 200 серебряных молдавских монет, из состава которого известны 6 экземпляров, чеканенных в период правления господаря Стефана III (1457—1504).
Предполагаемая дата зарытия клада—начало XVI в.
30. Сесены (МССР, Каларашский район)45.
В 1973 г. был найден клад серебряных и биллоновых монет, из состава которого зарегистрировано 272 экземпляра:
А) Джучидские дирхемы — 74 экз., в т. ч.:
а) Узбек (1313—1339) —3 экз., из них:
чек. Сарай ал-Махруса, 722 г. х. (1322), с надчеканом Абдуллаха «Справедливый» — 1 экз.; место и год чекана стерты, с надчеканом Абдуллаха «Справедливый» — 2 экз.;
б) Джанибек (1339—1357) — 5 экз., из них:
место чекана стерто, 75... (135...) — 1 экз.;
место и год чекана стерты — 1 экз.;
место чекана стерто, 756 г. х. (1355/1356), с надчеканом
Абдуллаха «Справедливый»— 1 экз.;
место и год чекана стерты, с надчеканом Абдуллаха
«Справедливый» — 2 экз.;
в) Азиз-шейх (1364—1367), чек. 768 г.х. (1366/1367) — 1 экз.;
г) Абдуллах (1362—1369) —64 экз., из них:
чек. 764 г. х. (1362/1363) —4 экз.;
чек. 766 г. х. (1364/1365) —4 экз.;
чек. 767 г. х. (1365/1366) — 14 экз.;
чек. Шехр ал-Джедид ал-Махруса 767 г. х. (1365/1366) — 1 экз.;
чек. 768 г. х. (1366—1367) — 1 экз.;
чек. Шехр ал-Джедид ал-Махруса, 768 г. х. (1366/1367) — 1 экз.;
чек. 769 г. х. (1367/1368) — 10 экз.;
чек. Шехр ал-Джедид ал-Махруса, 769 г. х. (1367/1368) — 4 экз.;
чек. Шехр ал-Джедид ал-Махруса, 76... г. х. (136...) —
2 экз.;
чек. Шехр ал-Джедид, 769 г. х. (1367/1368) — 1экз.; чек. 76... г. х. (136...) —4 экз.; чек. Азака, 770 г. х. (1368/1369) —9 экз.; место ;и год чекана стерты — 9 экз.;
д) подражание дирхемам Абдуллаха, чек. 767 г. х. (1365/ 1366) — 1 экз.
Б) Венгерские динары— 15 экз., в т. ч.:
а) Матиаш Хуньяди (1458—1490) — 10 экз/,
б) Владислав II (1490—1516) —5 экз., из них:
чек. 1507 г.— 1 экз.; чек. 1509 г. — 1 экз.; б/г чек. — 3 экз.
В) Турецкие акче Баязида II (1481—1512) —141 экз., в т. ч.:
чек. 1484/1485 г. — 62 экз.; чек. 1485/1486 г.— И экз.; б/м, год чекана стерт — 68 экз.
Г) Полугроши литовские— 15 экз., в т. ч.:
а) Александр I Ягеллончик (1492—1501—1506) —9 экз.;
б) Сигизмунд I Старый (1506—1548) — 6 экз., из них:
чек. 1509 г. — 2 экз.; чек 1510 г. — 4 экз.
Д) Гроши молдавские Богдана III (1504—1517)—27 экз. Предполагаемая дата зарытия клада — конец второго десятилетия XVI в.
31. Сучава —IV (СРР)46.
Между 1967 и 1969 гг. был найден клад, из состава которого известны 15 экземпляров серебряных монет:
А) Венгерские динары— 14 экз., в т. ч.:
а) Матиаш Хуньяди (1458—1490) —4 экз., из них:
чек. 1468—1481 гг. — 2 экз.; чек. 1482—1488 гг.— 1 экз.; чек. 1489—1490 гг.— 1 экз.;
б) Владислав II Ягелло (1490—1516)—6 экз., из них:
чек. 1498—1503 гг.— 1 экз.;
чек. 1506 г. — 1 экз.; чек. 1509 г. — 1 экз.; чек. 1510 г. — 2 экз.; чек. 1515 г. — 1 экз.;
в) Людовик II Ягеллон (1516—1526) —4 экз., в т. ч.: чек. 1520 г. — 2 экз.; чек. 1521 г. — 2 экз.



Монеты Сесенского клада.
а) Джучидские дирхемы:
1. Узбек (1313—1339) с надчеканом "Справедливый"; 2. Абдуллах (1362—1369); 3. подражание Абдуллаху,
б) Литовские полугроши:
I. Александр I (1501 — 1506): 2. Сигпзмунд I (1506—1518);
в) Венгерские динары:
I. Матиаш Хуньядн (1458—1490); 2. Владислав II (1490—1516).
г) Турецкий акче. Баяэид II (1481—1512). д) Молдавские гроши:
I. Богдан 111 (1504—1517). Вариант I; 2. Богдан III (1504—1517). Вариант II.


Б) Турецкий акче Селима I Явуз (1512—1520), чек. Константинополя — 1 экз.
Предполагаемая дата зарытия клада — конец первой четверти XVI в.
32. Котул Морий (СРР, Ясская обл., Ясский район) 47.
В 1958 г. был найден клад, в составе которого зарегистрировано 179 экземпляров серебряных монет и 21 предмет ювелирных изделий. Из числа монет известны:
A) Турецкие акче — 54 экз., в т. ч.:
а) Мухаммед II Фатих (1451—1481) — (?) экз.;
б) Баяззд II (1481—1512) — (?) экз.;
в) Селим I Явуз (1512—1520) — (?) экз.;
г) Сулейман II Кануни (1520—1566) — (?) экз.
Б) Аспры Крымского ханства Менгли-Гирея (1466—1474, 1475—1476, 1478—1514), чек. 1482/1483 г. — 1 экз.
B) Венгерские динары— 124 экз., в т. ч.:
а) Матиаш Хуньяди (1458—1490) — (?) экз.;
б) Владислав II (1490—1516) — (?) экз.
Предполагаемая дата зарытия клада — конец первой четверти XVI в.
33. Сучава — V (СРР)48.
В промежутке между 1957 и 1967 гг. был найден клад, из состава которого (металл не указан) упоминаются 47 экземпляров молдавских монет (достоинство ?), чеканенных в период правления господаря Штефаница IV (1517—1527).
Предполагаемая дата зарытия клада — конец первой — начало второй четверти XVI в.
Из приведенных в сводке данных явствует, что в конце XIII в. (после длительного безмонетного периода) процесс денежного обращения в Карпато-Днестровских землях возобновляется.

