Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
под ред. А.А. Тишкина.   Древние и средневековые кочевники Центральной Азии

Клементьев А.М., Николаев В.С. Использование ландшафтных ресурсов средневековым населением Приангарья

Данная работа основана на материалах поселенческих комплексов Тоток, Тоток-2, Унгинское, Хашхай-1, Метляево, Молодежная-I и могильников и погребений Усть-Талькин, Доглан, Озерок, Усть-Уда, Унга-VI, расположенных на территории Южного Приангарья. Эти объекты датируются в целом VIII-XIV вв. н.э. Современная территория, где расположены памятники, входит в состав североазиатских степных геосистем, где представлены подгорные южносибирские ландшафты (Ангарская «лесостепь»), которые граничат с горно-таежными южносибирскими ландшафтами североазиатских таежных геосистем (Михеев В.С., Ряшин В.А., 1977).

Климатические ресурсы и использование рельефа. Поселенческие комплексы средневековья приурочены к выположенным участкам террасовидных поверхностей вблизи речных потоков.

Поселение Тоток расположено в суходольном понижении восточной экспозиции, приуроченном к бывшей долине р. Тоток (ныне залив). Установленный сезон обитания (зима - ранняя весна) характеризует эту местность как зимнее убежище, с одной стороны защищенное от северо-западных ветров, с другой стороны как участок, удаленный от приречной низменности Ангары.

Неподалеку от вышеописанного памятника на относительных отметках 65-70 м от уреза р. Ангары находится поселение Тоток-2, что также позволяет предполагать зимний сезон обитания.

На поселении Хашхай-1 археологические остатки приурочены к высокому обрывистому берегу р. Унги и примыкающему распадку.

Поселение Унгинское располагалось на выположенном склоне левого берега р. Унги с относительными отметками 20-25 м.

В целом на высоких гипсометрических отметках были расположены зимники, поскольку низменные степные участки долины Ангары зимой характеризуются средней температурой воздуха -26°С и ниже, что на 2° ниже, чем на прилегающих холмах (Атлас., 1962, с. 57). Довольно высокая средняя температура июля (+16 °С) и сумма температур за вегетационный период (1700°) обеспечивали длительность вегетационного периода (121 день) и возможность занятия земледелием (на поселениях и в отдельных захоронениях встречены вегетативные части и зерновки проса, ячменя и гречихи).

С другой стороны, количество летних осадков (<300 мм) лимитировало занятия земледелием, а преобладание летних осадков в годовом (350 мм) балансе, а также малоснежность зимнего периода (max 30 см) (Атлас., 1962, с. 62-64) позволяли эффективно заниматься животноводством. На поселениях преобладают костные остатки домашних копытных (табл. 1): Тоток - 82%; Тоток-2 - 95,7%; Хашхай-1 - 100%.

Могильники и отдельные погребения эпохи средневековья в Ангарской долине располагаются на относительных отметках 25-50 и более метров, на открытых пространствах, свободных от леса, склонах гор и падей, с которых открывается прекрасный вид на степные долины рек. Экспозиция склонов - юго-восточная, западная, северо-западная, северо-восточная.

Биологические ресурсы. Биологические ресурсы можно подразделить на почвенные, ботанические и зоологические.

Почвенные ресурсы использовались лишь частично для посева злаков (проса, ячменя, ржи) и гречихи. Современные почвы представлены маломощными черноземами, нуждающимися в орошении. Значительные участки в долине р. Унги занимают засоленные почвы. Поэтому средневековое земледелие было малопродуктивным и вспомогательным занятием местного или пришлого среднеазиатского населения (Николаев В.С., 2006, с. 155).

Растительный покров территории представлен степями и остепненными лугами, что благоприятствовало скотоводству. Это нашло отражение в доминировании домашних копытных (табл. 1) и составе поголовья: лошади - 53,1%, КРС - 31,0%, МРС -15,9% (данные по объекту Тоток); лошади - 54,5%, КРС - 36,4%, МРС - 9,1% (Тоток-2); лошади - 45,8%, КРС - 20,8%, МРС - 33,4% (Хашхай-1).

В могильниках также преобладают костяки лошадей: Усть-Талькин - 17 особей (Ермолова Н.М., 1978, с. 53), Доглан - 5 особей, Озерок - 2 особи, Усть-Уда - 7 особей; тогда как костяки КРС составляют на могильнике Усть-Талькин - 3 особи (Ермолова Н.М., 1978, с. 53), Доглан - 3 особи, Усть-Уда - 1 особь; домашнего барана: на Доглане - 3, на Усть-Уде - 2 особи.

Измерения костей конечностей лошадей из могильников позволили установить рост лошадей. В основной массе (8 из 12) рост лошадей в холке колебался в пределах 128-136 см. Самый мелкий экземпляр встречен в погребении №6 могильника Доглан (не выше 128 см). Судя по материалу, три лошади были выше 136 см - в погребении №8 Доглан, в погребении №3 Озерок и в погребении №9 Усть-Уда. В Усть-Талькинском могильнике 14 особей были малорослыми (128-136 см), и лишь одна особь была выше 136 см (Ермолова Н.М., 1978, с. 122).

Таким образом, коневодство относительно (по костным остаткам) и абсолютно (по массе мясной пищи) являлось доминирующей отраслью животноводческого хозяйства.

