Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
под ред. А.А. Тишкина.   Древние и средневековые кочевники Центральной Азии

Горбунов В.В., Тишкин А.А., Хаврин С.В. Изучение тюркских поясов по результатам рентгенофлюоресцентного анализа*

Пояса являлись важнейшим элементом мужского костюма у кочевых народов Евразии. Помимо практической (подпоясывание одежды, ношение оружия и предметов быта) они выполняли военно-ранговую и социально-престижную функции. Сами пояса номадов представляли собой достаточно сложную конструкцию, в которой помимо кожаной основы применялась различная гарнитура как утилитарно-декоративного, так и чисто декоративного значения. Это пряжки, крючки-застежки, наконечники, тренчики, распределители, бляхи-накладки, бляхи-подвески, бляхи-обоймы и т.п. Материал поясной гарнитуры также был весьма вариативен: дерево, камень, рог, кость, цветной металл, железо или сочетание нескольких материалов.

В изучении поясов и их отдельных деталей уже достигнуты определенные результаты. Они касаются систематизации, общей типологии, реконструкции и семантики подобного рода изделий (Ковалевская В.Б., 1979; Добжанский В.Н., 1990; Овчинникова Б.Б., 1990; Кубарев Г.В., 2005; и др.). Одним из перспективных направлений является исследование поясов при помощи естественно-научных методов.

Нами в качестве первичной базы данных была отобрана серия изделий из цветных металлов от трех поясов из памятников тюркской культуры Горного Алтая, хранящаяся в фондах Музея археологии и этнографии Алтая Алтайского государственного университета. Согласно разработанной для тюркской археологической культуры периодизации (Горбунов В.В., Тишкин А.А., 2003, с. 228; Тишкин А.А., Горбунов В.В., 2005, с. 161-162; и др.), объекты, в которых обнаружены рассматриваемые поясные наборы, относятся к первым

этапам ее развития: Кызыл-Ташскому (2-я половина V - 1-я половина VI вв. н.э.) - Усть-Бий-ке-III, курган №5; Кудыргинскому (2-я половина VI - 1-я половина VII вв. н.э.) - Катанда-3, курган №11; Катандинскому (2-я половина VII - 1-я половина VIII вв. н.э.) - Катанда-3, курган №7. Металлическая гарнитура указанных поясов обследовалась в Лаборатории научно-технической экспертизы Государственного Эрмитажа на приборе рентгенофлюоресцентно-го анализа (РФА) поверхности ArtTAX (Тишкин А.А., Хаврин С.В., 2006, с. 75-77).

Описание поясов и результаты РФА:
1. Усть-Бийке-III, курган №5. Данный объект содержал мужское захоронение по обряду ингумации в сопровождении верхового коня. На последнем поясничном позвонке погребенного расчищена железная пряжка от основного пояса, который не имел другой гарнитуры. С правой стороны человеческого скелета, под берестяным колчаном, найден комплект изделий от стрелкового пояса: крючок-застежка и пять блях-накладок (Тишкин А.А., Горбунов В.В., 2005, с. 59-62, рис. 23-24, 27, 77). Крючок-застежка имел фигурный щиток с пластиной-фиксатором на четырех шпеньках и Г-образный стержень, заканчивающийся шаровидным навершием (рис. 1.-1). Рентге-нофлюоресцентный анализ показал, что он изготовлен из переплавленного лома (?) цветного металла, основу которого составляет медь. В качестве примесей отмечены олово (4-6%), свинец и цинк (по 3-5%), серебро (2-3%) и мышьяк (<0,8%). Бляхи-накладки представляют собой рельефные пластины с гладкой поверхностью, прямоугольной формы и П-образного сечения, с одним шпеньком для крепления (рис. 1.-2-6). Их основу составляет серебро. В сплаве значительно содержание меди (<35%), присутствуют свинец (1-3%) и цинк (1-2%) и незначительные следы олова и золота.