О составе денежного обращения Карпато-Днестровских земель конца XIII — начала XIV в. дают представление Оцеленский и Белгород-Днестрооский — I клады.
Прежде всего обращает на себя внимание наличие в составе Оцеленского клада двух золотых никейстсих монет второй четверти XIII в. Оставляя на специальное рассмотрение вопрос об обращении поздневизантийских монет, следует отметить, что факт их присутствия в составе этого клада -предполагает, что какое-то их количество проникало в Карпато-Днестровский регион, вероятно, еще в середине XIII в. По-видимому, они поступали сюда из земель, расположенных на правобережье Дуная, а также из черноморского бассейна через Белгород-Днестровский. Судя по Оцеленскому кладу, они продолжали оставаться здесь в обращении и в начале XIV в.49

Следующую группу монет, имевших хождение в денежном обращении края в конце XIII — начале XIV в., составляют джучидские дирхемы. Оцеленский и Белгород-Днестровский — 1 клады состоят из значительного числа джучидских серебряных монет, чеканенных в .периоды правлений ханов Туда Мангу (1280—1287), Тула Буга (1287—1290) и Токты (1290—1311), а также из ряда их подражаний50.

Касаясь вопроса о распространении джучидскнх монет на территории средневековой Молдавии, следует отметить, что на землях, расположенных между Карпатами и Прутом, их находки весьма ограничены51, причем в составе кладов они зафиксированы только в единственном случае неподалеку от р. Прут.

На указанном ареале эти монеты представлены эмиссиями, датирующимися не ранее середины восьмидесятых годов
XIII в. и не позднее конца тридцатых годов XIV в.52 При этом почти все находки джучидских монет состоят из серебряных экземпляров; медные монеты исчисляются буквально единицами и не встречаются в составе кладов53.

Отсутствие на указанной территории находок джучидских монет, чеканенных в период после правления Узбека (1313— 1339), может служить указанием на то, что их поступление в эапрутские земли прекратилось, вероятно, в конце тридцатых годов XIV в. Наконец, отсутствие в составе кладов джучидских монет первой трети XIV в., очевидно, свидетельствует об их весьма ограниченной степени распространения в денежном обращении этого края в первой половине XIV в. Что касается джучидских монет, чеканенных в последние две трети XIV в., то их находки на указанной территории продолжают пока оставаться неизвестными.

Совсем иную картину представляют находки джучидских монет на территории Днестровско-Прутского междуречья.
Анализ состава находок показывает, что в отличие от запрутских земель на территории Днестровско-Прутского междуречья джучидские монеты были широко распространены во внутреннем денежном обращении в XIV — первой трети XV вв.

Судя по составу известных в междуречье кладов, можно предположить, что джучидские монеты составляют здесь 4 довольно четко прослеживающиеся хронологические группы.

К первой относятся монеты, чеканенные в самом конце восьмидесятых— девяностых годов XIII в., лродолжавшие обращаться в междуречье и в первой трети XIV в. Эти монеты составляют замкнутую группу, состоящую из дирхемов Туда Мангу (1280—1287), Тула Буга (1287—1290) и Токты (1290— 1311), а также ряда подражаний им. Эта наиболее ранняя группа, присутствующая в Оцеленском и Белгород-Днестровском — I кладах, зарытых в начале XIV в., не встречается в составе более поздних кладов.

Вторая группа состоит в основном из монет, чеканенных в период правления Джанибека (1339—1367). В нее входят также подражания монетам Джанибека и незначительное число монет его предшественника — Узбека (1313—1339), причем все без надчеканок. Вторая группа прослеживается в составах Незавертайловского, Рашковских—I и II и Белгород-Днестровского — II кладов54. Поскольку в состав этой группы не входят монеты, чеканенные в шестидесятых годах XIV в., то, очевидно, они составляют отдельную, замкнутую группу, имевшую хождение до начала седьмого десятилетия XIV в.

К третьей группе относятся главным образам монеты, чеканенные в период правления Абдуллаха (1362—1369). В нее же входит незначительное число более ранних монет — эмиссий Узбека (1313—1339), Джанибека (1339—1357), Бердибека (1357—1360), Хызра (1356—1361) и Азиз-шейха (1364—1367),— часть экземпляров которых имеют надчеканки Абдуллаха. Эта группа прослеживается в составе Лозовского клада. Аналогичную группу составляют джучидские монеты из состава Сесенского клада. По-видимому, эта группа находилась в обращении до конца третьей четверти XIV в.

Четвертую группу составляют монеты, чеканенные в семидесятых годах XIV в. — первой трети XV в., а также некоторое количество монет более ранних выпусков, но с надчеканками литовских колкжин и генуэзских контрамарок. Эта группа представлена монетами, чеканенными в период правлений Мухаммеда Булака (1368—1380), Тохтамыша (1377—1396), Тимура-Кутлу (1396—1399), Шадибека (1399—1408), Пуллада (1407—1413), Мухаммеда ибн Тимура (1428—1480?), а также Узбека с позднейшими надчеканками. Она прослеживается в составах Кугурештского и Строеиецкого кладов. По-видимому, эта группа монет находилась в обращении до конца первой трети XV в.

Таким образом, хождение джучидских монет на территории Днестровско-Прутского междуречья охватывает довольно значительный промежуток времени — от конца восьмидесятых годов XIII в. до конца первой трети XV в.

