Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

под ред. А.А. Тишкина.   Древние и средневековые кочевники Центральной Азии

Святко С., Murphy E., Schulting R., Mallory J. Диета народов эпохи бронзы -начала железного века Минусинской котловины (Южная Сибирь) по данным анализа стабильных изотопов азота и углерода: предварительные результаты*

Цель и задачи исследования. Данное исследование является первой попыткой изучения сложных взаимосвязей между окружающей средой, образом жизни и диетой древних народов, населявших Минусинскую котловину Южной Сибири. Главная цель исследования состоит в том, чтобы проследить основные отрасли экономики и составляющие диеты древних народов, а также причины их изменений в эпоху бронзы - раннего железного века.

Наше исследование сосредоточено на пяти археологических культурах Минусинской котловины данного периода - афанасьевской, окуневской, андроновской, карасук-ской и тагарской (середина III - I тыс. до н.э). В рамках исследования рассматриваются следующие вопросы:
- какая пища и в каких пропорциях была представлена в диете древних народов из различных районов Минусинской котловины;
- как эти пропорции изменялись во времени;
- как они варьировали в зависимости от пола и социального статуса или материального положения людей (т.е. между «бедными» и «богатыми» людьми).

Географический обзор. Среди множества изучаемых регионов Евразии Минусинская котловина отличается своими уникальными климатическими и географическими особенностями. Она представляет собой естественно изолированные степные и лесостепные районы, расположенные на территории современной республики Хакасия и Красноярского края. Эти районы охватывают долину Среднего Енисея и верховий Чулыма. Размеры котловины составляют 400 км с севера на юг и 80-200 км с востока на запад (Вадецкая Э.Б., 1986, с. 3). С трех сторон эти территории окружены горами: Восточным Саяном - с востока, Западным Саяном - с юга и Кузнецким Алатау - с запада. Таким образом, древние племена, населявшие котловину, были относительно изолированы от населения других районов Южной Сибири.

Археологический обзор.
У всех изучаемых народов было различное происхождение, образ жизни, а также особенности хозяйства. Однако среди археологов нет единого мнения относительно основ экономики данных пяти сообществ и, в частности, о времени появления в Минусинской котловине земледелия.

Для населения раннего и среднего бронзового века - народов афанасьевской, окуневской и андроновской культур - охота, скотоводство и рыболовство были, вероятно, основными отраслями хозяйства (Киселев С.В., 1951; Вадецкая Э.Б., 1986). По мнению многих археологов, земледелие появилось в Минусинской котловине в афанасьевский (см., например: Грязнов М.П., Вадецкая Э.Б., 1968, с. 161-162) или оккуневский (Nagler А., 1999, p. 27) период, т.е. во 2-й половине III - начале II тыс. до н.э., однако прямых доказательств (к примеру, находок семян сельскохозяйственных растений) в поддержку этой теории нет.

Предположительно в конце бронзового - начале железного века, в период появления и развития карасукской и последующей тагарской культур (конец II - I тыс. до н.э.), в Минусинской котловине началось более интенсивное освоение степей. Это привело к изменению образа жизни людей от оседлого к полукочевому, а также к развитию элитных слоев общества (Gryaznov M.P., 1969). Основными занятиями населения по-прежнему являлись скотоводство, охота, рыболовство, а также земледелие. Следует отметить, что в тагарских могильниках были найдены зерна и чешуйки ячменя и проса (Вадецкая Э.Б., 1986, с. 94), что уже непосредственно указывает на наличие у «тагарцев» этой отрасли хозяйства.

Методы. В данной работе представлена лишь часть исследования - результаты изотопного анализа коллагена костей людей из различных археологических памятников бронзового - раннего железного века Минусинской котловины. Анализ стабильных изотопов углерода (13C) и азота (14N) позволяет оценить соотношение белково-содержащих растений против мяса и рыбы, а также соотношение растений C3 и C4 в диете людей и животных (Chisholm B.S., 1989, p. 11-15).

Различие между растениями C3 и C4 заключается в разном способе фотосинтеза, который они используют. Большинство растений являются растениями C3 (они менее насыщены тяжелым изотопом углерода 13C), но некоторые, в том числе просо, являются растениями C4 (они более насыщенны 13C). Таким образом, повышение уровня δ13С в коллагене костей людей может являться показателем более широкого использования в их рационе растений C4.

