Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
под ред. А.А. Тишкина.   Древние и средневековые кочевники Центральной Азии

Святко С., Murphy E., Schulting R., Mallory J. Диета народов эпохи бронзы -начала железного века Минусинской котловины (Южная Сибирь) по данным анализа стабильных изотопов азота и углерода: предварительные результаты*

Цель и задачи исследования. Данное исследование является первой попыткой изучения сложных взаимосвязей между окружающей средой, образом жизни и диетой древних народов, населявших Минусинскую котловину Южной Сибири. Главная цель исследования состоит в том, чтобы проследить основные отрасли экономики и составляющие диеты древних народов, а также причины их изменений в эпоху бронзы - раннего железного века.

Наше исследование сосредоточено на пяти археологических культурах Минусинской котловины данного периода - афанасьевской, окуневской, андроновской, карасук-ской и тагарской (середина III - I тыс. до н.э). В рамках исследования рассматриваются следующие вопросы:
- какая пища и в каких пропорциях была представлена в диете древних народов из различных районов Минусинской котловины;
- как эти пропорции изменялись во времени;
- как они варьировали в зависимости от пола и социального статуса или материального положения людей (т.е. между «бедными» и «богатыми» людьми).

Географический обзор. Среди множества изучаемых регионов Евразии Минусинская котловина отличается своими уникальными климатическими и географическими особенностями. Она представляет собой естественно изолированные степные и лесостепные районы, расположенные на территории современной республики Хакасия и Красноярского края. Эти районы охватывают долину Среднего Енисея и верховий Чулыма. Размеры котловины составляют 400 км с севера на юг и 80-200 км с востока на запад (Вадецкая Э.Б., 1986, с. 3). С трех сторон эти территории окружены горами: Восточным Саяном - с востока, Западным Саяном - с юга и Кузнецким Алатау - с запада. Таким образом, древние племена, населявшие котловину, были относительно изолированы от населения других районов Южной Сибири.

Археологический обзор.
У всех изучаемых народов было различное происхождение, образ жизни, а также особенности хозяйства. Однако среди археологов нет единого мнения относительно основ экономики данных пяти сообществ и, в частности, о времени появления в Минусинской котловине земледелия.

Для населения раннего и среднего бронзового века - народов афанасьевской, окуневской и андроновской культур - охота, скотоводство и рыболовство были, вероятно, основными отраслями хозяйства (Киселев С.В., 1951; Вадецкая Э.Б., 1986). По мнению многих археологов, земледелие появилось в Минусинской котловине в афанасьевский (см., например: Грязнов М.П., Вадецкая Э.Б., 1968, с. 161-162) или оккуневский (Nagler А., 1999, p. 27) период, т.е. во 2-й половине III - начале II тыс. до н.э., однако прямых доказательств (к примеру, находок семян сельскохозяйственных растений) в поддержку этой теории нет.

Предположительно в конце бронзового - начале железного века, в период появления и развития карасукской и последующей тагарской культур (конец II - I тыс. до н.э.), в Минусинской котловине началось более интенсивное освоение степей. Это привело к изменению образа жизни людей от оседлого к полукочевому, а также к развитию элитных слоев общества (Gryaznov M.P., 1969). Основными занятиями населения по-прежнему являлись скотоводство, охота, рыболовство, а также земледелие. Следует отметить, что в тагарских могильниках были найдены зерна и чешуйки ячменя и проса (Вадецкая Э.Б., 1986, с. 94), что уже непосредственно указывает на наличие у «тагарцев» этой отрасли хозяйства.

Методы. В данной работе представлена лишь часть исследования - результаты изотопного анализа коллагена костей людей из различных археологических памятников бронзового - раннего железного века Минусинской котловины. Анализ стабильных изотопов углерода (13C) и азота (14N) позволяет оценить соотношение белково-содержащих растений против мяса и рыбы, а также соотношение растений C3 и C4 в диете людей и животных (Chisholm B.S., 1989, p. 11-15).

Различие между растениями C3 и C4 заключается в разном способе фотосинтеза, который они используют. Большинство растений являются растениями C3 (они менее насыщены тяжелым изотопом углерода 13C), но некоторые, в том числе просо, являются растениями C4 (они более насыщенны 13C). Таким образом, повышение уровня δ13С в коллагене костей людей может являться показателем более широкого использования в их рационе растений C4.