Касаясь вопроса об обращении джучидских монет на этой территории, следует отметать значительное число как единичных находок медных монет (в том числе и предполагаемой группы местного чекана — Шехр ал-Джедида55), так и в составе двух кладов — Белгород-Днестровского— II и Рашковского — I, свидетельствующих об интенсивном характере внутрен-него денежного обращения и развития местной мелкой розничной торговли, расцвет которой приходится на пятидесятые годы XIV в.

Следующую группу монет, обращавшихся на территории средневековой Молдавии в XIV—XV вв., составляют имевшие широкое хождение на денежных рынках стран Центральной и Восточной Европы пражские гроши. Эта группа монет содержится в составах Сиретского, Сорокского, Кугурештского, Строеиецкого и Кырпицкого кладов.

Судя по составам кладов, группа пражских грошей позволяет выделить в их обращении две хронологические подгруппы.

В первую входят монеты, чеканенные с самого начала
XIV в. и до конца третьей четверти этого же столетия. Эта подгруппа представлена монетами, чеканенными в период правлений Вацлава II (1278—1305), Иоанна I (1310—1346) к Карла I (1346—1378) и зарегистрированными в составе Сиретского клада, зарытого в землю о последние два десятилетия XIV в.
XV
Вторая подгруппа пражских грошей прослеживается в составе Сорокского, Кугурештского, Строенецкого и Кырпицкого кладов, зарытых в землю в течение первых трех четвертей XV в. Эта подгруппа представлена монетами, чеканенными в период правлений Карла I (1346—1378) и Вацлава IV (1378—1419).

Поскольку пражские гроши пока еще не обнаружены в составах кладов, зарытых в землю в течение первых трех четвертей XIV в., вероятно, допустимо предположение (до новых находок), что они появились в денежном обращении Молдавии не ранее конца второй четверти XIV в.

Что касается времени затухания их обращения, то, судя по Кырпицкому кладу, его можно ограничить, по-видимому, концом третьей четверти XV в.

Картографирование кладов, содержавших пражские гроши, ограничивает ареал последних территорией северо-восточной Молдавии. В Днестровско-Прутском междуречье граница их распространения проходит у Старого Орхея.

Находки пражских грошей встречаются в значительных количествах на территории Галицко-Волынского княжества56, что свидетельствует об экономических связях средневековой Молдавии с юго-западной Русью57, їв денежном хозяйстве которых было много общего58.

Почти одновременно с пражскими грошами, обычно сопровождая их, в денежном обращении средневековой Молдавии имели хождение серебряные и медные монеты Червонной Руон. Они чеканились во Львове со времен правления Казимира III (1333—1370) до середины второго десятилетия XV в.59

Несмотря на то, что их эмиссии носили в основном региональный характер, червоннорусские монеты имеют довольно широкий ареал и на соседних территориях. Так, их хождение в денежном обращении зафиксировано на Волыни, Подолии, Киевщине и в Польше. На земли Молдавии эти монеты попадали вследствие ее экономических связей со Львовом и Червонной Русью60.

В числе находок, зарегистрированных в составах Сиретского и Кугурештского кладов, содержится значительное количество червоннорусских монет. Последние представлены полугрошами, чеканенными в период правлений Казимира III (1333—1370), Людовика I (1370—1382), Владислава Опольского (ок. 1382— 1386) и Владислава Ягелло (1386—1434).

Монеты Казимира III зафиксированы только в составе Сиретского клада, что дозволяет предположить, что их хождение прекратилось в конце восьмидесятых годов XIV в. Время по-явления монет Казимира III о денежном обращении средневековой Молдавии, вероятно, можно отнести к концу второй четверти XIV в.

Так как червоннорусские монеты, до сих пор не обнаружены в составах кладов, зарытых позднее Кугурештского, то, по всей вероятности, их хождение в денежном обращении Молдавии прекратилось к концу второй четверти XV о. Ареал червонно-русских монет «а территории средневековой Молдавии совпадает с районом распространения пражских грошей.

В составе Сиретского клада имеется ряд валашских монет, чеканенных во времена правления Владислава-Влайку I (1364— 1377). Это единственная находка валашских монет XIV в. в составе клада на территории между Карпатами и Прутом. В Днестровско-Прутском междуречье находки таковых пока не известны. Очевидно, это дает основание полагать, что роль валашских монет в денежном обращении молдавских земель была несущественной. По-видимому, ограниченное число этих монет имело некоторое хождение здесь в основном в период, предшествующий появлению молдавской монеты, а к середине последней четверти XIV в. их обращение угасает.

В начале последней четверти XIV в. в денежном обращении Молдавского феодального государства появились первые молдавские монеты. Маморницкий, Мэрмуренский, Скиненский и Корлэтенскнй клады, зарытые в землю в самом конце XIV в., содержат в своем составе только молдавские монеты последней четверти этого столетия, чеканенные в период правлений Петра I Мушата (1373—1392) и Стефана I (1394—1399)61. В этих кладах значительно преобладают монеты Петра I Мушата. Судя по составам этих кладов, можно заключить, что в последней четверти XIV в. в денежном обращении земель, расположенных между Карпатами и Прутом, очевидна картина безраздельного господства молдавской монеты. О значительной роли, которую играла в этот период молдавская монета, убедительно свидетельствует также обнаружение ее в составе многочисленных кладов, найденных за пределами Молдавского княжества62.

Вместе с этим следует отметить, что на территории Днестровско-Прутского междуречья молдавские монеты XIV в. (за исключением нескольких отдельных экземпляров, обнаруженных при раскопках в Белгород-Днестровском63) до сих пор не обнаружены. Отсутствие молдавских монет XIV в. на территории междуречья наводит на мысль, что земли, лежащие к вос-току от р. Прут, были освоены Молдавским княжеством, по-видимому, только лишь в начале XV в.64

Подавляющее большинство молдавских монет XIV в., зафиксированных в составе вышеуказанных кладов, относится ко времени правления Петра I Мушата. Вместе с монетами Стефана I они составляют замкнутую группу конца XIV в., не встречаясь более в составах кладов, зарытых в землю в XV в. Очевидно, их хождение в денежном обращении Молдавского княжества окончательно прекращается в начале периода правления Александра I (1400—1432).