2. Катанда-3, курган №11. Этот объект представлял собой кенотаф с захоронением верхового коня и местом для погребения человека. В части могилы, предназначенной для человека, выше берестяного колчана, находился монолит из кожи, металлических изделий и шелка, принятый первоначально за остатки сумки (Мамадаков Ю.Т., Горбунов В.В., 1997, с. 117, рис. 10). Позднее разбор этого монолита выявил наличие пояса, застегнутого вокруг свертка одежды. От пояса сохранилась значительная часть кожаной основы. Одно его окончание венчала металлическая пряжка. Она имела вертикально-овальную рамку, подвижный язычок, закрепленный на вставном скрытом стрежне, и овально-«месяцевидный» неподвижный щиток, снабженный внутренним бортиком и тремя крепежными шпеньками (рис. 1.-7). Рентгенофлюоресцентный анализ показал, что пряжка изготовлена из сплава на медной основе. В качестве примесей в нем присутствуют: свинец (5-7%), олово (4-6%), мышьяк (1-2%) и сурьма (<0,7%). Лицевая поверхность пояса была украшена бляхами-накладками (не менее 11 экз.), отформованными из органического материала, обтянутого оттисками серебряной фольги. Эти бляхи имели фигурную форму, напоминающую «псевдопряжки», с выделенным носиком и парными завитками в верхней части и рядом ложной зерни в основании (рис. 1.-8). Они крепились к поясу тонкими ремешками, продетыми через пары отверстий, перехватывающих бляхи в узкой центральной части (Мамадаков Ю.Т., Горбунов В.В., 1997, рис. 10.-3). На поясе также сохранилось два подвесных ремешка, украшавшихся наконечниками, сделанными аналогично бляхам. Эти наконечники имели волнистые бортики, ровное основание и сегментовидный носик. В их центральной части находился орнамент из трех вертикально расположенных колец (рис. 1.-9). Кроме того, к поясу был пришит дополнительный широкий ремень, в свободном окончании которого находился металлический «костылек», видимо, служивший застежкой. Он состоял из гладкого стержня с перехватом и неравными окончаниями и хомутика, одетого на перехват (рис. 1.-10). Стержень изготовлен из меди с примесями олова (6-8%), свинца (4-6%), мышьяка (2-3%), серебра (<0,4%) и сурьмы (<0,3%). Хомутик также медный. В нем присутствуют следы тех же металлов, что и в стержне, но в крайне незначительном содержании.

Рис. 1. Поясная гарнитура из памятников тюркской культуры Горного Алтая: 1-6 - Усть-Бийке-III, курган №5; 7-10 - Катанда-3, курган №11; 11-20 - Катанда-3, курган №7
Рис. 1. Поясная гарнитура из памятников тюркской культуры Горного Алтая: 1-6 - Усть-Бийке-III, курган №5; 7-10 - Катанда-3, курган №11; 11-20 - Катанда-3, курган №7

3. Катанда-3, курган №7. В этом объекте находилось детское погребение по обряду одиночной ингумации. В районе тазовых костей ребенка обнаружен набор металлических предметов от пояса: восемь блях-накладок на основу и четыре наконечника от подвесных ремешков (Мамадаков Ю.Т., Горбунов В.В., 1997, с. 116, рис. 6). Шесть сохранившихся блях-накладок представляли собой рельефные пластины П-образного сечения с гладкой поверхностью, в основании которых имелись прямоугольные прорези для подвесных ремешков. Они крепились на поясе при помощи трех или пяти штифтов и плоских пластин-фиксаторов. Три бляхи имели подквадратную форму (рис. 1.-11-13), а еще три - сегменто-видную форму (рис. 1.-14-16). Рентгенофлюоресцентный анализ показал, что сами бляхи сделаны из меди, в сплаве с которой содержится свинец (8-12%), олово (8-10%), мышьяк (2-6%). Во всех изделиях присутствовала незначительная примесь серебра и следы сурьмы, достигавшие в некоторых образцах более 1%. Лицевая поверхность блях-накладок покрыта золотой амальгамой. Пластины-фиксаторы также медные в своей основе, несколько отличались по процентному составу примесей: свинец (9-14%), олово (7-10%), мышьяк (2-4%), сурьма (<0,6%), серебро (незначительно) и не подвергались амальгамированию. Наконечники подвесных ремешков имеют овально-прямоугольную форму, отличаясь друг от друга размерами и деталями крепления. Два из них вкладышевые со штифтами (рис. 1.17-18), один - шпеньковый с пластиной-фиксатором (рис. 1.-19) и один - просто шпеньковый (рис. 1.-20). По составу металла они близки бляхам-накладкам.

Проанализированная выборка изделий от тюркских поясов пока немногочисленна и позволяет сделать только предварительные наблюдения. Основным металлом, использовавшимся для изготовления поясной гарнитуры, служила прежде всего медь, а затем серебро. В качестве устойчивых примесей к ним наблюдаются свинец, олово и мышьяк, реже цинк, в незначительных долях сурьма. Только на бляхах катандинского этапа зафиксировано горячее золочение. Дальнейшее расширение металлографической базы по тюркской поясной гарнитуре, безусловно, повысит сравнительные возможности материала и позволит выявить общие и особенные черты, присущие ему на различных этапах развития материальной культуры, определить источники сырья и технологические традиции.



*Исследование выполнено при финансовой поддержке РГНФ в рамках научно-исследовательского проекта №08-01-00355а («Комплексное изучение предметов торевтики для реконструкции этногенетических и социокультурных процессов на территории Южной Сибири в древности и средневековье»).
Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Тамара Т. Райс.
Скифы. Строители степных пирамид

Эдуард Паркер.
Татары. История возникновения великого народа

В. Б. Ковалевская.
Конь и всадник (пути и судьбы)

Светлана Плетнева.
Половцы

под ред. А.А. Тишкина.
Древние и средневековые кочевники Центральной Азии
e-mail: historylib@yandex.ru
X