Уровень δ15N в коллагене костей увеличивается с каждым трофическим уровнем (звеном пищевой цепи) приблизительно на 3-5%о и отражает количество потребляемой мясной и/или рыбной пищи. Он варьирует примерно от 5% в сухопутных травоядных (Schoeninger M.J., DeNiro M.J., 1984) до 14% в тюленях (Katzenberg M.A., Weber A., 1999). Самые высокие уровни азота встречаются в коллагене народов, в диету которых входило большое количество морских животных (см., например: Kuzmin Ya.V. et al., 2002).

Предварительные результаты.
К настоящему моменту проанализированы изотопы более 300 взрослых индивидов из разных районов Минусинской котловины (рис. 1). Образцы костей были взяты из двух афанасьевских, четырех окуневских, трех андроновских, восьми карасукских и десяти тагарских могильников.

Рис. 1. Показатели δ<sup>13</sup>С и δ<sup>15</sup>N у представителей афанасьевской - татарской культур
Рис. 1. Показатели δ13С и δ15N у представителей афанасьевской - татарской культур

Начало - середина бронзового века. У всех проанализированных индивидов афанасьевской, окуневской и андроновской культур (2-я половина III тыс. - XIV/XIII вв. до н.э.) уровень δ13С низкий (от -20,1 до -17,8%), что говорит о потреблении ими в основном растений C3, и высокий уровень δ15N (10,3-13,5%), указывающий на то, что в их диету, помимо белка наземных животных, входило определенное количество рыбной пищи.

Изотопные результаты «афанасьевцев» также показали различия в диете двух групп людей, происходящих из разных памятников (Афанасьева Гора и Карасук-III): у образцов из Афанасьевой Горы уровни азота в среднем на 1,1% выше, чем у образцов из Карасука-III. Это говорит о том, что в рацион населения Афанасьевой Горы, видимо, входило больше рыбы.

Конец бронзового - начало железного века. Уровни δ15N у всех проанализированных индивидов карасукской и тагарской культур (XIII - I вв. до н.э. / I в. н.э.) остаются высокими (10,2-12,6 и 9,9-13,0%о соответственно) и сопоставимы с результатами анализа представителей более ранних периодов. Это дает основания предполагать непрерывное потребление этими людьми мяса и рыбы или, возможно, растений, насыщенных азотом. Недавние исследования изотопных уровней в современных зерновых растениях показали, что такое обогащение азотом может быть вызвано унаваживанием почвы, в которой они культивируются (Bogaard A. et al., 2006).

Однако представители карасукской и тагарской культур имеют более высокие показатели углерода (от -19,0 до -12,8 и от -19,3 до -11,8% соответственно); в некоторых случаях они значительно выше уровней образцов из предыдущих культур. Это говорит о том, что в рацион населения карасукской и тагарской культур входило больше растений C4 (очевидно, проса, что также подтверждается археологическими находками).

Результаты анализа представителей карасукской и тагарской культур также показали большой разброс значений углерода (максимальное значение δ13Сmin-max = 7,3%) у индивидов, происходящих из одного и того же археологического памятника. Это указывает на различия в питании людей в пределах своих сообществ, а именно, потребление растений C4 в разных количествах.

Заключение.
Предварительные результаты данного исследования показывают основные особенности диеты народов афанасьевской - тагарской культур Минусинской котловины. Данные, которыми мы располагаем в настоящее время, дают основания предполагать изменение диеты людей во второй половине бронзового века и начале железного века, выразившееся в более широком использовании растений C4 в рационе населения карасукской и тагарской культур. Видимо, это было связано с распространением проса в Минусинской котловине приблизительно в XIV в. до н.э.

В ближайшее время нам предстоит выяснить причины сильного разброса значений углерода у представителей карасукской и тагарской культур. Возможно, большие различия в диете людей в пределах групп являются отражением более глубокого социального и имущественного расслоения карасукского и тагарского сообществ. Мы надеемся ответить на этот вопрос, сопоставив результаты изотопного анализа представителей данных культур со статистическим анализом соответствующих погребений.



*Исследование проводится при поддержке 14CHRONO Centre for Climate, the Environment, and Chronology (Queen's University Belfast, UK). Авторы выражают глубокую благодарность Музею антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамере) РАН, а также Минусинскому региональному краеведческому музею им. Н.М. Мартьянова за предоставление антропологических материалов.
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Тамара Т. Райс.
Скифы. Строители степных пирамид

коллектив авторов.
Тамерлан. Эпоха. Личность. Деяния

Р.Ю. Почекаев.
Батый. Хан, который не был ханом

С.А. Плетнёва.
Kочевники южнорусских степей в эпоху средневековья IV—XIII века

Г. М. Бонгард-Левин, Э. А. Грантовский.
От Скифии до Индии
e-mail: historylib@yandex.ru
X