В составе Сиретского и Мамориицкого кладов содержится несколько экземпляров венгерских и польских -монет времен правлений Людовика I Люксембургского (1370—>1382) и Владислава Ягелло (1386—1434). По осей вероятности, роль этих монет в денежном обращении Молдавии в последней четверти XIV в., когда они здесь появились, была незначительной.

Судя по составам Брэештского, Кугурештского и Строенецкого кладов, венгерские и польские монеты получили более широкое распространение в первой трети XV в. В этот период наряду с монетами ранее названных эмитентов появились в обращении и экземпляры, чеканенные Марией (1382—1385) и Сигизмундом I (1386—1437), однако к концу второй четверти
XIV в. они тезаврируются и не встречаются более в составе кладов, зарытых в землю в третьей четверти этого столетия65.

Состав монет, имевших хождение в денежном обращении средневековой Молдавии XIV в., замыкает Брэештский клад, зарытый в землю на рубеже XIV—XV вв. Наряду с несколькими экземплярами угорских злот в его составе содержится значительное количество золотых венецианских дукатов, представляющих последовательные эмиссии времен правления 10 дожей, начиная с Бартоломео Градениго (1334—1342) и кончая Антонио Верниери (1382—1400). Дукаты последнего составляют около половины находок всех венецианских монет Брэештского клада.

Сюда же относится также ряд подражаний венецианским дукатам первых двух третей XIV в., чеканившихся по типу монет дожей Джованни Соранцо (1312—1328), Андрея Дандоло (1342—1354) и Джованни Долфин (1356—1361).

В числе монет, содержащихся в составе Кырпицкого клада, зарытого в землю в конце третьей четверти XV в., имеются экземпляры, похожие на венецианские дукаты типа дожа Антонио Верниери, И генуэзские дукаты (по типу венецианских) с именем дожа Томмаооо ди Кампо Фрегозо (1415—1421, 1437—1443).
Учитывая большое значение золотых монет итальянских городов, игравших наряду с угорскими злотами на денежных рынках европейских стран роль «международной валюты», можно отнести их массовое появление в денежном обращении Молдавского княжества, по-видимому, к последней четверти XIV в. Брэештский и Кырпицкий клады свидетельствуют об обращении золотых монет итальянских городов в запрутской Молдавии в течение первых трех четвертей XV в.66 На территории Днестровско-Прутского междуречья такие монеты в составе кладов пока не обнаружены.

Анализируя состав кладов, зарытых в XV в., следует отметить, что 10 кладов из 14 содержат молдавские монеты. Прячем преобладают монеты, чеканенные в период правления Александра I (1400—1432), которые зарегистрированы в составах 5 кладов. В составе Ясского и Сучава — I кладов зафиксированы только эти монеты; в кладе Сучава — II они найдены имеете с монетами господаря Ильяша I (1432—1433, 1435— 1442), уступая им в числе; в составе Кугурештского клада обнаружен единственный молдавский грош вместе с значительным количеством червоннорусских, пражских, польских, генуэзскокрымских и золотоордынских монет; наконец, в составе клада Сучава — III молдавские монеты Александра I зафиксированы вместе с единственным экземпляром монеты Петра III Арона (1451—1452, 1454—1455, 1455—1457).

В остальных кладах XV в. молдавские монеты распределены следующим образом: о составе Строенецкого клада неопределенные молдавские монеты обнаружены вместе с пражскими грошами и полугрошами, золотоордынскими дирхемами с надчеканами литовских колюмин и венгерским дукатом Ситизмунда I (1387—1437); в Романском кладе есть только молдавские монеты, чеканенные в период правления господаря Ильяша I; в Леордском кладе молдавские монеты представлены только эмиссиями времен княжения Александра II (1449, 1452—1454, 1455).

Таким образом, клады, зарытые в XV в. на территории запрутской Молдовы, состоят в основном из молдавских монет первой половины этого же столетия. Они дают основание по-лагать, что в первой половине XV в. в денежном обращении Молдавского феодального государства, бесспорно, преобладала молдавская монета. В Днестровско-Прутском же междуречье клады, содержащие только молдавские монеты этого времени, пока не; обнаружены.

Отсутствие кладов монет, зарытых в землю в последней четверти XV в., пока не дает возможности охарактеризовать состав денежного обращения Молдавии в этот период. Един-ственный клад (№ 30), содержащий монеты Стефана III (1457—1504), из-за отсутствия каких-либо точных данных относительно времени их чекана приходится отнести к самому концу периода правления названного господаря. Отсутствие кладов, зарытых в период правления Стефана III, кажется тем более странным, поскольку известно, что это было время подъема экономики молдавского княжества.

В составах четырех кладов, зарытых в XV в., содержится ряд так называемых «татарских» монет. Так, в числе монет Кугурештского клада, зарытого во второй четверти XV в., имеются золотоордынские дирхемы XIV :в. (в т. ч. с генуэзскими надчеканками и контрамарками литовских колюмии), а также монеты первой четверти XV в.; в составе Строеиецкого хлада, зарытого во второй трети XV в., содержатся также золотоордынские дирхемы XIV в. с надчеканками литовских колюмин; среди монет Кырпицкого клада, зарытого в конце третьей четверти XV в., тоже имеются золотоордынские дирхемы XIV в. с надчеканками так называемого «генуэзского», или «Белгород-Днестровского креста», конца второй четверти XV в., дирхемы Астраханского ханства первой лоловины XV в., серебряные монеты Крымского ханства, чеканенные во второй — середине третьей четверти XV в., и генуэзско-крымские аспры второй четверти XV в.; наконец, в составе клада Сарата-Албэ, зарытого в последней четверти XV в., имеются дирхемы, чеканенные во времена правлений Хаджи-Гирея (1428—1456, 1456—1466) и Менгли-Гирея (1466—1474, 1475—1476, 1478—1514).

Приведенные выше сведения дают основание заключить, что известная доля «татарской» серебряной монеты, очевидно, имела хождение в денежном обращении восточной части Молдав-ского княжества на протяжении почти всего XV в. Аналогичная картина прослеживается и на соседних с Молдавией украинских землях.