Уровень δ15N в коллагене костей увеличивается с каждым трофическим уровнем (звеном пищевой цепи) приблизительно на 3-5%о и отражает количество потребляемой мясной и/или рыбной пищи. Он варьирует примерно от 5% в сухопутных травоядных (Schoeninger M.J., DeNiro M.J., 1984) до 14% в тюленях (Katzenberg M.A., Weber A., 1999). Самые высокие уровни азота встречаются в коллагене народов, в диету которых входило большое количество морских животных (см., например: Kuzmin Ya.V. et al., 2002).

Предварительные результаты.
К настоящему моменту проанализированы изотопы более 300 взрослых индивидов из разных районов Минусинской котловины (рис. 1). Образцы костей были взяты из двух афанасьевских, четырех окуневских, трех андроновских, восьми карасукских и десяти тагарских могильников.

Рис. 1. Показатели δ<sup>13</sup>С и δ<sup>15</sup>N у представителей афанасьевской - татарской культур
Рис. 1. Показатели δ13С и δ15N у представителей афанасьевской - татарской культур

Начало - середина бронзового века. У всех проанализированных индивидов афанасьевской, окуневской и андроновской культур (2-я половина III тыс. - XIV/XIII вв. до н.э.) уровень δ13С низкий (от -20,1 до -17,8%), что говорит о потреблении ими в основном растений C3, и высокий уровень δ15N (10,3-13,5%), указывающий на то, что в их диету, помимо белка наземных животных, входило определенное количество рыбной пищи.

Изотопные результаты «афанасьевцев» также показали различия в диете двух групп людей, происходящих из разных памятников (Афанасьева Гора и Карасук-III): у образцов из Афанасьевой Горы уровни азота в среднем на 1,1% выше, чем у образцов из Карасука-III. Это говорит о том, что в рацион населения Афанасьевой Горы, видимо, входило больше рыбы.

Конец бронзового - начало железного века. Уровни δ15N у всех проанализированных индивидов карасукской и тагарской культур (XIII - I вв. до н.э. / I в. н.э.) остаются высокими (10,2-12,6 и 9,9-13,0%о соответственно) и сопоставимы с результатами анализа представителей более ранних периодов. Это дает основания предполагать непрерывное потребление этими людьми мяса и рыбы или, возможно, растений, насыщенных азотом. Недавние исследования изотопных уровней в современных зерновых растениях показали, что такое обогащение азотом может быть вызвано унаваживанием почвы, в которой они культивируются (Bogaard A. et al., 2006).

Однако представители карасукской и тагарской культур имеют более высокие показатели углерода (от -19,0 до -12,8 и от -19,3 до -11,8% соответственно); в некоторых случаях они значительно выше уровней образцов из предыдущих культур. Это говорит о том, что в рацион населения карасукской и тагарской культур входило больше растений C4 (очевидно, проса, что также подтверждается археологическими находками).

Результаты анализа представителей карасукской и тагарской культур также показали большой разброс значений углерода (максимальное значение δ13Сmin-max = 7,3%) у индивидов, происходящих из одного и того же археологического памятника. Это указывает на различия в питании людей в пределах своих сообществ, а именно, потребление растений C4 в разных количествах.

Заключение.
Предварительные результаты данного исследования показывают основные особенности диеты народов афанасьевской - тагарской культур Минусинской котловины. Данные, которыми мы располагаем в настоящее время, дают основания предполагать изменение диеты людей во второй половине бронзового века и начале железного века, выразившееся в более широком использовании растений C4 в рационе населения карасукской и тагарской культур. Видимо, это было связано с распространением проса в Минусинской котловине приблизительно в XIV в. до н.э.

В ближайшее время нам предстоит выяснить причины сильного разброса значений углерода у представителей карасукской и тагарской культур. Возможно, большие различия в диете людей в пределах групп являются отражением более глубокого социального и имущественного расслоения карасукского и тагарского сообществ. Мы надеемся ответить на этот вопрос, сопоставив результаты изотопного анализа представителей данных культур со статистическим анализом соответствующих погребений.



*Исследование проводится при поддержке 14CHRONO Centre for Climate, the Environment, and Chronology (Queen's University Belfast, UK). Авторы выражают глубокую благодарность Музею антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамере) РАН, а также Минусинскому региональному краеведческому музею им. Н.М. Мартьянова за предоставление антропологических материалов.
Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

А.Н. Дзиговский.
Очерки истории сарматов Карпато-Днепровских земель

Эдуард Паркер.
Татары. История возникновения великого народа

Вадим Егоров.
Историческая география Золотой Орды в XIII—XIV вв.

Светлана Плетнева.
Половцы

Р.Ю. Почекаев.
Батый. Хан, который не был ханом
e-mail: historylib@yandex.ru
X