Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
под ред. А.А. Тишкина.   Древние и средневековые кочевники Центральной Азии

Варавина Г.Н. Традиционные обряды в современной культуре эвенов Якутии (на примере погребального обряда)

Погребальные обряды эвенов, их отдельные элементы и фрагменты имели различные генетические корни и в основном были связаны с первобытными дошаманскими и дохристианскими верованиями и представлениями (Попова УГ., 1981, с. 189).

В прошлом у эвенов существовало два способа погребения - воздушный и наземный (История и культура эвенов, 1997, с. 113). По мере распространения христианства преобладающей формой погребения стало захоронение в земле (История и культура эвенов, 1997, с. 114). Однако воздушные и надземные погребения и по сей день можно увидеть в местностях Авлондьа, Ээтиркит, Дайик (у ламунхинских эвенов), у тюгясиров - в бассейне реки Хобоол, Лабыктандьа, у озер Кимпииччэ, Мэрээти (Алексеев А.А., 1993, с. 19).

Похороны по христианскому обычаю непременно сочетались с элементами традиционного погребального обряда, причем до конца XIX в. обычно преобладала традиционная обрядность (История и культура эвенов, 1997, с. 114).

Описания похоронного обряда, сделанные исследователями в более поздний период, свидетельствуют о его многовариантности. Похороны у разных групп эвенов имели свои особенности, однако можно сказать, что в целом похоронная обрядность эволюционировала в сторону христианских норм и обычаев (История и культура эвенов, 1997, с. 115).

Если эвен точно уверен в своей кончине, то он указывает место для своего захоронения. Готовят инвентарь к похоронам, если зимой - нарту, а если летом - вьючное седло, подпруги, вожжи, без единого узелка, чтобы покойник, вспомнив про узелок, не вернулся обратно в виде сатаны или черта (Аллаиховский улус, 2005, с. 307).

С места, где умер человек, выезжает гонец в соседнее стадо или участок для сообщения о случившемся. При входе в дом он просит хозяев, чтобы они поставили горячую золу на пороге дома и через него входит в дом (Аллаиховский улус, 2005, с. 307).

Гроб в былые времена делали без единого гвоздя. Для того чтобы усопший ушел в небо, на крышке гроба сверлят три отверстия (Аллаиховский улус, 2005, с. 307). Гроб стали делать из досок лиственницы, причем доски скрепляли не гвоздями, а ремешками через просверленные отверстия. Если готовых досок не оказывалось, их делали сами, вытесывая из стволов деревьев. В оленеводческих бригадах доски для гроба делают таким образом и сегодня. Березовские эвены до сих пор не пользуются железными гвоздями, их заменяют деревянными (История и культура эвенов, 1997, с. 115).

По представлениям эвенов, хоронить человека обязательно нужно было в специально изготовленной для этого нарядной одежде. Иначе, как считалось, умерший в нижнем мире окажется бедным (История и культура эвенов, 1997, с. 115).

По сообщениям УГ. Поповой, погребальная одежда эвенов называлась бусэк. Также она отмечает, что бусэк старые люди заготовляли заранее, а если умирал ребенок или молодой человек, то сразу же приступали к ее изготовлению (Попова УГ., 1981, с. 191). В поселке Сасыр (Момский район Якутии) старики заранее готовили свою погребальную одежду (Дегтярев А.М. и др., 2004, с. 16). В настоящее время специальную погребальную одежду имеют немногие старики. Они ее действительно запасают заранее. Чаще всего в качестве погребальной одежды используют обычный национальный костюм, который имеют многие эвены. Если традиционной одежды не оказывается, родственники или соседи стараются дополнить последний наряд умершего каким-нибудь элементом традиционного костюма - торбасами, нагрудником и т.п. (История и культура эвенов, 1997, с. 115-116).

Всю одежду, как полагалось, «портили»: в пятках обуви прорезали отверстия, все завязки, кисти и бахрому срезали. Это объясняется тем, что несрезанная бахрома может по пути в тот мир «привлечь» злых духов (Попова У.Г., 1981, с. 192).

Кладут покойника в гроб на подстилке и на подушке из древесной стружки от заготовки гроба. Вместе с усопшим в обязательном порядке кладут деревянный лук со стрелами, такой же нож, топор и предметы повседневного обихода, с учетом пола и возраста усопшего (Аллаиховский улус, 2005, с. 307-308). Такой же факт мы находим в работе С.И. Николаева, где он отмечает, что покойника «вооружали» деревянным посохом с гвоздяным наконечником. Им он должен был «отбиваться от злых духов» (Николаев С.И., 1964, с. 148).

При выносе покойника из чума до специально подготовленной оленьей нарты выносят его близкие родственники, при этом останавливаться по пути до нарты категорически запрещается, так как непредвиденные остановки, по поверью, считаются препятствием во время пути в потустороннюю жизнь (Аллаиховский улус, 2005, с. 308).