В составе Кырпицкого клада, зарегистрировано наличие одного турецкого акче, чеканенного в начале тридцатых годов
XVI в. в период правления Мурада II (1421—1443, 1444, 1445), а также одного экземпляра валашского серебряного дуката времен правления Владислава II (1446—1456). По-видимому, начало проникновения турецких акче в денежное обращение Молдавского княжества можно отнести к концу второй — началу третьей четверти XV в. Валашское серебро отсутствует в составе кладов, зарытых как до, так и после Кырпицкого клада. Поэтому нет никаких веских доказательств, свидетельствующих о существенной роли валашских монет в денежном обращении Молдавского княжества в XV в.
XVII
Цнфештский клад, зарытый, по-<видимому, на рубеже XV— XVII вв., содержит в своем составе значительное число турецких акче, подавляющее большинство которых относится к последней четверти XV в. Эта группа представлена монетами, чеканенными <в период правления Мухаммеда II (1451—1481) и Баязида II (1481—ІІ512).

Состав этого же клада впервые указывает, что в денежном обращении молдавских земель имели хождение венгерские динары, представленные монетами Матияша Хуньяди (1458— 1490) и Владислава II (1490—1516).

Находки венгерской монеты первых двух третей XV в. ничтожны. Дело в том, что до денежной реформы, осуществленной Матияшом Хуньяди в 1468 г., венгерские динары были почти полностью обесценены. Особенно ухудшилось их качество в первой половине XV в. После реформы конца шестидесятых годов XV в. серебряный венгерский динар обрел повышенную стоимость и стал проникать в земли Молдавии, по-видимому, в конце третьей четверти XV в.

Состав денежного обращения Молдавского феодального государства первой четверти XVI в. прослеживается по кладам, зарытым в землю в указанный промежуток времени.

Так, из пяти найденных кладов этого периода молдавские монеты зафиксированы в составе трех — Новоселицкого, Сесенского и Сучава — V. Они представлены эмиссиями периода правления Стефана III (1457—1504), Богдана III (1504— 1517) и Штефаница IV (1517—1527), образуя соответственно три хронологические подгруппы.

В двух кладах — Навоселицком и Сучава — V — обнаружены только молдавские монеты. В составе двух других кладов — Котул Морий и Сучава — IV — молдавские монеты отсутствуют.

В Сесенском кладе они зафиксированы вместе с значительным числом джучидских монет третьей четверти XIV в. и турецкими акче последней четверти XV в., а также венгерскими динарами последней трети XV — первого десятилетия XVI ва. и литовскими полугрошами первого десятилетия XVI в.

Присутствие джучидских дирхемов, образующих замкнутую хронологическую группу монет третьей четверти XIV в., в составе Сесенского клада, зарытого в землю в первой четверти
XV в., — явление необычное для общепринятой до сих пор картины денежного обращения средневековой Молдавии качала XVI в. и нуждается в дальнейшем изучении. Аналогичные «явления», нетипичные для картины денежного обращения XV—XVI вв., отмечены и на соседних с Молдавией украинских землях. Так, у с. Райковцы Хмельницкого района Хмельницкой области67 в 1886 г. был найден клад, зарытый в землю В конце последней четверти XV В. И состоявший из одной золотой и 1003 экз. серебряных монет, в числе которых имелись венгерская, джучидские, лиреевские (в т. ч. и с литовским надчеканом), генуэзско-юрьшские, польские, чешские и молдавская монеты. У с. Ставище (бывшей Татариски) Каменец-Подольского района Хмельницкой области в 1889 г. был найден клад, зарытый в Землю в последней четверти XVI в., насчитывавший 1 268 серебряных монет, в составе которого имелся и 1 джучидский дирхем68.

Пока только отметим, что хождение какой-то части «татарской» монеты в денежном обращении восточной части Молдавского княжества на протяжении XIV и XV вв. прослеживается по составам ряда кладов69, образуя своеобразную хронологическую цепочку: собственно джучидские дирхемы конца XIII и XIV вв. и их имитации, дирхемы с позднейшими джучидскими надчеканами, золотоордынские дирхемы с надчеканами литовских колюмин, генуэзских контрамарок, креста, монеты Астраханского и, наконец, Крымского ханства.

Сесенский клад представляет определенный интерес еще тем, что содержит монеты Речи Посполитой. В его составе фактически впервые зарегистрировано тезаврирование литовских полугрошей первого десятилетия XVI в., обнаруженных на территории Молдавского феодального княжества.

Вместе с этим следует также отметить, что в составе этого клада впервые обнаружены на территории Диестровско-Прутского междуречья молдавские монеты, чеканенные в период правления господаря Богдана III. Впрочем, все значение Сесенского клада станет вполне ясным после его детального и всестороннего изучения, а также аналогичных находок на смежных с Молдавией землях.

Для завершения обзора состава денежного обращения Молдавии по материалам кладов, зарытых в первой четверти XVI в., отметим, что среди турецких акче второй половины XV — первой четверти XVI вв., венгерских динаров конца третьей четверти XV — начала XVI вв. есть также серебряная монета Крымского ханства, чеканенная в начале восьмидесятых годов
XIV в. Эта группа монет, входящая в состав кладов Котул Морий и Сучава—IV, завершает картину состава денежного обращения Молдавского феодального государства в первой четверти XVI в.

Резюмируя все вышеизложенные наблюдения, попытаемся проследить общую каяву состава денежного обращения средневековой Молдавии, отраженную в материалах кладов, зарытых .в землю в XIV — первой четверти XVI вв.

После длительного перерыва в конце XIII—начале XIV вв. процесс денежного обращения в Карпато-Днестровских землях возобновился. В этот период здесь появилось значительное количество джучидской монеты; к западу от р. Прут имело некоторое хождение ограниченное число золотой византийской монеты.

В первых трех четвертях XIV в. в восточной части княжества безраздельно господствовала джучидская монета.

В последней четверти XIV в. в запрутской Молдове доминирует молдавская монета.

