Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
под ред. А.А. Тишкина.   Древние и средневековые кочевники Центральной Азии

Степанова Н.Ф. Афанасьевская культура: особенности погребального обряда памятников Горного Алтая и Среднего Енисея

Памятники афанасьевской культуры выявлены в основном на Среднем Енисее (более 310 могил) и в Горном Алтае (более 230 оград и 20 поселений). В Монголии исследовано менее 10 погребений, в Туве только поселения (Вадецкая Э.Б., 1986; Новгородова Э.А., 1989; Семенов Вл.А., 1992; Эпоха энеолита., 2005, табл. 1).

Различия между среднеенисейскими и горноалтайскими памятниками были очевидны со времени первых раскопок в Горном Алтае. С.В. Киселев (1938, с. 229) пришел к выводу, что они оставлены носителями одной культуры. К алтайскому варианту афанасьевской культуры относил их Г.П. Сосновский (1941, с. 20). М.П. Грязнов и Э.Б. Вадецкая (1968) отметили, что памятники афанасьевской культуры в Минусинских степях несколько отличаются от памятников Алтая. По их мнению, эти две области могли быть населены разными племенными группами с одинаковой в общих чертах культурой, но эти группы различались между собой некоторыми обычаями и другими этнографическими особенностями. В качестве различия отмечено, что на Алтае характерной чертой является одно погребение в кургане, а в могиле, как правило, не больше одного погребенного. В Минусинской котловине в ограде может быть несколько могил, а в могиле несколько захоронений (Грязнов М.П., Вадецкая Э.Б., 1968). На различия двух серий черепов афанасьевской культуры указывали антропологи (Герасимов М.М., 1955, с. 535; Алексеев В.П., 1961, с. 133). К выводу о локальных вариантах афанасьевской культуры пришел С.В. Цыб (1984; 1988).

Из-за того, что между афанасьевскими погребальными комплексами Енисея и Горного Алтая различия очевидны, выделение локальных вариантов не вызвало возражений и не было проведено тщательного сравнительного анализа признаков погребального обряда и инвентаря. В настоящее время решение многих вопросов, связанных с афанасьевской культурой, в частности, проблем относительной хронологии, происхождения, исторических судеб, невозможно без полного анализа черт погребального обряда и инвентаря.

Для горноалтайских памятников афанасьевской культуры отмечено разнообразие надмогильных конструкций при преобладании оград из вертикально поставленных плит (более 60%). Кроме них известны ограды-стенки, сплошные насыпи, кольца из крупных валунов и др. В ограде находится по одной грунтовой могиле, которая может быть перекрыта плитами или реже деревом (в общей сложности около 50%). Преобладают одиночные погребения, реже встречаются двойные и захоронения взрослого с ребенком. Умерших укладывали на спину с согнутыми в коленях ногами, реже на правый бок с согнутыми в коленях ногами, головой ориентировали преимущественно на юго-запад и запад, иногда на северо-восток, восток, северо-запад и в других направлениях. Погребенные окрашены охрой или зафиксированы скопления охры более чем в 60% могил. Инвентарь обнаружен более чем в 70% погребений. Он представлен керамикой (обычно по одному сосуду в могиле), украшениями, пестами и реже другими предметами. Характерна остродонная керамика, реже встречается круглодонная, плоскодонная и курильницы. Сосуды помещались у головы, ног, рук погребенных (Степанова Н.Ф., 2005; 2006; Абдулганеев М.Т., 2006).

Для среднеенисейских памятников характерны оградки-стенки и оградки из вертикально поставленных плит, при доминировании первых. В оградах бывает одна и несколько грунтовых могил. Могильные ямы перекрывались плитами или деревянным накатом. Центральное надмогильное сооружение могло иметь сложную конструкцию. Могильные ямы прямоугольной или овальной формы. Погребенные уложены на спине и реже на правом или левом боку с согнутыми в коленях ногами, преимущественно ориентированы головой на юго-запад, запад, реже - на северо-запад, северо-запад-запад и в других направлениях. Характерны индивидуальные и коллективные захоронения. Инвентарь представлен керамикой, медными оковками, роговыми гвоздиками, украшениями, иногда другими предметами. Керамика - остродонные, круглодонные, плоскодонные сосуды, курильницы, корчаги (сосуды крупных размеров). Преобладают первые два типа. Сосуды обычно расположены у одной из стенок могилы или в ногах погребенных (Вадецкая Э.Б., 1986; Грязнов М.П., 1999).

