Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

под ред. А.А. Тишкина.   Древние и средневековые кочевники Центральной Азии

Козинцев А.Г. О так называемых средиземноморцах Южной Сибири

В 1980 г. И.И. Гохман, изучивший окуневскую краниологическую серию из Тувы, и В.А. Дремов, исследовавший неолитические черепа из Верхнего Приобья, указали на возможную роль так называемых гиперморфных средиземноморцев в формировании древнего населения этих районов. С тех пор вопрос о миграциях в Южную Сибирь из Средней или даже Передней Азии поднимался неоднократно. Поводом для этого послужили как археологические данные, относящиеся к самусьской культуре, так и антропологические, относящиеся в основном к елунинской культуре. Однако в последние годы появились археологические данные о связи «елунинцев» и «окуневцев» Тувы с населением Западной Европы эпохи ранней бронзы (А.А. Ковалев), что соответствует мнению Л.С. Клейна, В.А. Сафронова и ряда зарубежных специалистов о западноевропейской прародине индоевропейцев. Это мнение подтверждается и естественно-мумифицированными телами эпохи бронзы из Синьцзяна: грацильные европеоиды данной территории оказались белокурыми, т.е. принадлежали не к средиземноморской расе, а к северной, как о том и свидетельствуют китайские источники.

Проблема происхождения так называемых средиземноморцев Южной Сибири тесно связана с проблемой происхождения скифов, так как те и другие оказались краниологически весьма близки, археологические же данные все убедительнее свидетельствуют о приходе скифов «из глубин Азии».

Цель данного сообщения - проверить конкурирующие гипотезы о происхождении так называемых средиземноморцев Южной Сибири на обширном материале, значительная часть которого еще не введена у нас в широкий научный оборот. Новые группы из Украины изучены С.И. Круц и пока не опубликованы, другие относятся к зарубежной Европе и опубликованы западными антропологами. Всего привлечено 215 мужских евразийских краниологических серий (большинство датируется эпохами бронзы и раннего железа, но есть и более ранние). Из них 153 серии, в основном с территории СНГ, изучены по полной программе, из которой взято 14 признаков, а 62 серии из зарубежной Европы - по неполной, из которой взято девять признаков. Все группы попарно сопоставлены с помощью расстояния Махаланобиса с поправкой на численность. Главные результаты анализа таковы.

«Окуневцы» Тувы. Как я уже не раз писал, окуневская группа из Аймырлыга наилучший претендент на роль предковой по отношении к степным скифам. Действительно, первые пять мест по сходству с нею при анализе 153 серий по полной программе занимают скифы, в основном степные. За ними следуют «ямники» с р. Ингулец, «срубники» Саратовской обл., «черногоровцы», группа скифской эпохи из Мингечаура, ранние «катакомбники» с р. Молочной, «срубники», захороненные в грунтовых могилах в Украине, а дальнейшие места снова занимают в основном скифы. Лишь на 13-м месте - представители бронзового века Бактрии-Маргианы (Сапаллитепе).

По неполной программе (215 групп) к тувинским «окуневцам» ближе всего опять-таки скифы. На 2-м месте - «катакомбники», а 3-е и 4-е места делят «черногоровцы» (которые жили значительно позже) и поздненеолитическая серия конца IV тыс. до н.э. из северо-восточной части ФРГ, относящаяся к культуре «бороздчатой керамики» (Tiefstichkeramik) - варианту культуры воронковидных кубков. Будучи наиболее древней, эта группа может иметь ближайшее отношение к очагу индоевропейских миграций на восток, в том числе и к происхождению культур бронзового века южной России, Украины, а также и гораздо более восточных территорий, вплоть до Центральной Азии. Интересно, что и к ней ближе всего не какие-либо европейские группы, а та же самая группа из Аймырлыга. Помимо тувинских «окуневцев» и очень похожих на них скифов, к неолитической группе из ФРГ весьма близка ямная группа с р. Ингу-лец. Если эти результаты не случайны (надо помнить, что набор признаков в данном случае ограничен и не включает важных показателей профилировки лица и носа), то они заслуживают внимания специалистов, занимающихся поисками путей индоевропейских, в том числе индоиранских, миграций.

Далее по степени сходства с «окуневцами» Тувы идут четыре скифские серии, уже упомянутые «ямники» с р. Ингулец, «катакомбники» нижнего Днепра, а за ними снова скифы. И лишь на 14-м месте - серия с юго-западного побережья оз. Севан, серия же из Сапаллитепе - на 19-м. Мнение о сходстве тувинских «окуневцев» (или каких-либо иных южносибирских групп, именуемых «средиземноморскими») с группой из Раннего Тулхара не находит статистического подтверждения.

Иными словами, никаких антропологических указаний на приход «окуневцев» в Туву из Средней или Передней Азии не существует. Нет, следовательно, и оснований называть их «средиземноморцами». Хотя точный очаг миграции установлению не поддается, западное происхождение этих людей гораздо вероятнее, чем юго-западное.