С середины XIV в. и до начала последней четверти XV в. в северо-восточных районах Молдавии имели широкое хождение пражские гроши; в этом же ареале с середины XIV в. и до конца второй четверти XV -в. была в ходу также червоннорусская монета.

Во второй четверти XIV—первой трети XV вв. в Карпато-Днестровских землях имело ограниченное хождение незначительное Ч1ИСЛО польских їй венгерских монет.

В последней четверти XIV в. — третьей четверти XV в. в запрутской части княжества обращалась венецианская и генуэзская монета.

В первые две трети XV в. молдавская монета преобладала во внутреннем денежном обращении на территории между Карпатами и Прутом, причем большая ее часть относится к эмиссиям первой трети этого столетия.

В конце третьей четверти XV в. — первой четверти XVI в. начался массовый приток венгерских и турецких монет, а в конце XV — начале XVI вв. также монет Литвы їй Польши.

В первой четверти XVI в. молдавская монета продолжала занимать еще довольно видное место во внутреннем денежном обращении всего княжества.

В XV — начале XVI вв. в денежном обращении восточных районов Молдавии имела некоторое хождение «татарская» монета.

Разумеется, что эти предварительные наблюдения за составом денежного обращения по кладовым материалам ни в коей мере не могут претендовать на исчерпывающую полноту и нуждаются в дальнейшем изучении, пополнении и уточнении. В сочетании с данными других видов источников — документальных, а также единичных находок монет — можно будет полнее и глубже проанализировать состав денежного обращения и уточнить как хронологический диапазон, так и ареал обращавшихся в Молдавском феодальном княжестве монет в XIV — начале XVI вв.