Общее для алтайских и енисейских памятников в том, что характерны два основных типа надмогильных конструкций: оградки-стенки и оградки из вертикально поставленных плит (рис. 1). Могильные ямы прямоугольной или овальной формы перекрывались плитами или деревянным накатом. Над могилой возводилось центральное сооружение. Могильные ямы грунтовые. Положение погребенных на спине и реже на правом боку с согнутыми в коленях ногами, ориентация головой на юго-запад и запад. Характерна остродонная, круг-лодонная посуда. Курильницы и плоскодонные сосуды встречаются редко. Кроме керамики находят песты, серьги и реже другие предметы. Изделия из металла - медные, золотые, железные, а на Енисее и серебряные.

Различие среднеенисейских и горноалтайских памятников в том, что в Горном Алтае преобладают оградки из вертикально поставленных плит, а на Енисее - оградки-стенки. На Енисее нет сплошных насыпей, оград из крупных валунов, а перекрытий могил из дерева больше, чем в Горном Алтае, даже индивидуальные могилы обычно широкие подквадрат-ные, и у одной из стен нередко оставлено место для вещей. Для горноалтайской группы характерна одна могила в ограде, не получили распространения коллективные погребения. На Енисее реже встречается окраска погребенных охрой, практически не известна ориентация на восток и северо-восток. На Енисее в могилу часто помещали больше 1-2 сосудов, корчаги, чаще, чем на Алтае, встречаются круглодонные сосуды. Остродонная и плоскодонная керамика Среднего Енисея и Горного Алтая различается по форме и пропорциям, высоте венчика (рис. 1). У горноалтайских сосудов венчик, как правило, высокий, у енисейских -низкий, иногда нет шейки. Керамика с Енисея крупнее по размерам. Имеются различия и в орнаментации. Для Енисея характерны роговые гвоздики и оковки, а в Горном Алтае они почти не известны, но часто находят песты.

Как видно, различия наблюдаются по всем признакам. Памятники Тувы и Монголии также имеют отличительные черты. Учитывая это, а также то, что территория, на которой выявлены афанасьевские памятники, огромна, что между группами памятников существует территориальный разрыв, скорее, можно говорить не об афанасьевской культуре, а об афанасьевской культурно-исторической общности или области. Однако необходимости афанасьевским памятникам Горного Алтая давать другое наименование нет (Сураза-ков А.С., Тишкин А.А., 2007, с. 86). Сложилось так, что если существует необходимость подчеркнуть, что речь идет только о памятниках Горного Алтая, Енисея, Тувы или Монголии, то употребляется термин «афанасьевская культура Горного Алтая» или «афанасьевская культура Минусинской котловины». Введение нового названия внесет только путаницу, кроме того, афанасьевская культура занимает особое место в древней истории, поэтому вряд ли целесообразно и необходимо давать новое наименование.

Рис. 1. Афанасьевская культура Горного Алтая (1-3, 5, 14-19), Среднего Енисея (4, 6-13). 4, 6 - по: Вадецкая Э.Б., 1986; 7-13 - по: Грязнов М.П., 1999; 1 - по: Ларин О.В., Могильников В.А., Суразаков А.С., 1994; 3 - по: Славнин В.Д., 1976; 5, 14, 16-18 - по: Владимиров В.Н., Мамадаков Ю.Т., Цыб С.В., Степанова Н.Ф., 1999
Рис. 1. Афанасьевская культура Горного Алтая (1-3, 5, 14-19), Среднего Енисея (4, 6-13). 4, 6 - по: Вадецкая Э.Б., 1986; 7-13 - по: Грязнов М.П., 1999; 1 - по: Ларин О.В., Могильников В.А., Суразаков А.С., 1994; 3 - по: Славнин В.Д., 1976; 5, 14, 16-18 - по: Владимиров В.Н., Мамадаков Ю.Т., Цыб С.В., Степанова Н.Ф., 1999

