Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
под ред. А.А. Тишкина.   Древние и средневековые кочевники Центральной Азии

Сотникова С.В. Символика колеса в ритуальной практике индоиранского населения (эпоха бронзы - ранний железный век)

В синташтинских и петровских могильниках Южного Зауралья и Северного Казахстана имеются захоронения в крупных могильных ямах, в которых зафиксированы остатки двухколесных повозок, предположительно колесниц или их частей. Остатки колесниц, как правило, были представлены отпечатками нижней части колес. Колеса устанавливались в параллельные, линзовидные в сечении углубления на дне могильной ямы, а затем присыпались грунтом. Исследователи Синташтинского могильника, где обнаружено наибольшее число погребений с остатками колесниц, предполагают, что в могилы ставились целые экземпляры (Генинг В.Ф. и др., 1992, с. 165-168, 183-185 и т.д.), Н.Б. Виноградов (2003, с. 265) считает, что преобладала традиция помещения в погребальные камеры отдельных частей повозки, прежде всего колес. Он обратил внимание на то, что в некоторых погребениях количество углублений для колес не всегда соответствует реконструируемой двухколесной боевой колеснице. По его наблюдениям, на дне ямы 12 большого грунтового Синташтинского могильника находилось по меньшей мере четыре или даже пять углублений, которые возможно трактовать как углубления для колес. По две пары углублений находилось в противоположных половинах дна ямы, а последнее - ближе к середине одной из длинных сторон. Н.Б. Виноградов (2003, с. 264-266) считает, что либо в яме была представлена имитация четырехколесной повозки, либо имитация двух двухколесных, но не исключено, что было вкопано и пять колес. Еще более убедительным является материал могильника Каменный Амбар-5, где в яме 6 кургана №2 расчищено лишь одно колесное углубление (Костюков В.П. и др., 1995, с. 162).

Традиция помещения в могилы отдельных колес прослеживается и в материалах ряда других культур эпохи бронзы евразийских степей, которые большинство исследователей относят к индоиранскому кругу. В потаповском захоронении VI Утевского могильника (погребение 4, курган №6) на одной из коротких стен погребальной камеры обнаружены оттиски округлого предмета, возможно, колеса (Васильев И.Б. и др., 1992, с. 52). В срубном погребении 3 кургана №2 у с. Ивановка Межевского р-на Днепропетровской области под стенками ямы были вертикально установлены деревянные плахи с заостренным концом. В нижней части каждой плахи находилось отверстие диаметром 10 см внутри резного круга диаметром 30 см. К одной из этих плах было присоединено с помощью колышка «деревянное, хорошо обработанное изделие в виде половины колеса с внешним диаметром 20 см и внутренним - 7 см» (Отрощенко В.В., 1990, с. 9). Обычай использовать колеса или их части в закладе входа в камеру широко бытовал у населения катакомбной общности (Чередниченко Н.Н. и др., 1991, с. 212).

Находки отдельных колес в погребениях культур индоиранского круга позволяют предположить, что символ колеса имел самостоятельное значение в ритуале и был связан с определенным кругом представлений. Для понимания смысла ритуала обратимся к индоиранским источникам.

В «Ригведе» содержится знаменитый «Гимн-загадка» (РВ, I, 64), который представляет собой собрание так называемых брахмодья (brahmodya) - аллегорий и загадок о происхождении вселенной, о времени, о богах, человеческой жизни. Т.Я. Елизаренкова и В.Н. Топоров (1997, с. 327) считают, что brahmodya по своему происхождению связаны с ритуалами, приуроченными к стыку старого и нового годов, началу нового солнечного цикла и т.д. В этом гимне содержится ряд загадок о времени как о годе, причем год загадывается через образ колеса. «О двенадцати спицах - ведь оно не изнашивается! - Вращается колесо закона по небу. На нем, о Агни, парами сыновья стоят, семь сотен и двадцать» (РВ, I, 164, 11). В примечании к гимну сказано, что в виде колеса изображается год с двенадцатью месяцами и 720 днями и ночами (Ригведа, с. 646, прим. 11). «О пятиногом, двенадцатичастном говорят» (РВ, I, 164, 12); «На этом вращающемся по кругу колесе о пяти спицах пребывают все существа» (РВ, I, 164, 13) - здесь продолжается изображение года, так как индийский год состоит из пяти сезонов (РВ, I, 164, 12-13). Особенно выразительна одна из этих загадок: «Косяков двенадцать, колесо одно, три ступицы - кто же это постигнет? В нем укреплены вместе колышки, словно триста шестьдесят подвижных и (одновременно) неподвижных» (РВ, I, 164, 48). Здесь подразумевается год в виде колеса с 12 месяцами, тремя двойными временами года и 360 днями (РВ, I, 649, 48).