1Л. Л. Полевой. К топографии кладов н находок монет, обращавшихся на территории Молдавии в конце XIII—XV вв. — «Известия МФ АН СССР», 1956, № 4 (31), стр. 91—103 (далее: К топографии...).
2. Iorga. 1st or і а гошдпііог tn chi- puri $i icoane. «Ramuri». Craiova, 1921, p. 289—292.
3G. Zone. Economia de schimb tn principatele гошйпе. Ed. Casei $coalelor. Buc., 1930.
4C. Baicoianu. Istoria pollticei noastre monetare $i a BSncii Na-tional. Buc., 1932, vol. I, par- tea 1.
5I. Condurache. Istoricul sistemelor monetare tn fdrile гошйпе рйпЗ la 1867. — In: Buletinul Society» nu- mismatice гошйпе (cit. BSNR), a XXVII—XXVIII, 81—82, 1933/1934, p. 27—69 (cit. Istoricul).
6C. Moisil. Monetele Romdniel. — In: Enciclopedia Romana, 1. Buc., 1938, p. 102—123 (cit. ER).
7C. Kirifescu. Sistemul banesc al leului si precursorii Iui. Ed. Acad. RPR. Buc., 1964, vol. I, partea 1. (cit. Sistemul banesc...).
8O. Iliescu. Moneda tn Romania. «Meridiane». Buc., 1970. (dt. Moneda...).
9Состав денежного обращения Молдавского феодального государства по письменным материалам, а также его сопоставление с фактическими моиетнымн находками будут рассмотрены в отдельной работе.
10Состав Сесеиского клада првво- дится под № 31 в сводке находок кладов XIV — начала XVI вв. настоящей работы. См. также примеч. 45.
11N. Zaharia. Cercetarile de suprafa- ta efectuate tn Moldova tn cursul anului 1954. — In: Studii ?i cerce- tari de istorie veche (cit. SCIV), VI, 3—4, 1955, p. 909; O. Iliescu. Monede tatare$ti din secoIeleXIII— XV, gasite pe teritoriul Republic» Populare Romdne. — In: Studii si cercetSri de numismatics (cit. SCN), III, 1960, p. 270—271 (dt. Monede t3t&re$ti...). Г. А. Федоров- Давыдов. Находки джучндских монет. — В сб.: НЭ, IV, 1963, стр. 214, № 13/в (далее: Находки...); С. К1- rifescu. Sistemul banesc..., p. 71, 72, 355. О. Iliescu. Monede din tezaurul descoperit la Oteleni.— In: Arheolo- gia Moldovei (cit. AM), II—III, 1964, p. 363—405 (dt. Monede din tezaurul...); G. H. Dan. Obiectelede podoaba din tezaurul feudal timpuriu descoperit la Oteleni. — In: AM, II—III, 1964, p. 343; 0. Iliescu. Emi- siuni monetare ale oraelor medie- vale de la Dunarea de Jos. — In: Рейсе, II, 1971, p. 261 (cit.: Emi- siuni...).
12По поводу происхождения этих имитаций О. Илиеску выдвинул две гипотезы. В первой — чеканка этих монет относится к крымским генуэзцам (См.: О. Iliescu. Monede ta- tare$ti..„ p. 274; ejusdem: Monede din tezaurul..., p. 393). Во второй — предполагается, что эти подражания могли принадлежать к локальным городским эмиссиям геиуээскнх колоний на Нижнем Дунае — Вн- чнне, Килии, Ликостомо (См.: О. Iliescu, G. Simion. Le grand tresor de monnaies et Iingots des XIII et XIV siecles, trouve en Dob- roudja Septentrionale. — In: Revue des etudes sud-est europeennes, 1964, II, 1—2, p. 217—228, (cit.: Le grand tresor...); ejusdem: Emi- siuni monetare.., p. 262—263).
13Л. Л. Полевой. К топографии..., стр. 101; Г. А. Федоров-Давыдов. Клады джучидскнх монет. — В сб.: Нумизматика и эпиграфика (да-лее: НЭ), I, 1960, стр. 132, (далее: Клады...).
14См. сноску 12.
15Г. А. Федоров-Давыдов. Клады...— НЭ, I, I960, стр. 153, № 126.
16Хранится в Одесском государственном археологическом музее. Инв. №№ 53425 — 53431, 53457 — 53466. Автор выражает глубокую благодарность И. Б. Клейману и Н. А. Кравченко за любезное предоставление сведений о находке клада. Публикуется впервые.
17Сообщение А. В. Фомичева.
18 Сообщение Н. А. Кетрару.
19Го же.
20Хранится в Государственном историко-краеведческом музее МССР (далее: ГИКМ МССР). Инв.№№ 3434 — 3463. Сбор автора; публикуется впервые.
21I. Condurache. Istoricul..., p. 36. О. Iliescu. Monete vechl romSne?- ti. — In: Studii $i cercetari de is- torie medle, 1950, I, p. 127 (cit. SCIM); C. Moisil. Cateva tezaure medievale. — In: LucrSrile sesiunii generate jtiinЛfice din 2—12 iunie 1950 a Acad. RPR, p. 1555; Л. Л. Полевой. К топографии..., стр. 97; С. Kirifescu. Sistemul banesc..., p. 359, О. Iliescu. Moneda..., p. 48.
22Общее число пражских грошей и червоииорусских полугрошей составляет 300 экз.
23Л. Л. Полевой. К топографии..., стр. 97; О. Iliescu, G. Foit. Un te- zaur de monede moldovene^ti din firima jumatate a secolulul al XV- ea, descoperit la Suceava. — In: AM, V, 1967, p. 164 (cit.: Un te- zaur...); O. iliescu. Numismatica medieval! Si modem! a t^rii noastre, oglindita in colecfiile res- tituite de la Moscova. — In: Studii asupra tezaurului restituit de U.R.S.S. Buc., 1958, p. 23 (cit. Nu-mismatica medievala...).
24Л. Л. Полевой. К топографии..., стр. 99; С. Kirifescu. Sistemul Ьй- nesc..., p. 363; О. Iliescu, G. Foit. Un tezaur..., p. 165; O. Iliescu. Numismatica medievala... p. 2Э.
25I. Condurache. Istoricul..., p. 37; C. Moisil. Probleme de numismati-ca romSneasci. — In: Analele Aca- demiei RomSne (cit. AAR) MSI, s. Ill, XXII, 1939/1940, p. 245 (dt. Probleme...,); Л. Л. Полевой. К топографии.., стр. 99; С. Kirifes- си. Sistemul bSnesc..., p. 363; О. Iliescu, G. Foit. Un tezaur... p. 165.
26A. Andronic, N. Grigorap. Tezaurul de monede moldovene$ti descoperit la Corliteni. — In: SCS — Ia$i, VIII, 1967, 1, p. 222—223; O. Iliescu. InsemnSri privitoare la descope- riri monetare (II). — In: SCN, II, 1958, p. 458; C. Kirifescu. Sistemul banesc.., p. 363; O. Iliescu, G. Foit. Un tezaur..., p. 165; G. Foit. Noi tezaure monetare medievale desco- perite tn regiunea Suceava. Suceava, 1967, p. 7—8, harta, 2. (cit. Noi tezaure...).
27Л. Л, Полевой. К топографии..., стр. 98; О. Iliescu. InsemnSri pri- vifoare la descoperiri monetare (I). —In: SCN, I, 1957, p. 463— 464; C. Kirifescu. Sistemul bS-nesc..., p. 363; 0. Iliescu. Moneda..., p. 48.
28А. А. Сивере. Топография кладов с пражскими грошами. СПб., 1922, стр. 9 (далее: Топография..); Л. Л. Полевой. К топографии.., стр. 99.
29В. И. Маркевич, Л. Л. Полевой, Ш. Р. Фин. Кугурештский моиет- но-вещевой клад XV в. — В сб.: Тр. ГИКМ МССР, I, 1961, стр. 81— 102. М. Ф. Котляр. Галицька Русь у другій половині XIV — першій чверті XV століття. «Наукова думка». Київ, 1968, стр. 133, № 20 (далее: Галицька Русь...); его же: Грошовий обіг на території України доби феодалізму. «Наукова думка». Київ, 1971, стр. 78. (далее: Грошовий обіг...).