Анализируя признаки погребального обряда и инвентаря, можно отметить, что традиция сооружать надмогильные конструкции из камня, а также укладывать и устанавливать камни в определенном порядке у «афанасьевцев» сложилась ранее, чем произошло разъединение племен и, по-видимому, не на территории Среднего Енисея и Горного Алтая. Различия в надмогильных конструкциях енисейских и горноалтайских «афанасьевцев» могут быть связаны как с тем, что оставлены разными этнографическими группами, так и приспосабливанием к новым условиям. Положение погребенных на правом боку и наличие курильницы, которые иногда встречаются в афанасьевских памятниках, сближают их между собой и с древнеямными, где оба этих признака также относятся к поздним и редким (Фисенко В.А., 1970, с. 23-25; Мерперт Н.Я., 1974, с. 96; Шапошникова О.Г., Фоменко В.Н., Довженко Н.Д., 1986, с. 38, 55, 57). Возможно, эти признаки - свидетельство контактов или того, что «афа-насьевцы» появились в Горном Алтае и на Енисее позднее, чем принято считать.

Важные результаты в решении проблем афанасьевской культуры может дать изучение керамики. Остродонные енисейские афанасьевские сосуды подразделяются на несколько типов. Один из них близок горноалтайским (рис. 1.-11). Различия в формах и пропорциях остальных сосудов, по-видимому, могут быть этнографической чертой, характерной для другой группы населения. Нельзя не обратить внимания на некоторые детали в орнаментации керамики. Предварительный анализ показывает, что на енисейских афанасьевских сосудах качалка встречается реже, чем на горноалтайских, но гребенчатые орнаментиры, которыми наносилось «шагание с прокатыванием», в ряде случаев очень похожи. Для «афанасьевцев» Горного Алтая характерно оформление инструментов в определенных традициях - мелкие округлые или подовальные близкорасположенные зубцы, короткие, иногда едва намеченные (Степанова Н.Ф., 1997). Есть особенности в движении инструментов при нанесении орнамента. Подобные особенности отмечены и на керамике из афанасьевских могильников Среднего Енисея*. Даже учитывая консерватизм традиций в гончарстве, вряд ли такие мелкие детали в оформлении орнаментиров и способах нанесения орнамента могли сохраняться без изменений столетиями. Мала вероятность случайного совпадения. Скорее всего, памятники близки по времени существования и общие традиции еще не были утрачены или между населением могли сохраняться контакты.

Подводя итог, необходимо сказать, что, возможно, отмеченное сходство ряда признаков горноалтайских и среднеенисейских «афанасьевцев» может свидетельствовать о том, что среднеенисейские «афанасьевцы» неоднородны, и одна из групп близка алтайским. Возможно, это свидетельствует и о неодновременности заселения территории Енисея. Кроме того, на сложение афанасьевской культуры могло оказать влияние и местное население. По-видимому, к различиям, сложившимся на новой территории, необходимо относить наличие нескольких могил в ограде и коллективные захоронения. Для Енисея подобное характерно и для более позднего времени, а в Горном Алтае этих традиций нет. Афанасьевские памятники Горного Алтая и Среднего Енисея на определенном отрезке времени, безусловно, сосуществовали. Несмотря на то, что они оставлены в основном разными этнографическими группами населения, у них имелись общие традиции погребального обряда, которые сложились ранее, чем «афанасьевцы» переселились на территории Горного Алтая и Среднего Енисея.





*Пользуясь случаем, приношу искреннюю благодарность Н.А. Боковенко, Вл.А. Семенову, Н.Н. Николаеву за оказанную возможность работы с коллекциями керамики из Малинового Лога (Bokovenko N.A., Mitjaev P.E., 2000), Тоора-Даша и других памятников.
Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Вадим Егоров.
Историческая география Золотой Орды в XIII—XIV вв.

Валерий Гуляев.
Скифы: расцвет и падение великого царства

Светлана Плетнева.
Половцы

В. Б. Ковалевская.
Конь и всадник (пути и судьбы)

Г. М. Бонгард-Левин, Э. А. Грантовский.
От Скифии до Индии
e-mail: historylib@yandex.ru
X