«Елунинцы». Группа не обнаруживает тесных связей ни с кем. Из 152 серий, привлеченных по полной программе, к ней ближе всего скифская из Верхне-Тарасовки. Кстати, и к той ближе всего «елунинцы». На 2-м месте по сходству с елунинцами - «оку-невцы» Тувы, на что уже указывали К.Н. Солодовников и С.С. Тур, а по сходству с Верхне-Тарасовкой - серия скифского времени из Западной Тувы. Теория центральноазиатского происхождения скифов получает, таким образом, еще одно подтверждение.

По неполной программе (215 групп) «елунинцы» сближаются со скифами Керчи. На следующих же местах, в порядке убывания сходства - «полтавкинцы» Поволжья, «окуневцы» Тувы, ранние «катакомбники» с р. Молочной, серия раннескифской эпохи из Мингечаура, «срубники» лесостепного Поволжья, скифы северо-западного Причерноморья и группа культуры Межановице (ранний бронзовый век Польши, конец III -1-я половина II тыс. до н.э.). Лишь на 9-м месте - серия эпохи бронзы из Алтын-Де-пе, а на 10-м - «срубники» Хрящевки. По хронологическим соображениям, наиболее важными параллелями являются тувинская (окуневская), полтавкинская, катакомбная и межановицкая. Таким образом, и в этом случае следует предполагать миграцию не из Средней или Передней Азии, а с запада, если, конечно, не учитывать возможность обратного движения из Тувы на Верхнюю Обь.

«Самусьцы». При учете одних мужчин (их всего три), близких параллелей по полной программе у них не обнаруживается, наименее же удаленными оказываются «полтавкинцы». Ни одна из зарубежных групп, изученных по неполной программе, аналогий самусьским мужчинам не дает.

Если добавить данные о женских черепах, пересчитав их с помощью коэффициентов полового диморфизма, то по полному набору признаков у самусьцев тоже нет тесных связей, а наименее далеки от них скифы северо-западного Причерноморья, которые имеют заметную монголоидную примесь и довольно похожи на людей скифской эпохи из центральной и западной Тувы. По неполному набору картина та же, что и с одними мужчинами - ни одной зарубежной параллели. Как и в случае с «елунинцами», наиболее весомой в плане происхождения «самусьцев» оказывается ранняя западная параллель, пусть и не очень отчетливая - полтавкинская. Ни среднеазиатских, ни переднеазиатских связей выявить не удается ни при каком способе анализа.

«Андроновцы» (Фирсово-XIV).
Есть мнение о присутствии «средиземноморского» компонента и в данной группе. По крайней мере, на уровне средних величин это не подтверждается. Ближе всего к «андроновцам» Фирсова оказываются «афанасьевцы» из Сальдяра, а следующие места занимают группы бронзового века Южной России, относящиеся к ямной, полтавкинской, катакомбной и срубной культурам. Ни с «алакульцами» Западного Казахстана, ни с «елунинцами» тесного сходства не выявлено.

В некоторых группах «афанасьевцев» также находили «средиземноморский» компонент. Его обнаруживали и во многих группах бронзового века южной России и Украины. Например, «афанасьевцы» Сальдяра, как показывает анализ, чрезвычайно близки к ямным, катакомбным и отчасти срубным группам, между тем как среднеазиатская параллель (с Тигровой Балкой) - лишь на 18-м месте. Значит, и в этом случае нет оснований связывать ослабление массивности со средиземноморской (южноевропеоидной) примесью.

Итак, новые данные заставляют пересмотреть традиционное мнение (еще недавно разделявшееся и мною) о том, что систематика древних европеоидов в основном сводится к противопоставлению протоевропейцев средиземноморцам. В этой схеме не остается места для северной расы - мы о ней как-то забыли. А между тем в древности, как и сейчас, отнюдь не все грацильные европеоиды были южанами. Начавшись в южных областях европеоидного ареала, грацилизация (возможно, не только спонтанная, но и вызванная притоком людей и/или генов из Средиземноморья) еще в неолите распространилась далеко на север, охватив обширные территории западной Европы, несомненно, затронутые процессом депигментации. Узколицые светлопигментированные люди среднеевропейского и североевропейского происхождения сыграли в индоевропейских, в частности индоиранских, миграциях на восток роль, вероятно, не меньшую, чем протоевропейцы, и наверняка большую, чем южные европеоиды. Дальнейшие антропологические исследования помогут уточнить эту роль и тем самым будут способствовать решению междисциплинарной проблемы индоевропейской прародины.

Приношу сердечную благодарность С.И. Круц за предоставление неопубликованных данных о скифских и доскифских сериях из Украины, а также С.С. Тур, указавшей мне на весьма важные, но прежде мне неизвестные, публикации барнаульских коллег.
загрузка...
Другие книги по данной тематике

под ред. А.А. Тишкина.
Древние и средневековые кочевники Центральной Азии

В. Б. Ковалевская.
Конь и всадник (пути и судьбы)

А. И. Тереножкин.
Киммерийцы

Светлана Плетнева.
Половцы

Рустан Рахманалиев.
Империя тюрков. Великая цивилизация
e-mail: historylib@yandex.ru
X