30М. Ф. Котляр. Галицька Русь..., стр. 136, № 43.
31 A. Andronic. Contributii arheologice la istoricul ora$ului Ia?i tn perioada feudala. — In: AM, I, 1961, p. 275; E. Neamfu. Tezaurul de monede anepigrafe de arama de la Ale- xandru cel Bun descoperit la Iasi. — In: AM, II—III, 1964, p. 495—502; O. Iliescu, G. Foit. Un tezaur..., p. 165.
32G. Foit. Noi tezaure..., p. 8, har- ta, 1-а.
33О. Iliescu, G. Foit. Un tezaur..., p. 145—166; G. Foit. Noi tezaure..., p. 8, harta, 1.
340. Iliescu, G. Foit. Un tezaur..., p. 162, сноска № 42 и стр. 165, № 17.
35А. А. Сивере. Указ. соч., стр. 24; Л. Л. Полевой. К топографии..., стр. 99; Г. А. Федоров-Давыдов. Клады..., стр. 177; М. Ф. Котляр. Грошовий обіг..., стр. 91.
36D. Hordili. Opt monede de la Ilia;. — In:Carpica, II, 1969, p. 325—329.
370. Iliescu. Un vechi tezaur de monede moldovene?ti ramas necu- noscut. — In: SCB, I, 1955, p. 309— 314; O. Iliescu, G. Foit. Un tezaur..., p. 165.
38B. Mitrea, G. Diaconu, M. Matei, A. Alexandrescu, N. Constantinescu, T. Nicolescu Si S. Olteanu. Santie- rul arheologic Suceava-Cetatea Neamtului. — In: SCIV, VI, Э—4, 1955, p. 760; O. Iliescu, G. Foit. Un tezaur..., p. 165.
39O. Iliescu, M. Dinu. Tezaurul mo- netar din secolul al XV-Iea de la Cirpiti. — In: SCS—Ia$i, VIII, 2, 1957, p. 342—345; O. Iliescu. Monede t2tare$ti..., p. 273—274.
40P. Nicorescu. Monede moldovene?- ti batute la Cetatea Alb3. — In: Cercetari istorice. XVII, Iasi, 1943, p. 75—88; O. Iliescu, M. Dinu. Te- zaurul monetar Cirpiti..., p. 345; O. Iliescu. Emisluni monetare..., p. 263.
41А. А. Нудельман. Монеты из раскопок и сборов 1971/1972 гг. — АИМ, (Ш), «Штиинца». Кишинев, 1974, стр. 220.
42Сообщение Г. Ф. Чеботаренко.
43Л. Л. Полевой. К топографии..., стр. 98. О. Iliescu. Numismatica medievala..., p. 27.
44Л. Л. Полевой. Там же, стр. 97— 98; О. Iliescu, G. Foit. Un tezaur..., p. 165.
45Клад хранится в секторе археологии Института истории АН МССР. Инв. №№ 488—742, 774—776. Сбор автора; публикуется впервые.
46A. Artimon. Un tezaur monetar din secolele XV—XVI, descoperit la Suceava. — In: Carpica, II, 1969, p. 343—347.
47E. Neamfu. Obiectele de podoabg din tezaurul medieval de la CotuI Morii, Popricani. — In: AM, I, 1961, p. 283, 285, 290—291.
48G. Foit. Noi tezaure..., p. 8, harta, I-b.
49C. Kirifescu. Sistemul binesc..., p. 71; O. Iliescu, G. Simiob. Le grand tresor.., p. 220, O. Iliescu. Moneda.., p. 13.
50См. примеч. № 12.
51О. Iliescu. Monede tatiresti..., p. 268—274.
52Ibidem.
53Ibidem, p. 264, 268—274.
54Следует отметить, что достоверных данных о находках кладов, зарытых в землю в период до правления Джанибека, содержавших монеты его предшественника — Узбека, пока нет. В Государственном музее Татарии (Инв. №№ 1152, 1154—1158) хранятся 8 серебряных монет, чеканенных во времена Узбека: чек. Крыма, 715 г. х. (1315/1316) — 2 экз.; м. и г. чек. (?) — 6 экз., происходящие из клада серебряных монет, общее число, состав, место, время и обстоятельства иаходкн которого остались неизвестными. Имеется лишь указание, что клад найден в Бессарабии (См. Г. А. Федоров- Давыдов. Клады..., стр. 153, № 126).
55Л. Л. Полевой. Нумизматические данные к истории молдавского средневекового города Старого Орхея. — В сб.: Краткие сообщения института истории материальной культуры, 66, 1956, стр. 79—80 (далее: Нумизматические данные...); его яке: Археологические материалы к истории Молдавии XIV в. — Советская Археология (далее: СА), 3, 1965, стр. 69; Г. А. Федоров-Давыдов. Клады..., стр. 188.
56М. Ф. Котляр. Грошовий обіг..., стр. 68.
57История Молдавской ССР, т. I. Кишинев, 1965, стр. 111—115; Н. А. Мохов. Молдавия эпохи феодализма. Кишинев, 1964, стр. 128— 133.
58Л. Л. Полевой. Зарождение денежного хозяйства Молдавского феодального государства (XIV в.) — В сб.: Вопросы экономической истории Молдавии эпохи феодализма и капитализма. Кишинев, 1972, стр. 26, 35, 38 (далее Зарождение...).
59М. Ф. Котляр. Галицька Русь.., стр. 87—107; его же: Грошовий обіг..., стр. 70; его же: Монеты Червонной Руси в денежном обращении Польского государства в конце XIV и в XV вв. — В сб.: НЭ, 5, 1965, стр. 172; его же: О технике чеканки монет в Червон-ной Руси XIV—XV вв. — В сб.: Тр. Государственного Эрмитажа: IX, 3, 1967, стр. 92.
60История Молдавской ССР,- т. 1, стр. 111—115; Н. А. Махав. Указ. соч., стр. 128—132; М. Ф. Котляр. Галицька Русь..., стр. 38—39.
61Поскольку молдавские монеты, чеканенные предшественником Стефана I — Романом I (13921— 1394), пока не известны, принято считать, что в период правления последнего их вообще не выпускали. (См.: С. Kirifescu. Sistemul banesc..., p. 370; О. Iliescu. Moneda..., p. 26).
62Молдавские монеты XIV в. обнаружены на территории Добруджи, Сербии, Подолни, Валахии, Польши и Литвы. (См.: С. Kirifescu. Sistemul banesc..., p. 86; О. Iliescu, G. Foit. Un tezaur..., p. 164—165; 0. Iliescu. Moneda..., p. 38; Л. Л. Полевой. Зарождение.., стр. 10).
63Э. Р. Штерн. Раскопки в Аккермане летом 1912 г. Одесса, 1913, стр. 10; Л. Л. Полевой. К топографии..., ста. 94, 101.
64Л. Л. Полевой. Там же, стр. 94; его же; Нумизматические дан-ные..., стр. 81.
65Клады, зарытые в землю в последней четверти XV в. (за исключе-нием № 28 из Сарата-Албэ) на территории Молдавского княжества, пока достоверно не известны.
66То же.
67Е. Сецинский. Археологическая карта Подольской губернии. — В кн.: Тр. XI археологического съезда, I. М., 1901, стр. 202 (далее: Археологическая карта...); А. А. Сивере. Топография.., стр. 24, № 75; Г. А. Федоров-Давыдов. Клады... стр. 177, № 242; М. Ф. Котляр. Грошовий обіг.., стр. 87—88, №309.
68Е. Сецинский. Археологическая карта..., стр. 291—292; Г. А. Федоров-Давыдов. Клады..., стр. 179, № 252; М. Ф. Котляр. Грошовий обіг..., стр. 103, № 384.
69См. клады №№ 1—8, 16, 22, 26, 28, 31, 33.
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Б. Т. Рубцов.
Гуситские войны (Великая крестьянская война XV века в Чехии)

Н. П. Соколов.
Образование Венецианской колониальной империи

Сьюард Десмонд.
Генрих V

А. Л. Мортон.
История Англии

С. П. Карпов.
Трапезундская империя и Западноевропейские государства в XIII-XV вв.
e-mail: historylib@yandex.ru
X