Колесо активно использовалось в древнеиндийских ритуалах, связанных с переходом к новому временному циклу. Обряд обновления царской власти, ваджапея, представлял собой воинский ритуал с состязаниями и гонками на колесницах и т.п. Центральной процедурой ритуала было восхождение царя по ступенькам на жертвенный столпюпа. Рукой он должен был коснуться его навершия в форме колеса и провозгласить: «Мы достигли неба», а поднявшись еще выше, сказать: «Мы стали бессмертными». Жрецы, стоящие на земле с четырех сторон вокруг столба, подавали ему на длинных шестах мешочки с пищей. Этот обряд должен был обеспечить подданным благоденствие в течение следующего временного цикла (Альбедиль М.Ф., 2005, с. 168).

Об использовании колеса в ритуале жертвоприношения свидетельствуют следующие строки «Ригведы» (III, 8, 10): «Жертвенные столпы с [их] [насаженными] вершинами, [установленные] на земле, похожи на рога рогатых [животных]». Этот гимн дан в переводе Б.Л. Огибенина (1968, с. 83), который в комментарии к тексту отмечает, что на вершину жертвенного столпа насаживалась круглая капитель, символизирующая солнечный диск.

В нартовском эпосе осетин одним из центральных образов выступает Колесо Бальсага - одушевленное орудие, наделенное речью и разумом, которое имеет отношение к дню летнего солнцестояния. Скатившись с неба на землю, это колесо перерезало ноги герою Сослану (Дюмезиль Ж., 1990, с. 110). По одной из версий мифа оно было помещено в могилу Сослана: одна половина была установлена в ногах, другая - в изголовье (Михайлов Ю.И., 2001, с. 38).

Таким образом, колесо в ритуале могло символизировать годовое круговое движение солнца, круговращение времени, круговорот жизни и смерти. Колесо в погребальном обряде, вероятно, выступало символом обновления жизни: «Колесо вместе с ободом вращается, нестареющее» (РВ, I, 164, 14). Для периода мифологического мышления, с его циклическим восприятием времени, характерны представления, что жизнь человека, Вселенной движется по замкнутому кругу, только пройдя свой путь до конца (до смерти), можно достигнуть начала (возрождения).

В период раннего железного века в погребальном обряде индоиранского населения представления, связанные с круговым движением, получили дальнейшее развитие. В кургане сарматской эпохи из урочища Соколовская балка около квадратной погребальной ямы были обнаружены два колеса большого диаметра от двухколесной повозки. Яма погребения была перекрыта деревянными тонкими плахами, по-видимому, частями кузова повозки. На слое выкида из ямы (материковой глине) тщательная расчистка позволила выявить части колеи, оставленной колесами повозки, и следы лошадиных копыт. Полевые наблюдения позволили прийти к выводу о том, что повозка, запряженная лошадьми, совершила вокруг погребальной камеры полный круг (Балонов Ф.Р., 2000, с. 194-195).

Движение по кругу наиболее полно выражало идею жизненного круговорота. Вероятно, поэтому оно было сакрализовано и являлось основным видом движения в ритуале.
Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Вадим Егоров.
Историческая география Золотой Орды в XIII—XIV вв.

коллектив авторов.
Тамерлан. Эпоха. Личность. Деяния

Г. М. Бонгард-Левин, Э. А. Грантовский.
От Скифии до Индии

Э. А. Томпсон.
Гунны. Грозные воины степей

Аскольд Иванчик.
Накануне колонизации. Северное Причерноморье и степные кочевники VIII-VII вв. до н.э.
e-mail: historylib@yandex.ru
X