Непременным элементом погребений у эвенов всех групп и районов было сооружение чурима - жилища для «жизни» покойника в мире мертвых. Строили его из трех-четырех тонких жердей в виде неправильной треугольной пирамиды, напоминающей остов тунгусского чума. Внутри импровизируемого чума, на месте предполагаемого очага, клали два тонких поленца со стружками для «костра». Кроме чурима, обязательным было сооружение хэвэ - специальной площадки для имущества покойника. Ее устраивали на сучьях деревьев или на специальной треноге из жердей в 15-20 шагах от могилы с западной стороны. Сюда укладывали седла, вьючные сумы с вещами, которые предварительно приводили в негодность. Там же помещалась оленья голова с рогами, передняя и задняя ноги с неснятой шкурой и мясом, а также правая половина грудной клетки с ребрами (История и культура эвенов, 1997, с. 116). Здесь можно отметить, что эвены Якутии до сих пор рядом с могилой обязательно строят лабаз, на котором оставляют вещи умершего: оленье седло, сэрук - вьючные сумы, постельные принадлежности, посуду, личные вещи покойного. Такие захоронения мы видели, например, в Кобяйском улусе п. Себян-Кюель, где около каждой могилы стоял лабаз с вещами умершего (ПМА, 2005, с. 5). Все предметы, оставляемые возле могилы, предварительно ломали. Считалось, что в «мире мертвых» - буни - все должно быть наоборот, чем в Среднем мире. И эти вещи должны послужить ему после смерти, когда душа умершего улетает в потусторонний мир (Алексеев А.А., 1993, с. 19).

Обязательным в погребальном обряде эвенов было ритуальное забивание оленя, принадлежавшего хозяину или хозяйке. Этот обряд до сих пор имеет место среди эвенов Якутии (Кривошапкин А.В., 1997, с. 29). Тем не менее И.С. Гурвич (1954, с. 80) отмечает, что в случае смерти маленького ребенка оленя не кололи.

Плакать, громко рыдать над покойником у эвенов не было принято, считалось очень плохим признаком, что тоже было связано с древними представлениями (Попова У.Г., 1981, с. 193).

После похорон от покойника не должно оставаться никаких следов. Даже щепки от гроба обязательно собирают и оставляют на могиле или присыпают землей. Считается очень хорошим предзнаменованием, если через 1-2 дня после похорон пойдет дождь или снег, которые смывают и закрывают все следы покойного. На второй день после похорон стойбище, в котором умер человек, должно откочевывать на другое место. Там, где стояла юрта умершего, оставляли несколько стоек от остова, иногда весь деревянный каркас, а также часть покрышки юрты.

Посещать могилу умершего раньше можно было в течение трех лет (у эвенов-тюгясиров, а также момских и аллаиховских - в течение года). Стараются следовать этому обычаю и сегодня. При последнем посещении могилы особое внимание обращают на рога и оленью голову на хэвэ. Если они не потревожены дикими зверями (обычно росомаха), значит жизнь родственников умершего будет благополучной (История и культура эвенов, 1997, с. 117).

Двое суток после похорон умершего человека всем женщинам стойбища было запретно заниматься шитьем, браться за иголку, сучить нитки. По старым представлениям, считалось, что «душа» покойника в это время «шла» по пути в «мир мертвых» по самой «тяжкой» дороге, через горы и скалы, могла «сорваться» и «не попасть» в буни (Попова У.Г., 1981, с. 199).

Современные кладбища в эвенских поселках в большинстве случаев несут на себе отпечаток традиции. На многих из них можно встретить и чурима и хэвэ с вещами и оленьей упряжью умершего; на могилах или крестах оленьи рога, даже целые головы. На таких кладбищах стараются родственников хоронить вместе. Более распространен, особенно в эвенских районах Якутии, обычай делать на могилах довольно сложные деревянные надгробья - «мавзолеи». Многие из них выполнены весьма искусно, а некоторые имеют еще и предохранительный навес на точеных столбиках. Возможно, это тоже дань далекой традиции, когда наземное захоронение эвенов укрывалось сверху срубами. В некоторых местах существуют и чисто эвенские кладбища. Одно из них находится в пос. Батагай-Алыта (Якутия). Тамошние эвены (тюгясиры) сильно якутизированы, но продолжают сохранять многое из традиционного похоронного обряда (История культуры эвенов, 1997, с. 118).

Следовательно, эти погребальные традиции представляют собой своеобразную смесь эвенских, якутских и христианских элементов обряда (Гурвич И.С., 1954, с. 82).

Таким образом, в современной культуре эвенов, в частности в погребальном обряде, сохранились традиционные обрядовые представления и действия, вытекающие из древних религиозных представлений. Например, обеспечение умершего человека всем необходимым; обязательное жертвоприношение оленями, которых убивали ритуальным способом - удушением; устройство у могил со стороны заката солнца хэвэ - площадки на трех деревьях или жердях-треногах, куда складывали дорожное снаряжение умершего, а также головы с рогами бывших его ездовых и вьючных оленей; устройство чурыма - остова жилища на трех стойках, в котором должен был «жить» покойный в мире мертвых, и т.д. (Попова У.Г., 1981, с. 251).

Можно отметить, что традиционная культура, в особенности похоронная обрядность, отличается значительной устойчивостью и преемственностью. Это объясняется тем, что духовная культура менее зависима от экономических и географических факторов, чем материальная культура, материальное производство (Семейная обрядность народов Сибири, 1980, с. 4).
Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Г. М. Бонгард-Левин, Э. А. Грантовский.
От Скифии до Индии

Евгений Черненко.
Скифские лучники

Василий Бартольд.
Двенадцать лекций по истории турецких народов Средней Азии

Тадеуш Сулимирский.
Сарматы. Древний народ юга России

Евгений Черненко.
Скифский доспех
e-mail: historylib@yandex.ru
X