Среди ботанических ресурсов, в первую очередь, хотелось бы отметить использование березы, которая образует рощи на бугристо-западинном рельефе плакоров. Ее древесина и кора встречены на поселениях и в погребениях и использовались для изготовления различных пакетов, туесов и коробов, кибити луков, рукояток ножей, копий и пальм. Большие полотнища бересты использовались для драпировки внутренних камер погребов, как основа крыши летних жилищ типа чумов. В погребальной практике береста использовалась для драпировки колод и ящиков-гробов, из нее шили специальные погребальные пакеты (Николаев В.С., 1990; 2004, с. 116-120).

В погребальной практике кочевники-скотоводы активно использовали лиственницу. Из ее прикомлевой части изготавливались колоды различных типов (Николаев В.С., 2004, с. 116-120).

Население Приангарья активно занималось и сбором дикоросов, которые произрастали в степи и на границе степи и тайги. В пищу использовались дикий лук и чеснок, черемша, ягоды малины, смородины, костяники, черемухи и пр.

Среди зоологических ресурсов данной территории средневековое население использовало главным образом сибирскую косулю. Ее остатки составляют 97% от всех промысловых видов (Тоток), среди которых кроме нее встречены хорек, лисица и бурый медведь (табл. 1). Такая же ситуация наблюдалась и на поселении Унгинское (Ермолова Н.М., 1958, с. 52), где кости косули преобладают, а в составе сопутствующей промысловой фауны встречены виды степных (кулан, хорек) и лесных (лось, благородный олень, зубр) биотопов.

Малочисленность промысловых видов связана, на наш взгляд, с зимним сезоном функционирования объекта, что установлено по молочной генерации зубов косули (Клементьев А.М., Николаев В.С., 2007, с. 179). На поселениях Унгинское и Тоток встречены также кости птиц и рыбьи остатки, что свидетельствует о дополнительных источниках пищевых ресурсов (Клементьев А.М., Николаев В.С., 2007, с. 179; Ермолова Н.М., 1958, с. 52).

Интересные сведения можно почерпнуть из особенностей сохранности костей на поселении Тоток. Практически все кости повреждены (разбиты, расколоты или разрублены), преобладает продольное раскалывание, встречается и поперечное (фаланги). Метаподиальные кости домашних копытных расколоты единообразно вдоль оси кости. Целых костей очень мало, в том числе среди таранной, пяточной и фаланг. Разрублены даже третьи фаланги, содержащие наименьшее количество костного мозга. Костей в анатомической последовательности очень мало, встречен лишь фрагмент автоподия (I + II ph) лошади, расколотый продольно до захоронения (при наличии целых связок). Подобное расчленение костей можно связать с использованием костного мозга в пищу. А поскольку сезонность ограничена зимним периодом, можно говорить о том, что обитатели стоянки испытывали пищевой стресс. Повреждены также мелкие кости запястья и заплюсны, не содержащие мозга, возможно, в процессе разрубания.

Кости животных использовались также для изготовления различных изделий: проколок, шильев, игольников, пуговиц, пробок, наконечников стрел, накладок сложно-составных луков, украшений и пр.

Из шкур животных изготавливались одежда и обувь, кузнечные меха, колчаны, а также сумочки и чехлы для всевозможных предметов (Николаев В.С., 2004, с. 69, 74).

Минеральные ресурсы. Выходы четвертичных глин, широко распространенные в долине Ангары, в большом количестве использовались для изготовления керамических изделий. Их также применяли для обмазки стен домов, создания печей.

Еще одним минеральным сырьем, активно используемым жителями Приангарья, была известь. Ее использовали для обмазки стенок внутренних камер погребков с целью дезинфекции (Тоток). С этой же целью известью засыпали отходы в хозяйственных ямах. Известь также применялась для придания дополнительной прочности стенкам печей для обжига керамики и горнов для плавки металла (Тоток).

Население Приангарья в средневековье продолжало употреблять для своих нужд каменное сырье. Так, халцедон (сердолик) и нефрит использовались для изготовления украшений - бус, перстней и подвесок. Кремень применялся в пиротехническом наборе для получения высекания искры, из него также изготавливались небольшие скребки для обработки шкур. Крупные гальки и желваки кварцита использовались в качестве наковален и молотов в железоделательном производстве для дробления руды.

Таблица 1
*В числителе - количество костей, в знаменателе - минимально возможное количество особей
*В числителе - количество костей, в знаменателе - минимально возможное количество особей

Таким образом, можно говорить о комплексном использовании ресурсного потенциала территории средневековым населением Приангарья. Ведущее значение при этом принадлежало степным участкам долин Ангары и Унги, поскольку жизнеобеспечение населения основывалось на животноводстве. Установленная сезонность использования стойбищ на высоких отметках позволяет предполагать, по крайней мере, сезонные кочевки населения в пределах долины. Земледелие играло вспомогательную роль, так же как и охота.
Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Коллектив авторов.
Гунны, готы и сарматы между Волгой и Дунаем

Светлана Плетнева.
Половцы

Г. М. Бонгард-Левин, Э. А. Грантовский.
От Скифии до Индии

С. В. Алексеев, А. А. Инков.
Скифы: исчезнувшие владыки степей

С.А. Плетнёва.
Kочевники южнорусских степей в эпоху средневековья IV—XIII века
e-mail: historylib@yandex.ru
X